Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

О законах развития общества

Аватар пользователя bobrov-sa

 

Вначале стоит ещё раз вернуться к понятиям материального и идеального с позиции субстанционального монизма. Термин «материальное» всегда воспринимался как указание на то, что объект состоит из материи, а исходя из этого и объект в целом рассматривался не более, как нечто материальное, отождествляя таким образом материальное с субстанцией в целом. Но исходя из принципа субстанционального монизма необходимо сделать уточнение и не путать «материальное» как субстанцию в целом, с «материальным», как стороной субстанции, указанием на то, что любая субстанция с количественной стороны характеризуется определённой массой, содержащейся в ней материи. А любая форма субстанции (как внешняя, так и формы внутренней организации, определяющие её качественные стороны), является идеальной стороной субстанции, как наличным результатом всей истории движения материи, составляющей данную субстанцию.

В природе любые субстанции образуются в результате случайных столкновений более мелких субстанций, если при этом они образуют устойчивое в данной среде соединение. Таким образом, любые субстанции со всеми своими свойствами, это только результат движения материи. Таким образом формировалось всё, от элементов атомов, сложных молекул, мономеров, полимеров (в том числе и способных к репликации), вирусов, живых клеток и до общества. Но некоторые из них, к которым относятся живые организмы, образуют соединения, которые устойчивы только при условии постоянного обмена ими материей и энергией с окружающей средой (открытые термодинамические системы, или просто открытые системы). Это базовое условие для всех живых организмов (хотя и не только), от самых простейших, до сколь угодно сложных, т.е. основной (базовый) закон существования любых организмов, от самых простых и до общества. Таким образом, совокупность определённых видов движения материи, приведшая (на определённом этапе) к образованию живых организмов, сформировало и их потребность к обмену материей и энергией с окружающей средой, как условие их существования, т.е. новую совокупность видов движения. Но возможности реализации этих потребностей в конкретной среде зависят от степени приспособленности организма к ней. Таким образом возникает противоречие между потребностями организма и его возможностями их удовлетворения в среде его обитания, которое каждый вид организмов пытается разрешить в свою пользу в процессе эволюции (естественного отбора).

В процессе репликации, создания новых копий организма, происходят случайные мутационные изменения. Если эти изменения ведут к улучшению удовлетворения потребностей организма, то организм выживает, в том числе и в конкурентной борьбе с себе подобными, если к ухудшению, то гибнет. Это является основой развития живых организмов путём эволюционного отбора. То есть, стремление любого организма к более полному удовлетворению своих потребностей, это основной, базовый закон его существования и развития.

До обретения способностей изготовления орудий труда орудиями труда, стремление живых организмов к более полному удовлетворению своих потребностей, реализовывалось путём изменений в самом организме, его совершенствованием, приспособлением его к условиям окружающей среды. Обретя способность изготовления орудий труда орудиями труда, став человеком, живые организмы (люди) стали повышать степень удовлетворения своих потребностей путём совершенствования орудий труда, т.е. развитием производительных сил общества. Это привело к разделению труда и товарообмену (товарному производству), что, в свою очередь, потребовало и соответствующих изменений во всех отношениях в обществе так или иначе связанных с производством и распределением, т.е. в производственных отношениях.

Таким образом, естественное стремление любого организма к более полному удовлетворению своих потребностей (базовый закон их существования и развития) привело, в процессе развития одного из их видов, к реализации этого путём повышения уровня развития своих производительных сил, которые стали налагать соответствующие требования и на отношения между ними — производственные отношения. Но поскольку производственные отношения формируются только под уже реально существующие требования производительных сил (с учётом природно-исторических условий развития общества), то они неизбежно отстают от них, создавая, таким образом, некоторую проблему для их функционирования и порождая очередное противоречие, которое общество вынуждено постоянно разрешать путём совершенствования производственных отношений в целях своего дальнейшего развития (обеспечения возможности более полного удовлетворения своих потребностей). То есть, противоречия между производительными силами и производственными отношениями, возникли на определённом этапе развития живых организмов, на этапе обретения ими способности изготовления орудий труда орудиями труда и превращения, таким образом, из животного стада в человеческое общество. Именно реализация основного закона существования живых организмов (удовлетворение потребностей) методом развития производительных сил общества породило новые противоречия, постоянное разрешение которых стало условием дальнейшего существования и развития общества, т.е. вновь сформировавшимся законом его бытия. Но этот новый закон бытия живых организмов (в форме человека и общества) только обеспечивает, на данном этапе их развития, реализацию базового закона развития любого живого организма — стремления к более полному удовлетворению своих потребностей, и существует только как его производная, как способ его реализации.

Таким образом, движение к более полному удовлетворению своих потребностей через развитие своих производительных сил, это первый специфический закон общества, присущий только ему в отличии от всего остального животного мира, хотя и направлен на реализацию прежних целей (более полное удовлетворение своих потребностей). Производственные же отношения формируются исходя из требования обеспечения функционирования производительных сил общества на каждом конкретном уровне их развития в рамках природно-исторических условий конкретного общества.

Но хотя производственные отношения при одинаковом уровне развития производительных сил в разных обществах могут значительно отличаться, в зависимости от природно-исторических условий их развития, есть и общая логика их развития, обусловленная требованиями возможности функционирования и развития производительных сил общества. Не логика осмысления этого процесса, а логика самого процесса их развития, как закона развития общества на основе развития его производительных сил. А поскольку только обретение способности развивать свои производительные силы и превратило стадо в общество, только и определило его как общество, то это базовая основа его существования как общества, которая не может измениться пока общество, как таковое, вообще существует. То есть, всё развитие общества на всём протяжении его существования неизбежно осуществлялось, осуществляется и будет осуществляться путём развития его производительных сил, это основа логики его развития, всё остальное только производные от этого с учётом природно-исторических условий развития отдельных его частей (пока оно полностью не едино).

Если мы общество рассматриваем как некий объект, как саморазвивающуюся субстанцию, то мы должны исходить из того, что количественно, это некая масса материи, а качественно (идеально), это вся его организация и организация отдельных его элементов (начиная от самых мельчайших элементов и до структуры общества в целом) обеспечивающая его существование и развитие. Производительные силы общества, как основа его существования и развития, включают в себя людей, и все используемые им орудия труда. На основе уже существующих орудий труда общество создаёт всё необходимые для своего существования и развития. Но само развитие общества, через развитие его производительных сил (качественное), осуществляется путём создания новых, более совершенных, орудий труда и развития людей (их качественной составляющей — знаний и навыков). Всё это требует определённых ресурсов, обеспечения возможности заниматься этой деятельностью за счёт части создаваемых обществом благ на основе уже существующих орудий труда и технологий (существующего уровня развития производительных сил общества), превышающей их минимально необходимое количество для его простого воспроизводства, воспроизводства в неизменных количестве и качестве, т.е., требует так называемого, прибавочного продукта. Разумеется, этот прибавочный продукт вовсе не обязательно может быть потрачен на развитие производительных сил общества (может быть и просто потреблён или направлен на увеличение только численности общества), но развитие производительных сил, как таковое, не имеет для этого иной базы кроме прибавочного продукта. Наличие прибавочного продукта, это необходимое условие для развития производительных сил общества и темпы их развития зависят от количества продукта, направляемого на эти цели.

Если исходить из того, что переход от животного и стада к человеку и обществу определяется обретением ими навыков изготовления орудий труда орудиями труда, то по разным оценкам это может быть отнесено к периоду от 4,5 миллионов до нескольких сот тысяч и даже несколько меньше лет назад. Но как бы это не было, это всё равно на порядок или порядки больше времени, чем прошло с появления первых металлических орудий труда (примерно 6 тысяч лет с появления медных и 5 тысяч лет с появления бронзовых и железных). А первая паровая машина появилась всего немногим более четырёх веков назад. Всё это наглядно демонстрирует экспоненциальный характер роста производительных сил общества на относительно длительных этапах его развития. И это вполне логично, поскольку на любом этапе дальнейшее развитие начинается с уже достигнутого уровня развития производительных сил общества, что даже при значительном снижении доли прибавочного продукта, пускаемого на развитие, может обеспечивать экспоненциальный рост уровня развития производительных сил общества.

Преобразование стада в общество, посредством обретения способностей создания орудий труда орудиями труда и переходом, в деле повышения уровня удовлетворения своих потребностей, от совершенствования непосредственно организма животного к развитию их (общества) производительных сил, на начальном этапе не могло существенно изменить сами принципы взаимоотношений особей в коллективе – прообраз их первичных производственных отношений. Это обеспечивало определённую равномерность (на уровне стада) в потреблении общественного продукта всеми членами коллектива (общества), включая и свободное время.

Совершенствование орудий труда вело к повышению его производительности и сокращению времени на создание необходимого продукта для простого воспроизводства общества. Оставшееся время могло быть использовано либо на создание прибавочного продукта, либо на отдых. Прибавочный продукт мог быть просто потреблён (свыше минимально необходимого для простого воспроизводства), мог быть пущен на расширенное воспроизводство численности общества (количественное), а мог быть направлен на развитие производительных сил общества (качественную сторону расширенного воспроизводства). Первые два момента определяются природной сущностью любого живого организма, его текущими природными потребностями, которые и являются побудительными мотивами для создания соответствующего количества прибавочного продукта. Но возможности количественного расширения общества, при том же уровне развития производительных сил, ограничены природными условиями (так же, как и в животном мире), что, к тому же, ведёт и к снижению как избыточного потребления, так и роста численности.

Таким образом, стремление к более полному удовлетворения своих потребностей в обществе может удовлетворяться только путём развития его производительных сил в оставшееся свободное время его членов, которое в первобытном обществе каждый из них мог использовать по своему усмотрению. В результате, занимающиеся развитием производительных сил (совершенствованием орудий труда и т.п.) могли располагать только своим личным свободным временем. Этого могло хватать для создания простейших орудий труда, но для создание более сложных требовалась уже специализация, профессиональная занятость именно данной конкретной деятельностью. Но для это требовалось, чтобы остальные члены общества содержали этих людей, выделяя для этого часть создаваемого ими, за счёт их собственного свободного времени, прибавочного продукта, чего на добровольной основе добиться было невозможно. Можно сколько угодно говорить о высоком уровне равенства между членами первобытного общества, но это ещё было равенство стада, выработанное в результате эволюции, как способ повышающий возможность выживания отдельных групп животных, отдельных обществ.

В результате, первобытное равенство людей (хотя и относительное) на определённом уровне развития производительных сил общества становится непреодолимой преградой для их дальнейшего развития. И всё же общество (во всяком случае те, которые выжили) продолжило своё развитие. И вопрос не в том, как был преодолён этот кризис, что уже давно известно из истории, а в том, что явилось причиной движения общества именно по такому пути. Ведь в те далёкие времена никакого научного осмысления выхода из создавшейся кризисной ситуации не было и быть не могло, т.е. всё происходило хоть и с непосредственным участием человека и его воли по вполне конкретным решениям, но в целом от его воли независимо. Наоборот, это воля человека в каждый конкретный момент формировалась его текущим общественным бытием (собственно, как и сейчас), его текущими потребностями и, таким образом, текущее бытие общества, через формирование бытия отдельных его членов, а через него и их сознания и воли, формировало и новое своё бытие. Всё происходило, как бы само по себе, но любое изменение движения в природе обуславливается действием конкретных сил. А чтобы понять законы развития общества, как природного объекта, как саморазвивающейся субстанции (открытой системы), необходимо понять происхождение и природу этих сил.

Истории различных обществ во многом отличаются, но все они вышли из стада посредством обретения способности развивать свои производительные силы на основе создания орудий труда орудиями труда и всё их дальнейшее развитие основывается именно на развитии их производительных сил. Могут по-разному формироваться производственные отношения в различных обществах (в зависимости от природно-исторических условий их развития), но в любом случае они должны обеспечивать возможность функционирования их производительных сил на данном этапе их развития, и это общая основа их формирования, поскольку зависит именно от уровня развития производительных сил, и не от чего более. А поскольку она общая и неотвратимо реализуемая всеми отдельными обществами, то, по сути, является законом их развития. Таким образом, соответствие производственных отношений уровню развития производительных сил общества, в рамках, обеспечивающих их функционирование и развитие, является законом его развития. Как уже отмечалось, производственные отношения не могут опережать развитие производительных сил, они неизбежно отстают от них, поскольку формируются (начинают формироваться) под уже существующий их уровень, а пока они формируются (процесс инерционный), производительные силы в своём развитии уходят дальше и выдвигают уже новые требования. Таким образом, это противоречие как бесконечно разрешается, так и бесконечно воссоздаётся (даже без учёта влияния на данный процесс интересов господствующего класса).

Невозможность сколь угодно большого количества одного качества является всеобщим законом природы. Законы диалектики природы, по сути, только раскрывают его действие, утверждая, что количественное увеличение любых изменений объекта, на определённом этапе неизбежно ведут к изменению его качественного состояния. Суммарное количество изменений, обеспечивающих рост производительных сил общества и привело к изменению качественного состояния общества, его перехода от первобытного устройства с равным (пусть и относительно) доступом всех членов общества к его ресурсам, к обществу, разделённому на классы угнетателей и угнетённых.

Каким бы путём это не реализовывалось в конкретных обществах, но пределом возможности развития производительных сил в первобытном обществе объективно могло стать только то, что для создания более сложных орудий труда требовалось и больше времени для занятия этим, а равномерное распределение суммарного общественного свободного времени между всеми членами общества, ограничивало возможности конкретных членов общества заниматься этим рамками своего личного свободного времени, чего для создания более сложных орудий труда становилось недостаточно.

Логически выход был один – концентрация свободного времени в руках немногих, создав для этих немногих потенциальную возможность дальнейшего развития производительных сил общества и другого пути не было, а потому эта логика опять же проявляется как закон, которому подчиняется развитие любого общества. Другой вопрос как всё это реализовалось практически, но в любом случае это вело непременно к изъятию свободного времени у большинства членов общества через принуждение их создавать прибавочный продукт в максимально возможном объёме с последующим его принудительным изъятием в пользу немногих (господствующего слоя общества – класса), т.е. к переходу от бесклассового общества к классовому. Принуждением большинства членов общества к созданию прибавочного продукта сверх необходимого им, большинство членов общества лишалось своего свободного времени, которое вместе с прибавочным продуктом концентрировалось в руках господствующего слоя общества, что вновь обеспечивало возможность дальнейшего развития его производительных сил. Но теперь, всё развитие производительных сил общества, включая и его темпы, подчинялось исключительно интересам господствующего слоя общества, а угнетённые слои общества использовались только как инструмент для обеспечения их интересов.

Для осмысления самой логики (закономерности) развития общества на данном этапе, не принципиально каким конкретным путём это реально осуществлялось в тех или иных обществах. Где-то возможно поняли, что пленных целесообразней заставлять работать на себя, чем убивать, поскольку они своим трудом, при уже существующим уровне развития производительных сил, могут не только обеспечить собственное существование, но произвести ощутимый продукт для их поработителей. Где-то, лишившись возможности повышать уровень удовлетворения своих потребностей за счёт развития производительных сил общества, отдельные особи стали это делать путём порабощения своих соплеменников. Но суть одна, достигаться это в первобытном обществе могло только самым простым путём – прямым (силовым) принуждением порабощённых людей к труду сверх необходимого им для их воспроизводства и изъятием у них всего создаваемого ими продукта. Но поскольку их надо было содержать, то необходимый для этого продукт им возвращался в том или ином виде, а прибавочный оставался в распоряжении рабовладельца.

Такой способ организации воспроизводства жизни (способ производства) принято называть рабовладельческим. Это касается именно способа производства (воспроизводства жизни), а не специфики организационного строения общества в целом, на том или ином этапе его развития, которое принято называть общественно-экономической формацией (ОЭФ). В рамках любой конкретной ОЭФ могут существовать разные способы производства, вопрос только в их удельном весе в воспроизводстве жизни общества. Сама же ОЭФ обычно именуется по способу производства тогда, когда данный способ производства доминирует в воспроизводстве жизни общества, а производственные отношения в нём выстраиваются исходя из обеспечения наиболее благоприятных условий для функционирования именно этого, доминирующего способа производства, что происходит только тогда, когда власть в обществе оказывается в руках организаторов производства на этой основе, т.е. собственников соответствующих средств производства. Таким образом, рабовладельческий способ производства мог сосуществовать и с предыдущим (первобытным), и с последующим (феодальным) способами производства, и далее, формируя целый спектр различных производственных отношений (а, соответственно, и государств) обеспечивающих функционирования производительных сил общества на данном этапе их развития. Вспомним так называемый «азиатский способ производства», что по сути было не способом производства, а ОЭФ. Сам же способ производства всегда определяется (именуется) тем ключевым элементом производительных сил (раб, земля, капитал), обладание которым обеспечивает его собственнику возможность управления процессом производства в своих интересах.

Развитие производительных сил общества неизбежно вело к расширению специализации производств и обмена, что, в свою очередь, вело и к возникновению социально-профессиональных слоёв населения, и к непрерывному совершенствованию производственных отношений. Это, опять же, процесс закономерный и неизбежный, осуществляемый хотя и людьми в соответствии с их желаниями и волей, но всё же вынуждено, под давлением требований обеспечения функционирования производительных сил общества на каждом конкретном этапе их развития. Таким образом, сам процесс развития общества происходил хотя и через волю и желания людей, но не по их воли и желаниям. Наоборот, это воля и желания людей формировалось текущим бытием общества в основе которого лежал текущий уровень развития его производительных сил. То есть, воля и желания людей, это только один из этапов процесса развития общества, как саморазвивающейся субстанции, а вовсе не нечто, определяющее это развитие.

Расширение специализации производства и обмена, как неизбежное следствие дальнейшего развития производительных сил общества, неизбежно вело и к увеличению численности общества (любым способом), и к усложнению взаимоотношений в нём его членов, т.е. самой структуры общества. А поскольку с разделением общества на классы (господствующий и подчинённый), всё развитие общества обуславливается только интересами господствующего слоя общества (класса), то и организационная структура управления общественными процессами, получившая наименование государство, формировалась именно исходя из интересов господствующего класса. Таким образом, государство изначально, на стадии его возникновения, формировалось именно как инструмент реализации господствующим слоем общества своих общих интересов. То есть, государство, это не просто система обеспечивающая функционирование общества (вопрос о форме которой может оставаться открытым) государство это именно система управления обществом разделённым на классы и в интересах исключительно господствующего класса, это атрибут именно классового общества. Интересы остальных членов общества в государстве учитываются только в той части, в которой они совпадают с интересами господствующего класса (в рамках реально существующих условий).

Концентрация ресурсов общества в руках немногих, создавшая условия возможности дальнейшего развития производительных сил общества, могла начаться только в наиболее простых формах (как и всё в природе – от простого к сложному), которые в конечном счёте, как бы они не были реально оформлены, все сводились к изъятию прибавочного продукта с помощью прямого физического насилия. И если это делается на постоянной основе, т.е. обеспечивая возможность существования тех, у кого продукт изымается, то это, по сути, в любом случае есть рабовладельческий способ производства. Но это именно как способ производства, а не ОЭФ.

Таким образом, разделение общества на господствующий и подчинённые классы (эксплуататоров и эксплуатируемых) есть закономерный этап развития общества как природного объекта, саморазвивающейся субстанции. Но поскольку, как угнетаемые, так и угнетённые вынуждены удовлетворять свои потребности, и чем в более полном объёме, тем лучше, то стремление к более полному их удовлетворению никуда деться у них не могло. Господствующий класс посредством государства, как института (орудия систематического насилия), реализующего его совокупную волю, имеет возможность (и реализует её) повышать уровень удовлетворения своих потребностей за счёт снижения этого уровня у угнетаемых слоёв населения. Но развитие производительных сил общества требует гармонии между развитием техники и технологий, и развитием (качественным) людей, занятых в соответствующих производствах, поскольку без этого невозможно не использование техники, не соблюдение технологий. То есть, грабить угнетаемых, даже исходя из интересов господствующего класса, нельзя не только безгранично, не только до уровня, обеспечивающего их простое воспроизводство, но и ниже уровня, обеспечивающего расширенное воспроизводство качественной стороны работников (их знаний и навыков), обеспечивающей возможность их использования на достигнутом уровне техники и технологий. Но вот эту грань, предел возможности эксплуатации угнетённых слоёв населения, за которым неизбежна остановка развития общества, практически превентивно определить невозможно. Но поскольку общество всё же непрерывно развивается (если рассматривать достаточно длительные этапы), то значит существует и механизм ограничения алчности эксплуататоров, обеспечивающий это развитие, и таким механизмом является классовая борьба. Естественное стремление эксплуататоров к более полному удовлетворению своих потребностей (как минимум не к снижению) толкает их к решению возникающих у них проблем за счёт эксплуатируемых (снижению затрат на их содержание), что ведёт (в первую очередь) к торможению развития качественной составляющей человека, как основного элемента производительных сил общества, а, соответственно, и производительных сил общества в целом. Если оставить в стороне эмоции и посмотреть на классовую борьбу просто как на элемент процесса функционирования общества чисто как природной саморазвивающейся субстанции, то её задачи именно эти, вне зависимости от того, каким конкретно методом она реализуется в конкретных обстоятельствах, и через какие конкретно преобразования в обществе это реализуется на конкретном этапе развития конкретного общества. История развития классового общества, это действительно и история борьбы классов, только из этого вовсе не следует, что борьба классов является движущей силой развития общества. Движущей силой развития любого организма, включая и общество, являются противоречия между потребностями организма (как открытой системы) и его возможностями удовлетворять эти потребности, а развитие, как таковое, и есть процесс изменения организма в направлении обеспечения более полного удовлетворения своих потребностей.

Таким образом, классовая борьба является частью системы функционирования общества, законом его функционирования, на данном этапе его развития. Можно сколько угодно говорить о борьбе за интересы угнетённых слоёв населения, о добре и справедливости, о морали и нравственности, только всё это формируется в человеке в процессе формирования его сознания его общественным бытием, т.е. являются уже производными от его бытия, как элемента бытия общества в целом. Следовательно, если мы рассматриваем общество, как самостоятельную субстанцию, как некий природный объект, со своими законами функционирования, то надо и роль классовой борьбы рассматривать именно как часть процесса его функционирования и развития, именно с этих позиций. И если проследить логику дальнейшего развития любых обществ, именно логику в целом, а не истории развития отдельных обществ, то не сложно увидеть, что в какую бы конкретную форму организация общества не облекалась, в основе её всегда лежит требование обеспечения возможности функционирования его производительных сил на существовавшем на тот момент уровне их развития.

Способ производства, как доминирующий на конкретный момент времени способ воспроизводства жизни общества, всегда определяется тем ключевым звеном в производительных силах общества, который лежит в его основе, обладание которым обеспечивает возможность управления процессом воспроизводства жизни общества, осуществляемым на этой основе (раб, земля, капитал). В результате развития производительных сил общества значение этих их элементов непрерывно и плавно меняется. Развитие производительных сил общества на основе доминирования в нём рабовладельческого способа производства, как прямого принуждения к труду с изъятием всех его результатов, в наиболее развитых обществах (или отдельных частях одного общества), стал вытесняться феодальным способом производства, основным элементов организации которого становилась земля. И происходило это исходя не из каких-то гуманных побуждений, а исключительно под непреодолимым давлением производительных сил общества на конкретном уровне их развития, когда уровень их развития уже требовал заинтересованности в результате труда непосредственного производителя. Развитие техники и технологий, даже на том примитивном уровне, требовало либо увеличения армии квалифицированных надсмотрщиков за их соблюдением, что сводило на нет эффект от их внедрения, либо заинтересованности непосредственного исполнителя в этом, что и было (с неизбежностью) реализовано переходом к феодальному способу производства. Этот способ производства не предусматривал полное освобождение рабов от хозяина, но давал им определённую экономическую самостоятельность, заинтересовывая их, таким образом, в результатах их труда, что переводило их категории рабов в категорию крепостных.

Можно сколько угодно разбираться с формами закрепощения непосредственных производителей, но без обладания собственностью на землю никакого закрепощения уже быть не могло. Таким образом, ключевым элементом производительных сил, в деле организации воспроизводства жизни общества, становился уже не раб, а земля. А собственники этого ключевого элемента закономерно становились наиболее влиятельной силой в экономике общества, а через неё и в политике (вне зависимости от метода обретения ими политической власти и форм этой власти), перестраивая всю организация жизни общества, и в первую очередь государство, под свои интересы, а по сути, под требования производительных сил общества на данном этапе их развития, которые интересы этих собственников и формировали.

Для осмысления закономерностей развития общества, совершенно не важно, в какие конкретно формы государственного устройства это выливалось практически (в зависимости от природно-исторических условий развития общества), и каким конкретно образом осуществлялось владение землёй (непосредственно, или опосредованно через государственные структуры), принципиально, в данном контексте, только то, что вся организация общества и государственное устройство должны обеспечивать возможность функционирования производительных сил общества уже на основе их нового ключевого элемента (в данном случае земли). И если рассматривать это без учёта природно-исторических особенностей развития конкретного общества, а чисто как закон развития общества как специфического природного объекта (субстанции), то с момента обретения собственниками нового ключевого элемента производительных сил общества политической власти (что и давало им возможность начать полномасштабную перестройку всех общественных отношений под новый способ производства) и начинается становление новой общественно-экономической формации (ОЭФ). Практически же, как и вообще в природе (что, в частности и привело к такому разнообразию живых организмов в ней), под действием одних и тех же её законов, в сочетании с другими, и в различных условиях, общества развиваются по-разному, обеспечивая и многообразие форм государственного устройства. И всё это многообразие ограничено только рамками обеспечения возможности функционирования производительных сил общества на существующем на этот момент уровне их развития.

Дальнейшее развитие производительных сил обществ привело к созданию крупных машинных производств, возможность организации которых обеспечивалось накопление материальных и денежных ресурсов (капитала) в руках отдельных членов общества, т.е. к развитию капиталистического способа производства, как такого способа воспроизводства жизни общества, в основе возможности организации и функционировании которого лежит капитал (его наличие).

Это создавало массу новых рабочих мест в этих производствах, но организация общества, выстроенная под доминирование феодального способа производства, в интересах собственников земли, закрепляла за ними и подавляющее большинство рабочей силы, что вело к проблемам с ней на вновь создаваемых крупных производствах, тормозя их развитие. Кроме того, внедрение новой техники, расширение и модернизация производств, требовало динамичных изменений в количестве и качестве рабочей силы на конкретных производствах, возможности быстрого привлечения дополнительной рабочей силы и избавления, при необходимости, от излишней, т.е. свободного движения рабочей силы, что было несовместимо с её феодальным закрепощением и вело к торможению развития производительных сил общества, а через это к кризисам и социальной напряжённости. И опять же, в целях выявления закономерностей в развитии общества как элемента природы, как некой саморазвивающейся субстанции, совершенно не принципиально как конкретно происходил переход от феодальной к капиталистической ОЭФ (сам механизм перехода, это отдельный вопрос), принципиально то, что такой переход был неизбежен и обусловлен требованием производительных сил общества для обеспечения возможности их дальнейшего развития, что являлось и необходимым условием для развития общества в целом, как саморазвивающейся субстанции.

Из всего этого видно, что общество, как самостоятельная субстанция (объект природы) развивается по своим внутренним законам от воли и желания людей совершенно независимым, наоборот, это воля и желания людей формируются соответствующим образом их текущим бытием, определяемым состоянием обществ в каждый конкретный момент его развития. Получается некий аналог того же эволюционного развития, что и у всех живых организмов. Если продукт реализации воли и желания людей, сформированных их текущим бытием, оказался жизнеспособным и обеспечивает дальнейшее развитие общества на основе развития его производительных сил, то он закрепляется как база для дальнейшего его развития. Если нет, то сформировавшееся таким образом бытие (возникшие проблемы) формирует у людей сознание, волю и желания к исправлению сложившейся ситуации. Таким образом, новые воля и желания людей, на основе которых создаётся новое бытие, формируются их текущим бытием, как бы реплицируя предыдущие волю и желания в новые аналогично с репликацией живых существ вообще и с теми же правилами эволюционного отбора. Из всего этого следует, что люди не могут изменить направленности развития общества в целом, не могут формировать его организационное устройство исходя только из своей воли и желаний, они могут только выбрать наиболее благоприятный (наименее болезненный) для них путь перехода общества в его новое состояние и обеспечить движение по нему. Но для этого надо правильно определиться с тем ближайшим состоянием общества к которому оно движется в процессе своего естественного развития, как саморазвивающаяся субстанция, поняв тенденции развития производительных сил общества и то, к чему они ведут в ближайшем (обозримом) будущем в плане организации обеспечения их развития. А сделать это можно только осмыслив тенденцию изменения в структуре производительных сил общества в процессе их текущего развития, поняв, что идёт на смену капитала, как их ключевого звена, кто является естественным собственником этого нового их ключевого элемента и как в целом должен измениться профессионально-социальный состав общества (качественно и количественно). И только тогда можно осознанно планировать переход общества в его новое состояние в форме наиболее приемлемой для большинства его членов.

Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’

Комментарии

Аватар пользователя В. Першин

Обнаружил, что, спустя год, меня разблокировали на этом сайте, поэтому появилась возможность дать запрашиваемые Вами ссылки на критику 8-летней давности метода «субстанционального монизма» А.П. Петрова и его печального применения к некоторым вопросам политической экономии.  

https://www.alternativy.ru/ru/node/4525

https://www.alternativy.ru/ru/node/2462

https://www.alternativy.ru/ru/node/3543

https://www.alternativy.ru/ru/node/2450

https://www.alternativy.ru/ru/node/16442

https://www.alternativy.ru/ru/node/3569

https://www.alternativy.ru/ru/node/4276