Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

ФРАНЦУЗСКИЕ ЛЕВЫЕ ПОДДЕРЖАЛИ «ЖЁЛТЫЕ ЖИЛЕТЫ»

Руслан Костюк,

доктор исторических наук, профессор СПбГУ

 

ФРАНЦУЗСКИЕ ЛЕВЫЕ

ПОДДЕРЖАЛИ «ЖЁЛТЫЕ ЖИЛЕТЫ»

(впервые опубликовано в газете «Коммунист Ленинграда», 2018, № 6)

 

В случае с «жёлтыми жилетами» речь идёт о весьма противоречивом в социально-политическом плане движении. Большая часть активистов не связана с традиционными политическими партиями или социальными движениями. Проводившиеся французскими социологами в ноябре исследования показали, что, скажем, 38% респондентов из числа опрошенных «жёлтожилетников» в первом туре президентских выборов в 2017 г. поддержали Марин Лё Пен, тогда как 28% голосовали за Жан-Люка Меланшона. Мой старый знакомый, социалист и заместитель председателя Сената Даниэль Ассулин отмечает, что «среди радикально настроенных активистов «жёлтых жилетов» немало выходцев из экстремистских ультраправых организаций». У левых сил это не может не вызывать тревоги. Закономерно и беспокойство левых политологов, когда они указывают, что принципиально «антиналоговые» лозунги активистов, как и раздающиеся время от времени антииммигрантские речёвки, или же призывы вернуться к семилетнему президентскому мандату в среде манифестантов также свидетельствуют о сильном влиянии правых и даже крайне правых идей среди участников движения.

Но совершенно понятно, что нынешняя «жёлтая» волна социальной оппозиции во Франции неоднородна во всех смыслах. Сегодня «жёлтый жилет» может одеть и мелкий собственник, и рабочий, и пенсионер, и мать-одиночка. Равно и в политическом плане в одном строю, возможно, временно (ведь это так не характерно для французской политической культуры) оказались радикальные левые и крайне правые. Но именно крайне правые и радикальные левые силы и их сторонники особенно поддерживают демарш «жёлтых жилетов». Опросы показывают, что чётко более половины избирателей соцпартии, свыше 85% сторонников «Непокорённой Франции» и 93% электората ФКП выступают за продолжение акций давления «жёлтых жилетов». Часть активистов этих левых сил принимает непосредственное участие в движении. С моей точки зрения, это объясняется не только тем, что левая оппозиция и «жёлтые жилеты» едины в нелюбви к Президенту Эмманюэлю Макрону.

Как говорит вожак «Непокорённой Франции» Жан-Люк Меланшон, наиболее успешный левый кандидат на президентских выборах 2017 г., «если посмотреть на требования «жёлтых жилетов, то окажется, что 70% из них были в моей программе». В свою очередь, заместитель мэра Парижа, глава списка компартии на предстоящих европейских выборах Ян Бросса подчёркивает: «Я на сто процентов поддерживаю мобилизацию «жёлтых жилетов».

В конце ноября — первой декаде декабря СМИ Франции обнародовали разнообразные требования «желтожилетников». Их анализ показывает, что у левых сил имеются веские основания солидаризироваться с движением. Нет, речь идёт, конечно, не о центральном лозунге ввести в Конституцию официальный запрет взимать с гражданина более чем 25% налогов. Скорее, такой лозунг более по сердцу сторонникам Национального объединения или «Республиканцев».

Однако, когда в «объединённых» лозунгах протестного движения мелькают тезисы о повышении минимальной заработной платы на 40%, до 1300 евро, определении потолка заработной платы в 15000 евро в месяц, запуске комплексной государственной программы по преодолению бездомности, увеличению размера пенсий и пособий по инвалидности, ограничению со стороны государственных инстанций цен на аренду жилья, совершенствованию долгосрочных трудовых контрактов, повышению социальных прав работников на предприятиях, – разве данные лозунги не созвучны тем, что многие года и десятилетия защищаются левыми во Франции и по всей Европе?

Важное место в социальных требованиях «жёлтых жилетов» занимает проблематика занятости и создания дополнительных рабочих мест во имя комплексной борьбы с безработицей. Это отвечает также позициям французских левых партий, хотя нужно уточнить, что в материалах «жёлтых жилетов» особенно сильный акцент делается на «независимых трудящихся», что как раз подтверждает мысль о том, что у истоков движения стояли прежде всего выходцы из «среднего класса».

Можно найти и ещё немало пунктов требований «жёлтых жилетов», соответствующих «левой парадигме.» Например, относительно «более справедливого и более прогрессивного налога», снижения «жалованья» избранным лицам, возвращения к принципу солидарной и социализированной пенсионной системы, а также увеличения размера пенсий, которые во Франции не должны быть ниже 1200 евро. Среди лозунгов «жёлтых жилетов» популярен призыв к возвращению к «миттерановскому» закону выходе на пенсию в 60 лет.

У «жёлтых жилетов» также можно найти немало лозунгов, касающихся запуска государственной программы по доступному и изолированному жилью. Как и некоторые левопатриотические интеллектуалы, «Жёлтые жилеты» призывают «законодательно запретить делокализацию французских промышленных объектов», проще говоря – не допустить перемещения за рубеж национальных предприятий. Среди требований протестующих фигурирует также столь популярная у французских радикальных левых идея о национализации газа и электричества…

В общем, вполне закономерно то, что накануне пятой «субботы борьбы» (15 декабря), которую теперь так боятся сторонники нынешней власти, по призыву многочисленных левых ассоциаций, руководимых левыми профцентров Всеобщая конфедерация труда и «Рабочая сила», да и самих левых партий и движений (прежде всего «Непокорённой Франции») в разных городах Республики состоялись манифестации солидарности с «жёлтым жилетом». Товарищи из «Непокорённой Франции» в Париже и местах работают над созданием Гражданского движения жёлтых жилетов. Как отмечает депутат Национального Собрания, координатор Левой партии, выступающей как политическое ядро «Непокорённой Франции», Эрик Кокрель, «долг левых сил – быть солидарными с этим народным движением и не позволить его стихийного дрейфа в сторону правого популизма».

Спад мобилизации 15 декабря показывает, что уступки исполнительной власти по налоговым и социальным вопросам возымели действие. Да и Рождество с Новым годом приближаются, что также не способствует высокой степени социальной мобилизации. Но крайне низкий рейтинг Президента Э. Макрона показывает, что авторитет власти во Французской Республике очень невысок. А это предполагает, что и в 2019 г. различные формы социальной мобилизации и оппозиции в целом либеральному курсу макронизма во Франции неизменно продолжится. И если французским левым и удастся выйти из «пораженческой спирали», в которой они пребывают последнее пятилетие, это будет возможно только в тесной увязке с активным социальным движением!