Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Политэкономические основы монетаризма

 

ТРУДОВАЯ ТЕОРИЯ СТОИМОСТИ + МОНЕТАРИЗМ = Зерновалютный стандарт – WES

 

ТРУДО-СТОИМОСТНАЯ ОСНОВА МОНЕТАРИЗМА

ЗЕРНОВАЛЮТНЫЙ СТАНДАРТ — WES

 

Свободно-рыночная экономика регулируется объективными экономическими законами, которые в условиях «laisser-faire» безупречно выполняют функцию поддержки рыночного равновесия. Однако, каким бы успешным не было практическое действие таких законов, на определенном этапе экономического развития они никак не могут игнорировать регулирующую роль государства. Имеется в виду, прежде всего, политика жесткого монетаризма: эмиссия денежной массы в унисон темпам прироста валового продукта для поддержки в масштабах экономики стоимостно-денежного паритета. Авторское исследование ставит своей целью научно обосновать количественную теорию денег, прочно поставив ее на трудозатратно-стоимостный фундамент, в контексте чего будет предложена идея «Зерновалютного стандарта — WES». Следовательно, вмонтировав монетаризм в трудовую теорию стоимости, разработать пригодную для практической реализации доктрину политэкономического монетаризма… как регуляторный инструментарий макроэкономической стратегии.

Ключевые слова: закон стоимости, монетарная политика, зерновалютный стандарт WES.

 

Постановка проблемы.

В основе функционирования свободно-рыночной экономики два базовых закона:

1. ЗАКОН НАКОПЛЕНИЯ – действует с давних времен и при любых условиях, как рыночных, так и внерыночных, представляя собой производство прибавочного продукта и обратное его направление, обычно в видоизмененной (в рыночных условиях – стоимостной) форме, вновь-таки в материальное производство, обеспечивая его расширение;

2. ЗАКОН СТОИМОСТИ – действует только в рыночных условиях, обеспечивая эквивалентный товарообмен и рациональное перераспределение прибавочного продукта (в стоимостной форме) в процессе обратного направления его в расширенное воспроизводство из расчета равновеликой стоимостной отдачи от равновеликих трудозатрат.

В свободно-рыночных условиях сугубо капиталистической экономики…

Закон накопления капитала побуждает товаропроизводителя к максимально эффективному накоплению все большей массы прибавочной стоимости с целью дальнейшего превращения ее в капитал (рекапитализация прибавочной стоимости) ради его экономического выживания в конкурентной борьбе. Прогрессирующее накопление капитала в индустриальную эпоху достигается за счет эксплуатации на высокотехнологичном производстве стремительно растущей массы живого труда условных единиц наемной рабочей силы… при количественном одновременно сокращении найма рабочей силы реальных физических лиц, определяя тем самым тенденцию к повышению нормы предпринимательской прибыли. – Залог прогрессирующего расширения производства.

Закон трудовой стоимости, ориентируя товаропроизводителя на потребительский спрос, обеспечивает реинвестиционное перераспределение прибавочной стоимости в сфере капиталистического производства к единой в масштабах экономики средней нормы прибыли, тем самым формируя рыночное ценообразование на почве товарообменной эквивалентности. Эквивалентный товарообмен и рациональная реинвестиция – неразрывно-двусторонняя суть единого процесса формирования стоимостных параметров: рыночное ценообразование корректирует перераспределение инвестиций в производство из расчета на среднюю норму прибыли, что, в свою очередь, приводит на рынке к товарообменно-эквивалентному формированию стоимости, соответственно, – оптимальному ценообразованию. – Совершеннейший регулятор экономики.

Следовательно, Закон накопления капитала действует на микроэкономическом уровне, в пределах отдельно взятых предприятий. Тогда как Закон трудовой стоимости действует на макроэкономическом уровне, в масштабах всей экономики. Первый из них, побуждая частного предпринимателя к неистовой борьбе за экономическое выживание собственного бизнеса, стимулирует движущую силу экономического роста. Второй, побуждая частного предпринимателя ориентировать свой бизнес на потребительский спрос, рационально упорядочивает этот рост согласно общественным потребностям. Оба закона являются естественными и не требуют внешнего со стороны государства внедрения: на практике они автоматически срабатывают сами по себе в момент совершения любых торгово-коммерческо-предпринимательских операций вне осознания этого факта их субъектами. Имеет ли смысл хоть какая-нибудь регулирующая при этом роль государства?..

Разумеется, на микроэкономическом уровне управление процессом продуктивного накопления капитала и экономического выживания частного бизнеса – личное дело самого предпринимателя. И во вмешательстве государства в данный процесс нет надобности. Кроме установления оптимальных ставок общего налогообложения.

А вот на макроэкономическом уровне управление процессом сбалансированного функционирования рыночной экономики на почве эквивалентного товарообмена с какого-то момента (о чем будет сказано дальше) требует определенного внимания государства. Дело в том, что Закон стоимости эффективно справляться со своей функцией рациональной реинвестиции прибавочной стоимости в производство до средней нормы предпринимательской прибыли, соответственно, – товарообменной на рынке эквивалентности (оптимального ценообразования), может только при условии соответствия массы денег в экономике общей массе стоимости в ней. Нельзя сказать, что ученые-экономисты этого не понимают. Количественная теория денег гласит: эмиссионное наращивание денежной массы должно соответствовать темпам роста валового продукта. Данная теория, однако, лишена привязки денежной системы к трудозатратно-стоимостному основанию. Этот недостаток не мог не исказить монетарные меры регулирования экономики в современном мире и дискредитировать саму идею монетаризма. Пройдя испытания на практике в последнюю четверть ХХ века, монетаризм, в конечном итоге, потерпел фиаско. Каковы причины такой неудачи?..

Прежде всего, монетарная практика требует определенного, достаточно длительного времени в условиях политической стабильности и социального спокойствия. Дабы, эмиссионно задав ежегодный прирост денежной массы на процент, который отвечал бы среднегодовым темпам роста валового продукта, дождаться, наконец, конечного результата экономического эксперимента. Были такие условия в 70-80-е годы прошлого века?.. – Отнюдь нет! Противодействие «коммунистической» экспансии СССР, требовавшей от Запада форсированных темпов милитаризации экономики, плюс мировой энергетический кризис с его катастрофическими перепадами цен на энергоносители (период 1973-1983гг.) отнюдь не способствовали практической реализации долгосрочных рецептов прикладного монетаризма. А посему, преодолев галопирующую инфляцию 70-х, монетаризм очень быстро споткнулся на проблеме реального управления денежной массой (таргетирование денежными агрегатами) и… потерпел поражение: «сжатие» денежной массы и взлет процентных ставок привели к рецессии начала 80-х.

Однако, дело не только в объективно очень неблагоприятных условиях проведения монетарного эксперимента, но и в ничтожности теоретического обоснования монетарной концепции. – Достаточно трезвой по своим намерениям. Альтернативы которой, кстати, кроме обанкротившегося кейнсианства, не существует («социалистическая» патология не учитывается). Монетарная модель единственная из всех существующих, максимально уважающая объективные законы экономического развития при минимуме государственного вмешательства в экономику. Поэтому… не лишним будет аналитически рассмотреть концептуальные основы монетарной доктрины, выявляя ее недостатки.

 

Анализ последних исследований и публикаций.

Открыв фундаментальный труд Милтона Фридмана «Количественная теория денег», попробуем разобраться в его доктрине.

«Количественная теория – это, прежде всего, теория спроса на деньги», – утверждает Фридман и дальше дает определение деньгам: «Пять основных форм богатства: 1. Деньги (М), трактуемые как требования или как товарные единицы с фиксированным номинальным значением; 2. Облигации (В)…; 3. Акции (Е)…; 4. Физические блага (С); 5. Человеческий капитал (Н)».

Итак, знаменитый экономист ставит деньги, как «богатство», в один ряд с финансовыми активами, материальными вещами и рабочей силой. – No comments! Неудивительно, что у Фридмана: «Анализ спроса на деньги… формально может быть отождествлен с анализом спроса на потребительские услуги».

По Фридману:

«Ядро всей монетарной теории:

1. Фундаментальное различие между номинальным и реальным количеством денег (ниже по тексту Фридман уточняет: «1. Номинальное количество денег определяется их предложением; 2. Реальное количество денег, или количество денег в реальном выражении, определяется спросом на деньги»);

2. Кардинальное отличие перспектив, открывающихся перед отдельным индивидуумом и обществом в целом при изменении номинального количества денег… (2а) Другой способ выражения второго принципа состоит в важности различия уравнений: потока (сумма трат равна сумме получений, или объем конечных полученных услуг равен объему произведенных услуг) и запаса (сумма индивидуальных запасов наличности равна ее полному запасу в обществе)». 

Политэкономии в классическом ее понимании, как видим, у Фридмана и близко нет. А посему всякий интерес к «количественной теории денег» (КТД) в его интерпретации исчезает, и хочется лишь положиться на авторитетный источник в трактовке положений данной концепции: «Несоответствие денежного спроса и предложения, нестабильность денежного предложения признается монетаризмом главной причиной циклических колебаний в экономике… Согласно тому, что спрос на деньги является стабильным, основной причиной инфляции, так же как и циклических колебаний, признано изменения в предложении денег… Важным элементом концепции монетаристов является тезис об экзогенном, то есть автономном, независимом от функционирования экономической системы характере изменения денежной массы. Автономность денежной массы подчеркивается особым, внеэкономическим способом введения ее в каналы обращения… Этим подчеркивается ключевая идея – изменения денежного предложения «навязываются» хозяйству извне, а не выступает реакцией денежной сферы на предыдущие изменения в сфере производства. Такая «эмиссия» денег игнорирует влияние производственной сферы на денежное обращение и различия между отдельными категориями денег (денежными агрегатами)». 

Таким образом, деньги, согласно фридмановской доктрине КТД, вне производственной сферы человеческой деятельности, а неурегулированность денежной эмиссии – главная причина циклических колебаний в экономике. Стоит ли после этого удивляться банкротству монетарной политики на практике?

«Монетаризм достиг интеллектуального и прикладного триумфа во второй половине 1970-х годов… – пишет российский экономист С.Р. Моисеев. – Таргетирование денежного предложения было взято на вооружение ЦБ ведущих стран… Для достижения ценовой стабильности он рекомендовал управлять денежным предложением… Однако, его практические советы по таргетированию денежных агрегатов потерпели неудачу… «Прагматичный» монетаризм потерпел фиаско из-за невозможности управлять денежным предложением со стороны центрального банка в силу неустойчивости денежного мультипликатора, наличия финансовых инноваций, несовершенства финансового сектора и других проблем».

Заметив, что «ДКП (денежно-кредитная политика) должна быть ориентирована на долгосрочный результат», далее автор конкретизирует: “Таргетирование денежного предложения отклонялось от теоретических установок монетаризма по нескольким направлениям. Во-первых, в качестве цели политики были выбраны широкие денежные агрегаты, менее контролируемые, чем денежная база… Во-вторых, управление денежным предложением осуществлялось не напрямую, а опосредованно. Вместо операций на открытом рынке, как предлагали монетаристы, оно происходило через процентные инструменты и обязательные резервные требования, которые влияли на процентную ставку денежного рынка. В-третьих, центральные банки никогда не декларировали, что будут и могут достигать объявленные цели политики. Эти цели носили среднесрочный характер, и ЦБ мог произвольно отклоняться от них в краткосрочном периоде. Это обесценивало их как номинальный якорь и удаляло денежные власти от правил ДКП… Хроническое несоблюдение целевых ориентиров денежных агрегатов в 1980-е и 1990-е годы привело к признанию провала таргетирования денежного предложения… Провал привел к потере монетаризмом репутации и к изгнанию его с научного Олимпа ”.

Последнее время, однако, учитывая провальную экономическую политику последних десятилетий и мировые экономические кризисы 1998-го и 2008-го годов, монетаризм переживает определенный ренессанс. «На современном этапе развития, в 2005-2010 гг., монетаризм получил название «новый» . «Отличительной особенностью нового подхода стало использование институциональных идей в макроэкономическом анализе» . Что собой представляет «новый» монетаризм?..

«Несмотря на то, что в «помолодевшем» монетаризме тон задают академические исследователи ФРС США, центральные банки считают представителей новой школы экономической мысли, по большей части, сектой схоластиков, далеко ушедшей от Фридмена с его прикладными исследованиями… В настоящее время его достижения не выходят за рамки моделирования… Главной отличительной чертой «нового» монетаризма выступает моделирование микроэкономических основ денег, описывающих их обмен на товары».

Кавицкая И.Л. (НИУ ВШЭ) подтверждает: «Главным достижением моделей второго поколения стало введение нового микрообоснованного механизма формирования цен невальрасовского типа». В контексте «нового механизма ценообразования», в частности: «Встреча продавца и покупателя сопровождается определенными проблемами… Первая проблема: несовпадение места нахождения потенциальных продавцов и покупателей… Вторая проблема: для совершения обмена покупатель и продавец должны встретиться друг с другом… Третья проблема: покупатель должен встретиться с продавцом именно того товара, который он хочет купить». Далее – огромная пирамида формул и математических вычислений… за которыми следует вывод: «Предложенный монетарными моделями поиска механизм ценообразования дает экономической теории альтернативный новому кейнсианству способ эндогенного введения цен в модели”.

Стоит напомнить суть ценообразования по теории трудовой стоимости. Без всяких, кстати, формул. Стоимость товара (в цене) есть рыночная оценка абстрактной трудоемкости товара, что включает в себя усредненный в масштабах экономики весь комплекс конкретных трудозатрат, начиная от чьих-то идей, организация и, собственно (главное), производство продукта и до… доставки его на рынок. А вот доставка покупателей на рынок вообще не имеет никакого влияния на стоимость (в цене) товара.

То же самое касается адекватной цены на товар. «Вопрос оптимальных цен обсуждается уже более ста лет, но убедительного ответа получить пока не удалось» , – жалуется М. Фридман. Ответ трудовой теории стоимости: оптимальной ценой товара является цена, по которой реализация товара дает среднюю норму предпринимательской прибыли. Опять же, без единой формулы.

А вот «рыночное равновесие», согласно ТТС, устанавливает Закон стоимости путем свободного перелива капитала = трудоресурса в сфере производства… до единой в масштабах экономики средней нормы прибыли, уравновешивая тем самым предложение со спросом на основе оптимального ценообразования. А вовсе не количество денег (как «богатства») в обращении уравновешивает рынок.

Отсутствие какой-либо привязки денежной системы к трудозатратно-стоимостному основанию – фундаментальный порок как традиционного монетаризма, так и современных его вариаций. А это приводит к тому, что на практике от экономики традиционно продолжают требовать невозможного: развиваться более высокими темпами, нежели она на то способна, упорно проводя политику снижения процентных ставок и т.н. «количественного смягчения» – QE. Не понимая при этом, что темпы экономического роста ограничены имеющимся приростом массы живого труда в сфере материального производства. В век научно-технического прогресса такой прирост достигается за счет наращивания интеллект-потенциала рабочей силы: какими бы, однако, стремительными ни были эти темпы – они имеют свой предел. И никакими денежными вливаниями это ограничение не преодолеть. С другой стороны, не унимаются настойчивые попытки с помощью банальных манипуляций процентными ставками и той же провальной политики QE «выровнять» экономический рост, нивелируя его циклические колебания. Бесполезно. Экономические кризисы товарного (именно товарного!.. а не финансового) перепроизводства вполне нормальное, более того, здоровое явление свободно-рыночной экономики, поскольку являются следствием закономерного отставание платежеспособного спроса от предложения на величину накопления капитала. А отнюдь не дефицитом денежной массы в обращении. Непонимание таких вот элементарных истин не может не искажать монетарные меры регулирования экономики в современном мире и дискредитировать саму идею монетаризма.

«Аргументация» классического монетаризма поражает своей нищетой.

Разумеется, количественная теория денег не лишена смысла: эмиссия денежных знаков (на бумажных или электронных носителях), как образных выразителей трудо-стоимостной емкости богатства, должна наращиваться в такт росту всей массы добытого трудом материального богатства. – Без сомнения. И макроэкономическая теория монетаризма в этом абсолютно права. Но, когда дело доходить до теоретического обоснования данного постулата его авторами, то выходит, как видим, что не прирост массы живого труда определяет рост валового продукта, а… денежная эмиссия: вовремя наращивай денежную массу – получишь рост ВВП. То же самое касается циклических колебаний: не процесс накопления капитала приводит к снижению платежеспособного спроса, а… дефицит денег в обращении. Отсюда эмпирически-примитивный вывод: вовремя увеличенная денежная масса в обращении предотвращает рецессию и, соответственно, стимулирует экономический рост. Отчасти правильно, до определенной степени. Но… недостатки научного обоснования монетарной доктрины делают ее слишком уязвимой на практике. Поэтому неудивительно, что, преодолев пагубные последствия кейнсианской стагфляции и показав в 70-80-годы впечатляющие результаты экономических успехов в некоторых странах, монетаризм в дальнейшем не выдержал испытаний. Прежде всего, разнузданной денежно-кредитной эмиссией, которая, в конце концов, завела экономику тех же стран в долговую пропасть. Почему так случилось?..

Монетаризм, как макроэкономическая теория, разрабатывался в 50-60-годах ХХ века в эпоху золотовалютного стандарта и явно был рассчитан на золото-стандартное наполнение американского доллара как наднациональной денежной единицы. А вот внедрение на практике монетарных мероприятий состоялось уже после ликвидации Бреттон-Вудской системы, когда доллар потерял фиксированную привязку к золоту. В чем здесь проблема?..

Основным постулатом монетарной доктрины, как известно, является т.н. «Уравнение Фридмана»: ΔM = ΔP + ΔY. – Прирост денежной массы в экономике должен определяться суммарным приростом ожидаемой инфляции + темпами прироста реального ВВП (в сумме – номинального ВВП). – Логично, допустим. Но… Одно дело, когда денежная единица имеет под собой реальное материально-стоимостное обеспечение. Совсем иное дело – отсутствие такого обеспечения. Тем более, что по современным методикам вообще… «показатель ВВП не отражает многих аспектов общественной жизни» . В условиях пустотелой (бумажно-долларовой) денежной единицы, неопределенности «оптимальных цен» и сомнительных показателей ВВП, «Уравнение Фридмана» есть не что иное, как монетарное накручивание «пустого на порожнее» и наоборот – «порожнего на пустое»: фиктивные деньги вводят в заблуждение показатели ВВП, а дутый ВВП – деньги. – Кумулятивный эффект прогрессирующего самообмана. В этих условиях кредитно-денежная эмиссия, в конце концов, и «сорвалась с цепи»… К чему это привело? А к тому, что в настоящее время мировая экономика поставлена перед явно аномальным фактом, когда общая сумма имеющихся (в форме денег, ценных бумаг, банковских счетов и т.д.) предъявителей на материальное богатство в разы превышает совокупную массу реального богатства . Общий мировой долг на январь 2020 года при этом достиг астрономических $253 трлн., что составляет 322% мирового ВВП . Вот что значит оторванность денежной системы от материально-стоимостной базы при полной финансовой бесхозяйственности.

Однако… при всех недостатках, разумной альтернативы монетаризму не существует, поскольку он, как уже отмечалось, единственный уважает объективные экономические законы. Следовательно, есть необходимость вернуться к количественной теории денег, но на этот раз на концептуальных принципах теории трудовой стоимости. Поэтому обратимся к основам политической экономии.

 

Продолжение см. https://www.alternativy.ru/ru/node/16855

 

УДК 330.10

Трудо-стоимостная основа монетаризма. Зерновалютний стандарт — WES

Методология исследования. Методологическим инструментарием является классическая (марксистская) политэкономия, а именно: трудовая теория стоимости и теория прибавочной стоимости. – В качестве основы исследований. Плюс количественная теория денег – монетарная доктрина. В методологическом синтезе – политэкономический монетаризм.

Результаты. Синтез теории трудовой стоимости и количественной теории денег, а вернее, – реинкарнация монетарной доктрины на базе трудовой теории стоимости, дает прочную привязку денежной системы к трудозатратной сущности материального производства. А это, прежде всего, – крепкая денежная единица. На основе рыночной оценки эталонного «IGC-зерна», как единицы стоимости, предлагается наднациональная денежная система – Зерновалютний стандарт WES.

Новизна. Органическое интегрирование количественной теории денег в теорию трудовой стоимости при наличии денежной системы Зерновалютного стандарта WES превращает политэкономию из теоретической абстракции в полноценную прикладную экономическую науку, при полном одновременно поглощении остальных направлений и течений в сфере экономических наук, прежде всего, – доминирующего ныне «маржинализма».

Практическая значимость. «Зерновалютний стандарт – WES» есть вызов современной системе «Специальных прав заимствования – SDR». Политэкономический монетаризм на основе валютной системы WES призван сбалансировать мировые финансы на основе денежно-стоимостного паритета. Сведя на глобальном уровне денежную массу к величине стоимостной базы, следует предоставить национальным экономикам возможность беспрепятственной самореализации по принципу «laisser-faire» согласно закону стоимости.