Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

О путях перехода к следующей общественно-экономической формации (доработанное)

Аватар пользователя bobrov-sa
Разделы: 

Если мы, рассматривая общество как саморазвивающуюся субстанцию, определились с тем, что оно в своём развитии движется к безлюдным производствам, полному исключению ручного и рутинного труда, с доминированием в нём труда интеллектуального, творческого, и соответствующему изменению его социального состава, то стоит рассмотреть и возможные пути движения к этому, чтобы хотя бы попытаться обеспечить максимально благоприятные условия для большинства членов общества в этот период. До настоящего времени все переходы от одной ОЭФ к другой (именно переходы между формациями, а не просто смены государственных устройств) осуществлялись без осознанного управления ими обществом, или хотя бы какой-то его частью. Всё определялось текущими интересами людей и их текущими представлениями о возможностях их реализации. И это вполне естественно, поскольку, чтобы планировать и осуществлять осознанное воздействие на общественные процессы необходимо: 1) осознавать общество, как природный объект — саморазвивающуюся субстанцию со своими законами функционирования и развития, 2) знать законы функционирования производительных сил общества на его текущем этапе, и 3) иметь достаточное количество оперативной экономической информации для определения наличия или отсутствия проблем (на текущий момент) для дальнейшего развития производительных сил общества, неразрешимых в рамках текущей ОЭФ. И если по первому и второму пунктам определённая ясность возникла уже после публикаций трудов Маркса и Энгельса, то возможность реализации третьего условия появилась совсем недавно.

Но чтобы понять, как воздействовать на процесс, надо понять сам процесс, его сущность, понять то, как бы он проходил (будет проходить) безо всякого осознанного воздействия на него. Ведь если мы общество рассматриваем, как саморазвивающуюся субстанцию, то будем ли мы вмешиваться в процесс его развития, осознанно корректируя его путь (траекторию) в наших интересах или нет, оно всё равно развиваться будет (как развивалось и раньше – хоть и через волю человека, но не по воле человека) и смена ОЭФ всё равно произойдёт, вопрос только в том, чего это будет стоить большинству членов общества, каковы будут условия их жизни в этот период. И только поняв, хотя бы и в самых общих чертах, как процесс перехода к следующей ОЭФ должен будет проходить без каких бы то ни было попыток осознанного управления им со стороны членов общества (стихийно), можно планировать и воздействие на него с целью более динамичного развития производительных сил общества и обеспечения наиболее благоприятных условий жизни для большинства его членов в этот период.

Если в обществе вообще не будут даже задумываться об управлении процессом перехода общества в новую ОЭФ, то экономический кризис, вызванный исчерпанием возможностей развития производительных сил общества в рамках текущей ОЭФ, и, как следствие, существенное ухудшения жизни большинства членов общества, всё равно вынудят искать пути выхода из создавшейся ситуации, а он только один — смена ОЭФ. Но непонимание сущности общественных процессов, неизбежно будет толкать массы к реализации простых, хотя и мало что дающих в достижении их целей, решений, в том числе и подбрасываемых им представителями господствующего класса в целях сохранения своего господства, тем более, что современный господствующий класс уже довольно неплохо научился влиять на сознание масс. Подобные решения не в состоянии будут прекратить кризис, улучшить жизнь людей и обеспечить переход к дальнейшему свободному развитию производительных сил общества, поскольку основная причина кризиса — доминирование в обществе капиталистического способа производства (на основе частной собственности на средства производства) останется не устранённой.

Очевидность неудачи будет толкать массы к поиску новых путей преодоления кризиса, а извлечённые уроки помогать осмыслить причины неудач. Таким образом, шараханьем из стороны в сторону, преодолевая при этом сопротивление господствующего класса, отвоёвывая понемногу у него всё новые и новые позиции, общество будет пробивать себе дорогу в новую ОЭФ. И бытующее в коммунистической среде мнение, что всё можно решить путём приведения к власти в обществе некой коммунистической партии или их коалиции, это один из вариантов именно на таком пути. То есть, процесс будет схож с чередой французских буржуазных революций, но в силу значительно большей развитости общества и сложности его устройства, скорее всего, будет гораздо более затяжным и принесёт гораздо больше бед и страданий подавляющему большинству его членов.

Если мы исходим из того, что следующая ОЭФ (не переходный этап, именуемый обычно социализмом, а именно уже следующая ОЭФ), это высокоинтеллектуальное общество, подавляющее большинство членов которого занято умственной деятельностью и организованное на основе полного самоуправления, то имеет смысл попытаться сразу сформировать такую систему управления обществом, которая бы обеспечивала его планомерное движение в этом направлении в максимально благоприятных условиях для большинства его членов. И это особенно важно если учитывать, что этот переход скорее всего будет довольно длительным, поскольку это не просто переход между ОЭФ, как это было ранее при классовой (государственной) организации общества, а переход между целыми эпохами, от эпохи классового общества к эпохе бесклассового общества.

А поскольку развитие общества в любом случае идёт в направлении бесклассового, безгосударственного его устройства, с формально равным участием в управлении его деятельностью всех членов общества (полному общественному самоуправлению), то имеет смысл на весь переходный период (социализм) постараться сразу, ещё на государственной основе, создать такую систему управления обществом, которая была бы способна плавно и безболезненно для большинства его членов трансформироваться в это новое (бесклассовое и безгосударственное) его состояние. И другого пути реализации этого, кроме как установление сразу (на весь этот переходный период — социализм) такого типа государства в котором могла бы реализовываться только воля большинства его членов и ничья более, похоже не просматривается. Ведь только государство обеспечивающее реализацию исключительно воли большинства членов общества способно одновременно обеспечивать и рост влияния в его управлении наиболее образованной его части (по мере её роста в обществе), и ограничение её эгоистических (объективных, но ведущих к кризисам) устремлений, пока она составляет существенное меньшинство его членов.

Но поскольку всё это можно обеспечить только конкретным типом демократии, то возникает резонный вопрос: о каком большинстве идёт речь на начальном этапе становления такого государства? Ведь в зависимости от системы формирования воли большинства (конкретного типа демократии), это может быть, как воля большинства с доминированием в нём наименее образованной и наименее квалифицированной части общества (на чём реально настаивают и некоторые “коммунистические” структуры), так и наоборот. И в том и в другом случае, это будет в целом воля большинства граждан страны. Правда, если будет реализован первый вариант, то реально определять политику государства будет далеко не то большинство граждан страны, воля которого формально будет выявлена, а весьма небольшая и наиболее образованная часть этого большинства (руководство партий и т.п.), которая используя соответствующую форму демократии, фактически будет только прикрываться волей этого большинства, которую они сами и будут формировать исходя исключительно из своих интересов. И всё это уже было, и обеспечивалось соответствующей формой демократии в странах бывшего социалистического лагеря. А дальше вопрос только в том, каковы интересы представителей этой реально правящей группы на каждый конкретный момент времени. А они не могут не меняться, как с изменением экономической ситуации в стране, таки с изменениями в персональном составе реально властвующей группировке. Понимание этого было ещё и в начале прошлого века, в том числе было озвучено и на Втором Конгрессе Коминтерна германскими коммунистами: “Партийная и политическая жизнь не может оставаться долгое время вне влияния изменяющихся экономических условий, отражающихся и на политической жизни, и поэтому, наше первое опасение заключается в том, что строжайшая замкнутость русской Коммунистической Партии, её суровая дисциплина, её непреклонная и абсолютная власть – не могут дать безусловной гарантии в том, что эта партия, при изменении экономических условий, останется верной самой себе». (Третий всемирный конгресс Коммунистического Интернационала» стенографический отчёт, Петроград, государственное издательство, 1922 г., стр. 363-364), что впоследствии подтвердила и практика всего бывшего социалистического лагеря.

Но даже если это и не принимать во внимание, то система обеспечивающая доминирование в обществе его наименее образованной (наименее квалифицированной) части, совершенно не согласуется с процессом его естественного развития и, соответственно, не может не тормозить его развитие и не вести к кризису. Ведь если развитие общества идёт в сторону безлюдных производств и полного исключения ручного и рутинного труда, то и социальный состав общества неизбежно меняется соответствующим образом, непрерывно увеличивая численность работников умственного (творческого) труда и уменьшая численность занятых физическим и рутинным трудом. Эта объективная тенденция однозначно говорит о том, что социальная группа работников физического и рутинного труда отмирает, а социальная группа работников умственного (творческого) труда разрастается с тенденцией к охвату подавляющего большинства членов общества. И это процесс естественный, остановить который невозможно. И стремление некоторых политических сил к установлению в обществе господства наименее образованной его части, на фоне этого выглядят, как минимум, нелепо.

Другое дело, что эта наиболее образованная часть общества, занимающаяся в основном умственным трудом, составляет в нём пока явное меньшинство. И дело даже не в том, что установление их господства (их диктатуры) в обществе практически невозможно, а в том, что это и нецелесообразно, в том смысле, что это (если бы это каким-то чудом и удалось осуществить) ни к чему хорошему привести и принципиально не может. Любая относительно небольшая социальная группа, обретя власть в обществе, всегда имеет возможность деформировать систему распределения производимых обществом благ в свою пользу и рано или поздно её реализует (если не сразу). А осознав выгоду своего положения в обществе превращаются в своеобразный клан, стремящийся удержать власть в своих руках любой ценой. В конечном счёте, это ведёт снова к кризису (что и произошло с социалистическим лагерем), и это закономерно, и может повторяться неоднократно, и не обязательно на партийной основе. История классового общества, это всегда история господства его значительно меньшей части над остальными.

Ни одно общество экономические кризисы у себя преднамеренно не создавало, т.е. это всегда проявление стихийного развития событий. При этом, стоит различать текущие кризисы, как периодически возникающие дисбалансы в экономике в текущих ОЭФ, и кризисы, вызванные исчерпанием возможности дальнейшего развития производительных сил общества в данной ОЭФ. В основе последних всегда лежит конфликт интересов между обществом в целом (выражающимся в обеспечении дальнейшего свободного развития его производительных сил) и господствующим на тот момент слоем общества, господство которого дальнейшим развитием производительных сил объективно уничтожается. А имея в руках государство, как орудие насилия, господствующий класс идёт на уступки только тогда, когда (в условиях кризиса) этого орудия насилия уже становится недостаточно для сохранения его господства.

Но поскольку (на данном этапе) дальнейшее развитие общества (через развитие его производительных сил) требует всё больше и больше занятых интеллектуальной деятельностью, в том числе и деятельностью по формированию решений в области науки, техники, технологий и организации технологических процессов, то неизбежно повышается и их роль в управлении общественными процессами. Это будет реализовываться в любом случае, но при стихийном развитии событий через череду кризисов в экономике, каждый из которых для своего разрешения будет требовать всё большего и большего учёта мнения наиболее образованной части общества в управлении обществом в целом. Таким образом, через череду кризисов будет расти и влияние в обществе наиболее образованной его части (некоторый аналог становлению господства буржуазии во времена череды французских буржуазных революций). То есть, и при стихийном развитии событий люди, занятые интеллектуальным трудом, со временем неизбежно станут как составлять подавляющее большинство членов общества, так и доминировать в управлении им. Но поскольку при стихийном развитии событий всё это будет неизбежно происходить через череду кризисов, то неизбежно будут ухудшаться (и, скорее всего, весьма значительно) и условия жизни подавляющего большинства членов общества. А чтобы избежать этого, имеет смысл подумать о том, как обеспечить планомерный (бескризисный) процесс перехода к следующей ОЭФ.

Таким образом, вырисовываются два основных требования к государству переходного периода (социализма), максимально отвечающего интересам подавляющего большинства членов общества. Первое, это то, что ядром такого государства должна быть высокообразованная часть общества, сообщество высококвалифицированных профессионалов во всех областях деятельности общества, поскольку только они на основе баланса своих профессиональных интересов, могут гармонизировать все направления его деятельности, обеспечивая, таким образом, и максимально возможные темпы развития его производительных сил.  Второе, это то, что вся полнота власти должна быть не у этого ядра, а у всех членов общества в целом (организованных обеспечивающим это образом), включая и это ядро. Это позволит с одной стороны, при разрастании этого ядра (высокоинтеллектуальной части общества) до большинства членов общества в целом, плавно, без кризисов и ухудшения уровня жизни подавляющего большинства членов общества, а наоборот, при постоянном его улучшении по мере развития его производительных сил, обеспечить в будущем господство в обществе его наиболее образованной части (когда она станет составлять большинство его членов), в полном соответствии с естественным направлением его развития, и бескризисно двигаться дальше в направлении полного отмирания государства, как орудия насилия в руках господствующего слоя общества. А с другой, пока эта высокоинтеллектуальная часть общества составляет явное меньшинство его членов, блокировать их эгоистические устремления, способные привести к серьёзным негативным последствиям для общества в целом (включая и его высокоинтеллектуальное ядро).

Но поскольку государство, это орудие (механизм, машина) принуждения всех членов общества подчиняться воле тех, в чьих руках оно находится (т.е., в чьих руках находится реальная власть), то в первую очередь надо определиться с тем, как должна быть организована система принятия обязательных (обеспечиваемых силой государства) для всех решений, чтобы всегда реализовывалась воля только большинства членов общества и никого более. И только определившись с этим, можно рассматривать вопрос о том, как в её рамках сформировать механизм обеспечивающий ведущую роль в выработке предложений по направлению деятельности общества и управлению реализацией принятых (в рамках данной системы власти) решений, его наиболее высокоинтеллектуального ядра. И здесь надо иметь в виду, что речь идёт не об управленческих структурах, состоящих из наиболее образованных представителей общества, а о наиболее квалифицированной (образованной, интеллектуальной) части общества в целом, поскольку увеличиваться в процессе развития производительных сил общества будет именно она, а вовсе не управленческий аппарат, состоящий из представителей этой части общества. То есть, нужен механизм формирования (выработки) позиции большинства профессионалов по рассматриваемым вопросам, причём, механизм обеспечивающий открытость обсуждений, с возможностью критики со стороны любого члена общества (или той части в рамках которой этот вопрос решается). Таким образом, окончательное решение по любым вопросам будет приниматься большинством членов общества в целом на основе их предварительных проработок его наиболее интеллектуальной и профессиональной (в каждом конкретном вопросе) частью общества.

Разработка такой модели государственного устройства, которая обеспечивала бы бескризисное развитие общества в период перехода к следующей ОЭФ и должна быть главной теоретической задачей левых сил общества, поскольку такая модель общества и должна стать целью их деятельности. И только определившись с целью, можно будет вырабатывать и согласовывать пути её достижения, т.е. всю практическую деятельность левых сил общества, которая в настоящее время, по сути, не имеет никакой внятной ближайшей цели и подобна броуновскому движению.

По сути, вопрос об организационном устройстве государства переходного периода распадается на два вопроса, первый о системе принятия обязательных для всех решений, структуре, осуществляющей руководящие функции (общее руководство и контроль), и подчинённой ей структуре непосредственного управления всеми общественными процессами. И это именно самостоятельные структуры, поскольку и там, и там должны формироваться позиции по рассматриваемым вопросам больших групп членов общества (в первом случае всех членов общества в целом, а во втором, сообщества профессионалов в конкретно рассматриваемых вопросах). Но поскольку основной является структура принятия обязательных для всех решений, то стоит и начать с её рассмотрения.

Чтобы власть реально всегда реализовывала только волю большинства членов общества, необходимо чтобы система власти обеспечивала не только возможность волеизъявления каждого члена общества по касающимся его вопросам, но и саму постановку вопросов. Каждый гражданин должен иметь возможность вынести непосредственно на общественное рассмотрение, с последующим принятием решения, любой интересующий его общественно значимый вопрос, иначе власть реально будет находится в руках тех, кто будет (или не будет) ставить эти вопросы. Но при этом возникает вопрос о том, куда конкретно любой гражданин должен обращаться с такими предложениями. С одной стороны, нельзя создавать какие бы то ни было комиссии по рассмотрению предложений граждан (не вообще, а как обязательную процедуру рассмотрения предложений граждан), поскольку тогда именно эти комиссии и будут решать, что выносить на общественное обсуждение, а что нет. А по сути, это они и будут (или те, кто их контролирует) решать какие вопросы (и в какой форме) выносить на общественное рассмотрение, а какие нет. А с другой стороны, любая общественная структура имеет предел возможностей по количеству рассматриваемых вопросов за единицу времени. Более того, если это действительно общественная самоуправляемая структура, то перегрузка её рассматриваемыми вопросами может вообще её уничтожить, поскольку для подавляющего большинства граждан, её составляющих это не будет являться основным видом их деятельности, и они будут тратить на неё только столько времени, сколько сами посчитают возможным. Поэтому, чтобы система самоуправления могла нормально функционировать, она не должна участием в ней ощутимо увеличивать текущие нагрузки граждан.

Таким образом, единственно возможная система способная обеспечить вышеизложенные требования, это иерархическая система. При этом, численность любого звена этой системы, с самого низа и до самого верха, должна быть ограничена условием обеспечения возможности (без ощутимого увеличения их текущих нагрузок) каждому члену этого звена принимать активное участие в обсуждении любого рассматриваемого в нём вопроса, а это значит, что система должна быть многоярусная. А чтобы реальная власть всегда оставалась в руках всех членов общества все вышестоящие структуры власти должны быть не выборными, а представительными, т.е. любая вышестоящая структура власти должна формироваться не путём её выборов, а путём делегирования в неё своих представителей нижестоящими структурами. Таким образом, любая вышестоящая структура власти будет представлять из себя только орган, согласовывающий позиции тех нижестоящих структур, из которых она сформирована, вплоть до граждан непосредственно.

Первое движение в этом направлении было представлено в Конституции РСФСР 1918 года, которая явно опережало своё время, а потому и не была реально реализована. Если представить это предельно схематично, то такая система власти должна начинаться с первичных объединений граждан по территориальному принципу. Численность таких объединений должна ограничиваться возможностью непосредственного общения всех его членов (с учётом возможностей современных систем связи и характера объединения), поскольку с ростом общей численности объединения, растёт и количество активных участников обсуждения, что затрудняет, а при слишком большом их количестве делает и невозможным учёт всех мнений каждым конкретным членом объединения, а значит и обсуждение в целом делает непродуктивным. Численность вышестоящих структур также должна быть в пределах, обеспечивающих всем их членам активно участвовать в обсуждении рассматриваемых в них вопросов. Любые многочисленные собрания в прошлом либо представляли из себя совокупность фракций, пытающихся непосредственно на собрании согласовывать свои позиции (корректируя их), либо представляли из себя сборища статистов, которые должны только утвердить заранее подготовленные решения.

Но при этом, первичные объединения граждан должны быть реально самоуправляемые. Они должны быть организованы на постоянной основе, а не только для выбора своих представителей в вышестоящие структуры. Любой член первичного объединения граждан должен иметь возможность в любой момент поставить на рассмотрение своего объединения любой общественно значимый, с его точки зрения, вопрос, от касающегося только этого объединения и до общегосударственного значения. Решения первичных объединений, которые они самостоятельно не в состоянии реализовать, должны направляться для рассмотрения в вышестоящие структуры, а через них во все объединяемые ими первичные объединения и так далее. Таким образом, любой вопрос будет либо отсеиваться на нижних ступенях, либо доводится до сведения всех заинтересованных в его решении граждан, большинством которых и будет приниматься по нему окончательное решение. Такая система позволит отсеивать неактуальные вопросы на нижних уровнях, разгружая от них вышестоящие структуры (и, соответственно, большинство граждан), представляя на их рассмотрение только реально значимые вопросы (по мнению большинства граждан объединяемых той структурой, которая это вопрос представляет).

Образно представить такую первичную систему можно на примере многоквартирного дома, в котором все жильцы каждого подъезда объединены, например, в группу в сети (WhatsApp или Telegram и т.п.), которые направляют своих представителей (которых могут заменить в любой момент) в Совет дома, формируя таким образом этот Совет. Совет дома направляет своих представителей в Совет квартала или микрорайона и так далее до Верховного Совета страны. Это только подход, при реализации которого конечно же всплывут некоторые детали, которые надо будет обсуждать отдельно. Но такой подход обеспечит равенство всех граждан, как в принятии касающихся их общественно значимых решений, так и в праве их инициирования, т.е. реально обеспечивает в обществе самоуправление и равноправие всех его граждан в этом процессе.

Но при подготовке и обосновании принимаемых решений как правило требуются экспертные оценки специалистов соответствующего профиля о соотношении затрат на их реализацию и получаемых в результате этого благ, т.е. о совокупных последствиях принятия тех или иных решений. Без этого можно обойтись только тогда, когда решения и реализуются только непосредственно теми, которые их принимали, т.е. только в низовых структурах. Там же, где для реализации решений требуется привлечение специализированных предприятий, чтобы решение было принято осмысленно, с учётом всех последствий его реализации, привлечение специалистов определённого профиля необходимо уже на стадии подготовки и публичного обсуждения решений. То есть, к подготовке таких решений должны привлекаться те исполнительные структуры власти, которые в дальнейшем будут организовывать и контролировать исполнение этих решений. Но чтобы решения подготавливались на действительно высокопрофессиональном уровне (максимальное снижение возможностей принятия ошибочных решений), исполнительные органы должны состоять из лучших (по возможности) профессионалов соответствующих профилей того территориального образования, в рамках которого оно принимается. А оценить уровень профессионализма отдельных личностей могут только профессионалы того же профиля близкие к ним по уровню профессионализма. Это значит, что должна существовать самостоятельная система формирования исполнительных органов, которая предусматривала бы участие в назначении на должности в исполнительных органах только наиболее квалифицированных специалистов соответствующего профиля того территориального образования, в котором данный исполнительный орган формируется. Утверждать систему формирования исполнительных органов, должны представительные органы (как непосредственно органы власти), но в формирование исполнительных органов по утверждённой ими системе они вмешиваться не должны в силу относительно невысокой компетенции представительных органов в целом в каждой конкретной профессиональной деятельности.

А это означает, что должна существовать многоуровневая (параллельно уровням исполнительных органов) система учёта и объединения высококвалифицированных профессионалов (начиная, например, с наличия высшего образования) по соответствующим профилям, позволяющая им выдвигать из своего состава лучших представителей на соответствующие должности в исполнительные органы. Таким образом, с повышением уровня исполнительного органа, будет повышаться и уровень профессионализма его состава, а высшие исполнительные органы страны будут состоять из её лучших профессионалов в соответствующих областях деятельности общества. Это позволит более эффективно формировать и кадровый состав конкретных предприятий. Это необходимо и с тех позиций, что общество движется к самоуправлению на основе доминирования в нём наиболее образованной и квалифицированной части его граждан, которые и будут составлять его большинство, поскольку это большинство, в конечном счёте, и будет формировать обязательные для всех решения. А поскольку эти решения неизбежно будут формироваться на основе баланса профессиональных интересов (гармонизация развития производительных сил), то и организованы они должны будут соответствующим образом. То есть, профессионально организованная демократическая система, это и есть основа демократии общества того периода, когда большинство его членов будут заняты интеллектуальным, творческим трудом, и если общество уже начало движение к этому, то надо начинать и выстраивать её. 

Только профессионалы, гармонизируя (путём согласования) деятельность всех составляющих производительных сил обществ могут обеспечить наиболее динамичное их развитие в интересах всех членов общества. А эффективный контроль со стороны всех членов общества за их деятельностью (пока они составляют его явное меньшинство) должен исключить возможность использования этой профессиональной группой своего положения в обществе в своих корыстных целях, противоречащих интересам общества в целом. Со временем, эта профессиональная группа разрастётся и поглотит подавляющее большинство членов общества, и надобность в контроле за их деятельностью со стороны общества в целом отпадёт, поскольку она и будет составлять его подавляющее большинство.

Разумеется, это только подход к решению вопроса общественного самоуправления, требующий уточнений и детализации, к тому-же, нельзя исключать возможности других путей решения данного вопроса. Но вопрос этот должен быть реально поднят в коммунистической и левой среде в целом, поскольку без ответа на него ни о каком осмысленном воздействии на развития общества в интересах подавляющего большинства его членов даже говорить не имеет смысла.

Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’

Комментарии

Аватар пользователя professor-v

Разумеется, это только подход к решению вопроса общественного самоуправления, требующий уточнений и детализации, к тому-же, нельзя исключать возможности других путей решения данного вопроса. Но вопрос этот должен быть реально поднят в коммунистической и левой среде в целом, поскольку без ответа на него ни о каком осмысленном воздействии на развития общества в интересах подавляющего большинства его членов даже говорить не имеет смысла.

 

          Автор написал длинную, многословную статью. Но в ней слишком много общих, отвлечённых рассуждений, не имеющих отношения к реальной жизни.  Главный вопрос – что такое «общественное самоуправление»?  Это что, все вопросы общественно-экономического развития должны решаться как на профсоюзном собрании,  на митингах, хором? А решения по сложнейшим научно-техническим вопросам приниматься большинством голосов? Моя междисциплинарная общеэкономическая теория отвергает столь примитивный подход.  Она отвергает умозрительные  доктрины о постепенном неизбежном отмирании государства как регулятора общественного развития. Следует признать в равной мере ошибочными как коммунистическую доктрину о будущем общественном самоуправлении, так и либеральную мифологию о будущем гражданском обществе с безбрежной демократией. Новая теория приводит к выводу о непреходящей определяющей роли фактора государственной социально-экономической  политики в общественном развитии. Это означает, что в общеисторическом процессе регулирующая роль государства не ослабевает, а усиливается. Вместе с этим изменяются регулирующие функции государства, повышаются его ответственность, эффективность и социальная направленность проводимой политики.  Стране необходимо социальное государство, которое обеспечивает национальную безопасность во всех её аспектах, планирует и реализует всестороннее социально-экономическое развитие страны, регулирует функционирование рынка путём координации деятельности государственного и частного секторов в общенациональных интересах, реализует в качестве главного приоритета повышение уровня жизни большинства населения, предотвращает недопустимо высокую степень социального расслоения, гарантирует основные демократические свободы и законные права личности, способствует превращению науки и культуры в факторы, определяющие дальнейшее общественно-экономическое  развитие. 

 

 
Vote up!
 
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’

Аватар пользователя va

Проблемы будущего — это следствие, результат субъектной активности (и бездействия) в настоящем. Когда мы («верхи» и «низы») дружно приводим наше общество к управленческому тупику (одни еще не научились управлять по-новому, а другие уже не могут жить по-старому), социум взрывается. Коммунист (неужели держиморда?) ли ты, антикоммунист ли («либерал» — противник держимордия?), уничтожение старого порядка не есть возведение нового. Новый хрен может оказаться не слаще старой редьки.

Поэтому окунаться (или вышвыриваться) в новое состояние мира только потому, что оно не старое — опрометчиво. Опрометчиво без предварительного обмозговывания всех позитивных и негативных последствий взрыва, пусть даже отчасти направленного. 

Я вижу в размышлениях Боброва именно такую струю. Обмозговать то, что может и должно произойти. Обмозговать с разных сторон. И с разными вводными. Не со всеми вводными Боброва можно согласиться (реплика Фельдблюма как раз об этом). Но: думать, Федя, всегда надо. И Сергей Алексеевич призывает именно к этому. За это и спасибо.

Как бы я оконтурил запись Боброва? Он поднимает проблему субъектов-творцов истории. Зрячих и ослепленных. Субъектов дня сегодняшнего и завтрашнего. И что они могли бы сделать и что они сотворят, скорее всего, на самом деле.

В.Архангельский