Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Грянет ли гром...?

Вот оно и произошло – нежданное вторжение живой, грубой, настоящей жизни (http://www.alternativy.ru/ru/node/982#comment-8372) в тихое болото сонной мысли, в котором прекрасно уживаются самонадеянные катедер-профессора, презрительно щурящиеся с высот своих кафедр на всех не облечённых в научные титулы, и мелкота из премудрых пескарей, каждый из которых мнится себе не менее чем Платоном, Спинозой, Гегелем (ну уж никак не менее, чем Жоппером) и т.д. и т.п. вместе взятым в современном издании.

Пролетарий (в истинном, марксовом, понимании), желающий обрести классовое сознание «для себя», задаёт теоретикам и «теоретикам» вопрос, жизненно важный для него, причём не для него лично, сам он, по всему видно, устроен, а как представителя класса. Класса, который, явлением, отчётливо воспринимаемым вопрошающим, ставится на грань уничтожения «железной пятой» капитала. Vlad Ognev обращается за помощью к людям, манифестирующим (как сейчас модно выражаться) себя знатоками марксизма-ленинизма (которые, надо думать, спустя полтора века всё же учли замечание Ленина в адрес марксистов), а ему сыплют на уши канторову пыль и высмеивают его вопросы, которые сформулированы, по сути, не им, а всей нашей жизнью. Стыдно, господа марксисты…

Я неоднократно пытался привлечь внимание местной аудитории с теоретической стороны к вопросу, который с практической стороны волнует Vlada Ogneva, но откликнувшиеся были озабочены не проникновением в суть проблемы, что подразумевает анализ её с диалектических, и, причём исключительно с диалектических, позиций, а мелочным критиканством идей, которых они совершенно не поняли. Основная же мысль моя заключалась в том, что данную проблему особенного как конкретной взаимосвязи производственной деятельности человека и её представления в продукте труда невозможно решить, не решив, прежде всего, общую проблему взаимосвязи материального и идеального, значительный шаг в направлении чего сделан Э.В. Ильенковым. Тем более, что вся подготовительная работа уже сделана Спинозой, Гегелем, Марксом и надо только с высоты достижений этих гигантов заглянуть за горизонт нынешних «марксистских» догм, а не изобретать «новые» течения «критического марксизма». Но нет, опять мышиная возня и велеречивые рассуждения, возвращающие во времена средневековья с его схоластическими спорами о том, сколько чертей уместиться на кончике иглы, со стороны премудрых пескарей, и величавое презрительное молчание со стороны катедер-критических марксистов. У последних, действительно, положение аховое, как у жонглёра на проволоке – мало «критического марксизма» того и гляди начнутся проблемы с должностью, много пресловутого «критического марксизма», можно и исчезнуть из списка марксистов, а после этого твоя ценность в качестве «критического» лица внутри марксизма опускается до нуля - цугцванг.

То же, что проблема, практическое разрешение которой так волнует Vlada Ogneva, не надумана и не дело отдалённого будущего, доказывается сегодняшней практикой, практикой капитала. За примером далеко ходить не надо, достаточно заглянуть в окно соседу, на Украину — http://propaganda-journal.net/6193.html. В двух последних абзацах этой статьи названы практические последствия процесса, теоретическое, научное объяснение которого и волнует так Vlada Ogneva и кровно необходимо пролетариату, классу, существование которого со временем становится, нет, не проблематичным, а невозможным. Но столь же лишними станут и многие другие слои общества, связанные с производством как таковым.

Тщательному анализу здесь не место, но кратко можно сказать, что капитал как общественное отношение достиг своего предела. Это отношение определяется сейчас не  финансово-промышленным капиталом и уж тем более не промышленным, а исключительно финансовым капиталом. Как ранее промышленный капитал, по замечанию Маркса, вытеснил торговый и ростовщический капитал, а затем финансово-промышленный капитал вытеснил промышленный капитал, что исследовано Лениным, так теперь финансовый капитал вытеснил промышленно-финансовый капитал и превратился в абсолютную, довлеющую силу в капиталистических отношениях. Но этого мало, финансовый капитал прямо либо косвенно проник буквально во все сферы общественных отношений, всё более и более подчиняя их себе.

А теперь зададим вопрос – какова цель капитала? Праведные, верующие марксисты (в отличие от понимающих и стремящихся понять) немедленно воскликнут – конечно же, прибавочная стоимость. Но попробуем, не ревизуя Маркса, по-иному расставить акценты.

Капиталиста интересует не идеальное, прибавочная стоимость, а материальное, прибыль как превращённая материальная форма прибавочной стоимости. Для промышленного капитала прибыль есть производное прибавочной стоимости, поэтому он вынужден постоянно расширять производство и повышать его эффективность. Повышение эффективности за счёт автоматизации достигло невероятных размеров и вытеснение человека из производства происходит ускоряющимся темпом.

Но для финансового капитала прибыль непосредственно связана с его собственными операциями и, несмотря на то, что в конечном итоге она зависит от прибыли промышленного капитала, от него она зависит косвенно, опосредствованно. Главной целью финансового капитала становится власть, со временем – абсолютная власть. «На примере ростовщика — этой хотя и старомодной, но постоянно возрождающейся формы капиталиста Лютер очень хорошо и наглядно показывает, что жажда власти есть один из элементов страсти к обогащению». (К. Маркс, Т. 23, с. 606). Если для одной личности как представителя финансового капитала власть есть «один из элементов» его деятельности, то для финансового капитала как для господствующего общественного отношения стремление к власти есть главный элемент. Но на пути к власти стоит и промышленный капитал, хотя и подчинённый, но всё ещё сильный и, главное, само общество, люди, которые в критической для них ситуации способны объединяться и защищать себя всеми доступными им средствами. Значит, следует от того и другого избавиться, тем более, что ресурсы планеты не безграничны и в не столь уж отдалённом будущем вообще будут исчерпаны и зачем тогда и над кем нужна власть. И вот ныне промышленный капитал как итог развития внутренней действующей тенденции предоставляет финансовому капиталу средство для ликвидации себя и «лишних» людей – автоматизированное производство. Такое производство способно обеспечить длительное существование весьма узкого слоя господствующей олигархии и групп людей, обеспечивающих её физическое воспроизводство, – слоя научно-технических работников, а также надзирающих и карающих структур, более не требуется (ах да, мы забыли богему). Вот теперь, действительно, конец истории.

Научно-технический прогресс и развитие производительных сил, подведшие человека к возможности полного раскрепощения, ликвидации отчуждения деятельности и перехода из «царства необходимости в царство свободы», поставили человека перед дилеммой – либо качественный скачок в общественных отношениях и ликвидация их капиталистической формы и дальнейшее развитие человека на новом основании, либо следование этой форме до конца, буквального конца. Гром ещё не грянул, но…

Таковы, в самом кратком изложении, следствия из вопроса Vlada Ogneva об источнике прибавочной стоимости при отсутствии живого труда. Так что, товарищи марксисты, это вопрос надуманный или самый что ни на есть жизненный, причём буквально?

Комментарии

Уважаемый ЧЕЛОВЕК!

Разделяя безусловно Ваши мысли, хотел бы узнать, а с есть ли у Вас свое собственное мнение по той проблеме, о которой Вы так здорово написали? Возможно, у Вас есть публикации на этот счет? И я был бы рад с ними познакомиться.

В.Паульман

Аватар пользователя В. Першин

А Вы читали мою широкую полемику с Человеком по политэкономичесим и философским вопросам? Если нет, то я размещу всю подбоку еще раз.

Спасибо огромное за предложение! Если не трудно, перешлите мне по адресу

Сначала всё хорошо. Про финансовый капитал и власть, напр. Не показано только, почему произошло вытеснение промышленного капитала. И почему финансовому действительно необходима власть политическая.  Это ведь не от дурных наклонностей, а жесткая необходимость. А дальше пошла ерунда — про ликвидацию промышленности и населения с помощью автоматизированного производства. Автор как-то не задумался, что это производство — оборудование для него — кто-то тоже делает, головой и ручками. Да и вообще про ликвидацию (устранение!) - бред.

Диллема, а точнее — неизбежные изменения принципов функционирования — разумеется есть, но она в другом. Уже не раз говорил о главном противоречии капитализма, но пролетает мимо ушей — у Маркса ведь этого нет! «Прибавочный продукт не имеет стоимостного покрытия внутри цикла = в закрытом рынке = в глобальной экономике.» Поэтому кризис «лечится» валютными вливаниями и кредитом — до упора, как до этого лечился экспортом и войнами. Поэтому при громадной массе «бешенных денег» все кругом долны друг другу, от домохозяйств до государств. Поэтому финансовые спекуляции приносят больше дохода, чем производство — и т.д. Сохранение системы выгодно только финансовой всемирной мафии, и потому ей так важно контролировать правительства по всему миру. Однако конец этому царству уже наступает, и здесь ничего не поможет мафии. Кстати — смотрите тексты Хазина.

А на вопрос Влада уже отвечено, и не раз. Тоже не видите? 

Уважаемый Валерий Фёдорович!

В моей заметке затронуты две проблемы. Общая – взаимоотношение материального и идеального и особенная – об источнике прибавочной стоимости при отсутствии живого труда. Поскольку Вы не уточнили, скажу об обеих. Да, у меня есть своё мнение и по общему вопросу, и, соответственно, как вывод из общего, по особенному. И это не мнение как следствие интуитивных и эмоциональных предпочтений, а мнение, основанное на логических выводах, следующих из анализа общей проблемы.

Начну со второго вопроса. Любой человек, умеющий читать и не совсем лишённый способности к логическому мышлению, может на него ответить.

Согласны ли мы с Марксом и классиками политэкономии, что стоимость создаётся деятельностью человека (заметьте, я говорю не трудом, а деятельностью)? Если да, идём дальше. Со стороны затрат, издержек производства, она образуется из стоимости постоянного капитала c и переменного капитала v, прибавочную стоимость оставим в стороне, нас интересуют источники стоимости, а не её общая «величина». Но если переменный капитал отсутствует (возьмём чистый случай, как принято при анализе), то единственным логическим выводом будет тот, что стоимость создаётся постоянным капиталом. Страшно идти против Маркса? Делайте выбор – либо следовать методу Маркса и смотреть в лицо фактам, стараясь объяснить их, либо слепо поклоняться иконе марксова авторитета и догматизировать его выводы, третируя всех ищущих. Вам на память не приходят некие страницы нашей истории, и что получилось в итоге? Есть ещё одна лазейка – заново проанализировать процесс создания стоимости в надежде найти упущенные факторы. Но оставим это неофитам и скептикам, подвергающим сомнению даже собственное существование.

Постоянный капитал как стоимость складывается из стоимости предметов производства (сырьё, полуфабрикаты) и орудий производства. Предметы производства – пассивный фактор – над ними производятся действия. Поскольку они физически полностью входят в продукт труда, то и их стоимость входит в продукт труда. Орудия труда – активный фактор – они производят изменение предметов труда, они деятельностны и как таковые они создают новую стоимость. Но орудия труда физически не входят в состав продукта труда ни одной своей частью. Поэтому их стоимость не входит в состав стоимости продукта труда, а переносится частями, пропорциональными сроку службы. Следует заметить, что есть и иные пассивные факторы производства – здания, сооружения, инфраструктура. Эти факторы создают условия производства, но непосредственно не воздействуют на предмет труда, и их стоимость переносится, так же как и стоимость орудий труда.

Итак, следуя логике и только ей, мы выяснили, что деятельностная роль орудий труда идентична деятельности человека, его труду. Посмотрим на это сугубо с экономической стороны. Чем человек экономически отличается от орудий труда. Только одним, человек универсален, орудия труда специализированы. Но универсальность человека проявляется только в отношении всего комплекса производительных сил. Если же рассматривать отдельное конкретное производство, то он ничем не отличается от орудий труда – он выполняет столь же узкие специфические операции, что и орудия труда, человек есть придаток, продолжение машин, орудий труда. И с экономической точки зрения всё равно, на что идут издержки производства по поддержанию в работоспособном состоянии как орудий труда, так и человека – главное, чтобы они выполняли свои производственные функции. Вспомним слова Маркса о частичном человеке и его отчуждении, о том, что человек действует как человек только в физиологических актах, а в производстве он ничтожен. Далее, человек своей деятельностью производит изменение предмета труда, но это изменение осуществляется исключительно с применением орудий труда, без них никакая деятельность невозможна. С этой стороны и человек, и орудия труда экономически и технологически подобны, они дополняют друг друга. И когда научно-технические достижения дают возможность вывести из технологического процесса человека, то от этого с экономической точки зрения ничего в производственном процессе не меняется – продукт всё равно создаётся, соответственно, создаётся и стоимость, в том числе и прибавочная. Теперь, полагаю, понятно, почему я в начале рассуждений сделал акцент на деятельности человека, как на понятии, гораздо более полном, чем труд.

Мы подошли к решению вопроса с негативной, отрицающей стороны, предположив несуществующим переменный капитал. Но, рассматривая проблему со стороны общего, со стороны взаимозависимости материального и идеального, можно придти к такому же результату с положительной стороны как итогу диалектического анализа.

Возвращаясь к первому вопросу – отношению материального и идеального – могу сказать, что такой анализ, в основном, проведен и выводы позволяют уверенно утверждать, что роли орудий труда и человека в создании стоимости аналогичны, хотя и не равны друг другу. И не только утверждать, но детально рассмотреть процесс их участия в создании продукта труда. Но на завершение работы понадобится, возможно, несколько месяцев, так что о подробном изложении говорить преждевременно.

 

Уважаемый viktork!

Не показано, «почему произошло вытеснение промышленного капитала. И почему финансовому действительно необходима власть политическая» по простой и вполне понятной причине, не требующей объяснений – по причине сложности и объёмистости темы. Марксу на обоснование причин и сущности перехода от торгового и ростовщического капитала к промышленному понадобилась вся жизнь (и то не хватило) и много томов (Вы хоть знаете, сколько?). Ленину внешне, если рассматривать только сам текст, меньше, но интеллектуально эта задача ничуть не проще, стоявшей перед Марксом. Нам очень повезло, что мы, опираясь на их метод и выводы, можем делать свои промежуточные, частные заключения на основании имеющихся фактов, не прибегая к обширным исследованиям. На детальное же обоснование этих выводов потребуется весьма большая печатная площадь, и делать это желательно не одному человеку, а группе единомышленников. Для краткой же заметки достаточно краткого вывода.

Заявить «ерунда — про ликвидацию промышленности и населения с помощью автоматизированного производства» можно было только совершенно не поняв сказанного о совершающемся на наших глазах. Именно для пробуждения мысли читающих я и привёл ссылку на журнал «Пропаганда». Тем более, что автор всё-таки задумался и указал, кто «это производство …делает, головой и ручками»: слой научно-технических работников, за которыми присматривают надзирающие и карающие структуры. Увы, не в коня корм…

«…финансовые спекуляции приносят больше дохода, чем производство». До сих пор в основании всего общества, независимо от формы экономических отношений, лежит материальное производство. Невозможно распределить больше, чем имеется в наличии. Если же Вы зафиксировали факт того, что доход больше производства, то постарайтесь, во-первых, предельно точно описать этот факт; во-вторых, объяснить его (а не просто констатировать), приведя производство и доход к одному знаменателю. Например, либо к натуральным, либо к ценовым показателям. В первом случае не только Вам, но и самому богу не удастся распределить больше имеющегося. Во втором случае объяснение будет лежать в финансовой, во многом виртуальной, а не производительной сфере. Никакого однозначного соответствия между ними нет. И ещё, называть финансовый капитал мафией значит демонстрировать предельное легкомыслие. Мафия извлекает доход, нарушая законы. Финансовый капитал извлекает доход, создавая законы. Что опаснее для общества? Попробуйте додумать самостоятельно.

Про «устранение населения» — ничего не прояснилось.

Про финансовые спекуляции — не понял протеста. Спекуляция на то и спекуляция, что создает фиктивный доход или отнимает чужой реальный. Фин система действительно через кредиты грабит производство, а через биржу создает фиктивные стоимости. Полно и других способов. Какой показатель Вам нужен? Есть гос кридиты, печатный станок, инфляция — чем не показатель.  При чем здесь производство?

А мафия не всегда нарушает законы, она может и править государством, напр Россией. И также неформально правит миром. Фин капитал как термин очень широк, у меня же речь именно о политической стороне фин капитала, об уровне влияния. Мафия — именно потому, что неформально правит, и потому, что это глобальная сеть. А в целом — да, это фин капитал.

 

Аватар пользователя va

Проиграв дискуссию со мой и Першиным про выдуманные безлюдные заводы-автоматы (напомню, что эту вводную я и Першин, однако, приняли в расчет полностью!) и позорно покинув дискуссию с деланой миной победителя, господин аноним продолжает агрессивно нападать на теоретическую схему Маркса об источнике стоимости товара и прибыли капиталиста. Ему претит марксов анализ капиталистически организованного воспроизводственного процесса в целом, марксов анализ рыночной конкуренции капиталов и наемных рабочих, ему мерещится его несомненное и несравненное превосходство и величие по сравнению с этим столпом экономической науки, и не только экономической, а всего комплекса социологических наук, т.е. наук об обществе, которого безвестный аноним, разумеется, считает пигмеем или даже шарлатаном. Не поняв ничего в ни в превращенных формах прибавочной стоимости (капиталистической прибыли) у Маркса во 2 и 3 томах Капитала, не поняв ничего даже в моем простейшем примере-иллюстрации с гарантированным 30-процентным убытком всех покупателей лотерейных билетов (который для каждого отдельного покупателя превращается либо в форму 100-процентного убытка, либо в форму прибыли фантастического размера), он лишь проявил а) свою дремучесть в области математики, поскольку элементарно не понимает ни что такое пропорция, ни что такое бесконечность, б) свою склонность к демагогии, мошенничеству, лжи, в) равно как проявил и неумение участвовать в диспутах и достойно из них выходить, когда проиграл.

Не собираюсь переубеждать господина анонима. Это бесполезно. Пишу для тех, кого он пытается оболванить своими опусами о скатертях-самобранках и емелиных фантазиях. Он придумал другую теоретическую схему. В ней он выделил материальный Пассив (в начале производственого цикла это сырье, комплектующие и материалы, которые в конце цикла превращаются в готовую продукцию) и Актив, благодаря действиям которого материальный Пассив становится чего-то стóящим продуктом, на величину, превышающую исходную стоимость Пассива в начале производственного цикла. Актив – это рабочая сила работников и орудия труда, которыми вооружены работники. И здесь, напирая на собственную анонимную логику (безусловно, несопоставимую с логикой других исследователей), на собственное представление об объектах, субъектах и процессах, в которых они участвуют, он подсовывает (именно подсовывает, а не выводит из фактов экономической действительности) идейку о том, будто трудиться может и действительно трудится не только рабочий, не только субъект общественных (производственных) отношений, но и особым образом устроенные железяки, машины наряду с рабочими, включенные в Актив. 

После этого софистического извращения, которое аноним имеет необыкновенную смелость (анонимную!) называть логикой, разумеется, остается признать не только то, что источником стоимости помимо труда работников в течение их рабочего времени, может быть еще и активность остальной (несубъектной) части Актива, то есть орудий труда, но и  то, что источником стоимости может быть целиком несубъектный Актив, т.е. средство производства без человека, без работника. Какая сенсация! Маркс и марксизм повержены неизвестным героем! Субстанцией стоимости стал  машинный абстрактный труд, рабочее время ее функциональной активности! Работники становятся ненужным классом, а само человечество паразитом, эксплуатирующим бессловестные машины и автоматы.

Знаю, что в этом моем тексте многие шибко продвинутые эксперты непременно усмотрят бессодержательную ругань  (да что там мои соображения, сам «Капитал» и его автор причисляется ими к числу отбросов человечества). Но знаю и то, что Маркс вообще-то не нуждается в чьей бы то ни было защите. Просто сегодня, когда он физически мертв, великие эксперты в масках и ККК-колпаках испытывают невообразимое патологическое наслаждение, пиная классика, полагая, что этого никто не заметит, никто не осудит. Прекрасная, эстетически зрелищная катрина поведения отечественных антимарксистов.   

В заключение привожу аргументы по существу.

В.Архангельский