Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

ДОРОГА ОТ ДЕМОКРАТИИ. Ч.II

«Где выход? Ставка на неклассового носителя общих интересов людей – на коммонистический полюс страны и планеты. Он должен проснуться и стать классоидом для себя. Ему нужна своя теория и идеология. Объединяющая людей, не позволяющая им звереть, заводиться и оскотиниваться»

- В.А. Архангельский

Итак,

есть “только” два экономических класса — пролетариат и буржуазия,
и
есть только два “эсхатологических” классоида -

революционный классоид (включающий носителей “пролетарского классового сознания” вне зависимости от их отношений к собственности на средства производства, т.е. как отдельные элементы буржуазии, так и некоторые элементы пролетариата),
и
консервативный классоид (всё те же элементы из числа буржуа и пролетариев, но довольствующиеся и/или смирившиеся с существующим положением вещей).

Вполне возможно, что предлагаемая трактовка равным образом не имеет ничего общего с идеями Владимира Алексеевича, но подобный фривольный (/субъективный) взгляд на реальность имеет место быть. По крайней мере, для меня.

Поговаривают, что ажно до 1905 года в Российской империи были законодательно запрещены любые “организационные” формы политической субъектности, как то партии, профсоюзы и пр. И тут — бац! — Манифест (законодательный акт) и понеслось как на дрожжах. Так сказать, Высочайшим дозволением было обретено доселе запрещённое common-истическому полюсу социума в отношении использования имеющегося у него потенциала.

Ещё раз: common-истическая субъектность, сам факт возникновения такого типа политических субъектов находится в том числе и в зависимости от разрешающей её (субъектность) системы государства и права. Конечно, без наличия социального потенциала у соответствующего полюса никакой речи быть не может, но система права в данном случае может и де-факто выступает изолятором, купирующим революционную социальную энергию от её тока и совершения соответствующей работы.

Меня регулярно “ловят” на вопросе о субъектах, кои не преминут воспользоваться плодами “завоевания демократии”. — Так мне и самому безумно интересно с ними познакомиться!!! И здесь я могу только предполагать -

революционный классоид и институция референдума:

(мои фантазии принципиально вписаны в действующий законодательный конструкт для того, чтобы стала очевидной “поломка”, в результате которой де-юре (конституционно) дозволенный институт (ага!) рождения субъектности соответствующего типа — де-факто служит изолятором для имеющихся потенциалов социальных полюсов)

один — известный для истории тип субъектов. Личность. Или просто мыслитель, учёный, философ или человек, попавший в определённые жизненные обстоятельства. Многие могут найти алмазы. Не все из алмаза способны создать бриллиант. Тут помощь коллектива может потребоваться;

сто плюс — партия. Или профсоюз. Или забастком. Или общественная организация в любой другой предусмотренной законодательством ОПФ. Да просто сотня товарищей, призвавшая к себе свидетелей из ЦИК и нотариата. Те, кто из мысли одного, решатся взять на себя ответственность и предложить формулировку решения имеющейся социальной и/или экономической проблемы на всеобщий суд;

два млн плюс — вот и настало время вспомнить о революционном классоиде. Он не имеет ни организационно-правовой формы, ни структуры, ни всякого там демократического централизма, ни связей и обязательств меж своими элементами. Лишь только полюсный потенциал. Это новый, ещё ни разу не проявивший себя в истории тип политического субъекта. Этот субъект может ситуационно возникать лишь на основе института, функционирование которого может и должно обеспечивать государство.

(Кстати, для меня именно в этом заключено содержание эфемерного “завоевания демократии”: не может государство обеспечивать возможность для рождения подобного типа политической субъектности на базе института референдума — необходимо государство “научить”, не хочет… — очевиден вопрос принуждения.)

Мы как-то приняли (смирились) с существованием законодательной, исполнительной и судебной ветвями разделения власти. Власть обязывать государство выносить вопрос, волнующий проявившую себя часть революционного классоида, на суд суверена — неизбежный (к.м.к.) этап эволюции общественного устройства, в т.ч. в понимании природы и многогранности самого феномена власти.

И вот ещё что. Об упомянутой выше “поломке” института референдума… Надеюсь, читатели ещё не забыли о случившейся в прошлом году регистрации В ЦИКе вопроса для референдума “сотней из КПРФ”. “Поломка” же заключена в том, что лично для меня государство (я настаиваю — государство!) не создало возможность отдать свой голос в поддержку этого вопроса, войдя таким образом в необходимое число инициаторов референдума. (Как? — Моё, справедливее — 1755 человек, на сегодня, — решение этой проблемы уж скоро как год пылится на полках сайта “РОИ”.)

Так что, если кто серьёзно заинтересован в необходимости работы потенциальной энергии, ныне сокрытой в революционном классоиде, без соответствующего государственного и правового обеспечения возможности проявления нового типа политической субъектности речи быть не может. Жаль, что такая цель прямо не оглашена в списке целей классовой борьбы пролетариата… ;-)

суверен — нет, вы взаправду полагаете возможность открытого проявления антагонизма меж революционным и консервативным классоидами? Моя гипотеза состоит в том, что последний классоид составляет пассивное меньшинство. Или большинство. А впрочем, какая разница?