Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

В.И. Левин. Что такое современное течение "критического марксизма" в России

Данное течение является сознательным пересмотром тех положений марксизма, которые якобы устарели применительно к новым историческим условиям XXI века. Так делал В.И. Ленин применительно к новым условия ХХ века. Следовательно, то же самое надо делать и нам — современным марксистам, призывает лидер этого течения А. Бузгалин.

Название течения уже сомнительно. Другое дело, если бы это было течение «марксистской критики», которая предполагает научную критику, т.е. научный анализ марксизма с позиций самого марксизма, а не отрицание его основных положений. А для этого необходимо, прежде всего, полностью овладеть этим учением, что невозможно без научного анализа самого марксизма. И не столько негативного анализа (такой критики марксизм нисколько не заслуживает) сколько критики с его позиций как советского опыта строительства социализма, так и современной экономической эпохи, как эпохи централизованного и мирового финансового капитала, лежащего в основе высшей стадии развития капитализма (империализма). Вместо этого мы видим отход от марксизма (а по сути – его ревизию)  в таких важнейших вопросах как:

1) частная собственность.

Она, видите ли, устарела применительно к сфере производства знаний, изобретений, технического и гуманитарного опыта, что якобы по Марксу они и производящий их труд изначально по своему существу являются всеобщими. Иными словами, по существу частная собственность в данной сфере не существует – миф. (См. недавно размещенную на сайте «Альтернативы» весьма справедливую критику В. Костылева статьи А. Бузгалина о частной собственности);

2) диктатура пролетариата.

Это якобы неудобный термин для XXI века. (См. стенограмму дискуссии М. Попова и А. Бузгалина о диктатуре пролетариата, также размещенную на этом сайте).  При этом ни сторонники «критического марксизма», ни его критики со стороны М. Попова явно не понимают, что речь должна идти о «революционной диктатуре пролетариата» (Маркс), где ключевое слово – это «революционная». Вот тут Ленин действительно развил Маркса, говоря уже о революционно-демократической диктатуре пролетариата применительно к переходному периоду от капитализма к полному социализму, понимая под последним первую фазу коммунизма. Без «революционности» и «демократизма»  «диктатура пролетариата» – это пустой звук. Такая «диктатура» в течение этого переходного периода может превратиться во что угодно, но только не в революционно-демократическую диктатуру пролетариата. Именно это показала практика строительства социализма ХХ века;

3) трудовая теория стоимости.

А. Бузгалин в соавторстве с А. Колгановым «скрестили» ее с субъективной теорией предельной полезности. (их статью «О редукции труда» также легко найти на этом сайте);

4) социализм в СССР.

По убеждению А. Бузгалина, он был «мутантным». На самом деле «мутантным» в СССР был капитализм, ибо всякие мутации (и реакционные, и прогрессивные) в природе и обществе могут возникать только на теле предшествующих продуктов исторического развития;

5) «глобальный капитал». (См. книгу А. Бузгалина и А. Колганова с одноименным названием).

По их убеждению, это не мировой финансовый капитал, который отрицает такие существенные основы капитализма, как куплю-продажу товаров и сам рынок, ссудный капитал с его процентами по кредиту и т.д. А преимущественно «виртуальный капитал», производящий «симулякры» — средства войны и прочие бесполезные и вредные для человечества продукты и вырождающиеся культурные и духовные «ценности».

И это еще не весь список отступлений от марксизма, допущенных «критическими марксистами». Особенно вопиющим является объединение в один исторический период двух качественно, т.е. совершенно отличных друг от друга, периода – первой фазы коммунизма (полного социализма) и переходного периода от капитализма к коммунизму. Для них это одно и то же одновременно. Этим не только они (сторонники «критического марксизма»), но и различные проповедники «рыночного социализма» пытаются доказать необходимость частной собственности и товарно-денежных (а по существу капиталистических производственных) отношений при первой фазе коммунизма. А всех, кто указывает им на явный отказ от соответствующих положений «Капитала» и «Критики Готской программы» К. Маркса, а также ленинской работы «Государство и революция», они называют догматиками. Особенно на этом поприще отметился ярый сторонник «рыночного социализма с государственным планированием и регулированием» Д. Эпштейн – один из модераторов сайта «Альтернативы», который больше всех кричит о невозможности организовать социалистическое производство по-ленински – как «в одной конторе и на одной фабрике».

С позиций «марксистской критики» необходимо отметить основное.

Самым главным субъективным условием (или фактором) революционно-демократической диктатуры пролетариата является полное овладение вождями коммунистической партии научным коммунизмом во всех его составных частях – философской, политэкономической и политической, а также умение развить эти дисциплины применительно к новым историческим условиям. В этом деле В.И. Ленин является для нас вечным примером для подражания. «Учиться коммунизму» – этот ленинский завет, в конечном счете, остался в его устах лишь благим пожеланием. Нельзя сказать, что мы учились коммунизму плохо. Хорошо учились, но уже очевидно, что недостаточно хорошо. Отсюда мы не справились с двумя главными практическими задачами революционно-демократической диктатуры пролетариата в переходный период от капитализма к первой фазе коммунизма:

1. Создание политической партии, государства и всей политической системы нового типа, о необходимости чего неустанно писал и говорил В.И. Ленин. Это предполагает полное понимание конкретной диалектики политического переходного периода от капитализма к первой фазе коммунизма – диалектики революционной диктатуры и революционной демократии, а также умелое воплощение этого понимания в соответствующие организационные формы революционно-демократической диктатуры пролетариата. Мы с этим не справились, в итоге диктатура пролетариата утратила свой истинный – революционно-демократический, характер, потому и выродилась в диктатуру вождя, затем политбюро и ЦК партии.

2 Полное упразднение капиталистического способа производства при достигнутом им уровне развития производительных сил, являющихся материально-технической базой и переходного периода, и первой фазы коммунизма. Самое большее, что удалось сделать – это поставить капиталистический способ производства на службу всему народу, доведя его, как и предполагал В.И. Ленин, до самой высшей – государственно-капиталистической стадии при советской власти. Но сам-то способ производства, как таковой, так и остался капиталистическим вплоть до развала СССР. В.И Ленин не только теоретически понимал, как упразднить этот способ, ибо в совершенстве владел марксизмом. Но и организационно – в превращении всех обособленно функционирующих контор и предприятий в одну контору и в одно предприятие с одинаковой системой оплаты труда рабочих и служащих, с единой государственной системой учета, планирования и контроля производства по всем его направлениям. Это предполагает превращение всех функциональных отделов отдельных предприятий в непосредственно общественные (или общегосударственные) системы управления. В прямую противоположность капиталистическому способу производства ее первичные звенья работают непосредственно на предприятиях, но подчиняются не им, а соответствующей государственной системе управления, участниками которой они являются Это означает отсутствие у отдельных предприятий (в отдельных звеньях разделения труда) собственных бухгалтерий, плановых и финансовых отделов, отделов безопасности труда и технадзора, стандартизации и управления качеством (собственных ОТК) и т.д. Социалистическое предприятие, таким образом, организационно превращается в трудовое товарищество, основной производственный коллектив которого представлен только непосредственными производителями продукции – от простого слесаря и оператора до главного инженера и его команды инженерно-технических работников. Возглавляет товарищество совет, первичные звенья которого находятся непосредственно в производственных бригадах – простых и комплексных. Вот все это в общих чертах видел Ленин, и проживи он хотя бы на пять-семь лет дольше, мы бы наверняка не сбились с истинного пути, ведущего к первой фазе коммунизма. Сталин и его кадры из научного  обеспечения хода строительства социализма не сумели до конца развить организационные идеи В.И Ленина по всеобщему учету, планированию и контролю (да и К. Маркса тоже – вспомните его высказывание в «Капитале» о «всеохватывающей бухгалтерии» при непосредственно общественном способе производства). Дальнейшие руководители СССР и их команды только ухудшили ситуацию, отдав часть прибыли предприятиям, и тем самым стимулировали постепенное нарастание капиталистической реакции. Ибо реальный базис всех общественных отношений (производственные отношения), а с ним и способ производства, оставаясь капиталистическим, легко впитывал в себя все так называемые «новые», а по сути частнокапиталистические, «формы планирования и экономического стимулирования общественного производства», введенными после И.В. Сталина. В конечном итоге все произошло прямо по Марксу – капиталистический базис вдребезги разнес политическую и идеологическую надстройку, считавшую себя коммунистической.

         Разразившийся после распада СССР глобальный идейный разброд и шатания в современном коммунистическом движении отбросил нас во времена ленинской работы «Что делать?». Коммунистическая мысль вот уже 30 лет бьется над ответом на этот вопрос применительно к современным условиям. «Учиться коммунизму настоящим образом» – вот первый ленинский ответ на него. Только при этом главном условии можно рассчитывать на успех дальнейшей коммунистической теории и практики, начиная с адекватного понимания современной эпохи финансового капитала и кончая соответствующими этому пониманию коммунистическими манифестами и программами. Это программой «минимум»,  призванной обеспечить победу коммунистов в борьбе за власть и успешное преодоление переходного периода к первой фазе коммунизма, и программой «максимум», показывающей народным массам ясную картину организации экономики и политики самой первой фазы.

Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’