Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Трудовая теория стоимости: реактуализация

Русский
Разделы: 

 Трудовая теория стоимости: реактуализация

Бузгалин А. В.
Колганов А. И.

Повсеместное господство теории предельной полезности стало видимым основанием для отказа трудовой теории стоимости в теоретической и практической актуальности. Проблема кажется решенной раз и навсегда, однако автор считает возможным и необходимым усомнится в этом. Причина непопулярности трудовой теории стоимости не в том, что строго и окончательно доказана ее теоретическая несостоятельность и практическая неплодотворность. Причина в другом – в объективной востребованности со стороны господствующих общественно-экономических сил иной научной парадигмы. Бизнесу (в широком смысле слова; стороже, на языке марксизма, следовало бы сказать – «капиталу») и всем тем агентам общественной жизни, которые принимают устанавливаемые им «правила игры» (а это все мы как агенты рынка: потребители, продавцы рабочей силы и т.п.), объективно необходимы, прежде всего, позитивные знания, позволяющие принимать наиболее эффективные с точки зрения рынка решения. Эту задачу и реализует так называемый mainstream современной экономической теории, выросший из теории предельной полезности. Трудовая теория стоимости эту задачу, действительно, непосредственно не решает. Она решает другие теоретические и практические проблемы.

Какие именно? На этот вопрос авторы уже отвечали в опубликованной год назад статье об актуальности I тома «Капитала» для современной экономической теории и практики[1]. В этом тексте нам хотелось бы продолжить свои размышления, сделав другой акцент.

Парадоксом (но только на первый взгляд) является то, что теорию предельной полезности можно вывести из трудовой теории стоимости, пройдя всю цепочку восхождения от абстрактного к конкретному. Как это можно сделать, автор покажет во втором разделе статьи, указав на основные вехи длинной дороги, включающей все три тома «Капитала» (но не только). Эта дорога приведет нас к пониманию того, что на поверхности явлений стоимость в условиях зрелой, более того, вступающей в пору заката, капиталистической системы, может и должна проявляться исключительно в превращенной форме, создающей объективную видимость совершенного иного («превратного», «перевернутого») содержания. Истинным (в точном смысле слова) теоретическим отображением этого неслучайно сформированного «перевернутого» содержания и является теория предельной полезности. Более того, именно марксистская методология и теория позволяют показать, как и почему в ХХ веке сформировалась объективная необходимость широкого распространения именно маржиналистского подхода и видимость его истинности. Любопытно, что сам маржинализм, в отличие от марксизма, свое господствующее в последние десятилетия положение воспринимает как должное, некритически, не только не отвечая на вопрос о причинах своего доминирования, но даже и не ставя его.

Все это мы покажем в заключительной части данного текста.

Начать же нам хотелось бы с иного – с прояснения того, каково содержание трудовой теории стоимости, ибо за время, прошедшее с распада СССР, едва ли не большая часть научного сообщества нашей страны утратила тот уровень понимания «Капитала», который был нормален хотя бы для студента-отличника экономического факультета МГУ 70-х годов.

(В скобках заметим: едва ли не большинство нынешних критиков этой теории всерьез считают, что суть трудовой теории стоимости состоит в измерении последней объемом трудозатрат, рабочим временем, а то и вообще в часах. В бытность мою студентом за это ставили двойки на 1 курсе…)

Посему начнем с напоминания некоторых классических тезисов.

 

Возвращаясь к классике: стоимость есть общественное отношение рыночной экономики

 

Начнем с того, что далеко не всякое общественное богатство, созданное трудом, является стоимостью. В рамках марксистской трудовой теории стоимости доказан тот факт, что стоимость – это специфическая общественная форма богатства, создаваемого трудом, характерная исключительно и только для товарного производства.

Попробуем аргументировать этот столь же простой, сколь и не самоочевидный тезис.

Начнем с того, что стоимость (во всяком случае, в рамках классической марксистской теории) есть одна из двух сторон товара. Товар же есть элементарное бытие («клеточка») системы отношений товарного производства.

Отсюда несколько следствий.

Первое. Стоимость в рамках классического марксизма есть, прежде всего, не некий экономический агрегат, помогающий соизмерить обменивающиеся продукты, учесть затраты труда. Стоимость есть экономическое отношение – объективное отношение, в которое люди вступают в условиях товарного производства, обмена и потребления. И лишь затем мы можем сказать: стоимость есть такое экономическое отношение, которое лежит в основе обмена товаров, что, в частности, делает их соизмеримыми. Это нюансы, но они, как я покажу ниже, важны.

Как таковая стоимость – и это второе следствие – есть одна из сторон системы отношений товарного производства, т.е. специфической и с теоретической, и с исторической точки зрения экономической системы. К.Маркс многократно подчеркивал, что условием возникновения товара и товарных отношений является наличие, во-первых, общественного разделения труда (то, что стоимость есть воплощенный, овещненный в продукте общественный труд, труд, осуществляемый в условиях общественного разделения труда, прямо подчеркнуто в «Капитале»). Во-вторых, условием существования товара является обособленность производителей или то, что Маркс назвал частным трудом. Это так же абсолютно недвусмысленно подчеркнуто им в самом начале «Капитала», где он говорит, что только продукты частных, независимых работ становятся товарами. В силу этого стоимость есть феномен исключительно исторически конкретной экономической системы – системы товарных отношений (ее формой является рынок, давший общепринятое ныне имя этой системы).

В других общественных системах труд создавал и будет создавать общественное богатство, имеющее другую – не стоимостную – социально-экономическую природу и форму. В течение долгих тысячелетий человеческий труд создавал общественное богатство, но не создавал стоимость. Так, в частности, производили свой продукт в условиях господства натурального хозяйства крестьяне (т.е. большинство человечества) в большинстве стран мира на протяжении тысяч лет, вплоть до ХХ века. Так до сих пор производят значительную часть своего продукта сотни миллионов крестьян в странах третьего мира и даже в России. Так производят и будут производить свой продукт те ученые и художники, кто дарит его человечеству как общественное благо, не превращая свое творение в объект частной собственности… Но это иная материя.

Сейчас же нам важно зафиксировать: исследуя стоимость, мы всегда должны оставаться в рамках системы товарных отношений.

Итак, мы вспомнили, что трудовая теория стоимости К.Маркса есть не более (но и не менее) чем составная часть единой теоретической системы «Капитала», отображающей (во всяком случае, по мнению Маркса и его сторонников) систему производственных отношений особой системы, называемой ныне «рыночной экономикой».

Как же именно выводится трудовая теория стоимости?

В трактовке этой проблемы даже среди марксистов есть немало расхождений, но есть и некоторые инварианты, принятые всеми, кто судит об этом предмете не по учебникам и хрестоматиям. Для того, чтобы их вспомнить, необходимо «всего лишь» воспроизвести основные шаги логики I раздела I тома «Капитала».

Исходный пункт – фиксация того, что исследуемый нами предмет есть мир товаров. Как мы уже заметили, это важно: мы тем самым ограничиваем наше исследование только данной системой.

Второй шаг: выделение двух сторон товара – потребительной стоимости (способности продукта удовлетворять некоторую общественную потребность) и меновой стоимости (способности обмениваться в некоторой пропорции на другой продукт). Здесь важно подчеркнуть очевидный, но часто «забываемый» тезис: стоимость есть всего лишь одна из сторон товара и вне единства с потребительной стоимостью не существует. Этот тезис следует акцентировать, ибо он будет не раз содержательно «работать» на доказательство выдвигаемых нами положений.

Третий шаг: выведение стоимости как общественного отношения, делающего возможным и необходимым производство, обмен и потребление продуктов как именно товаров. Именно здесь лежит ключ к выделению труда как субстанции стоимости. Логика Маркса достаточно прозрачна. Он фиксирует то, что полезность продукта есть свойство всякой экономической системы, в которой есть хотя бы потребление. Следовательно, эта черта должна быть присуща товару, но она не может служить той differentia specifica, которая характеризует товарное отношение. Специфика этого отношения состоит в том, что (NB!) продукты производятся в условиях общественного разделения труда и обособленности производителей.

С последним следует разобраться предельно внимательно. Дело в том, что одно из принципиальных различений трудовой теории стоимости и теории предельной полезности связано с тем, что именно – только обмен или производство в широком смысле слова (в единстве собственно производства, обмена, распределения и потребления, соединенных в едином воспроизводственном процессе) – кладется в основу исследования. Это должно быть хорошо известно всем экономистам-теоретикам. Запомним это.

Пойдем далее. Экономистам-практикам, в том числе, сторонникам максимально свободного и полного развития рынка, хорошо известно, что для такого развития необходимы некоторые объективные условия. Какие? Только возможность свободно продавать на рынке свою продукцию и покупать ресурсы по свободным ценам? Отнюдь. И идеология, и практика рыночных реформ в России 1990-х годов показала, что этого мало. Что для развития рынка в необходимо нечто большее. Первое и очевидное (столь очевидное, что экономисты-рыночники многое потеряли, «забыв» об этом): для развития рынка необходимо развитое общественное разделение труда (общественный характер труда). Реверсивное развитие экономики, породившее в первой половине 90-х годов мощную волну бартера и натурализации хозяйства, доказало, что забывать об этом нельзя. Для развития рынка нужна не только возможность обмена, но и производство, которое может и должно совершаться в условиях развитого разделения труда. С этим никто вроде бы не станет спорить, но есть один нюанс: выше в качестве практикой востребованного атрибута рыночной экономики был выделен особый тип производства, труда.

Второе условие развития рыночной экономики, выделенное нами выше вслед за Марксом – обособленность производителей и частный характер труда. Тяготеющие к mainstream’у теоретики эту формулу не признают. Однако либеральные экономисты-практики прекрасно знают: рыночной экономики не будет, если производитель (именно производитель, а не только продавец и покупатель) действует в условиях более или менее жестких ограничений его деятельности. Отсюда требования частной собственности (т.е. концентрации экономической власти, в частности, решений что, как, для кого и т.п. производить в руках частного лица, субъекта частного, независимого от других производства), невмешательства государства в производственную деятельность, демонополизации производства (а не только торговли) и т.п.

Впрочем, либеральный экономист-теоретик с этим тоже на принципиальном уровне согласится, хотя и предложит несколько иное терминологическое оформление. Согласится. Но не вынесет эти характеристики в качестве основных ограничений, указывающих на специфику рыночной экономики, в учебник. Этот ученый будет и в теоретической полемике с оппонентами, и в своей практической консультационной деятельности доказывать, что для развития рыночной экономики нужны максимально полное развитие частной собственности и максимально полная свобода (мы бы сказали – независимость, обособленность, ибо свобода и в классической философии, и в экзистенциализме, есть нечто много большее) фирмы (мы бы сказали – производителя товара). Но этот ученый не положит общественное разделение труда и обособленность производителя в основу своей теоретической конструкции, призванной отобразить параметры рыночной экономики.

Этот парадокс имеет вполне разумное и четкое объяснение. Во-первых, для функционирующей рыночной экономики и общественное разделение труда, и обособленность производителей есть само собой воспроизводимая предпосылка. Посему теория может от нее… абстрагироваться. Если только эта теория не ставит вопрос: как, почему и сколь надолго возникла изучаемая ею система. А этот вопрос экономикс не ставит и не может ставить по упомянутым выше причинам.

Во-вторых, такая характеристика differentia specifica рыночной экономики четко указывает, что последняя есть всего лишь одна из многих экономических систем; что рыночная экономика имеет свои логические и исторические границы и не тождественна «экономике вообще». Такая постановка вопроса для экономикс, опять же, невозможна.

В-третьих, признание противоречия обособленности производителей и общественного разделения труда как системного качества так называемой рыночной экономики обусловливает акцент на исследовании в первую очередь производственных отношений и лежащего в их основе труда, его характера и содержания. А это опять же нож острый для mainstream’а.

В результате этого и складывается внешне парадоксальная ситуация, когда для того, чтобы сформировать рыночную экономку, и сторонникам, и противникам решения этой задачи равно нужны теоретически достоверные знания о системном качестве, границах, специфике этой системы. А это знание дает только исследование ее производственных отношений. Не случайно поэтому на заре борьбы капитала за место под солнцем теоретики этой системы делали акцент на тех же параметрах, что сторонники рыночных реформ в России 90-х гг. ХХ века. Не случайно первые стали основоположниками трудовой теории стоимости, а вторые проводили последовательный курс на либерализацию и приватизацию. Подчеркну: первая предполагала не только объявление свободы торговли, но и – главное – слом системы планового контроля за производителем. Вторая – установление частной собственности во всей системе общественного воспроизводства, а отнюдь не только в сфере торговли, причем частной собственности не только как юридической формы, но как системы отношений, обеспечивающих реальную обособленность частных производителей.

Итак, товарное производство предполагает общественное разделение труда, т.е. полную зависимость производителей друг от друга, и, в то же самое время и в том же самом отношении их обособленность, т.е. полную друг от друга независимость. Такова практически достоверная теоретическая модель товарной экономики. Как же разрешается (и вместе с тем, естественно, воспроизводится) это противоречие? А очень просто. Это знает любой, кто производил что-то для продажи. Действительно независимый ни от кого производитель создает на свой страх и риск некий продукт (вот она, обособленность), предназначенный для другого члена общества (вот оно, общественное разделение труда) и выходит на рынок, где он сталкивается с такими же производителями и потребителями, так же производившими свои товары независимо, но ориентируясь на общественные (не свои личные) потребности. И далее лишь стихийное (в исходном пункте изучения рынка все – и Маркс, и Маршалл, и их последователи абстрагируются от всяческих его ограничений), от воли и сознания никого из агентов не зависящее взаимодействие продуктов этих работ приведет к тому, что часть из них будет обменена в некоторой пропорции на другие, часть так и останется нереализованной, причем для одних эта пропорция окажется более выгодной, для других – менее. Далее все они опять уйдут с рынка и опять на свой страх и риск начнут производить те же (или иные – рыночная экономика в отличие от патриархальной любит инновации) продукты, предназначенные для реализации неизвестно в точности каких именно общественных потребностей.

Вот в этом реальном процессе снятия и воспроизведения обозначенного выше противоречия и формируется стоимость как общественное отношение (то же касается и потребительной стоимости, но об этом ниже).

 

Возвращаясь к классике: стоимость нельзя сосчитать (к проблеме субстанции стоимости)

 

Продолжим наши размышления о классической марксовой трудовой теории стоимости. Следствием признания того факта, что стоимость есть общественное отношение, является сделанный выше жесткий вывод: стоимость нельзя сосчитать. Она принципиально не поддается кванитификации.

Этот тезис выглядит, возможно, неожиданно для тех, кто никогда всерьез не изучал «Капитал» или забыл об этом, но это именно так. Именно для этих читателей Маркс в свое время заметил, что стоимость тем и отличается от известной вдовицы, что ее нельзя «пощупать», сосчитать. Сосчитать, непосредственно увидеть можно только форму стоимости, в частности, цену товаров. Но она так же отличается от стоимости как одежда женщины от того, что скрыто под ней (совпадение в обоих случаях возможно, но только как исключение). Если оставить шутки в стороне, то раскрытие этого следствия – а оно принципиально важно – потребует от нас исследования субстанции, содержания и формы стоимости, исследования, доведенного как минимум до выведения денег и феномена цены (а эта категория в «Капитале» – в отличие от «economics» – не постулируется, а строго выводится).

Эту, едва ли не самую главную задачу я предлагаю решить ниже, продолжив начатое выше воспроизведение основных шагов восхождения от абстрактного к конкретному в исследовании феномена «стоимость».

Мы остановились на том, что стоимость товара есть общественное отношение, предполагающее, что имеющие стоимость товары производятся в условиях общественного разделения труда и обособленности производителей. Способом признания общественной необходимости товаров – продуктов обособленных частных работ – являются на поверхности явлений акты купли-продажи. Сама же стоимость есть нечто более сложное – это тот «общественный иероглиф», та скрытая общественная сущность, которая определяет меру общественной необходимости всех тех продуктов, которые были признаны на рынке как товары (были проданы и куплены). Сам рынок при этом автоматически определяется как система отношений (соответственно, и факторов, «правил» и т.п., их обеспечивающих) обмена, признания общественной необходимости продуктов обособленных частных работ.

Чем же может определяться эта общественная необходимость товара, формирующаяся в процессе разрешения реального противоречия, осуществления реального отношения и так выведенная Марксом, отобразившим в системе категорий 1 главы «Капитала» этот объективный процесс? Тем, что он в определенной мере удовлетворил чью-то потребность и, следовательно, затраченный на его создание труд в некоторой мере (она зависит от пропорции обмена) оказался общественно-необходимым. Первый аспект обусловливает наличие общественной потребительной стоимости товара. Второй – общественно-необходимого труда, воплощенного в товаре; точнее – овещненного в товаре, ибо товар – это вещь (в философском смысле этого слова). Последнее и есть стоимость как одна из сторон товара – «клеточки» того, что сейчас принято называть рыночной экономикой.

Подчеркнем: не весь реально затраченный на производство товара труд есть субстанция стоимости, а лишь тот, что оказался общественно необходимым в той системе пропорций, каковая реально сложилась на рынке и каковая в основе своей определяется структурой производства, стихийно сложившейся в процессе осуществления производителями массы частных работ. Именно эта стихийно складывающаяся за спинами производителей система пропорций конкретных видов труда и их затрат (проявляющаяся в системе определенных пропорций обмена на рынке) и определяет в своей основе то, какая часть труда, воплощенного в том или ином продукте, окажется востребована системой общественного воспроизводства (производства, обмена, распределения и потребления, повторяющихся как постоянный процесс). Этот востребованный, общественно-необходимый труд и есть субстанция стоимости, что Маркс выводит из анализа реального процесса взаимодействия обособленных производителей. «Увидеть», «пощупать», сосчитать эту общественную субстанцию невозможно по определению. Если бы это могло произойти, то мы бы получили сознательно организованное непосредственно общественное производство, т.е. очевидно не-рыночную экономику.

Другое дело, что конкретные пропорции обмена товаров обязательно непосредственно, практически определимы: их знает, уходя с рынка, каждый продавец и покупатель. Если вы продали пару произведенных вами башмаков и купили двух поросят, то это значит, что стоимость этих башмаков равна… двум поросятам. И иначе ее не измеришь. И ни в чем другом, кроме как в поросятах, воплощенный в произведенных Вами башмаках общественный труд не проявляется.

Отсюда известнейшее, но ныне, как мы уже заметили во введении, многими прочно забытое положение Маркса: стоимость товара проявляется только в потребительной стоимости другого товара и ни в чем ином. Соответственно, если говорить о количественной стороне, то стоимость определенного товара внешне выражается в определенном количестве того товара, на который первый был обменен. (Но никогда не в часах труда!).

Попутно заметим: это один из многих параметров, указывающих на не только противоположность, но и неразрывное единство стоимости и потребительной стоимости в «Капитале». Марксова теория есть в строгом смысле трудовая теория товарного производства, трудовая теория стоимости и потребительной стоимости.

Выше мы привели очень краткое изложение известного положения Маркса о том, что в условиях товарного производства и обмена стоимость не выражается в часах рабочего времени, а общественно необходимые затраты труда не могут быть подсчитаны (ни априори, ни, кстати, апостериори).

Как именно может быть аргументирован этот тезис?

Ответ на этот вопрос затруднителен. Но не потому, что нет аргументов, а потому, что они состоят именно в выведении путем теоретического отображения реальных процессов развертывания товарного отношения при помощи восхождения от абстрактного к конкретному, что мы, вслед за Марксом, кратко проделали выше. И в той мере, в какой мы смогли отобразить логику Маркса, мы доказали приведенное выше положение.

Впрочем, возможны и дополнительные аргументы. Учет величины стоимости как некоторых количественно определенных («сосчитанных») общественно-необходимых затрат труда априори, до процесса производства и обмена продуктов в товарном производстве невозможен, ибо это мир обособленных, независимых друг от друга агентов, производящих продукцию на свой страх и риск, вне какой-либо общественной связи и координации их деятельности. Какая часть их труда окажется востребована общественным воспроизводством (внешне – продана/куплена на рынке) и окажется ли вообще – принципиально не может быть установлено до того, как это признание состоится.

Что же касается апостериорного измерения затрат общественно-необходимого труда, то на рынке общественная необходимость товара признается только как акт обмена на другой товар, который продавцу объективно необходим только как потребительная стоимость. В этой потребительной стоимости товара-эквивалента и выражается стоимость продаваемого товара, причем реальное количество труда, затраченного продавцом и покупателем, будет различно. Маркс не случайно свой анализ начинает именно с простой формы стоимости, где скрыта предельно абстрактная и потому максимально генерализованная, генетически всеобщая картина процесса. В рамках простого обмена двух товаров весь рынок сведен к абстракции двух производителей, представляющих две отрасли. Пропорция их обмена складывается случайно и продукт труда в течение 20 часов одного производителя может быть обменен на продукт труда в течение 10 или 40 часов другого. Общественно-необходимыми затратами абстрактного руда будут те, что стали общими для обеих отраслей. Вопрос – чему они равны, какова их величина – бессмысленен. Точнее, он имеет ответ, но несколько обескураживающий для желающих все сосчитать экономистов. Если использовать приведенный выше пример, то овеществленный в обмененных товарах общественно-необходимый труд будет равен… паре башмаков или двум поросятам. И ничему иному. Если мы рассмотрим многоотраслевую модель с массой производителей в каждой отрасли, то это ничего не изменит. Реально осуществленные среднеотраслевые затраты труда будут так же далеки или близки (причем неопределенно далеки или близки) от общественно-необходимых, как и затраты труда одного-единственного башмачника в приведенной выше простейшей модели.

Впрочем, все это Маркс неоднократно показывал и доказывал в своих спорах с Прудоном и иными – им несть числа – калькуляторами пропорций справедливого обмена. Подчеркнем: последнее не означает, что обмен продуктов не может производиться по некоторым правилам, которые общество считает справедливымы. Последнее означает иное. Если такой обмен кто-то попытается производить в условиях товарного производства, т.е. обособленности производителей, то рынок быстро поставит его на место, доказав, что здесь все должны играть только по правилам свободной торговли. Если же эти правила (пропорции «справедливого обмена») будут сознательно диктоваться участникам обмена обществом, то это будет не рынок, а непосредственно общественная организация производства.

Пойдем далее.

Как мы показали выше, стоимость может проявить себя только в процессе обмена, где и выявляются доступные любому рыночному агенту (и любому исследователю, даже не вооруженному таким важнейшим «прибором» научного труда как абстракция, а еще лучше – метод восхождения от абстрактного к конкретному) черты товарного отношения. Тому, как в реальном процессе взаимодействия товаров проявляются их сущностные основы, и посвящен один из самых важных разделов «Капитала» – параграф «Форма стоимости». В нем раскрывается едва ли не самая главная «тайна» трудовой теории стоимости. Именно здесь Маркс показывает, что проявиться в реальной жизни, обрести форму, стоимость может только через потребительную стоимость другого товара. Что воплощенный в товаре абстрактный труд может проявить себя только через конкретный труд товара-эквивалента (конкретного труда по выращиванию поросят, на которых вы обменяли башмаки). Что ваш труд имеет общественное признание только в той мере, в какой его продукт оказался нужен другому частному лицу, который согласился отдать продукт своего частного труда в обмен на продукты вашей деятельности, признав тем самым, что вы не зря поработали и что в Вашем продукте овещенено общественного труда в количестве… равном его частному труду по выращиванию двух поросят.

Таким образом, стоимость получает определенность такого общественного отношения, в котором в продуктах труда обособленных производителей овещняется определенная мера общественно-необходимого абстрактного труда. Эта мера проявляет себя в определенной пропорции обмена данного товара на другой и может быть выражена только в потребительной стоимости другого товара-эквивалента (в ставшем товарном производстве его роль играют деньги). Тем самым абстрактный труд оказывается чем-то существенно большим, нежели некоторые затраты труда вообще. И уж тем более он не является средними затратами труда на производство данного товара. (В скобках замечу: последний подход наиболее типичен для авторов, идущих от применения математических методов анализа, и многих зарубежных авторов. Это не случайно. Возможность сосчитать абстрактный труд возникает едва ли не единственно при таком подходе, а для этого круга ученых логика исследования подчас выглядит следующим образом: посмотрим, что именно можно сосчитать и… определим это как единственно поддающийся строгому научному познанию предмет).

Абстрактный труд как категория, которую ученый (впервые – Карл Маркс) выводит путем исследования действительного процесса развертывания и разрешения (и воспроизведения) противоречий товарного производства, а не конструирует формально-логически как то, что поддается квантификации, определяется следующим образом. Это та практическая, самим реальным процессом товарных отношений порождаемая абстракция общественно-необходимого труда, которая существует только как действительно сложившееся соотношение различных конкретных видов деятельности, при котором они получили общественное признание в процессе обмена. Еще раз: эти общественно-необходимые затраты труда существуют как действительная, практическая абстракция – определенное соотношение конкретных видов работ, образующих сложившуюся в некоторый момент в общественном воспроизводстве (и, в частности, на рынке) систему пропорций. Обмененные в данных условиях товары будут равны по стоимости (здесь мы пока абстрагируемся от отклонения цен от стоимости) и, следовательно, по общественно-необходимым затратам труда. Но эти затраты абстрактного общественного труда как были так и останутся принципиально не измеряемы в часах рабочего времени (даже средних – хотя и тяготеют к последним, как вытекающим из сложившейся структуры производства и трудозатрат). И уж тем паче они не равные никаким индивидуальным (или даже среднеотраслевым) затратам конкретных видов труда. 

На все сказанное выше, к сожалению, не принято обращать внимание. Причем сие характерно даже не столько для критиков, сколько для сторонников трудовой теории стоимости, особенно из числа тех, кто пытается взглянуть на нее сквозь призму проблемы соизмерения товаров, исчисления воплощенных в них трудозатрат. И это не случайно: для этих авторов экономическая теория, не дающая возможности сосчитать затраты, бесполезна. Это просто не наука.

Между тем, как уже давно показал Карл Маркс и его многочисленные последователи, дело здесь обстоит много сложнее. Начнем с того, что логика «Капитала» приводит к тому, что в дальнейшем появляется нечто, вполне поддающееся квантификации, а именно – цены и их многочисленные производные. Но цены – это отнюдь не затраты абстрактного труда; впрочем, об этом ниже. Далее. «Польза» и предназначение марксистской политической экономии вообще и трудовой теории стоимости состоит не в том, чтобы помогать бизнесу считать свои затраты и принимать наиболее эффективные решения о том, какой товар производить и по какой цене продавать – здесь марксизм мало полезен (и потому, как я уже заметил, мало интересен для бизнесменов и их ученых собратьев). Они состоят в том, чтобы показать закономерности генезиса, развития и заката товарного производства и рождаемого им капитализма, природу и противоречия общественных отношений в этой системе и т.п.

Подводя промежуточный итог наших размышлений, зафиксируем: трудовая теория стоимости  не конструируется Марксом как один из более или менее удобных способов исчисления и соизмерения затрат. Последнее наиболее типично для многих сторонников трудовой теории стоимости, особенно из числа тех, кто исходит в своей методологии либо из естественно-научных аналогий, либо из приоритета математических методов исследования, когда все то, что не квантифицируется, не существует (во всяком случае, для науки…). Теория Маркса принципиально иная. Перед этим ученым задача «сосчитать» стоимость не стоит в принципе. Более того, своей работой он показывает, что ее вообще не нужно и не правильно ставить, ибо сосчитать стоимость в принципе невозможно, что он и доказывает в «Капитале».

Для критиков марксовой экономической теории этот вывод оказался кстати. Поскольку общепринятая в их среде (да и вообще господствующая вот уже более века в общественных науках) методология позитивизма с его акцентом на количественных методах анализа априори квалифицирует такую (делающую невозможной квантификацию) теорию бесплодной и бездоказательной, постольку марксистская политическая экономия с их точки зрения сама себя обрекла на «изгнание из храма».

«Классические» марксисты к этому отнеслись спокойно, понимая, что принципиальное различие методологий неоклассики и марксизма есть корень различий теоретических. Однако те из сторонников марксизма, кто оказался не способен противостоять методологии mainstream’а или был искренне убежден в ее истинности, оказались в очень сложном положении и предприняли попытку решить проблему путем «улучшения» марксизма вообще и трудовой теории стоимости, в частности, путем формализации и математизации марксовых выкладок.

Результат усилий последних оказался по большому счету печален, ибо они искали и ищут решение задачи, в принципе не имеющей решения.

Замечу на полях: если бы эту фразу когда-нибудь захотели и смогли  прочесть те из сторонников аналитического марксизма, кого волнуют проблемы трудовой теории стоимости, то они бы, скорее всего, не удержались от скептической ухмылки; не более. Периферийный (Россия ныне – задворки  мировой экономической теории) автор, почти не знакомый с очень давней и многомерной полемикой по сложнейшей проблеме, норовит одним махом разрубить Гордиев узел… Ай Моська, знать она сильна…

Впрочем, этот скепсис и ухмылки, очевидно, останутся лишь в моем воображении: этот текст вряд ли будет доступен и/или интересен для зарубежных авторитетов. Да и не в этом скепсисе дело.

Дело в существе вопроса. А по существу мы в меру своих сил воспроизвели выше многократно и тщательно аргументированные в советской экономической литературе и частично раскрытые классическими марксистами Запада тезисы, глубоко укоренные в содержании и букве «Капитала».

Еще существеннее другое. Воспроизведенный выше подход позволяет продвинуться по пути решения ряда актуальнейших проблем современности. Среди них, во-первых, анонсированное в начале статьи выведение теории предельной полезности из «Капитала» и показ того, что она является  закономерно возникшим отображением господства тех превращенных форм, которые делают эту теорию по видимости истинной и практически востребованной (бизнесом). Во-вторых, раскрытие практической актуальности трудовой теории стоимости как знания, позволяющего не столько строить формальные модели исчисления трудозатрат и соразмерения продуктов в некоей абстрактной «экономике вообще», сколько как важнейшего слагаемого экономической теории товарного производства («рыночной экономики»), позволяющей показать ее исторические границы и пути снятия, дав «попутно» критику «рыночноцентризма» нынешней экономической теории (в том числе, отчасти, и аналитического марксизма). Все это, в-третьих, позволяет несколько иначе взглянуть на известнейшее направление критики (и развития – и в кавычках, и без) Маркса, связанное с так называемым противоречием между I и III томами «Капитала» и проблемой трансформации.

Поскольку о второй проблемах мы уже кое-что написали, остановимся на первой. Это тем более уместно, что по мере ее решения нам удастся сформулировать и предпосылки для решения третьей

 

Еще раз о трудовой теории стоимости и теории предельной полезности: методология исследования превращенных форм в фетишизированном мире

 

Итак, мы зафиксировали, что трудовая теория стоимости (и это специально подчеркивал сам Маркс) является предельной, глубинной абстракцией системы экономических отношений товарного производства, развивающейся в отношения наемного труда и капитала. Вне системы категорий «Капитала», как теория «ценности вообще» она «не работает». Стоимость есть исторически конкретная категория.

В соответствии с методом Маркса путь от категории стоимости до поверхности непосредственных экономических действий далек. Начав этот путь, мы вслед за Марксом показали, что трудовая теория стоимости предполагает исследование двойственного характера труда, единства и противоположности стоимости и потребительной стоимости (как мы уже заметили, марксизм – это трудовая теория не только стоимости, в основе которой лежит общественный абстрактный труд, но и потребительной стоимости, в основе которой лежит частный конкретный труд). Далее мы показали значимость исследования формы стоимости, открывающей, в частности, дорогу к выведению денег и здесь мы остановились.

Теперь же пойдем далее. Следующий важнейший этап исследования – деньги как мера стоимости. Именно в деньгах стоимость обретает свою адекватную форму и меру. Но здесь начинаются новые проблемы и тонкости.

Во-первых, анализ функции денег как меры стоимости позволяет вывести феномен цены – денежного выражения стоимости товара. Но цена как форма оказывается подвержена влиянию спроса и предложения, колебания которых обусловливают являющиеся правилом отклонения цен от стоимости. Так уже в I томе «Капитала» появляются категории спроса и предложения, их колебания и т.п. функциональные связи, которые (в отличие от движения самой стоимости) уже могут стать объектом моделирования. В принципе, в качестве иллюстрации Маркс мог бы уже в 3 главе I тома «Капитала» описать и выделить кривые спроса и предложения и феномен равновесной цены. Выведение этих параметров в этом случае, естественно, будет иным, чем у маржиналистов, но сами феномены могут получить свое отображение.

Этот вывод и это дополнение марксового исследования уже давно не секрет для марксистов. Для нашего же текста здесь важен вывод: стоимость имеет лишь косвенное выражение в цене. Более того, поскольку товарный фетишизм находит свое последовательное воплощение в фетишизме денег, постольку в товарно-денежном хозяйстве не может не развиваться фетишизм цены. Цена есть та форма стоимости, которая принципиально отлична от содержания и отчасти создает видимость иного содержания – того, что стоимость (здесь правильнее было бы использовать другой русский аналог value/wert – ценность) зависит от конъюнктуры рынка. Эта видимость обусловлена не ошибочным теоретическим представлением о цене, а практикой, где единственно эмпирически данное бытие стоимости – цена – действительно зависит от соотношения спроса и предложения. Отражающий (в силу неслучайной приверженности позитивистской методологии) исключительно это эмпирически данное объективное положение дел ученый не только может, но и должен зафиксировать эту связь и постараться построить ту модель, которая адекватно отобразит функциональные связи, обусловливающие определенные параметры движения цен и влияющие на эти функции параметры. Так в «Капитале» делается второй (первый, самый глубинный, – исследование формы стоимости) шаг к объяснению, почему и какая именно позитивная теория функционирования рынка может и должна быть создана адептами рыночной системы.

Во-вторых, деньги, выполняя функцию средства обмена, могут, как известно, быть замещены некоторым знаком денег-золота. Отсюда еще одна линия фетишизации и рождения форм, создающих видимость иного содержания отношения «стоимость», нежели то, что лежит в основе системы отношений товарного производства. Деньги как всего лишь мимолетный посредник обмена выполняют свою функцию не как золотой товар, имеющий реальную стоимость (овещненный в золоте абстрактный общественный труд), а как всего лишь знак этого товара. Главное условие выполнения этой функции – не качество, субстанция этого знака (бумажных или иных заместителей золота) как товара, имеющего стоимость – для денег-бумаги это как раз не играет существенной роли, – а его количественная определенность (как сказал бы Гегель – «определенное количество»). Здесь важно «всего лишь» соответствие количества (номинала) денег в обращении сумме стоимостей товаров, включенных в данный воспроизводственный процесс. Отсюда не случайное выведение Марксом формулы количества денег в обращении. Более того, отсюда вытекает объективная возможность возникновения количественной теории денег: для нее есть объективные основания, точно раскрытые Марксом (я их очень коротко охарактеризовал выше). Эта возможность превращается в действительность там и тогда, где и когда возникает объективная заинтересованность в этой теории. В результате на стыке либеральной монетарной политики и востребованной ею теории рождается «уравнение Фишера», сотворившего (возможно, не ведая, что творит) прямой плагиат…

Следующие шаги в развитии трудовой теории стоимости связаны с генезисом и развертыванием такого производственного отношения как «капитал». Статья – это не место для пересказа трехтомной работы. Поэтому отмечу лишь несколько ключевых пунктов хорошо известной серьезным теоретикам логики восхождения от абстрактного к конкретному.

Анализ денег и всеобщей формулы капитала создает предпосылку для выведения из трудовой теории стоимости нового важнейшего отношения – отношения создания наемным трудом и присвоения капиталом прибавочной стоимости – отношения эксплуатации. Здесь существенна двоякая теоретическая связь, отображающая реальную диалектику производственных отношений «рыночной экономики». С одной стороны, К.Маркс на основе анализа законов развития товарного отношения (в единстве стоимости и потребительной стоимости товара) строго выводит теоретически то, что в условиях генезиса капитализма происходило и происходит в массовом порядке практически: товар превращается в деньги, а деньги в капитал. Посему трудовая теория стоимости неизбежно и органично вырастает в теорию прибавочной стоимости. С другой стороны, важнейшим теоретическим доказательством теории эксплуатации является именно трудовая теория стоимости в ее полной определенности, включая теорию двойственного характера труда, потребительной стоимости и стоимости, денег как товара особого рода и т.д. Для доказательства факта совершения прибавочного труда и его присвоения капиталом, осуществляющихся в рамках соблюдения законов товарного производства, Маркс должен был показать, во-первых, специфику стоимости товара «рабочая сила» (общественно-необходимый абстрактный труд, затрачиваемый на воспроизводство этого специфического товара и овещененный в нем) и потребительной стоимости этого товара (способность создавать в процессе труда стоимость, большую, чем его собственная). Во-вторых, Маркс мог и должен был использовать теорию двойственного характера труда для того, чтобы показать, как именно происходит одновременный процесс переноса стоимости постоянного капитала на конечный продукт и создание новой стоимости. Тем самым именно теория двойственного характера труда служит важнейшим основанием для доказательства неправомерности теории факторов производства, предельной производительности. В-третьих… – пожалуй, я не буду далее разворачивать доказательства взаимно однозначной связи трудовой теории стоимости и теории прибавочной стоимости в «Капитале».

Раз возникнув, капитал обретает свои собственные новые законы движения, развивающие закономерности товарного производства. Деление капитала на постоянный и переменный, анализ воспроизводства капитала, выделение процесса обращения и деления капитала на основной и оборотный подводят Маркса вплотную к выведению закономерного превращения прибавочной стоимости в прибыль. Это один из интереснейших шагов в «Капитале». Но для наших размышлений он особо важен: здесь происходит трансформация содержания (отношения создания и присвоения прибавочной стоимости) в форму, причем форму превращенную (в дальнейшем автор будет использовать более точный термин – «превратную», не только трансформирующую, но и как бы переворачивающую содержание форму). Прибыль в теории Маркса становится той превратной формой, которая объективно создает видимость иного, чем действительное, содержания. Прибыль – это такая форма, которая создает объективную видимость того, что действительно происходит на поверхности явлений, а именно того, что прибыль есть результат функционирования всего капитала, а не только наемного труда. Маркс доказывает, что эта видимость объективна, но она противоположна действительному содержательному процессу. Показывает, как и почему происходит это раздвоение объективного бытия на содержание и превратную форму. Показывает, что прибыль как превратная форма не только есть, «бытийствует», эмпирически дана, но и должна быть: в процессе воспроизводства, оборота капитала прибавочная стоимость действительно становится прибылью как результатом функционирования всего капитала, хотя прибавочная стоимость как таковая создавалась и создается только наемным трудом. Здесь вновь складывается та же ситуация, что и со стоимостью: прибавочная стоимость есть объективный реальный феномен, производственное отношение, но ее так же нельзя «пощупать», как и стоимость. Эта та объективная реальность, которую можно «увидеть» только при помощи особого научного инструментария – метода восхождения от абстрактного к конкретному. Здесь уместно напомнить хорошо известную аналогию с микроскопом, без которого нельзя увидеть даже инфузорию-туфельку, не говоря уже о вирусе или гене. Не вооруженный специальным инструментарием ученый «не видит» некоторых объектов и абсолютно честно и искренне заявляет, что их нет. Зато он без всякого инструментария видит то, что дано эмпирически, и столь же честно заявляет, что это есть. И только это есть. Так появляется витающая в абстракциях и не имеющая осязаемых практических доказательств генетика и столь практичное учение, как теория Лысенко…

Так же и с прибавочной стоимостью и прибылью: первая содержательно-реальна, но доказательство этого требует использования метода восхождения от абстрактного к конкретному (впрочем, практика доказывает верность марксизма и непосредственно, но это происходит преимущественно тогда, когда возникают качественные изменения того, что сейчас называют «рыночной экономикой»). Вторая непосредственно эмпирически дана, но с точки зрения марксизма является превратной формой.

К вопросу о том, как доказать, что это только форма и к тому же превратная, мы еще вернемся. Сейчас же заметим, что Маркс в очередной раз показывает основы возникновения и развития очередного теоретического блока mainstream’а: теории факторов производства, предельной производительности. Они могут возникнуть как отражение превратной формы – действительного процесса функционирования капитала, порождающего прибыль. Этот теоретический блок должен возникнуть, ибо он адекватно отражает интересы тех, кто «заказывает музыку» в экономической науке.

Напомним так же важный пропущенный нами блок – теорию заработной платы Маркса. Здесь авторы «Капитала» раскрывают еще один аспект движения от содержания к превратным формам, показывая, как и почему стоимость и цена рабочей силы превращаются в заработную плату и как эта объективно существующая форма создает видимость превратного содержания – того, что наемный рабочий продает труд и получает за него плату. Превратная форма «зарплата» как бы (здесь термин-симулякр «как бы» значим) наводит морок на работника и на работодателя, и на исследователя, формируя фиктивное содержание, когда кажется, – намеренно повторю! – что суть отношения наемного работника и капиталиста в том, что первый продает товар «труд» в обмен на заработную плату – плату за этот труд. Что, следовательно, это всего лишь обмен эквивалентов и никакой эксплуатации здесь нет. Сложность здесь состоит в том, что обмен товарами между капиталистом и рабочим – это действительно обмен эквивалентов, что показал, в частности, и Маркс. Но эта эквивалентность – не более чем реально существующий морок, ибо на самом деле продается не труд, а рабочая сила – особый товар, стоимость которого всегда меньше, чем та, что этот товар создает в процессе его потребления капиталом (в процессе труда, включающего не только необходимое, но и прибавочное время).

Так происходит серия продвижений на пути от стоимости к превратным формам рынка.

Едва ли не наиболее сложный шаг, весьма близкий к завершающей стадии трансформации – это формирование средней прибыли и цены производства. На протяжении всего ХХ века и доныне по этому поводу ведется напряженная полемика, связанная с так называемым противоречием между I и III томами «Капитала» (в зарубежной литературе – проблемой трансформации). Проведенный выше краткий экскурс в логику I отдела I тома «Капитала» напомнил, как эта проблема решается в классическом марксизме. Там этот Гордиев узел разрубается: показав, что стоимость не есть средние затраты конкретного труда (труда в некоторой отрасли), мы ставим под сомнение само наличие расхождений в количественной определенности стоимости и цены производства. Это просто теоретически разные и не сопоставимые между собой феномены.

Сказанное в полной мере соотносится с так называемым «законом стоимости». Его часто трактуют так, что, дескать, в условиях товарного производства продукты продаются и покупаются по стоимостям, которые равны средним общественно-нормальным затратам труда. Между тем, закон стоимости отнюдь не предполагает, что товары продаются по их стоимости. Более того, этот закон предполагает, что товары, как правило, не продаются в соответствии с их стоимостью, что рыночные цены товаров обычно отклоняются от стоимостей, совершая колебания, лишь в среднем, в сумме этих колебаний, тяготея к величине стоимости.

Механизм формирования цен производства является конкретным механизмом отклонения цен от стоимости, причем механизмом, не нарушающим в среднем тяготение общей суммы цен товаров к их стоимости, а лишь перераспределяющим затраты труда в результате межотраслевой конкуренции в зависимости от отраслевых различий в уровне органического строения капитала (есть и другие механизмы отклонения цен от стоимости, в частности, механизм образования земельной ренты).

Следует заметить, что цена производства может быть представлена не только как нечто, не равное стоимости, но и как частный случай стоимости. Закон стоимости действует и применительно к цене производства, если учитывать, что понятие общественно-необходимых затрат труда в капиталистическом производстве приобретает более конкретную модификацию. Здесь общественно-необходимыми признаются не просто средне-нормальные затраты труда, обеспечивающие соответствие спроса и предложения (то есть равенство совокупных затрат труда на обмениваемые массы товаров), а такие затраты, при которых продажа товаров приносит равновеликие прибыли на авансированный капитал путем создания избытка предложения в отраслях с низким органическим строением капитала, и дефицита предложения – в отраслях с высоким органическим строением, при обеспечении лишь суммарного соответствия спроса и предложения на рынке.

Впрочем, так просто уйти от проблемы, обсуждаемой более столетия, конечно же, нельзя: мы лишь отметили возможный путь поиска ее решения. К тому же нельзя не отметить, что полемика по проблеме трансформации дала немало новых интересных теоретических разработок и позволила нащупать немало «узких мест» в марксовой теории товарного производства.

Для нас же это превращение интересно тем, что оно выводит на первый план одну из самых сложных и – что греха таить – пока не решенную до конца в марксизме проблему взаимосвязи законов содержания системы и механизмов функционирования ее превратных форм.

У авторов, к сожалению, в кармане нет готового ответа на этот вызов. Есть некоторые тексты, в которых содержится ряд гипотез, но не более того. Впрочем, в отличие от авторов, у Маркса, при всей незавершенности III тома его основного труда, есть немало весьма продуктивных моментов, показывающих как именно происходит такая трансформация стоимости в совокупность ее превратных форм, одной из которых и является цена производства. Далее следует рыночная стоимость и рыночная цена, еще далее…

Вот здесь Маркс остановился, не успев продолжить свою работу.

А через некоторое время господствующей стала теория предельной полезности, обретающая все новые и новые оттенки и аспекты.

Почему это произошло? С точки зрения марксизма – по вполне понятной причине. Зрелая «рыночная экономика» (можно сказать – капиталистическая система производственных отношений) в своем воспроизводстве порождает господство превратных форм. В этой системе, завершившей свой генезис и стабильно функционирующей на собственной основе, все ее основания ушли в глубину, не видны, скрыты многочисленными напластованиями воспроизводящих и множащих самих себя превратных форм. В результате этих многочисленных напластований и складывается объективная система некоторых механизмов функционирования рынка, где непосредственно взаимодействуют только отдельные субъекты, осуществляющие определенные трансакции, зависящие от их собственных решений и некоторых эмпирически данных параметров (например, количества денег в обращении и др.), эндо- и экзогенных для рынка. Ничего другого на поверхности устойчиво воспроизводимой рыночной экономики просто нет. Здесь стоимость предстает только как цена, причем цена, зависящая от параметров и отраслевой, и межотраслевой конкуренции, спроса и предложения; деньги – как всего лишь агрегат, количество которого должно не превышать определенных объемов; прибавочная стоимость – только как прибыль (причем многократно перераспределяемая в силу многоплановых форм конкуренции); наемный труд озабочен только максимизацией заработной платы (еще одна превратная форма)…

В результате складываются необходимые и достаточные предпосылки для формулирования и признания всех основных слагаемых сегодняшней теории mainstream’а. Так логика «Капитала» показывает причины и содержание тех превратных форм, которые могут и должны отображаться теориями тех авторов, кто сознательно или бессознательно исследует именно и только эти эмпирически данные формы[2]. Исследует в силу то ли своей методологии (позитивизма; то же, кстати, неслучайного); то ли в силу неспособности и нежелания исследовать что-либо, кроме эмпирически данных форм; то ли в силу незаинтересованности в исследовании чего-либо большего, чем эти формы, в условиях, когда господствующими экономическими субъектами (бизнесом; шире – агентами рынка, т.е. людьми как всего лишь продавцами или покупателями того или иного товара) востребованы и оплачены именно эти исследования и объяснения; то ли в силу и первого, и второго, и третьего…

При этом субъективно экономисты mainstream’а вроде бы как и не виноваты в том, что они ведут именно такие исследования. Непосредственно здесь действует обратная описаной выше связь. Теоретики искренне считают, что они так работают не потому, что им за это платят, а им за это платят потому, что они создают полезные для практики знания (отсюда столь большая популярность методологии прагматизма). Самое смешное, что эти экономисты правы: в условиях стабильно функционирующей экономики полезную для агентов рынка информацию, информацию, в основном адекватно отражающую практику, можно получить прежде всего на основе теоретического фундамента mainstream’а. Это действительное адекватное, научное отражение действительных механизмов функционирования превратных форм. Такие формы можно и должно отражать именно на основе этого теоретического и методологического багажа. Иначе теоретик получит и передаст заказчику знание не о путях повышения прибыли, а об условиях отмирания капитала…

(Как в старом анекдоте о работнике «почтового ящика», производящего якобы холодильники. Сколько бы ни бился мужик, но в результате сборки у него в руках всегда оказывался пулемет. Так и с марксистской теорией: сколько ни пытайся ее использовать для повышения эффективности бизнеса, в результате обязательно получишь вывод о необходимости преодоления капитализма…)

Другое дело, что для того, чтобы правильно отражать механизмы функционирования превратных форм как таковых, как истины в последней инстанции, а не как мистификации (пусть объективной, но мистификации), mainstream должен создавать мнимый теоретико-методологический фундамент. Подобный фундамент опять же точно и истинно отражает некоторое содержание – но это фиктивное, «наведенное» превратными формами (так, как ведьмы наводят морок) содержание. Таким «наведенным» [превратными формами стабильно функционирующей на собственной основе рыночной экономики] содержанием-мороком и является теория предельной полезности.

Но! Подчеркну еще раз: теория предельной полезности – это не теоретическая фикция. Это теоретически истинное и практически полезное (для агентов рынка) отражение действительно существующего превратного содержания, созданного миром превратных форм, господствующих в экономической жизни рынка и определяющих основные механизмы и формы его функционирования.

А теперь о том, как доказать, что формы функционирования рынка, исследуемые и отображаемые mainstream’ом, превратны, а содержание системы товарных отношений совсем иное, а именно то, что отображено в «Капитале», что, в частности, содержательно истинной является трудовая теория стоимости.

Поскольку это не более чем завершающие аккорды статьи, ограничусь отсылкой к одному из ключевых положений, с которых я ее начал. Как при природных катаклизмах бури и землетрясения срывают многочисленные поверхностные напластования, обнажая коренную породу, так и в социально-экономической жизни генезис или слом определенных общественных систем обнажает их действительную природу. Лишь два примера из отечественной истории. Как бы мы ни относились к события 1917 и 1991 годов, и в том, и в другом случае все занавесы были сорваны. В первом случае произошло (при всей сложности реальных исторических событий) разрушение именно коренных основ прежней системы. Не только форм рынка, не только конкуренции. Была разрушена система отношений создания и присвоения стоимости путем товарного производства. Были разрушены наемный свободный труд и частный капитал… Во втором, в противоположность первому, создавали опять же не только формы рынка, но отношения обособленного производства товаров, отношения наемного руда и частно-капиталистического присвоения… И в том, и в другом случае содержание процессов было предельно обнажено и оно подтвердило правомерность выделения именно системы производственных отношений как действительного содержания этой системы. Именно для понимания причин, природы, последствий, закономерности или случайности таких грандиозных сдвигов и нужна марксистская экономическая теория вообще и трудовая теория стоимости, в частности. Для того же, чтобы успешно делать свой мелкий или крупный бизнес или выбрать оптимальный по соотношению цена-качество автомобиль, марксистская экономическая теория слишком сложна и многоаспектна. Она здесь так же бесполезна, как космический корабль для похода в супермаркет.

Кроме того, не забудем и о том, что люди в экономике – это не только агенты рынка, даже если эта экономика рыночная. Поскольку же на самом деле мир, котором мы живем, это не просто рыночная экономика, а система производственных отношений капитализма, постольку в ней действуют и более сложные, глубинные законы и процессы, обусловливающие более сложную, нежели подороже продать и подешевле купить, систему социальных интересов. И эти интересы, равно как и диалектический метод, позволяют обнажить более сложные, содержательные процессы, доказав, что исследования mainstream’а – это характеристика именно и только превратных форм, создающих видимость наличия некоторого фиктивного, как я отметил, «наведенного» содержания, говорящего, что экономика – это взаимодействие преследующих свои эгоистические цели рациональных индивидов, а в основе ценности лежит исключительно предельная полезность…

 

Теория предельной полезности как… продолжение «Капитала»

 

Всем хорошо известно, что в «Капитале» Маркс показал, как создается объективная видимость, (она возникает, в частности, в процессе обращения капитала) того, что прибыль выступает порождением всего капитала. Эта прибыль формируется в результате конкуренции капиталов, которые, стремясь к максимизации нормы прибыли, формируют среднюю норму прибыли на равновеликие капиталы. Таким образом, для капиталиста нормой экономического поведения является максимизация прибыли и минимизация авансированного капитала, выступающего как издержки производства. Постольку, поскольку реализация как прибыли, так и величины издержек происходит через сферу обращения, для капиталиста здесь действует тот же императив, что и для любого агента рынка: подороже продать, подешевле купить.

Так закономерности воспроизводства капитала на собственной основе формируют объективную видимость сведения капиталистической системы к процессам купли-продажи товаров. Процесс обращения капитала, межотраслевая и отраслевая конкуренция между ними превращает всех участвующих в нем агентов в одинаковых абстрактных субъектов, преследующих частные интересы – интересы максимизации своей выгоды и минимизации издержек. Этот частный интерес не случайно в этом процессе  выглядит как единственный и универсальный. И эта видимость объективна: в процессе воспроизводства капитала на поверхности явлений других интересов у агентов, действительно, нет. В результате исследуемая экономическая система сама себя сводит к актам индивидуализированного взаимодействия рационально-эгоистических продавцов-покупателей, возвращая нас к тому простейшему бытию «рыночной экономики», с которого Маркс начинал «Капитал».

Но если у Маркса это возвращение опосредовано всем тем богатейшим и сложнейшим анализом, который содержится в трех томах его основного труда, то для экономиста, исследующего исключительно эмпирически данные факты экономической жизни, ситуация иная.

Для первого этот процесс воспроизводства капитала, сводящий в конце концов сам себя к простейшей абстракции рынка, есть подтверждение правомерности всей его предшествующей работы по «раскручиванию» системы категорий, характеризующих бытие, сущность, явление и действительность (явление, как «продукт» воспроизводства сущности) товарно-капиталистической экономической системы. Маркс показывает и доказывает всем своим «Капиталом» (и, в частности, III томом), что эта система категорий может и должна начинаться с факта бытия массы товаров и заканчиваться фактом бесконечного процесса их обращения, скрывая все свои основные законы в глубине и выставляя на поверхности лишь совокупность превратных форм, каковые он и выводит в процессе своего исследования.

Для второго существует исключительно и единственно поверхностный уровень капиталистической действительности (непосредственно эмпирически данный процесс обращения). Поскольку иная действительность такому экономисту не дана (для того, чтобы ее «увидеть», надо использовать метод восхождения от абстрактного к конкретному, исследуя процесс генезиса, развития и заката товарно-капиталистической экономики как исторически особой системы – материя по определению закрытая для mainstream’а), а главным, практикой диктуемым вызовом его научной деятельности является необходимость теоретически обосновать факт рационального поведения частного индивида, ищущего фундаментальные основы для принятия на рынке эффективных решений, постольку… Постольку такой экономист оказывается вынужден представить рыночную действительность an sich (взятую в-себе и для-себя) как следствие неких фундаментальных закономерностей «экономики вообще».

Поэтому, во-первых, неявно, но с железной последовательностью главной и первой проблемой экономической теории mainstream’а оказывается исследование эффективного индивидуального выбора на рынке, и, соответственно, проблема формирования индивидуальных предпочтений. Отсюда закономерно вытекает следующий шаг: именно столкновения индивидуальных предпочтений объявляются основой формирования меновых пропорций. Так выводится (причем вполне логично) теоретическая конструкция, отражающая мнимое, но не случайно возникшее, содержание рынка как экономического феномена – содержание, созданное господством описанных выше превратных форм и адекватно отображаемое исследователем, который в соответствие с непосредственными законами рыночной действительности (но не ее сущности) отображает ее формы как (просим прощения за повтор-педалирование) единственно действительные (но не превратные). Посему и то содержание, которое генерируют эти превратные формы, исследующий исключительно эмпирически данную действительность экономист принимает как действительное. Так формируются теоретические основы рынка, адекватно отражающие мнимое содержание той системы. Далее эта теория достаточно строго выводит из категорий, адекватно отражающих это [мнимое, наведенное превратными формами] содержание, другие категории, адекватно, эмпирически достоверно отражающие действительные механизмы функционирования [превратных форм] рынка и тем самым доказывает свою научную состоятельность…

Теория предельной полезности [в превратной форме] отражает действительную закономерность рынка – продавцы и покупатели выходят на него с уже сложившимися индивидуальными трудозатратами, и стремление получить эквивалент этих трудозатрат и составляет основу их «индивидуальных предпочтений».

(Здесь, правда, есть «нюанс». Mainstream не ищет объективную основу цены – раз она следствие индивидуальных предпочтений, то именно в индивидуальных, субъективных стремлениях и следует обнаружить основу этих индивидуальных предпочтений. Это тем более верно, что вполне соответствует либеральной догме об индивидуальной свободе на рынке).

Что же это за субъективные желания? Желание получить за свой труд как можно больше чужого труда? Фи! При чем тут труд? Труд – это удел наемных работников, и вспоминать об этом неприлично (вы еще о классовой борьбе вспомните!). И никто на рынке не собирается облапошивать своего ближнего (да-да, конечно…). Рынок создан для всеобщего счастья, и каждый рыночный агент стремится максимизировать свое удовольствие. Но всего на всех все равно не хватит (то есть ресурсы ограничены)… Вот вам и исходный пункт для теории предельной полезности.

Правда, далее mainstream утверждает, что уже сама установившаяся в результате столкновения индивидуальных предпочтений равновесная цена определяет количество обмениваемых друг на друга товаров, то есть объем реального спроса и предложения на рынке (хотя дело обстоит ровно наоборот – при том, конечно, что сложившийся уровень цен влияет на последующие решения об объемах производства тех или иных товаров). Как это сочетается с либеральной свободой – подчинение экономических решений всех индивидов тем ценам, которые сформировались как независимый от каждого из них результат столкновения всей суммы индивидуальных предпочтений – mainstream уже не объясняет, но это «детали».

Здесь мы можем поставить если не точку, то многоточие: цепочка выведения возможности и необходимости основных идей mainstream’а из логики «Капитала» нами кратко обрисована. А посему несколько слов в заключение

 

*     *     *

 

В заключение нам хотелось бы вернуться к проблеме фундаментальной значимости трудовой теории стоимости. Позволим себе в этой связи только одну ремарку, связанную с вопросом об исторических и теоретических границах рынка[3]. Марксова трудовая теория стоимости как часть общей теории товарного производства указывает на то, что последнее есть исторически и теоретически ограниченная система, имеющая свое начало и конец. Вот почему для того, чтобы понять закономерности генезиса, развития и заката системы отношений товарного производства и обмена, надо анализировать не функциональные связи спроса и предложения, а нечто иное, а именно – противоречие потребительной стоимости и стоимости, двойственный характер труда, лежащего в основе товара. Только этот анализ покажет как, где и почему коллективный труд в рамках натурального хозяйства сменяется частным трудом обособленного производителя, действующего в условиях общественного разделения труда, а этот труд может смениться всеобщей творческой деятельностью homo creator’а.

Если же говорить о соотношении трудовой теории стоимости и теории предельной полезности, то мы можем сделать следующий вывод: первая показывает глубинные основы отношений товарного производства, исторические и теоретические границы этой системы, ее природу, тогда как вторая выводится из первой через сложную цепочку опосредований и указывает на фиктивное (как бы «наведенное») содержание действительно существующих превращенных форм – определенных функциональных зависимостей в соотношении спроса, предложения и т.п. Соответственно марксова теория нужна «лишь» для того, чтобы исследовать природу и границы товарной экономики; для анализа функциональных зависимостей спроса и предложения она, действительно, не нужна.

«Изюминка», однако, заключается в том, что нынешний рынок уже подошел к своим границам, и для того, чтобы понять, кто, как и почему действительно определяет не столько цены, сколько закономерности эволюции современного рынка, нужно анализировать, прежде всего, его сущность. И вот здесь оказывается востребован марксистский анализ проблем обособленности производителей (которая подрывается «рыночной властью» ТНК), типа и природы новой сетевой модели разделения труда и много, много другого – но это уже предмет совсем другого текста.

 

 


[1] См.: Бузгалин А.В. «Вопросы экономики» (2007, № 9).

[2] Несколько иной вариант решения проблемы связи «Капитала» и основных положений современной микроэкономики предлагает А.В.Сорокин, стремящийся вывести многие микроэкономические параметры из различных разделов «Капитала», считая, что едва ли не каждая значимая категория марксистской политической экономии капитализма есть глубинное основание более или менее соответствующей ей микроэкономической категории. (См.: Сорокин А.В. Теория общественного богатства. Основания микро- и макроэкономики. М., 2009).

[3] В последние десятилетия развитие информационной революции, рост многообразия экономической жизни, развитие творческого содержания труда (человеческого и социального «капитала») и феномены «ограниченно-рационального» поведения, теоретико-методологическая критика микроэкономических оснований неоклассической теории и ряд других причин побудили экономистов, принадлежавших к «мэйнстриму», постепенно начать искать выходы за пределы прежней аксиоматики, что само по себе знаменательно. 

Комментарии

В основе стоимости товара человеческий труд и только труд, а не человеческие вкусы и пожелания (т.н. «полезность»). И с этой точки зрения реактуализация Трудовой теории стоимости действительно является актуальной. Возродить, однако, ТТС возможно лишь рассматривая ТРУД не как функцию рабочей силы человеческих мышц, а как функцию, прежде всего, рабочей силы человеческого ума. — http://izlom.cc.ua/model.html -  И тогда ренессанс Трудовой теории стоимости – обеспечен.

Аватар пользователя va

Владимир Огневой озвучил удивительнейшую новость: рабочая сила – это способность к труду, а не только к труду физическому. То, что рабочая сила есть способность к труду вообще, к труду и физическому, и  умственному, есть азбука аутентичного марксизма. Такими же точно азами марксизма является и то, что пролетариат – это не класс рабочих физического труда, а класс наемных работников (Lohnarbeiterklasse), приводящих в движение средства производства нанявших их собственников постоянного капитала. Классовая характеристика труда относится не к его профессиональной принадлежности, а к его общественной форме, социальному облачению.

Другое дело, что в 19 веке в Европе (где и когда творили Маркс и Энгельс), в начале 20 века в России (где и когда занимались общественно-политической деятельностью Плеханов, Мартов, Ленин) подавляющее большинство класса работников наемного труда составляли работники физического труда. Поэтому в ненаучном, обыденном, пропагандистском употреблении понятие наемного у собственника капитала работника подменялось понятием рабочего, работника физического труда. Именно в тех обстоятельствах, и только в пропагандистских целях была оправдана такая замена. Разумеется, при оговорке, которая подчеркивалась марксистами: именно в тех условиях, когда собственно рабочие составляют подавляющее большинство класса наемных работников, этот класс помимо своей определяющей, главной характеристики приобретает справедливую для тех условий (и только потому оправданную в пропагандистских целях) дополнительную характеристику как класса рабочих физического труда.

Ныне в России и странах СНГ считающие себя марксистами и коммунистами очень часто руководствуются не положениями аутентичного марксизма, а продуктом его глубочайшей ревизии и фальсификации – так называемым «марксизмом-ленинизмом», в котором нет ни марксизма, ни ленинизма, и который стал в конечном счете душегубом-соучастником дела социализма в СССР. Именно в «марксизме-ленинизме» дополнительная характеристика класса наемных рабочих (относительно справедливая в определенных условиях и лишь в определенном смысле) превратилась в главную, определяющую. 

Такая ревизия имела, в частности, своей целью, «теоретически» обосновать сталинскую антимарксистскую формулу «классового» строения общества: «рабочие, колхозники, интеллигенция», отражающую что угодно, но только не диалектическую структуру социалистического общества. Результатом же стало то, что мы, как правило, не только всё еще до сих пор понятия не имеем какова же на самом деле сущностная характеристика общества социализма, каковы (и существуют ли) его социальные движущие силы общественного прогресса, каковы социальные полюса социалистического общества, но и начинаем плавать в азах марксизма, перестаем что-либо понимать в трудовой теории стоимости! 

Расчленение (в теории) класса-антипода буржуазии, класса наемных работников на «рабочий» класс и «нерабочий» класс есть антинаучная идеология раскола пролетариата, которая на руку прежде всего буржуазии. Именно ей, буржуазии служит сталинская формула противопоставления работников физического труда работникам умственного труда. Сегодня действительно, доля работников умственного труда не только существенно возрасла, но и превысила долю работников физического труда в общем составе класса наемных работников. Опираясь на этот очевидный и неоспоримый факт, и руководствуясь «марксизмом-ленинизмом», выводящим работников умственного труда из состава рабочего класса, идеологи буржуазии трубят о процессе исчезновения рабочего класса, о замещении его «белыми воротничками», а вместе с исчезновением рабочего класса в полном соответствии с положениями «марксизма-ленинизма» доказывается исчезновение и классовой борьбы (противостояния буржуазии и пролетариата), и классовой теории класса трудящихся – науки и идеологии марксизма!

Подробнее см. в параграфе 2.3. Основные и неосновные классы буржуазного общества, в главе 5. Социальная структура социалистического общества моей работы 1983 г. Концепция социализма как общества диалектических противоположностей.

На днях в Москве состоится съезд политэкономов-марксистов. Интересно, выразит ли съезд свое политическое отношение к антимарксистской ревизии марксизма под фарисейским названием «марксизм-ленинизм» или именно «марксизм-ленинизм» будет признан «научной» платформой политэкономов, называющих себя марксистами?

Будь моя воля, я бы признал Владимира Огневого почетным делегатом этого съезда и предложил бы его кандидатуру в состав президиума съезда или даже на роль ведущего председателя. Потому что зрит в корень! Пусть даже в одном вопросе, который кому-то может показаться частным, незначительным, не стоящим никакого внимания. И несмотря на всю дискуссионность его «Великой мировой войны 1914–1945».

В.Архангельский

Аватар пользователя В. Першин

1. Давно хотел сказать, что  у Вас постоянно случается опечатка. Вместо «аутеничный» следует писать «аутентичный», что означает «подлинный». Вы же это имеете в виду?

2. Очень неудачная фраза: «…приводящих в движение средства производства нанявших их собственников постоянного капитала».  Почему только собственников постоянного капитала? А где же переменный капитал? Как только рабочая сила куплена, она превращается в переменный капитал, который как до, так и после процесса производства во все своих формах — денежной, товарной и производительной, принадлежит только капиталисту. Наверное, правильнее в Вашем случае будет так:  «…приводящих в движение средства производства нанявших их собственников этих средств».

3. «к антимарксистской ревизии» - двусмысленно и потому тоже неудачно. Лучше «к ревизии марксизма».

Аватар пользователя va

Спасибо за замечания.

1. Да, смысл слова аутентичный Вы поняли верно вопреки моей ошибке.

2. Смысл вот какой. Когда капиталист нанимает рабочего, чтобы тот, например, наколол ему дров для камина, то  рабочий продает владельцу денег услугу по колке дров, не превращаясь в наемного рабочего, а оставаясь мелким буржуа, при этом постоянный капитал покупателя услуги тут вообще не при чем и в движение средства производства капиталиста в данном случае не приводятся. Наколотые дрова непроизводительно потребляются капиталистом и никакой прибавочной стоимости ему не приносят. Другое дело, когда собственник постоянного капитала покупает рабочую силу рабочего, чтобы тот привел в движение постоянный капитал капиталиста, естественно, тут на покупку рабочей силы, кончно же, расходуется другая (переменная) составляющая капитала предпринимателя.  

3. Я специально хотел подчеркнуть, что ревизия ревизии рознь. Одно дело ревизия, скажем, Розы Люксембург или вывихи каких-нибудь торопыг, и совсем другое дело, когда диалектика замещается софистикой или некоей идиллической благодатью, когда принцип исторической преходящести исторической фазы перестает распространяться на коммунизм, тут марксизмом уже даже не пахнет (хотя очень многие полагают, что именно такой выпотрошенный и ни на что не пригодный суррогат и есть аутентичный марксизм). Впрочем, я подумаю, может быть лучше сказать к обращению марксизма в свою логическую противоположность или как-то в этом роде.

Еще раз спасибо. Такие замечания всегда полезны.

В.А.

Выражая свою признательность В. Архангельскому, хочу уточнить, что у меня нет деления на рабочих физического и умственного труда. Речь идет об ином: в анализе категории «рабочая сила» – способности к труду любого индивида (не только пролетария) – я отдаю приоритет умственной составляющей над физической. Ибо рабочие руки, какими бы они «золотыми» не были, ничего не стоят без «центрального процессора» головного мозга. И если физическая составляющая рабочей силы в течение жизни взрослого человека практически неизменна – статична (человек что в 20 лет, что в 35 лет, что в 50 лет физически один и тот же), то умственная составляющая рабочей силы имеет свойство в течение человеческой жизни стремительно возрастать в десятки, сотни, тысячи… раз. Следовательно, и «рабочая сила» индивида имеет свойство динамично возрастать в соответствующее количество раз в течение жизни. Если, допустим, жнец с косой, пройдя соответствующий курс профессионального обучения, пересядет в кабину зерноуборочного комбайна, то его рабочая сила (способность к труду) возрастет в сотни раз: в качестве комбайнера он будет выполнять работу многих сотен жнецов с косами. – Соответственно и произведенная трудом комбайнера стоимость будет эквивалентна стоимости, произведенной трудом многих сотен жнецов.


Повторяю еще раз:


1.Физическая способность к труду – величина сталая (статичная).


2.Умственная способность к труду – величина динамично развивающаяся.


Синтез обоих качеств одного и того же человека увеличивает его «рабочую силу» (способность к труду) в течение жизни во много, много крат.


Вот потому я и утверждаю: с модернизацией – механизацией и автоматизацией – производства численность рабочих все уменьшается и уменьшается, а количество труда (стоимости = произведенного продукта) все увеличивается и увеличивается…


Я исхожу из того, что «рабочая сила» (способность к труду) есть динамично развивающаяся субстанция. – И у меня есть объяснение того, почему с ростом органического строения капитала (сокращения численности рабочих) растет объем производимой стоимости.


Марксизм исходит из того, что «рабочая сила» (способность к труду) есть субстанция статичная. – И он никак не может объяснить (вот уже 150 лет), почему с ростом органического строения капитала (сокращения численности рабочих) растет объем производимой стоимости. – Это уязвимое место марксистской версии Трудовой теории стоимости, разрушающее ТТС изнутри.


Хочется надеяться, что уважаемый Съезд политэкономов, если он действительно заинтересован в творческом развитии марксистской политической экономии (марксизм, в конце концов, – не догма), пересмотрит категорию «рабочей силы», представив ее как динамичную субстанцию вместо субстанции статичной. И тогда Трудовая теория стоимости получит второе дыхание. Ибо у ТТС абсолютный приоритет над другими экономическими концепциями. Да, спрос и предложение, «предельная полезность» несомненно оказывают огромное воздействие на ценообразование. Но в основе стоимости все-таки человеческий труд и только труд.

Владу Огневу: но в докладе «Заработная плата, цена и прибыль» Маркс указывает и на такой закон: «Стоимость товаров прямо пропорциональна рабочему времени, затраченному на их производство, и обратно пропорциональна производительной силе затраченного труда» (мы с В.Першиным уже обсуждали этот закон в другой теме). А производительная сила труда в определении Марксом главным образом зависит как от естественных условий труда (как то плодородие почвы, богатства рудников и т.д.), так и от прогрессирующего совершенствования общественных сил труда («…которое обуславливается производством в крупном масштабе, концентрацией капитала, комбинированием труда, разделением труда, машинами, усовершенствованием методов производства, использованием химических и других естественных факторов, сокращением времени и пространства с помощью средств связи и транспорта и всякими другими изобретениями, посредством которых наука заставляет силы природы служить труду и благодаря которым развивается общественный или кооперативный характер труда»). А в выводах в Гл. 51 «Отношения распределения и производственные отношения» третьего тома «Капитала» Маркс указывает (определяя ранее отношения распределения как оборотную сторону производственных отношений и имеющих как и последние исторически преходящий характер): «То воззрение, которое рассматривает лишь отношения распределения, но не отношения производства, с одной стороны, есть лишь воззрение еще робкой критики буржуазной политической экономии. С другой стороны, оно основано на смешении и отождествлении общественного процесса производства с простым процессом труда, который должен совершать искусственно изолированный человек без всякой общественной помощи. Поскольку процесс труда есть лишь процесс между человеком и природой, — его простые элементы остаются одинаковыми для всех общественных форм развития. Но каждая определенная историческая форма этого процесса развивает далее материальные основания и общественные его формы. Достигнув известной ступени зрелости, данная историческая форма сбрасывается и освобождает место для более высокой формы. Наступление такого кризиса проявляется в расширении и углублении противоречий и противоположностей между отношениями распределения, - а следовательно, и определенной исторической формой соответствующих им отношений производства — с одной стороны, и производительными силами, производительной способностью и развитием её факторов — с другой стороны. Тогда разражается конфликт между  материальным развитием производства и его общественной формой». При всем том, что Маркс интеллектуальную деятельность определял как всеобщий труд. Так что по Марксу умственный труд есть не просто составляющей наемного труда (наряду с физическим), а тем фактором, который лежит в основе развития материальных оснований и общественных его форм в том или ином обществе.

Аватар пользователя В. Першин

 

«Стоимость товаров прямо пропорциональна рабочему времени, затраченному на их производство, и обратно пропорциональна производительной силе затраченного труда» 

Я Вам уже Вам писал ( http://www.alternativy.ru/ru/comment/reply/1570/8232 ), что эта формулировка небрежна, поскольку на самом деле необходимо говорить о величине стоимости и количестве рабочего времени, и ошибочна в части «производительной силы затраченного труда». Дал правильную формулировку:

«Величина стоимости товаров прямо пропорциональна количеству рабочего времени, затраченному на их производство, и обратно пропорциональна производительной силе общественного труда». 

Поэтому цитируйте лучше «Капитал» Маркса, где также правильно сказано: «Величина стоимости товара … прямо пропорциональна количеству и обратно пропорциональна производительной силе труда, находящего себе осуществление в этом товаре» (т. 23, стр. 49).

 

 

В.Першину: но ведь количество труда человека все равно во времени его реализации измеряетя, а не скажем в джоулях, как в механических или электрических машинах. Так в чем разница между рабочим временем, затраченным работником на производство товара и количеством труда, находящего своё осуществление в этом товаре? Ибо Маркс, далее в этом же докладе вообщем то не разделяет эти понятия: «Количество или масса товаров, произведенных в данное рабочее время или с помощью данного количества труда, зависит от производительной силы применяемого труда, а не от его растянутости во времени, или продолжительности». 

Аватар пользователя В. Першин

1. О каких джоулях идет речь? Разве я оспаривал то, о чем Вы говорите? Вы как будто не читали мои комментарии? Количестово труда или количество времени — это по сути одно и то же. Главное чтобы было слово «количество» в том и другом случае, да еще в корреспонденции с «величиной стоимости».

2. Приведенной цитатой Вы только подвердили мою правоту в том, что в конце формулировки, о которой изначально шла речь, действительно есть ошибка.  Поэтому просто втавьте в нее фразу «производительной силы применяемого труда» вместо ошибочной «производительной силы затраченного труда».

В.Першину: да я особенно и не спорю, ибо другого «трудометра» у Маркса для наемного труда, отражаемого в стоимости товаров как то и не отражено. А меня (как профи по организации инновационных процессов) в большей степени интересует суть производительной силы труда на основе прогрессирующего совершенствования общественных сил труда. И я считаю, что для нынешней России это есть архиважным вопросом. Ибо как это отмечено в определении Марксом прогрессирующего совершенствования общественных сил труда — «… и всякими другими изобретениями, посредством которых наука заставляет силы природы служить труду и благодаря которым развивается общественный или кооперативный характер труда». И как мне кажется, Вы (да и А. Бузгалин) тоже не против такого развития общественно-исторических процессов в российском обществе.

В Вашем примере с комбайнером есть закавыка. Неужто оттого, что косец научился водить комбайн, его рабочая сила возросла в сотни раз?  Наверное, и стоить стала во столько же больше? А слез с комбайна — и опять подешевел?  Подумайте малость -если вообще умеете — может, дело не столько в косце, сколько в комбайне.??

Бедный дурачёк, зачем Вам марксизм!  Учились бы сами думать о чем попроще, что по силам.  А переписывать Капитал — ума не прибавится.

C «высоты» Вашего убогого интеллекта, уважаемый Виктор К, Вы лучше бы не впутывались в дискуссию.

Аватар пользователя va

Не припомню, чтобы в марксизме встречались утверждения о статичности способности к труду, дайте, Владимир, ссылку на источник. Но (ограничимся капиталистическими отношениями) есть два сорта способности: 1) объективно имеющиеся и 2) востребованные фактически. По рыночной конъюнктуре и по рыночным ценам. Причем одни умения и навыки со временем неизбежно становятся ненужными (например, паровозного кочегара), другие — наоборот. Безработный переводчик, если руководствуется принципом «за бесплатно не перевожу», забывает язык и утрачивает квалификацию. То же происходит с программистами, артистами балета. С кем такого не происходит — не знаю. 

Всякая трудовая деятельность есть совершение нервно-психических, умственных и физических усилий, но у людей разных специальностей в разной пропорции. Всякие способности требуют и хорошей работы органов чувств. Зрения, слуха, осязания, иногда обоняния или анализаторов вкуса. Это умственное или мышечное (физическое)? У ослепшего и оглохшего и способности, и  возможности трудиться сильно сужаются. Если человек спился и у него сильно дрожат руки, перестала работать соображалка, происходит то же самое. Короче, противопоставлять умственный труд физическому, рассуждать о том, какой из них полезнее и важнее для общества, всё равно что выяснять что человеческому организму нужнее: мозг, сердце, легкие, печень или почки с мочевым пузырем и его окончанием.

Зато есть в марксизме понятие простого и квалифицированного (сложного) труда. Качественно и количественно. Результаты этого труда фиксируются в продуктах труда, вещных и невещных, становящихся и не становящихся товарами. Для простоты примем, что все созданное создается на продажу и продано. Капиталисты-ретрограды остались с минимальной прибылью, на грани своего разорения и катастрофы потери работы его рабочими; передовики капсоревнования, во-время подсуетившиеся с повышением органического строения капитала, с переобучением способных переобучиться и с увольнением оказавшихся ему ненужными, напротив, увеличили объемы продаж и свою прибыль.

Теперь о главном, о необъяснимой, как Вы утверждаете, марксизмом проблеме роста стоимости с сокращением численности рабочих. Есть факты, есть статитстика? Каким мерилом замеряется возрастающая, по Вашему мнению, стоимость произведенных товаров? В долларах? Какого года? 1800-го? 1900-го? 2000-го? 2012-го на 1 января? На сегодня, 17 ноября? В граммах золота, серебра, платины? На какую дату? Когда рынок наводняется деньгами (металлическими ли, бумажными или электронными), вся сумма товаров возрастает в цене из-за падения покупательной способности денег. И наоборот. Нехватка денег связана с их удорожанием и продавцы вынуждены сбавлять цены. В любом случае сумма цен реализованной за какой-то период продукции равна количеству обращающихся денег, помноженному на среднее количество оборотов денег за этот же период. 

Меняется ли количество труда, содержащегося в товаре, в зависимости от стоимости самих денег? Нет, не меняется, меняется только масштабная линейка. Поэтому марксисты как только не ругают синичку стоимости, называют ее относительной, шаткой, недостаточной и никудышной мерой. Куда, конечно, лучше журавль абсолютного измерителя количества труда в его естественной мере — непосредственно в часах или минутах рабочего времени. Правда, время не фактическое, а общественно признанное и оправданное, которое может быть в каждом конкретном случае как ниже, так и выше фактических затрат. Если не брать во внимание определение количества часов в каждом конкретном товаре, сумма всего количества труда в произведенной продукции равна фонду рабочего времени с каким-то коэффициентом, например, 0,8, если 20% произведеной продукции оказалось невостребованным. Для еще не понимающих смысла немарксистских терминов синичка и журавль отсылаю к нардной мудрости. Синичка стоимости служит людям верой и правдой уже с незапамятных времен, а как поймать журавля общественно оправданного рабочего времени, как заставить его служить экономикам России и планеты, мы только и можем пока, что чесать свои репы. 

Количество абстратного труда, которое содержится в произведенной за одни сутки продукции, в расчете на 1000 работающих и в каменном веке (первобытном коммунизме), и при рабовладельчестве, и при феодализме, и при капитализме, и при коммунизме, и при любом ином общественном строе с учетом времени на сон и другие физиологические нужды колеблется в интервале от 18000 до 6000 часов и в течение 19-20 вв. проявило тенденцию к сокращению. Хотя ограническое и техническое соотношение факторов производства (средств производства и рабочей силы), которое при капитализме опредяется как органическое и техническое строение капитала, за многие тысячелетия выросло от нуля до весьма внушительных величин и, вероятно, продолжит возрастать и дальше. И где же тут проблема удорожания продукции? Я вижу ее удешевление, всё меньшими и меньшими трудозатратами человечество создает всё больше и всё более разнообразной продукции. Не так ли, уважаемый Владимир?

В.Архангельский 

Неужто оттого, что косец научился водить комбайн, его рабочая сила возросла в сотни раз?…..А слез с комбайна — и опять подешевел?  ……….может, дело не столько в косце, сколько в комбайне.??

====================================================

правильное утверждение

его только недоросли не могут осознать………..

Ану-ка усадите безграмотного мужика на комбайн. — Сколько он хлеба намолотит??…


Надо самому логически думать, а не делать хамские выпады.

В Союзе «на картошку» ездили научные учреждения и заводы, но разумется истина есть в том, что техника требует специалиста, т.е. более высокого уровня труда. Но разница в цене раб силы невелика, ну вдвое-трое, а производительность — в Вашем примере — «в сотни раз». За счет живого труда оно как-то не пляшет. Комбайн тут как-то при деле? Аль комбайнер и сам, без комбайна — накосит за сотню мужиков?  Он же грамотный!  Вот чем только…

 

Першин пишет…

Поэтому цитируйте лучше «Капитал» Маркса, где также правильно сказано: «Величина стоимости товара … прямо пропорциональна количеству и обратно пропорциональна производительной силе труда, находящего себе осуществление в этом товаре» (т. 23, стр. 49).

=============================================

 

до чего неграмотны эти охранители…

только дуболому не понятно что стоимость товара не есть обратно пропорциональна производительной силе труда….

 эти якобы знатоки (якобых классивов)  „„ на самом деле полные дилетанты

1 Позиция. Все производители данного продукта имеют одну технологию, весь продукт продан. Вывод: во всех продуктах содержится равное количество общественно-необходимого труда = стоимости.  Цена обеспечивает норму прибыли на капитал и норму прибавочной стоимости.

2 поз. Один капиталист купил машину вдвое дороже, но в 4 раза производительнее. Перенесенная стоимость в каждом продукте уменьшилась вдвое, а затраты живого труда - вчетверо.

Вопрос — как и насколько изменилась прибавочная стоимость?  Если строго по ТТС, то тоже уменьшилась вчетваро, так как качество живого труда не изменилось. Тогда разница между ценой и себестоимостью будет монопольной сверхприбылью. По Марксу — капиталист забрал её у прочих производителей, но это возможно только в качестве побочного эффекта в случае понижения цены, т.е. когда «новый» продукт занял заметную долю рынка и перенасытил спрос. Очевидно, это не объяснение. 

Гораздо естественнее и логичнее предположить, что сверхприбыль создана «машиной» — ведь в ней же причина! А точнее — овеществленным в ней трудом высокого качества, выше и живого труда, и труда в «старых» машинах. Он олачен при покупке? Нет, оплачена стоимость рабочей силы, но не полностью оплачена производительная сила труда, т.е. его потребительная стоимость (полезность).И следовательно, прибавочная стоимость создаётся и этим — овеществленным трудом, продолжающим работать — жить — в машине. И следовательно, живой труд переносит на продукт не только цену машины (через амортизацию), но и потенциальную полезность заключенного в ней труда, «одушевляет» её. 

Такой очевидный ответ не противоречит ТТС, так как источником стоимости остается труд, как непосредственно живой, так и овеществленный, чья полезность оживлена и реализована живым трудом.

Отметим, что в этом качестве средства производства ничем не отличаются от прочих продуктов-товаров, которые приобретаются вовсе не для того, чтобы обменять стоимости, а для извлечения полезности. Покупателю глубоко по фигу затраты продавца-производителя, он сравнивает только соотношение цена-полезность разных товаров, выбирая наилучшее. При этом цена — сейчас, а полезность — после, в процессе эксплуатации.  В момент покупки она виртуальна и будет реализована только «трудом» пользователя.

3 Лебедеву. Стоимость — это не конфетка, это бяка — затраты! А вот цена действительно содержит ещё и конфетку — полезность. Но не всю, а некую часть, минимум, иначе какой смысл покупателю менять шило на мыло.  Ведь полезность ещё виртуальна (ожидаема). её еще надо реализовать, и потому она в цене скажем — нормативна. Потому с прогрессом стоимость падает, а цена немножко растет. В единице продукта, разумеется. А общий рост показателей производства достигается прежде всего массой продукта.  

Архангельский…

3 Лебедеву. Стоимость — это не конфетка, это бяка - затраты!

======================================================

запомните …. стоимость это то что делает товары соизмеримыми при обмене   ,то что у товаров равно  при эквивалентном обмене

при обмене товары соизмеряются по ряду -комплексу факторов : труд, полезность, другие факторы

если вам кто-то провещал, что товары обмениваются при равенстве абстрактного труда….то  он вас обманул своей декларацией, не имеющей никаких доказательств

ПРи обмене — покупке — акт совершается «при непротивлении сторон» в отношении цены. Стоимость там вглубоке — не видать. Ведь покупателю глубоко плевать на затраты производителя — он оценивает будущую полезность продукта. Другое дело, что продавец не опустит цену ниже затрат, но охотно задерет цену и вдвое-втрое — если позволит рынок. Так что не цепляйтесь за старые формулы, к тому же неверно понятые.  

Дабы не было насмешек по поводу комбайнера – «слез с комбайна… и подешевел», — приведу следующий факт из личной практики. Полных 25 лет я проработал на огромном химкомбинате в качестве электромеханика отдела АСУП и мог непосредственно лицезреть автоматизированное (полностью или почти полностью) химпроизводство. Заходишь в грохочущий цех – ни единой живой души! – а работающий цех дает «на гора» продукцию полным ходом. Заходишь на ЦПУ, а там – один-два оператора ИТР-аппаратчика за компьютером сидят. – И все! Ей богу, – поражаешься. Особенно такая картина характерна в выходные дни и ночные смены.


Вопрос знатокам: откуда на данном предприятии берется стоимость (в т.ч. вновь созданная) и, соответственно, прибыль??..  -  Предприятие довольно таки рентабельное.


Уважаемый В. Першин утверждает, что полностью автоматизированное предприятие – этакий паразит, взимающий «монопольную дань с остальных производителей». Цитирую: «Наконец, если взять полностью автоматизированное частное предприятие в условиях капитализма, то отвлекаясь от того мизера занятой на нем живой рабочей силы, это предприятие не будет производить никакой прибавочной стоимости (прибыли). Зато оно будет присваивать монопольную (а если автоматизированное предприятие  не монополист? – V.O.) прибавочную стоимость (прибыль) согласно закону, указанному выше в пункте 3. Проще говоря, это предприятие будет просто взимать монопольную дань с остальных производителей».


Хочу отметить, что ОАО «АЗОТ», о котором я говорю, — никакой не монополист. Мировой рынок переполнен продукцией его ассортимента (карбамид, амселитра, КАС, капролактам, иониты и пр.), и на нем идет ожесточенная конкурентная борьба (особенно после запуска соответствующих производств в Китае).


Итак, вопрос: откуда берется производимая стоимость (в т.ч. прибавочная) при мизере занятой на данном производстве живой рабочей силы??..


На примере комбайнера я ответ даю.


Ваш ответ??…

Владу Огневу: в Вашем примере — так из прогрессирующего совершенствования общественных сил труда. Ведь любое автоматизированное производство надо сперва кому то «придумать», создать его элементы, собрать их «до кучи», запустить, отладить и сформировать рынок сбыта готовой продукции - а потом уже и иметь эту самую стоимость. А само по себе оно ведь не может «родиться» - а только на основе совместной деятельности многих членов общества и чего собственно в виде коллективного продукта, «двигаемого» этой совместной деятельностью, Маркс и определял капиталом (см. Манифест).

А создаёт прибавочный продукт средство производства. Создает именно полезность прошлого труда, (которую именуют и производительной силой,) которая относится к общему понятию потребительной стоимости.  Капитал финансовый напр тут не при деле.

Именно «комбайн» и «химия» доказывают, что живой труд на данном предприятии не является исключительным источником прибавочного продукта. Заключенная в средствах производства полезность прошлого труда переносится на продукт как вновь созданная прибавочная стоимость. При этом уровень ОНЗ в единице продукта снижается (за счет живого труда), но в единицу времени возрастает за счет переноса стоимости «постоянных затрат» — материала и амортизации.   

Аватар пользователя В. Першин

 

Или ему загадили мозги комментаторы типа Виктора К. – особенно стоимостью, которую «вглубоке» не видать?

 

1. В отношении почти полностью автоматизированного производства. У Маркса четко разъяснено, что в условиях свободной конкуренции и свободного перетока капиталов из одних отраслей промышленности в другие, жизнь монопольной прибыли недолгая, но она бывает, поскольку новые методы (а к таковым относится и автоматизация производства) сначала внедряются на каком-то одном крупном предприятии или в какой-либо отдельной отрасли промышленности. В условиях промышленных монополий переток капиталов существенно затруднен, а то и невозможен, как, например, в современных условиях, при которых эти монополии защищены всякого рода промышленными и коммерческими секретами, а также законами об интеллектуальной собственности. Следовательно, почти полностью автоматизированное производство является лишь условием получения монопольной прибыли, а его монополизация непосредственной ее причиной. ОАО «Азот» действует в условиях внутреннего и внешнего рынка и реализует свою продукцию по ценам этих рынков. Производство почти полностью автоматизировано, но ОАО не монополист и поэтому не получает никакой монопольной прибыли. Что тут непонятного?

2. «…вопрос: откуда берется производимая стоимость (в т.ч. прибавочная) при мизере занятой на данном производстве живой рабочей силы?». Производимая или вновь создаваемая на данном предприятии стоимость и прибавочная стоимость «берется» из того же самого вечного ее источника — наемной живой рабочей силы занятой на данном предприятии, за вычетом административно-управленческого персонала и собственников предприятия, если они, конечно, не работают среди тех, кто числится в штатном расписании от простого слесаря и оператора до главного инженера. Таковых в этом списке мало, следовательно, мала и вновь создаваемая стоимость и прибавочная стоимость (v + m). Но наряду с последними существует еще оплаченная стоимость средств производства (c), которая, не увеличиваясь и не уменьшаясь (если, конечно, не было какой-либо переоценки основных фондов), полностью переносится на продукт. Ее доля в цене продукции предприятия может быть гораздо меньше или гораздо больше (v + m) — меньше на ранних этапах развития капитализма, больше на его поздних этапах. Именно на этой основе Маркс строит свое доказательство закона тенденции нормы прибыли к понижению. Таким образом, доли цены производства меняются — одна становится меньше, зато другая больше, но цена-то в целом остается. К тому же никуда не деваются и рыночные цены на продукцию данного предприятия, поскольку рынок тоже никуда не делся. Они формируются под влиянием огромной массы объективных и субъективных факторов общехозяйственной и рыночной конъюнктуры. Опять-таки — что тут непонятного?

3. Пример из Вашего 25-летнего советского опыта не годится, поскольку в СССР господствовал не рынок, а государственная монополия, которая в лице Госкомцен устанавливала цены на все товары.

 

1. Итак, уважаемый, Вы признали, что автоматизированное предприятие ОАО «Азот» не монополист – не паразит – и не получает никакой монопольной прибыли. Но Вы ушли от прямого ответа на вопрос об истоках прироста производимой стоимости на данном автоматизированном предприятии (производство ведь за счет чего-то расширяется и модернизируется, при сокращении, кстати, штата занятых рабочих, а главное, — владельцы все богатеют и богатеют), высказав весьма туманное: «мала и вновь создаваемая стоимость и прибавочная стоимость (v + m)». Это – не ответ!


2. Доля стоимость средств производства (c) в цене продукции, говорите, «меньше на ранних этапах развития капитализма, больше на его поздних этапах. Именно на этой основе Маркс строит свое доказательство закона тенденции нормы прибыли к понижению»? А ну-ка сформулируйте четко и внятно формулу нормы прибыли: чего к чему; что в числителе, что в знаменателе. В предыдущих комментариях я уже просил политэкономов разобраться, в конце концов, со своими формулировками.


3. На «Азот» пришел в 1985г. при «социализме», ушел в 2010г. при «капитализме» – И нечего мне приписывать «советский опыт».

Аватар пользователя В. Першин

Извините, уважаемый, но «нукать» мне не надо, Вы эти хамские замашки бросьте. Я Вам терпеливо все объясняю только из уважения к пролетариату.

1. Одной из Ваших бед является то, что Вы путаете стоимость и цену товара при простом товарном производстве, а отсюда и цены производства и рыночные цены товара в условиях капиталистического товарного производства, а также прибавочную стоимость и прибыль. Рыночные цены и в том и в другом случае могут отклоняться от стоимости вверх и вниз, причем довольно значительно. Точно так же отклоняется вверх и вниз масса получаемой прибыли от массы высосанной из рабочих прибавочной стоимости. Все зависит от общехозяйственной конъюнктуры вообще и конъюнктуры рыка в частности. Наиболее концентрированным выражением этой конъюнктуры на свободном рынке является соотношение спроса и предложения. Но современный рынок отнюдь не свободный, потому и ошиблись наши «младореформаторы», что понадеялись на «невидимую руку» рынка. Следовательно, есть и другие важнейшие конъюнктурные факторы, влияющие на движение рыночных цен – как мировых, так и отечественных. Например, хроническая инфляция, создаваемая постоянно расширяющимся безналичным рефинансированием, так сказать, «нереальных» рынков» — рынков фиктивного капитала, опционов и прочих деривативов. Рефинансированием, которое осуществляют центральные банки. Под «эту дудочку», например, ряд центральных банков злоупотребляют рефинансированием так, что периодически и в расширяющемся масштабе берут принудительные займы всего населения. Особенно отличаются на этом поприще ФРС (центральный банк) США. Следует также иметь в виду, что  инфляционный рост цен протекает неравномерно по отдельным товарам. Тем не менее, если на продукцию ОАО «Азот» есть спрос и она продается по рыночным ценам, которые позволяют производству расширяется и модернизироваться при сокращении штата занятых рабочих, и обогащаться владельцам предприятия, то в чем, собственно, вопрос. Очевидно, ответ надо искать в сложившейся конъюнктуре рынков, на которых продается продукция ОАО. Вы же не хотите сказать, что она не продается, или продается по очень низким ценам, а владельцы предприятия «жиреют» и т.д.

 

2. Вы строите свои представления о норме прибыли (рентабельности) на годовом планировании хозяйственной деятельности и годовой бухгалтерской отчетности. Это дилетантство. В теории и практике капитализма норма прибыли определяется как отношение массы прибыли ко всему авансированному капиталу. Попробуйте, например, обратиться в банк за кредитом с бизнес-планом, в котором все расчеты основаны только на годовых экономических показателях, в том числе нормы прибыли. Вас засмеют и никогда боль всерьез не примут. Годовая отчетность вообще и по прибыли в частности делается с целью начисления и уплаты налогов. В бизнес-плане расчет делается на весь период кругооборота авансированного капитала. А это может быть и 10, и 15, и 20 лет. Почему сложно составлять бизнес план? Потому что мы живем и работаем в условиях постоянно меняющейся общехозяйственной и рыночной конъюнктуры. Вы попробуйте для интереса на условных цифрах посчитать среднюю норму прибыли за период полного кругооборота капитала, скажем, за 10 лет. Сначала отвлекаясь от всяких посторонних факторов, а потом учитывая их. Уверен, у Вас получатся совершенно разные цифры нормы рентабельности – средней за 10 лет и годовой. Средняя норма прибыли за 10 лет совпадет с годовой лишь тогда, когда Вы предположите неизменными все прочие условия в течение 10 лет. Но такой неизменной капиталистической практики не бывает.  

 

3. А шесть лет с 1985 по 1991 гг. — разве это не советский опыт? 

 

Не в моем характере хамить, а тем более Вам, уважаемый В. Першин. И я прошу прощения, если дал Вам повод заподозрить меня в этом. Хотя Ваше «мозги загадили» тоже, извините… Пролетариат – не быдло.


1. По второму вопросу Вы мне дали исчерпывающий ответ, и я им целиком и полностью удовлетворен. «В теории и практике капитализма норма прибыли определяется как отношение массы прибыли ко всему авансированному капиталу… за период полного кругооборота капитала. – Вот это правильно! Согласен! – Именно отношение массы прибыли ко всему авансированному капиталу за период его полного кругооборота, за период, я бы добавил, полного обновления основного капитала, за период одного промышленного цикла. В числителе – масса прибыли; в знаменателе – стоимость (в денежном выражении) основного капитала + стоимость (в д.в.) оборотного капитала за весь период + стоимость (в д.в.) переменного капитала за весь период. И тенденцию нормы прибыли нужно прослеживать, сопоставляя ее движение от цикла к циклу. Но масса прибыли – не масса прибавочной стоимости. Масса прибыли более податлива воздействию внешних факторов: с «верху» фискальный пресс государства, с «низу» – растущие требования пролетарских масс… и целый ряд других факторов, деформирующих норму прибыли в сторону снижения. Более правдоподобной была бы тенденция нормы (теперь уже не знаю как назвать: так и просится – «нормы прибавочной стоимости»), если бы в числителе была все-таки масса прибавочной стоимости (в денежном выражении) за период полного кругооборота – обновления основного капитала. И мне очень было бы интересно знать тенденцию нормы как по одной формуле, так и по другой в течение второй половины XIX века по 1913 год европейских стран, или же, скажем, конкретно Великобритании с 1825-го по 1913-й.


По первому пункту ответ дам позже, скорее всего, через неделю.

Владу Огневу: в дополнение к тому, на что Вам указал В.Першин, я бы порекомендовал Вам как следует еще проработать Гл.51 «Отношения распределения и производственные отношения» в третьем томе «Капитала», например, на http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Kapital3/kapital3-51.html . Мне кажется это может быть полезным Вам в рассуждениях о простом живом труде и о живом труде на основе более развитых материальных оснований и общественных его форм.  

1. Для VIK-Lug:


Верно. только это будет уже овеществленный труд.


А вновь созданную стоимость создает именно труд живой.


 


2. Виктору К:


Вы — сторонник многофакторной теории стоимости.


А меня интересует мнение именно сторонников ТТС.

Даже на одном производстве труд овеществляется в процессе непрерывно, а готовый продукт — уже овеществленный труд, но ещё не реализованный как стоимость. Представьте, что производство продукта на потребление находится в одной фирме с производством средств производства. Сами сделали машину и сами используют. Где здесь граница между трудом живым и овеществленным? 

Труд как ОНЗ непрерывно уменьшается — в единице продукта. Труд как полезность (включая и прибавочный) непрерывно растет — в единице времени. А полезность не делится на живую и мертвую, она умирает только на свалке, когда продукт «умер» сам.

Стремясь изо всех сил доступно, в популярной форме, что называется «на пальцах» объяснить Народу сущность трансформации «рабочей силы» индивида по мере обретения им квалификации, я незаметно для себя сам попал впросак. Поэтому уточняю.


Рабочая сила комбайнера как физического лица равняется рабочей силе косца как физического лица: РСФЛ комбайнера = РСФЛ косца. Но поскольку комбайнер имеет определенный уровень квалификации, то его рабочая сила обладает определенным N-ым коэффициентом производительности труда – КПТ рабочей силы. КПТ рабочей же силы неквалифицированного косца = 1. Напомню: КПТ рабочей силы физического лица = отношение производительности труда технически оснащенной рабочей силы к производительности ручного, технически не оснащенного, труда рабочей силы (см. http://izlom.cc.ua/model.html). Соответственно, косец является потенциальным носителем 1 условной единицы рабочей силы -1 УЕРС; комбайнер является потенциальным носителем N-ого числа условных единиц рабочей силы – N-ой УЕРС.  При соприкосновении с соответствующим орудием труда потенциальные УЕРС косца и комбайнера превращаются в реальные УЕРС  и – в процессе труда производят соответствующую массу стоимости. Если, допустим, КПТ комбайнера = 500, и он является потенциальным носителем 500 УЕРС, то, «вылезая на комбайн», его потенциальные 500 УЕРС превращаются в реальные, и он производит стоимость эквивалентную стоимости, производимой пятистами с косами жнецами.


Таким образом, косец, пройдя курс профессионального обучения, не увеличит количественно, как я говорил (прошу прощения), свою рабочую силу, а повысит коэффициент производительности труда своей рабочей силы и станет потенциальным носителем N-ого числа УЕРС, которые превратятся в реальность при соединении новоиспеченного, теперь уже, комбайнера с орудием своего труда – комбайном


Зачем все это нужно, спросите?


А для того, чтобы решить, в конце концов, фундаментальное противоречие Трудовой теории стоимости: противоречие между ее основополагающим «законом тенденции нормы прибыли к понижению» и реальной в действительности тенденцией массы прибавочной стоимости к увеличению, а нормы прибыли – к повышению.


Замечу также, что убедительной, авторитетной статистики, подтверждающей факт тенденции нормы прибыли к понижению – нет. Сколько я не пытался найти статистических данных за период более-менее естественного, нормального развития капитализма до 1913 года (статистика после Первой мировой, а тем более после Великой депрессии и «Нового» курса» не внушает доверия), подтверждающих эту гипотезу, я их так и не нашел. Хотя статистика стремительного прироста совокупной массы прибыли за период второй половины XIX века (с 1858г.) и роста нормы прибавочной стоимости за тот же период имеется. А вот нормы прибыли – нет! Марксистская политэкономия статистически так и не доказала ее понижение (иначе подобная статистика была бы размещена на первых страницах всех учебников политэкономии).


Следовательно, «закон тенденции нормы прибыли к понижению» расходится с реальной действительностью. И в интересах Трудовой теории стоимости – поскорее избавиться от этого, чрезвычайно вредоносного для самой ТТС, закона. – Невзирая на тех (защитивших свои диссертации по данной проблематике и получивших ученые звания), кто неистово цепляется за эту ложную гипотезу как утопающий за соломину.

Оказывается, это свойство комбайнера, а не комбайна. Это в комбайнере стоит двигатель в сотню лс, и это он — потенциальная уе..Комбайн не при деле.  И если сей обученный косец сядет на конную косилку, то навалит как комбайн. Он же обученный!  Брат-пролетарий, ты не чёкнутый? Тебе очень хочется доказать, что весь произведенный продукт принадлежит рабочему — ведь это он всё создал! Так и Маркс говорит! Хороший был человек.  

Неясно только, зачем здесь норма прибыли. Повышается она или понижается — какая разница, раз всё принадлежит рабочему. НО — понятно, лучше чтоб повышалась. Раз растет УЕ.. как её?

Аватар пользователя В. Першин

Откуда Вы взяли, что я отношусь к пролетариату, как к «быдлу»?! Если бы это было так, я бы с Вами (пролетарием) просто не общался и ничего терпеливо не раъяснял. Но я это делаю именно потому, что уважаю Вас как пролетария и, кстати, в том числе потому, что руководствуясь теми же соображениями, мне намекнул на это  В. Архангельский.

Я это выразил обобщенно. — Прошу прощения.

Аватар пользователя В. Першин

           В предыдущей объяснительной записи я обратил внимание на то, что одна из Ваших бед состоит в отсутствии должного понимания существенного различия стоимости и формы ее проявления — рыночной цены товара и, соответственно, прибавочной стоимости и формы ее проявления прибыли. На самом деле это беда многих нынешних адептов экономического учения Маркса. О его скрытых и явных противниках говорить не приходится.

           Вторая Ваша и всеобщая беда состоит в отсутствии должного понимания общественного труда, двойственного характера труда, и исторических форм общественного труда. Я готовил на эту тему специальную статью, которая еще далеко не окончена. Но ради Вас разместил в блоге набросок части статьи, которую опять-таки специально закончил цитатой из одной Вашей записи.

            Третья Ваша и всеобщая беда состоит в полном непонимания вопроса простого и сложного труда, закономерной связи этого вопроса с вопросом двойственного характера труда и механизма сведения (редукции) сложного труда к труду простому. В прояснении этого третьего вопроса и заключается ответ на Ваш основной вопрос, который содержится в последнем абзаце текста из Вашей книги.

 

            Прежде чем я отвечу на него, хотелось бы, чтобы Вы внимательно прочли мою запись в блоге «К учению Маркса о труде» и после этого первые два параграфа первой главы и первые два параграфа пятой главы «Капитала». Всего с моей записью в блоге это всего лишь 35 страниц печатного текста.

 

В.Першину: собственно для того, чтобы Влад Огнев понял какую роль в формировании стоимости играют общественные формы труда я и порекомендовал ему как следует проработать Гл. 51 третьего тома «Капитала», на Стр. 960 (по моей ссылке ранее) в частности Маркс определяет: «Хотя форма труда как наемного труда имеет решающее значение для характера всего процесса и для специфического способа самого производства (капиталистического — моё уточнение), тем не менее определение стоимости вытекает не из наемного труда. При определении стоимости речь идет об общественном рабочем времени вообще, о количестве труда, которым вообще может располагать общество и долей поглощения которого различными продуктами определяется их общественный удельный вес. Та определенная форма, в которой общественное рабочее время проявляется в стоимости товаров как фактор, определяющий последнюю, связана конечно, с формой труда как наемного труда и соответствующей формой средств производства как капитала постольку, поскольку лишь на этом базисе товарное производство становится всеобщей формой производства».

Аватар пользователя В. Першин

Огневому, да и не только ему, надо прежде всего внимательно прочесть то, что я порекомендовал (см. чуть выше мой ответ ему). Иначе все мои разъяснения останутся непонятными и ему, и Вам, и всем остальным. Надо же не верить ответам, а понимать их, причем до конца.

Относительно затронутой в цитате формы наемного труда. Здесь тоже царит огромная путаница, которую я планировал, но еще не успел прояснить в своей статье «К учению Маркса о труде». Поэтому коротко сделаю это здесь.

В первом параграфе статьи, где речь идет о труде вообще, общественном труде, в окончательном варианте статьи я обязательно подчеркну, что это лишь абстрактное понятие, которое выражает общественный характер труда на протяжении всей истории общества. Следовательно, во втором параграфе речь идет об исторических формах общественного характера труда, которые нельзя путать со способам общественного труда и которые также имеют исторические формы. Они соответствуют историческим способам производства: первобытнообщинный труд, рабский труд, крепостной труд, наемный труд, социалистический и коммунистический труд.

 

В.Першину: абстрактный то абстрактный характер общественного труда, но производительная сила труда на основе прогрессирующего совершенствования общественных сил труда в определениях Маркса вообщем то имеет вполне себе определенный характер и воздействие на развитие общественных производительных сил труда и производственных отношений в  обществе. И это как раз и подчеркивает Маркс в выводах Гл. 51 «Отношения распределения и производственные отношения» в третьем томе «Капитала». И как именно в этих процессах проявляется двойственный характер труда с учетом процессов обращения капитала и его метаморфоз?   

Аватар пользователя В. Першин

Я Вам про общественный характер труда, как про абстрактное понятие, Вы мне про абстрактный характер общественного труда. Это же совершенно разные общественные формы труда. Первая присуща всем формациям (только о ней я и говорю в своем комментарии), вторая — только простому и капиталистическому товарному производству. Я Вам про исторческие формы общественного труда, Вы мне о производительной силе труда, о ее воздествии на развитие производительных сил и т.д.  Это также совершенно разные вещи. Так «замутили», да еще поставили вопрос, как в этой «мути»  «проявляется двойственный характер труда с учетом процессов обращения капитала и его метаморфоз?» Вы меня просто разочаровали. Я для кого написал статью о труде? Разве только для Огневого?

В.Першину: но и Вы извините меня, но разве главный свой труд Маркс не посвятил тому, чтобы показать «ху из ху» капитал, его обращение и метаморфозы, а также специфическую историческую определенность капиталистического способа производства. И уже из этого он и обосновал и двойственный характер труда, и формирование стоимости как самого капитала, так и продуктов его обращения в виде соответствующих товаров, и развитие производительных сил на основе прогрессирующего совершенствования общественных сил труда в соответствии с организацией производственных отношений и отношений распределения в обществе.  Вы же пытаетесь свои рассуждения (как по храктеру труда, так и по вопросам собственности) вести в отрыве от этого базового фактора — сути капитала, его системы взаимосвязанных оборотов и его метаморфоз. Почему? 

Аватар пользователя В. Першин

Так как разу не понял, что Вы начали читать «Капитал» в обратном порядке. Тогда Вы правы и давайте закроем на этом все вопросы.

В.Першину: не-а, ибо труды Маркса я как раз и начал изучать с самого начала для должного понимания, ну например, вот с этого: «Капитал — это коллективный продукт и может быть приведен в движение лишь совместной деятельностью многих членов общества, а в конечном счете — только совместной деятельностью всех членов общества» (см. Манифест) и затем вот этого: »Капитал, как самовозрастающая стоимость заключает в себе не только классовые отношения, не только определенный характер общества, покоящийся на том, что труд существует как наемный труд. Капитал есть движение, процесс кругооборота, проходящий различные стадии, процесс, который заключает в себе три различные формы кругооборота. Поэтому капитал можно понять как движение, а не как вещь, пребывающую в покое» (см. Т.2 «Капитала» Стр. 121).  А иначе получается понимание марксизма так, когда «за деревьями леса то и не замечают». Что собственно и пытается демонстрировать нам уважаемый Влад Огнев (и к сожалению не только он).  

Аватар пользователя В. Першин

Вы как будто спящий и временами просыпающийся в зале участник дискуссии.

Вы снова за свое. Я Вам про «Капитал», а Вы мне про «Манифест». Я Вам про то, что Вы читаете «Капитал» в обратном порядке, Вы говорите «не-а», то есть нет, и переходите от 3-го тома ко 2-му. Ну как это прикажете понимать?

На повестке дня в этой ветке главные вопросы Огневого:  Почему растет масса стоимости и прибавочной стоимости, а значит и норма прибыли, по мере научно-технического прогресса, совершенствования на его основе и удорожании средств производства и промышленных технологий и сокращении численности наемных работников?  И противоречит это ТТС или нет? А Вы только и знаете, что тычете одной и той же цитатой из работы Ленина «Что такое «друзья народа»…», 3-им томом «Капитала», а теперь перешли уже ко 2-му тому и «Манифесту…». Проснитесь, нет в них ничего об учении о труде и его двойственном характере. А ведь речь в данной ветке идет именно о том, что без должного понимания учения Маркса о труде, ответить на вопрос Огневого невозможно. Вы-то сами прочли первые два параграфа 1-го тома «Капитала». Уже сомневаюсь. Ну а если прочли, то неужели переплюнули целую армию профессоров и поняли все до конца? Тоже очень сомневаюсь. Ну а если поняли, то проснитесь и дайте, наконец, свой вариант ответа на вопросы Огневого. А пока все Ваши комментарии выглядят очень неприглядно, однако.

 

 

В.Першину: ну предположим я уже давно «проснулся» в отношении того, что Маркс изложил в своих трудах, в том числе и по поводу формирования стоимости на товары при  капиталистимческом способе производства, а потому и предлагаю Владу Огневу как следует «врубиться» в суть того, что Маркс отметил в Гл.51 в третьем томе «Капитала» (см. на http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Kapital3/kapital3-51.html ), начиная с выражения на стр. 957 «Две характерные черты с самого начала отличают капиталистический способ производства.» - и дале по тексту на стр. 958,959,960. А вот почему Вы против этого — для меня загадка. Ну разве только по той причине, что именно эти мысли Маркса Вы еще не успели отразить в своих размышлениях о двойственном характере труда. Ибо возражить против их сути Вы не будете. Мне так кажется.    

Считаю своим долгом дать ответы, прежде всего, Вам, уважаемый Владимир Алексеевич, на обращенные в мой адрес комментарии. – В знак признательности. (Прошу прощения В.Першина и VIK-Lug).


 1. Я, как и Вы, против деления класса наемных работников на «рабочий» класс и «нерабочий» класс, на работников физического и умственного труда. Сидящий у компьютера ЦПУ химцеха оператор-аппаратчик такой же эксплуатируемы пролетарий, как и работающий в цеху слесарь с молотком и зубилом. Причем оператор ЦПУ гораздо более эксплуатируемый, нежели простой слесарь, ибо, по моей версии ТТС, соотношение m/v – норма извлекаемой капиталистом прибавочной стоимости из его производительного труда (знает ли он сам об этом?..) гораздо выше, нежели у слесаря.


 2. «О необъяснимой марксизмом проблеме роста стоимости с сокращением численности рабочих». Ну, это же очевидный, наглядный факт: капиталист в целях повышения рентабельности модернизирует свое производство, увольняя определенное количество рабочих, выставляя их на улицу, а масса прибавочной стоимости при этом увеличивается, норма прибыли возрастает. И так с каждым новым циклом обновления основного капитала: масса прибавочной стоимости все увеличивается, норма прибыли – рентабельность повышаются и повышаются. …А марксизм все это время заклинает, что, мол, норма прибыли (теоретически) должна понижаться и понижаться. Ибо, видите ли, он (марксизм) жестко привязал труд к рабочей силе: сокращается рабочая сила, следовательно, — должен сокращаться и объем труда (стоимости). – И не иначе. Я как раз и хочу разорвать этот порочный круг – жесткую привязку труда к рабочей силе. – Дабы привести теорию в соответствие с практикой.


3. Ни «статичности», ни «динамичности» в работах Маркса Вы не найдете. Попробую к вопросу подойти следующим образом. Вновь таки, повторюсь, марксизм предполагает жесткую привязку труда к рабочей силе. И движение труда у него в прямой пропорции с движением рабочей силы – что при ручном производстве, что при машинном: увеличивается количество рабочей силы – количественно увеличивается объем живого труда. В условиях ручного труда проблем у марксизма с пропорцией нет, а вот в условиях машинного производства… проблема. – Не клеится, ибо при сокращении численности рабочих с техническими нововведениями на производстве масса вновь создаваемой стоимости прет… – увеличивается. Я как раз и пытаюсь решить эту проблему: в условиях ручного труда у меня, как и у марксизма, живой труд в прямой пропорции с рабочей силой, а вот в условиях машинного производства… – в обратной: при сокращении численности рабочей силы (что происходит при технической модернизации производства) живой труд количественно – увеличивается.


4. Я целиком и полностью с Вами согласен: «органическое и техническое соотношение факторов производства (средств производства и рабочей силы), которое при капитализме определяется как органическое и техническое строение капитала, за многие тысячелетия выросло от нуля до весьма внушительных величин и, вероятно, продолжит возрастать и дальше». – Совершенно верно. Только вот я не пойму, откуда Вы взяли «проблему удорожания продукции»? – Я этого не говорил. Я, как и Вы, «вижу ее удешевление, всё меньшими и меньшими трудозатратами» за счет прогрессирующего повышения производительности труда. – Но это касается единицы продукции! А вот производство огромной, огромной совокупной массы продукции действительно будет равно возросшим трудозатратам. …Только нужно уточнить, что следует  подразумевать вод «трудозатратами». Потовыделение – не есть критерий количественно выражения труда с точки зрения производимой стоимости. Сидящий возле компьютера в белой рубашке оператор ЦПУ химцеха в тысячи раз трудозатратней = трудопроизводительней обливающегося потом несчастного слесаря с кувалдой в цеху… К счастью последних с развитием научно-технического прогресса будет со временем все меньше и меньше.


В заключение, уважаемый Владимир Алексеевич, хочу процитировать взятую из Вашего блога замечательную фразу: «Было бы позором для политэкономов, относящих себя к марксистской  школе, если бы западные школы первыми взяли на вооружение плодотворнейшие методы марксистского истмата. А ведь кто-то до этого неизбежного все равно дотумкает, допетрит!».


Боюсь, кабы Ваши слова, ввиду тотального снобизма, да не стали пророческими.

Владу Огневому: а Вы разобрались с сутью того, что я Вам отразил в своем комменте от 19.11.2012 в 11:52? А марксизм вообще то «жестко привязан» к должному пониманию капиталистического способа производства и тенденций в процессах развития общества на его основе. Что собственно и позволило В.Ленину в работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов» отметить следующе: «Для Маркса одно важно, именно — найти закон тех явлений, которые он исследует, и при том особенно важен для него закон изменения, развития этих явлений, перехода их из одной формы в другую, из одного порядка общественных отношений в другой. Поэтому Маркс заботится об одном: показать точным научным исследованием необходимость данных порядков общественных отношений, констатируя со всей возможной полнотой те факты, которые служат для него исходными и опроными пунктами. Для этой цели совершенно достаточно, если он, доказывая необходимость настоящего строя, доказывает вместе с тем и необходимость  другого строя, который неизбежно должен вырасти из предыдущего, — все равно, верят ли люди в это или не верят, сознают ли они это или не сознают». И Вы не пробовали подойти к пониманию сути марксизма именно с этой точки зрения, на которую указывает В.Ленин?

Аватар пользователя va

Рад, что на фоне очень верно подмеченного Вами, Владимир, тотального снобизма (которому неведомы никакие сомнения, и который я отношу к среде и ученых-теоретиков, и рядовых обывателей, разделяющих те или иные представления о социально-экономической среде, в которой мы все бултыхаемся) не лезете в бутылку, а напротив, действительно стремитесь разобраться (не робея ни перед кем) в сути проблемы, заинтересовавшей Вас и попутно вызвавшей сомнения в справедливости обнаруженной и сформулированной Марксом тенденции нормы прибыли к понижению. Написал слово сомнения, и сразу вспомнил о Человеке из романтической поэмы «Человек» (1903) пролетарского писателя-классика. Сперва хотел ограничиться одной только фразой-цитатой о сомнениях, но приведу отрывок чуть побольше.

– Для Мысли нет твердынь несокрушимых, и нет святынь незыблемых ни на земле, ни в небе! Все создается ею, и это ей дает святое, неотъемлемое право разрушить все, что может помешать свободе ее роста.

– Спокойно сознаю, что предрассудки – обломки старых истин, а тучи заблуждений, что ныне кружатся над жизнью, все созданы из пепла старых правд, сожженных пламенем все той же Мысли, что некогда их сотворила.

– И сознаю, что побеждают не те, которые берут плоды победы, а только те, что остаются на поле битвы…

– Иду, чтобы сгореть как можно ярче и глубже осветить тьму жизни. И гибель для меня – моя награда.

– Иных наград не нужно для меня, я вижу власть – постыдна и скучна, богатство – тяжело и глупо, а слава – предрассудок, возникший из неумения людей ценить самих себя и рабской их привычки унижаться.

– Сомнения! Вы – только искры Мысли, не более. Сама себя собою испытуя, она родит вас от избытка сил и кормит вас – своей же силой!…

Вот снова, величавый и свободный, подняв высоко гордую главу, он медленно, но твердыми шагами идет по праху старых предрассудков, один в седом тумане заблуждений, за ним – пыль прошлого тяжелой тучей, а впереди – стоит толпа загадок, бесстрастно ожидающих его. Они бесчисленны, как звезды в бездне неба, и Человеку нет конца пути! Так шествует мятежный Человек – вперед! и – выше! все – вперед! и – выше!

Хорошо, что мы пришли к более-менее согласному мнению по перечисленным Вами пунктам 1 (с некоторыми оговорками по фразе, начинающегйся с «Причем оператор…») и 4 в части удешевления, причем замечание по удорожанию я принимаю. Остаются пп. 2 и 3, логику которых принять не могу.

По пункту 2. А не кажется ли Вам, что Вы просто ломитесь в открытые двери? В самом деле, всякий отдельно взятый капиталист, пытающийся сохранить свое производство, не оказаться разоренным конкурентами, вынужден заниматься проблемами модернизации. Это ведь и по-Вашему, и по Марксу. Если он (назовем его Смитом) угадал, принял верное для себя решение, он получил временное (потому что раньше или позже и другие предприниматели должны будут сделать то же самое) преимущество на рынке перед своими конкурентами, благодаря чему временно, пока общественно признанные трудозатраты на производство товара (его стоимость) еще не снизились, данный капиталист получает повышенную прибыль, потому что разница между ценой товара (плавающей где-то недалеко от общественно значимой стоимости) и его, именно Смита снизившимися издержками (расходами), увеличилась. И этого Вы не можете не признать; более того, именно этот факт возросшей прибыли Смита (а это действительно факт) Вы интерпретируете как то, будто повышение органического строения капитала на предприятии Смита, во-первых, не соответствует сформулированной Марксом тенденции понижения нормы прибыли, а во-вторых, привело к необъяснимому марксовой теорией стоимости прибавку вновь созданной на его предприятии большей (чем прежде) стоимости. Согласны? Тогда едем дальше.

Замечу однако, что после нововведений Смита общественно-необходимая и признаваемая стоимость товара хоть и не упала до уровня снизившихся издержек производства у Смита + средней нормы прибыли (у Смита прибыль и норма прибыли выше средней!), тем не менее немного снизилась относительно первоначального значения (причем снизилась не только для продукции фабрики Смита, но и для всех остальных производителей). И будет снижаться и дальше по мере того, как старые технологии на других предприятиях будут уступать место смитовской.

Когда же конкуренты Смита (Джонс, Браун, Миллер, Тейлор и др.) сделают у себя то же, что и Смит, рынок окажется насыщенным продуктами, издержки производства которого стали существенно ниже прежних средних, то же произойдет и с их стоимостью и ценой, которая установится где-то возле суммы новых (малых) издержек и средней нормы прибыли. Смиту снова придется что-то предпринимать, чтобы оторваться от конкурентов, и так далее, далее, далее. 

Не буду разжевывать дальше, Ваша позиция по п. 3 лишь следствие предыдущего. Вы сами лучше меня разберетесь в этом вопросе. Почитайте лучше статью Википедии Тенденция нормы прибыли к понижению (марксизм). Там неплохо всё объяснено, в первых же строках и в небольших главках Суть явления и Причина и подоплёка. Разумеется, по моему мнению, рассуждения о рабах из анализа тенденций нормы прибыли следовало бы исключить как находящиеся за рамками капиталистического способа производства. Возможность сращивание разноукладных способов производства возможно и доказано историей, но в этой статье Википедии пример с рабами ничего не проясняет.

А насчет мнения некоторых об упертости сторонников экономического учения Маркса, то тут всё намного проще, чем те думают: просто чаще нужно руководствоваться принципом бритвы Оккама и не разводить в теориях сущностей больше того, что является достаточным для теоретического отражения бытия. Этим принципом я руководствуюсь твёрдо сам и это же советую всем другим.
 
В.Архангельский

Аватар пользователя В. Першин

Вопрос Огневого заключается в следующем. Почему растет масса стоимости и прибавочной стоимости, а значит и норма прибыли, по мере научно-технического прогресса, совершенствования на его основе и удорожании средств производства и промышленных технологий и сокращении численности наемных работников. Никакие манипуляции с ценами тут не помогут, да они и не к месту, ибо неправильны. Так что Вы совершенно не ответили на этот простой вопрос. Простой, потому что только с точки зрения ТТС его и можно объяснить. У Огневого, наоборот, наблюдаемое им явление, а оно действительно имеет место, заставило засомневаться в ТТС, а заодно и в законе тенденции нормы прибыли к понижению.

Я жду, когда Огневой (да и другие тоже) прочтет то, что я ему порекомендовал, и даст мне сигнал вернуться к его вопросу.

Аватар пользователя va

Уважаемые коллеги, вопрос т. Першина мной не понят. Мой последний ответ Огневому – это продолжение коммента Уточнение и дополнение всё испортило, в котором я предложил обосновать увеличение произведенной стоимости не у отдельного капиталиста (которого потом я назвал Смитом), а в обществе в целом. Да, Смит молодец, и сам в накладе не остался, выбросил на рынок больше продукции, и рыночные цены на товар своей номенклатуры слегка сбил, т.е. сократил прибыль ретроградов Джонса, Брауна и др. Стоимость (по обществено-необходимым критериям) продукции его единичного производства действительно возросла, но сумма стоимостей продукции смитовской номенклатуры осталась прежней или чуть сократилась (пропорционально числу освобожденных, т.е. уволенных работников).    
 
Так вот, мяч отбит, он не на моей стороне. Найдете доказательства того, что стоимость  продукции всех предпринимателей растет быстрее роста численности работающего населения. Разумеется, Вы не в состоянии сдлелать этого в абсолютных («журавлиных») показателях, но можете сделать это в относительных «синичковых» относительных мерах «прославленой стоимости», приведенной (хотя это тоже проблема, поскольку производительность труда в различных отраслях производства никогда не возрастает в одной и той же пропорции) к единой базе отсчета.

Если такое доказательство будет найдено, мы продолжим дискуссию об источнике таинственно возникшей нетрудовой стоимости.

В.Архангельский 

Страницы