Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Кризис без конца, или новая фаза капитализма?

Паульман Валерий Фёдорович


Кризис без конца, или новая фаза капитализма?


  То, что в обстановке эйфории и грандиозных праздничных салютов в связи с наступлением третьего тысячелетия казалось еще немыслимым, уже к концу первого десятилетия текущего столетия стало явным. Метастазы всестороннего кризиса поразили капитализм до самых глубинных оснований. Глобализация мировой капиталистической системы обусловила ее вхождение в качественно новую фазу развития. Ее характерным проявлением является длящийся уже пятый год мировой экономический кризис (см. мои статьи о кризисе, опубликованные в журнале «Вестник аналитики» №№ 2 (2008), 1,2,4 (2009), 1,2,4 (2010) и размещенные в электронной библиотеке М.Мошкова -  lit.lib.ru/p/paulxman_w_f/).


            Кстати, всеохватывающий кризис просматривался уже и в таком помпезно принятом документе ООН, как Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций, одобренная резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи от 8 сентября 2000 года. В одиннадцатом пункте Декларации черным по белому записано, что главы государств обещают приложить «…все усилия к тому, чтобы избавить наших соплеменников, мужчин, женщин и детей, от унижающей человеческое достоинство крайней нищеты, в условиях которой в настоящее время вынуждены жить более миллиарда из них. Мы привержены тому, чтобы превратить право на развитие в реальность для всех и избавить весь род человеческий от нужды». Нельзя также не отметить и других демагогических обещаний, содержащихся в пункте пятнадцатом Декларации, а именно:


·                             «принять, предпочтительно до начала работы этой Конференции, комплекс мер по обеспечению беспошлинного и неквотируемого доступа практически всех экспортных товаров наименее развитых стран на свои рынки;


·                             без дальнейших промедлений приступить к осуществлению расширенной программы по облегчению долгового бремени бедных стран с высоким уровнем задолженности и согласиться на списание всей официальной двусторонней задолженности этих стран в обмен на принятие ими твердых обязательств в области борьбы с нищетой;


·                             и оказывать более щедрую помощь в целях развития, особенно тем странам, которые действительно пытаются использовать имеющиеся у них ресурсы для сокращения масштабов нищеты».


           Эти клятвенные посулы реализовать восемь амбициозных целей, абсолютно невыполнимые в условиях глобальной капиталистической системы, уже тогда выпукло обозначили круг тех экономических и гуманитарных проблем, которые углубляются с каждым годом. В конце 2010 года даже осторожный в выражениях Генеральный Секретарь Пан Ги Мун вынужден был выразить свою обеспокоенность тем, что Декларация выполняется неудовлетворительно. Он заявил буквально следующее: «Международное сообщество не выполняет в полной мере те обязательства, которые были взяты на себя мировыми лидерами два года назад на Саммите тысячелетия ООН и содержатся в Декларации тысячелетия ООН» (www.un.org/russian/conferen/…/sgpress.htm). Как говорится в народе – око видит, да зуб неймет. В докладе о выполнении Декларации тысячелетия за 2010 г. сообщается, что «…в деле борьбы с голодом экономический кризис сказался гораздо сильнее. Возможности беднейшего населения прокормить свои семьи были подорваны дважды: сначала непомерным ростом цен на продовольствие в 2008 году, а затем резким снижением доходов в 2009 году. Именно поэтому количество голодающих, которое и так росло с начала десятилетия, после 2008 года может увеличиваться еще быстрее» (www.un.org/russian/millenniumgoals/mdgreport20010_3.pdf).


Итак, если до сих пор явной была цикличность функционирования капиталистической экономики, то в настоящее время с большой степенью вероятности можно утверждать, что суть новой фазы состоит в непрерывности экономического кризиса. Повторяю, пошел пятый год кризиса и пока конца ему не видно. Даже такой выдающийся идеолог «открытого» (читай — капиталистического) общества, как Джордж Сорос, недавно в интервью газете Financial Times вынужден был заявить, что зона евро переживает сейчас одновременно три кризиса: валютный, банковский и кризис суверенных облигаций, а американская экономика является ослабленной, не способная преодолеть массовую безработицу и добиться сокращения внешней задолженности. О Японии после постигшей ее трагедии и говорить не приходится.


            В ответ на финансовые кризисы конца 1990-х и растущее сознание того, что быстро развивающиеся экономики стран т.н. периферии не были адекватно представлены в мировых экономических обсуждениях и принятии решений в декабре 1999 г. была образована G-20 – формат международных совещаний министров финансов и центробанков, представляющих 19 стран и Европейский Союз. На этих совещаниях всегда присутствуют представители МВФ и Всемирного банка. До образования G-20 доминировала G-8, представляющая в вопросах экономики интересы таких ведущих развитых государств мира, как Великобритания, Италия, Канада, США, ФРГ, Франция, Япония, Россия. Начиная с ноября 2008 г. в разгар текущего мирового экономического кризиса в заседаниях G-20 стали принимать участие главы государств, т.е. в бой вступила тяжелая артиллерия. Всего было проведено 5 встреч на высшем уровне. Сейчас идет подготовка к шестому. Основной целью всех этих совещаний была разработка мер по преодолению кризиса. Обсуждались, в частности такие проблемы, как укрепление финансового сектора, недопущение протекционизма, ограничение необоснованно высоких выплат топ-менеджерам, изменение банковских стандартов, сокращение дефицита государственных бюджетов и т.д. Кроме ООН с его разветвленной структурой в мире нет больше такого международного института, который обладал бы такой концентрацией экономической мощи и политической власти. Однако, оценивая реальные последствия решений, принятых более чем за десятилетие на саммитах G-20, следует сделать однозначный вывод о том, что они не смогли предотвратить наступления очередного, шестнадцатого по счету мирового кризиса и по существу не изменили механизма функционирования глобального капитализма.


            Можно согласиться с мнением управляющего директора Всемирного экономического форума (ВЭФ) Робертом Гринхилом, который он высказал в очередном докладе Global Risks Report 2011 о том, что «…частота возникновения  и серьезность рисков для мировой экономики увеличилась, в то время как возможности систем мирового регулирования по борьбе с этими рисками не возросла. Системы двадцатого века не могут справиться с рисками века двадцать первого, и миру необходима новая сеть взаимосвязанных систем для распознавания и предотвращения рисков, прежде чем они успеют вырасти в кризисы». Один из авторов упомянутого доклада Дэниэл Хофманн уверен, что текущая кредитно-денежная политика является неустойчивой в большинстве развитых стран. В отсутствие структурных изменений может увеличиться риск суверенных дефолтов (http://news.mail.ru/economics/5106473/). В Евросоюзе в таком положении уже оказались Греция, Ирландия и Португалия. Чтобы тушить такого рода пожары в марте 2011 г. 17 руководителей стран, использующих евро, решили увеличить стабилизационный фонд с 250 до 440 млрд. евро, а к концу 2013 года довести его общий размер до 700 млрд. евро. По расчетам, этой суммы должно хватить, чтобы спасти от дефолта еще те страны, которые стоят на пороге дефолта, в частности Испанию.


            Таким образом, как совершенно точно отметил Роберт Гринхил, «системы двадцатого века не могут справиться с рисками века двадцать первого». Мировой рынок неподвластен ни одной из многочисленных структур, созданных в предыдущем столетии. Ни один из механизмов, призванных регулировать стихию рынка, не может справиться с задачей предотвращения кризисов: ни государственные бюджеты, ни центральные банки, ни международные частные (коммерческие) банки, ни биржи (товарные, фондовые, валютные), ни международные структуры во главе с ООН, ни даже такой могущественный орган, как G-20.


            Изобретет ли в ближайшее время щедро оплачиваемый разум государственных чиновников, менеджеров, академиков и нобелевских лауреатов «новую сеть взаимосвязанных систем для распознавания и предотвращения рисков»? Что все они в состоянии противопоставить сегодня мощи ТНК, международных банков и десятков миллионов спекулянтов, которые стремятся получить максимальный барыш от вложения своего капитала? Что они вместе взятые (я имею в виду государственных чиновников, ученых и бизнесменов-буржуев) в состоянии  противопоставить объективным закономерностям функционирования глобальной капиталистической системы с ее стихийностью, диспропорциями и макродефектами, к рассмотрению которых мы вскоре и перейдем? Диву даешься тому, что сегодня, все еще находятся люди, которые проповедуют утопическую идею создания идеальной экономической модели, в основе которой лежат эффективное управление, объединенное со свободным рынком. А есть и такие специалисты и эксперты, которые договорились до такого абсурда, что дело не в той или иной модели капиталистического рыночного хозяйства, а в том, что «необходимо усилить регулирование». Оказывается, твердолобые догматики существовали не только при «реальном социализме» в СССР, но они преспокойно жируют и в системе «демократического капитализма». 


Полная версия статьи прикреплена к странице.