Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Что и почему после капитализма

Аватар пользователя bobrov-sa
Разделы: 

Этот материал (в отличии от нескольких предыдущих) мало в чём изменён (технические правки и добавлена концовка), поэтому уже знакомые с ним могут не тратить своё время на повторное прочтение.

Если мы признаём диалектику природы, как цикличность в её развитии в виде взаимных переходов эволюционного периода (накопления изменений в частностях с сохранением качественного состояния целого) и революционного периода (перехода целого из одного качественного состояния в другое под давлением накопившихся изменений в частностях), то мы должны признать и то, что капиталистическая общественно-экономическая формация (как эволюционный период развития общества) рано или поздно закончится и начнётся переход (как период качественных изменений) к следующему качественному состоянию общества (общественно-экономической формации), тем более, что вся предыдущая история развития общества это подтверждает.

Но прошлое всегда легче анализировать чем текущее состояние общества с выявлением направленности его развития и того состояния (ближайшего), к которому оно в этом развитии стремится. Понятно, что рабовладение наступило не по чьей-то злой воли (что не исключает и её наличие в принципе), а потому, что развитие производительных сил общества требовало содержания занимающихся этим за счёт других (всё остальное, это только побочные эффекты и формы реализации этого). Понятно, что рабовладение закончилось не по доброте душевной собственников рабов, а потому, что при определённом уровне развития производительных сил общества раб (незаинтересованный в результате своего труда) стал неэффективным работником и ключевым звеном, дающим возможность организации производства в своих интересах, стала земля (собственность на землю с закрепощением за ней бывших рабов). Понятно, что и феодализм закончился не по доброй воле феодалов, а в связи с развитием крупной (хотя и относительно) промышленности и её потребностями в свободном рынке рабочей силы, которая до этого была закрепощена феодалами. Как конкретно это происходило в тех или иных обществах и при каких конкретно государственных устройствах, совершенно не принципиально для понимания закономерности (логики) процесса развития общества, как некой саморазвивающейся субстанции. Несмотря на всё разнообразие отдельных обществ и их государственных устройств, это общие закономерности для них, как для однотипных субстанций с общими основными принципами их функционирования и развития. 

Но в настоящее время уже просто необходимо определиться, хотя бы с наиболее общими чертами, будущего состояния общества, с тем к чему оно стремиться по завершению капиталистического этапа развития, исходя именно из направленности развития его производительных сил, поскольку именно их состояние определяет и рамки всего остального. Ранее такие анализы делались исходя из борьбы классов и, в лучшем случае, из динамики развития производственных отношений, что неизбежно вело к существенным ошибкам. Это прекрасно иллюстрирует написанное Энгельсом в последний год своей жизни во введении к работе Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.»: «Но здесь дело шло не о лживых приманках, а об осуществлении самых доподлинных интересов огромного большинства», т.е. исходили не из развития производительных сил, а именно из интересов. И далее: «все другие общественные классы, крестьяне и мелкие буржуа, напротив, сгруппировались вокруг пролетариата, так что при совместной победе и после нее решающим фактором должны были оказаться не они, а умудренный опытом пролетариат, —разве при этих условиях нельзя было вполне рассчитывать на то, что революция меньшинства превратится в революцию большинства?

История показала, что и мы и все мыслившие подобно нам были неправы. Она ясно показала, что состояние экономического развития европейского континента в то время далеко еще не было настолько зрелым, чтобы устранить капиталистический способ производства; она доказала это той экономической революцией, которая с 1848 г. охватила весь континент и впервые действительно утвердила крупную промышленность во Франции, Австрии, Венгрии, Польше и недавно в России, а Германию превратила прямо-таки в первоклассную промышленную страну, —и все это на капиталистической основе, которая, таким образом, в 1848 г. обладала еще очень большой способностью к расширению». Не трудно представить, что бы он мог сказать если бы дожил до наших дней.

И далее: «Ясной картины экономической истории какого-нибудь периода никогда нельзя получить одновременно с самими событиями, ее можно получить лишь задним числом, после того как собран и проверен материал. Необходимым вспомогательным средством является тут статистика, а она всегда запаздывает. Поэтому при анализе текущих событий слишком часто приходится этот фактор, имеющий решающее значение, рассматривать как постоянный, принимать экономическое положение, сложившееся к началу рассматриваемого периода, за данное и неизменное для всего периода или же принимать в расчет лишь такие изменения этого положения, которые сами вытекают из имеющихся налицо очевидных событий, а поэтому также вполне очевидны. Поэтому материалистическому методу слишком часто приходится здесь ограничиваться тем, чтобы сводить политические конфликты к борьбе интересов наличных общественных классов и фракций классов, созданных экономическим развитием, а отдельные политические партии рассматривать как более или менее адекватное политическое выражение этих самых классов и их фракций».

Это наглядно иллюстрирует, что все свои выводы и Маркс и Энгельс, и все их единомышленники делали далеко не на основе анализа развития производительных сил общества (что собственно продолжается и до сих пор в среде «марксистов»), а на основе интересов социальных слоёв общества и общественных процессах, вызванных этими интересами. И дело здесь не только, да и не столько, в запаздывании (в то время) статистики, а в основном в том, что для того, чтобы делать выводы на основе процесса развития производительных сил общества, надо знать основу их функционирования, законы их функционирования, и именно на данном (капиталистическом) этапе их развития, а над этим Маркс работал всю свою жизнь.

Но, кроме того, мыслить человек может только тем, что уже дано ему в ощущение, а значит, чтобы просто увидеть причины, ведущие к смене ОЭФ, необходимо иметь уже реально возможность наблюдать те изменения в составе производительных сил общества, которые ведут к смене способов производства. А это проявляется только на исходе текущей ОЭФ, когда уже становится заметно, какой элемент производительных сил общества приобретает в них всё большее и большее значение и стремиться к доминированию в них. А вместе с этим становится понятно и с интересами какого слоя населения, какой социально-профессиональной группы наиболее тесно связано его развитие, т.е., по сути, кто является собственником этого элемента, а, следовательно, и какой социально-профессиональный слой общества закономерно выталкивается на господствующее положение в нём.

Таким образом, чтобы научно обосновать грядущие, как способ производства, так и основы будущей ОЭФ, необходимы два фактора: первый, это знание законов функционирования текущего способа производства, и второй, уже видимую тенденцию того, на что должен смениться текущий способ производства, т.е. то, что становится наиболее значимым элементом производительных сил общества на текущем этапе его развития. У Маркса и Энгельса не было ни того, ни другого, у Ленина не было второго, а у современных коммунистов есть всё, но использовать это для анализа уровня развития производительных сил общества на предмет зарождения и возможного начала доминирования в нём нового способа производства, они даже не пытаются и по сей день. Авторитет Маркса, Энгельса, Ленина в коммунистической среде настолько велик, что вместе с их научными достижениями коммунистами принимаются и их ошибки (обусловленные вполне объективными обстоятельствами) как истины в последней инстанции. Поэтому, как и Маркс, Энгельс, Ленин, они в своих анализах исходят не из анализа производительных сил общества с выявлением в их составе изменений в значимости тех или иных их компонентов в процессе их развития, не из анализа того, как это меняет социальный состав общества, какие социальные слои населения начинают доминировать (как численно, так и по значимости), а какие сокращаются, теряя свою значимость в составе производительных сил общества в целом, а всё так же исключительно из интересов больших групп населения и их борьбы за них. Такой волюнтаристический подход (при полном игнорировании законов развития общества) к организации борьбы трудящихся за их интересы, лишает коммунистов возможности выработки научно обоснованных стратегии и тактики этой борьбы, обеспечивая, соответственно, и практически полное отсутствие её результатов.

Если же рассматривать общество, как самостоятельную субстанцию, развивающуюся на основе развития своих производительных сил, то нетрудно заметить, что в современном обществе, в его наиболее развитой части (странах) идёт непрерывное замещение физического труда трудом интеллектуальным. Можно сколько угодно говорить о том, что передовые страны, это не показатель, что в большей части мира господствует ещё простой, далеко не интеллектуальный труд, но здесь вопрос не о состоянии мировых производительных сил в целом на текущий момент времени, а о направленности их развития. А направленность их развития говорит о том, что автоматизация и роботизация вытесняют не только чисто физический труд (труд рабочих) но и весь (по видам) низкоквалифицированный труд. В связи с этим, эксперты различных международных институтов уже давно говорят о грядущей проблеме занятости населения. В России об этом наиболее ярко высказался президент компании SuperJob  Алексей Захаров на круглом стол на тему «Цифровая безработица» https://www.youtube.com/watch?feature­youtu.be&v­GbZ6viPpQs8&fbclid­IwAR3DWACGNT4Vo9vaULL6W1EIssZC6E4HM5LgHaEWMUYWEfhmXerQ7ENVr1Y&app­desktop#menu : — в ближайшие десять лет могут потерять работу 90% водителей; шахты строятся в концепции ноль людей в шахте: — заводы в концепции ноль людей на заводе; Яндекс объявил, что уже 2021-2022 годы выведет одну–две тысячи беспилотных такси на рынки Москвы; сократить число бухгалтеров в экономике в десять раз уже сегодня можно за три месяца; обрабатывающая и добывающая промышленность – сокращение занятости в ближайшие двадцать лет ориентировочно в десять раз; цифровая экономика требует цифровых людей (медицина плюс математика, сельское хозяйство плюс математика … всё, что угодно плюс математика); на настоящий момент у нас есть огромная нехватка людей в IT и если сейчас такого же качества специалистов в этой области выйдет на рынок в десять раз больше, чем их есть, то они будут в день трудоустроены  при том, что это не вызовет обвала их зарплат, в целом уже всё готово, чтобы на беспилотные автомобили перейти в ближайшие три года.

А вот публикации из газеты «Известия» https://iz.ru/918814/anna-ivushkina/kiberavral-roboty-mogut-otobrat-u-rossiian-polovinu-rabochikh-mest?utm_referrer­https%3a%2f%2fiz.ru%2f918814%2fanna-ivushkina%2fkiberavral-roboty-mogut-otobrat-u-rossiian-polovinu-rabochikh-mest&fa821dba_ipp_key­v1571208882518%2Fv3394bdb37d5572aa937f1f163aeca6afa04ab3%2FhcVYowWSW3j0kPmUNAbmMQ%3d%3d&fa821dba_ipp_uid=1568138716961%2frUrjpIB2nmcPlUvS%2f4E4tIGdsyjGdVx2Urrz2HA%3d%3d&fa821dba_ipp_uid2=rUrjpIB2nmcPlUvS%2f4E4tIGdsyjGdVx2Urrz2HA%3d%3d&fa821dba_ipp_uid1=1568138716961 : «Кибераврал: роботы могут отобрать у россиян половину рабочих мест. Под «риск автоматизации» попадают больше 20 млн граждан, рассчитали в РАНХиГС». «К 2030 году компетенции 45,5% работников в России будут неактуальны и им придется либо уйти с рынка труда, либо переобучаться». «в гостиничном и ресторанном бизнесе (под риском автоматизации находятся 73% занятых здесь), обрабатывающих производствах (60%), сельском и лесном хозяйстве (58%), розничной торговле (53%) и добыче полезных ископаемых (51%)».

И это при том, что «Оснащенность роботами в России гораздо ниже среднемировой. Вместо 75–80 роботов на 10 тыс. работников у нас три-четыре. В силу дешевизны рабочей силы …».

Если посмотреть прогнозы мировых экономических институтов, то можно увидеть примерно такие же прогнозы. Доклад ООН: Роботы заменят две трети всех работников в развивающихся странах. http://mixednews.ru/archives/115709 . В нём приводится и схожий прогноз Всемирного банка. Новые предприятия создаются в основном с меньшим количеством занятых на тех же площадях, чем аналогичные действующие и с большим объёмом выпускаемой продукции на каждого занятого на них. И эта тенденция объективно измениться не может.

При этом постоянно растёт потребность в высококвалифицированной рабочей силе. По докладу ЮНЕСКО https://unesdoc.unesco.org/ark:/48223/pf0000235406_rus : «В настоящее время в научных исследованиях во всем мире занято около 7,8 млн ученых (данные на 2013 год). С 2007 г. количество исследователей возросло на 21%.ЕС остается мировым лидером по числу исследователей (его доля составляет 22,2%). С 2011 г. Китай (19,1%) обогнал США (16,7%), … Доля Японии в мире сократилась с 10,7% (2007 г.) до 8,5% (2013 г.), а доля Российской Федерации. – с 7,3% до 5,7%. Таким образом, на пять ведущих стран все еще приходится 72% общего количества исследователей, хотя их соответствующие доли и изменились».

Если заглянуть в «Мировой атлас данных»

https://knoema.ru/atlas/topics/%d0%98%d1%81%d1%81%d0%bb%d0%b5%d0%b4%d0%be%d0%b2%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d1%8f-%d0%b8-%d1%80%d0%b0%d0%b7%d1%80%d0%b0%d0%b1%d0%be%d1%82%d0%ba%d0%b8/%d0%97%d0%b0%d0%bd%d1%8f%d1%82%d1%8b%d0%b5-%d0%b2-%d0%9d%d0%98%d0%9e%d0%9a%d0%a0/%d0%98%d1%81%d1%81%d0%bb%d0%b5%d0%b4%d0%be%d0%b2%d0%b0%d1%82%d0%b5%d0%bb%d0%b8-%d0%b2-%d1%81%d0%b5%d0%ba%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b5-%d0%9d%d0%98%d0%9e%d0%9a%d0%a0 , то можно увидеть, что доля населения занятая в НИОКР постоянно растёт и довольно большими темпами, несмотря на развивающийся кризис. С 2000 года она увеличилась: в Германии на 64,5%, во Франции на 61,6%, в Великобритании на 59,1%, в США на 20%, не говоря уж о таких странах, как Южная Корея – 240%, Китай — 143%, Индия – 130% (а вот Россия наоборот – минус 20%). И это не просто прирост занятых в этой области, а увеличение именно доли (процента) населения занятого в этой области за счёт сокращения доли занятости в других областях деятельности общества. И это стойкая и закономерная тенденция, соответствующая логике развития производительных сил общества. Это не значит, что в принципе не может быть замедление роста численности занятых в этой области деятельности, или даже их сокращения в определённые периоды, но это сразу скажется на темпах развития производительных сил общества, поскольку в основе их развития лежит именно наука, а значит, через кризисы, катаклизмы и т.п. эта тенденция восстановится.

Расходы на НИОКР с 2000 по 2018 года тоже выросли и не только в абсолютных значениях, но и в долях ВВП, хотя и росли в некоторых странах довольно неравномерно по годам. С 2000 года они увеличились (в процентах от ВВП): в Германии на 29,1%, во Франции на 4,7%, в Великобритании на 6,2%, в США на 7,6%, Южная Корея – 118%, Китай — 144%, Индия (по ВВП) в минусе – 25% (Россия – 0%). Но на этом фоне просматривается весьма неприятная тенденция – после 2008 года государства стали урезать финансирование науки. Как по этому поводу пишет Живой научно-популярный журнал «Кот Шрёдингера» в обзоре ранее упомянутого доклада ЮНЕСКО: «Почему же тогда выросли, и весьма существенно, инвестиции в науку? Дело спасли частники. Одна из главных тенденций последних лет — резкий рост негосударственных инвестиций. … Ещё одна проблема, связанная с увеличением доли частного капитала в науке, заключается в том, что бизнес вкладывается в основном в прикладные отрасли, и это на фоне сокращения госбюджетов на фундаментальные исследования, финансирование которых уменьшилось с 26 до 17% от общей суммы выделяемых государством средств. … авторы доклада бьют тревогу — ведь фундаментальные исследования генерируют знания, без которых не было бы и прикладных областей. Кроме того, уровень развития фундаментальной науки тесно связан с качеством университетского образования: без этого невозможно подготовить хороших учёных». При этом, судя по некоторым публикациям, в финансировании бизнесом науки фундаментальные исследования занимают не более 10%. Таким образом складывается перекос в финансировании науки в пользу прикладной, что рано или поздно приведёт к исчерпанию наработок фундаментальной науки и, соответственно, к торможению развития прикладной, для которой фундаментальная является базой. И похоже, ждать этого осталось совсем не долго, после чего неизбежен очень серьёзный и затяжной кризис с обострением конкуренции между крупными капиталами и со всеми вытекающими из этого последствиями.

Но рост НИОКР это только исходная точка развития производительных сил общества, их основа, из которой, как из корня растёт всё остальное. Рост занятых в НИОКР и их финансирование генерирует и рост работников, занятых интеллектуальным трудом во всех областях жизнедеятельности общества, причём в кратном количестве. Это можно проследить на примере растущего количества выпускников и студентов вузов. Как бы это не было искажено в некоторых странах, но в целом в мире особого избытка людей с высшим образованием не наблюдается, что говорит о том, что динамика роста их численности в целом соответствует потребностям общества, потребностям развития его производительных сил. А значит это закономерная тенденция, которая в принципе измениться не может. Если по тому же докладу ЮНЕСКО в мире только 0,1% населения заняты научно-исследовательской деятельностью, а в развитых странах достигает и более 0,8%, то количество людей с высшим образованием в развитых странах составляет уже десятки процентов. «Доля лиц в возрасте от 30 до 34 лет в Европейском союзе (ЕС), получивших высшее образование, по-прежнему неуклонно увеличиваться с 23,6% в 2002 году, когда серия началась, до 39,1% в 2016 году. … Стратегия «Европа 2020» цель состоит в том, чтобы по крайней мере 40% 30-34-летних в ЕС получили высшее образование к 2020 году». То есть, если динамика сохраниться, то примерно через двадцать лет в возрастной группе от 30 до 34 лет будет подавляющее большинство лиц с высшим образованием.

В основе капиталистического способа производства лежит работа на прибыль частного капитала, что обуславливает не только стремление этих капиталов к максимально возможной эксплуатации угнетаемых ими слоёв населения, но и к конкуренции между собой. Именно стремление к прибыли и конкуренция вынуждает частные капиталы совершенствовать свои производства, развивая, таким образом, и производительные силы общества, включая и качественную составляющую человека (знания, навыки), соответственно меняя и социальный состав общества. Но конкуренция вынуждает частные капиталы к получению максимально возможной прибыли, поэтому они и вложения делают в основном в прикладную науку с прогнозируемыми результатами, обеспечивающими им возможность получения практически гарантированной дополнительной прибыли в ближайшем будущем. Иначе они проиграют в конкурентной борьбе и окажутся поглощёнными своими конкурентами. А те капиталы, которые делают вложения в развитие фундаментальной науки порой (как минимум) получают всевозможные льготы от государства, компенсирующие эти вложения. Получается, что и через частный сектор (окольными путями) фундаментальную науку во многом финансируют именно государства.

Развитие производительных сил в классовом обществе обуславливается исключительно интересами господствующего класса.  Хотят ли собственники капиталов (члены господствующего класса) или нет, но каждый из них вынужден заниматься развитием производительных сил общества хотя бы в целях самосохранения себя как капиталиста, в целях обеспечения и в дальнейшим возможности удовлетворения своих потребностей на основе получения прибыли со своего капитала. А это неизбежно ведёт к вытеснению ручного и любого низкоквалифицированного и рутинного труда трудом интеллектуальным, образованию новых больших профессионально-социальных групп с усилением их влияния в обществе, т.е. с тенденцией на их господство в нём. Процесс, в своей основе, абсолютно идентичен процессам в периоды всех предыдущих смен ОЭФ. Разница только в том, что в данном случае господствующим слоем общества становится большинство его членов.

Но любой господствующий класс вступая в своё господство, обретая политическую власть в обществе, перестраивает всю систему функционирования общества под доминирование в его производительных силах того звена, собственниками которого являются представители этого класса. Это не может не вызвать резкого увеличения вложений (как материальных, так и людских) в область науки в целом и особенно в фундаментальную, как основу всего остального. А фундаментальная наука на современном уровне требует уже очень больших вложений. Так, например, в работе по сооружению и экспериментах на Большом адронном коллайдере (Европейский совет ядерных исследований), который является самым дорогим научным экспериментом в истории человечества (пока!) участвовали около 100 тысяч учёных из 44 стран, которые в той или иной мере принимали участие и в его финансировании (на нём уже сделано ряд важных научных открытий). И тенденция к росту стоимости фундаментальных исследований, росту той части ресурсов общества (как материальных, так и людских), которую оно направляет на эти цели, измениться не может. 

Кроме того, в процессе углубления знаний возникает потребность в их детализации, непрерывно возникают новые специфические разделы в ранее существовавших направлениях знаний (что легко проследить в конкретных направлениях науки с момента их зарождения и по сей день), а возможности каждого конкретного человека весьма ограничены. Это также ведёт к неизбежному росту численности занятых в науке, причем в геометрической прогрессии, хотя и с переменным знаменателем (каждое направление в науке детализируется несколькими новыми). Бесконечность мира обуславливает и бесконечность его познания (науки), а значит, в принципе, наука может поглотить любое количество как материальных, так и людских ресурсов, которое общество сочтёт возможным направить на эти цели, а развитие производительных сил общества такую возможность непрерывно увеличивает. Но капиталистический способ производства резко ограничивает реализацию этих возможностей вложениями только в то, что гарантирует получение прибыли только конкретному капиталу, обеспечивая ему конкурентное преимущество и только в обозримом будущем.  Всё остальное идёт зачастую на совершенно не имеющие потребительной стоимости предметы роскоши (образно говоря, золотые унитазы и т.п.), на весьма дорогие предметы и объекты с крайне нерациональным (редким) их использованием и т.п., удовлетворяя только чисто животное стремление их собственников к доминированию в стае себе подобных. А это тот огромный ресурс общества, который должен быть пущен на ускоренное развитие науки, а через неё и на развитие производительных сил общества, и рост уровня благосостояния всех его членов. 

Можно сколько угодно спорить о том, когда это наступит, но в настоящее время вряд ли можно сомневаться, что общество движется в сторону безлюдных производств и полного исключения физического и рутинного (низкоквалифицированного) труда. А это значит, что стоимость необходимого продукта (для простого воспроизводства общества) будет стремиться к нулю, а стоимость прибавочного (обеспечивающего развитие производительных сил общества) к ста процентам вновь создаваемой стоимости, что позволит практически всем членам общества заниматься исключительно творческим трудом (если это вообще можно называть трудом и, соответственно, создаваемое им стоимостью). Таким образом, никакой диктатуры пролетариата, как наименее квалифицированной части общества, принципиально быть не может. Здесь у Маркса явная, и на сегодняшний день вполне очевидная, ошибка. Доминирующим слоем (классом) в обществе принципиально не может быть наименее квалифицированная его часть. Доминирующим в обществе классом могут стать, и всегда становились, только собственники того элемента производительных сил общества, обладание которым обеспечивает им возможность организовывать весь процесс воспроизводства жизни общества в своих интересах. Таким элементом в настоящее время становятся знания (интеллект), а их собственники, обретая всё большее значение в экономике, неизбежно начнут обретать и всё большее и большее влияние в политике, становясь в итоге, и господствующим в обществе слоем (социальной группой), и подавляющим большинством членов общества одновременно, уничтожая, таким образом, и деление общества на классы.  И вопрос для коммунистов должен быть не в том, как это изменить, поскольку это и невозможно, и не имеет никакого смысла, а в том, как обеспечить переход к этому в наиболее благоприятной, для большинства членов общества, форме т.е. социально ориентированным путём, через социализм, как превентивно установленную власть большинства членов общества в государстве сразу и на весь переходный период. А вопрос как это обеспечить, должен решаться исключительно исходя из таким образом определённой ближайшей цели развития общества и никак иначе.

Именно такие выводы можно сделать из рассмотрения общества как некоего саморазвивающегося материального объекта, саморазвивающейся субстанции, т.е. исходя из субстанционального представления о строении всего материального мира. То есть, капиталистический способ производства, как доминирующий, себя уже практически изжил, общество уже подошло к пределу возможностей своего дальнейшего развития на основе его доминирования в своих производительных силах. Новый (грядущий) способ производства будет неизбежно основываться на безлюдных производствах (на исключении физического и рутинного труда) и на исключительно интеллектуальной деятельности всех членов общества (в другой просто не будет потребности). Соответственно, доминирующим слоем общества постепенно будут становиться люди умственного труда, вбирая в себя всё большую и большую часть общества, пока не охватят всех его членов. С увеличением роста их значения в производительных силах общества, неизбежно будет расти и их политическое влияние в обществе, включая и контроль над средствами производства, пока не установится их полное господство в нём. 

И это единственно возможный (логически обоснованный на основе законов развития общества) способ перехода к доминированию в производительных силах общества нового (коммунистического) способа производства, а значит и становлению новой (коммунистической) общественно-экономической формации. Открытым остаётся только вопрос о конкретном пути этого перехода и, соответственно, о том, как это отразится на жизни большинства членов общества.

Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’