Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

ТРУД и СТОИМОСТЬ индустриальной эпохи

УДК 330.10

 

 

 

 

 

СТОИМОСТЬ И ТРУДОЗАТРАТЫ

В КОНТЕКСТЕ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ

ПРОБЛЕМА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ

(Перевод с украинского)

 

 

Переход от простого труда ручного производства к сложному труду индустриального производства давным-давно, еще в XIX веке, породил политэкономическую проблему рассогласования стоимости с трудозатратами: стремительный прирост стоимости при (мнимом) сокращении трудозатрат. Данная теоретическая проблема, согласно автору, довольно легко решается за счет учета интеллектуального труда, сокращающего рабочее время, в общей суме трудозатрат. Стоимостнообразующую массу трудозатрат при этом целесообразно измерять не рабочим временем, а методом редукции труда через призму его овеществленного результата, сопоставляя любой сложный труд (овеществленный) с эталонной величиной овеществленного труда простого. – Основой единицы стоимости. Это потребует четкого определения категории «стоимость» и формулировки «закона стоимости».

Ключевые слова: стоимость, закон стоимости, мера стоимости, единица стоимости.

 

 

Матушка-Природа дала человеку рабочие руки для производства материальных благ, а голову – для того, чтобы производить этих благ как можно больше за все более короткий отрезок времени.

Традиционная теория трудовой стоимости прекрасно усвоила первую часть этой незыблемой истины, относительно рабочих рук, т.е. физического труда. А вот вторую ее часть – относительно головы, т.е. труда интеллектуального, ТТС как-то упустила из виду. Как результат, политэкономическая наука с момента ее возникновения и по сей день располагает теорией трудовой стоимости, основанной исключительно на простом физическом труде. Как это сказывается на состоянии некогда могущественной теории и базирующейся на ее основе политэкономии?..

Покуда определяющим фактором формирования стоимостных параметров передовых экономик ведущих стран являлся простой физический труд, господствовавший весь предшествовавший промышленному перевороту период плюс, приблизительно, столетие после него, трудовая теория стоимости и, соответственно, политэкономия торжествовали. Но... как только на формирование стоимостных параметров данных экономик определяющее влияние начал оказывать сложный интеллектуально-физический труд индустриального производства, ТТС и Политэкономию понесло в разнос. Теоретический надлом обозначился, ориентировочно, на рубеже XIX-XX столетий, когда на фоне стремительного прироста массы стоимости (новосозданной и прибавочной в т.ч.) от роста производительности труда на машинном и машинно-автоматизированном оборудовании начался устойчивый процесс сокращения трудозанятых в материальном секторе экономики: относительное сокращение численности промышленных рабочих и абсолютное сокращение численности аграриев. А дальше – больше... Начавшийся с 70-тых годов XX века процесс теперь уже абсолютного сокращения трудозанятых в промышленности, при столь же стремительном приросте массы стоимости (новой и прибавочной), есть полный и окончательный приговор теории трудовой стоимости, базирующейся исключительно на простом физическом труде. Приговор, соответственно, политэкономии. Ибо в условиях прогрессирующего сокращения суммарной массы рабочего времени, включая совокупную массу рабочего времени прибавочного, масса стоимости, включая прибавочную, проявляет столь же прогрессирующую тенденцию к возрастанию.

Масса живого труда, казалось бы, уменьшается, а масса стоимости – растет. Теоретически: СТОИМОСТЬ вошла в рассогласование с ТРУДОМ, утрачивая свою трудосодержащую сущность. Соответственно, расстроились прежде существовавшие представления меры стоимости на почве овеществленных трудозатрат за продолжительностью рабочего времени.

Таким образом, с некоторых пор, на стадии индустриального развития, когда стремительно набирает обороты интеллектуализация человеческого труда «обезлюднивающегося» высокотехнологического производства, старая версия ТТС, начисто игнорирующая интеллект-труд, не в состоянии поддерживать классическую политэкономию... – Наблюдается процесс неумолимой на наших глазах политэкономической деградации.

Политэкономический кризис, однако, – дело поправимое. Стоит лишь учесть данное Природой функциональное предназначение человеческой головы (мозга), а именно, – сокращать рабочее время при изготовлении продукта за счет вытеснения труда физического. То есть, повышать производительность труда: изготавливать как можно большую массу продукта за единицу времени. И тогда нам раскроется «секрет» прироста массы стоимости при сокращении численности рабочих (равноценно сокращению суммарной массы рабочего времени) в сфере материального производства. И СТОИМОСТЬ войдет в соответствие с ТРУДОМ, наполняясь трудосодержащей сущностью, вновь возрождая трудозатратный инструментарий расчета величины стоимости. И теория трудовой стоимости, возродившись, вновь станет соответствовать своему названию. Для начала уточним: в чем суть Трудовой теории стоимости и ее предназначение?

 

 

Закон стоимости – суть теории трудовой стоимости

Трудовая теория стоимости призвана объяснять ценообразование на основе трудовых затрат. Или (то же самое) – на основе трудозатрат объяснять формирование стоимости в денежном эквиваленте. ТРУДОЗАТРАТЫ, СТОИМОСТЬ и ЦЕНА есть основополагающие категории трудовой теории стоимости. И эти категории нуждаются в четком определении. Прежде всего, что такое СТОИМОСТЬ?..[1]

СТОИМОСТЬ есть овеществленный в товаре общественно-необходимый труд. – Утверждает классическая политэкономия. Следует уточнить: не реально в натуре овеществленный, а с точки зрения рыночного субъекта под невидимую диктовку закона стоимости = оценка овеществленных в товаре трудозатрат. Это формируемая законом стоимости рыночно-субъективная оценка массы овеществленного в товаре труда абстрактного. – Оценочный знак овеществленной трудоемкости товара. Закон стоимости, разумеется, объективно действующий закон в рыночной экономике, но ведь... стоимостная величина товара, объективно, формируется суммарным равновесием субъективных оценок его абстрактной трудоемкости участниками рынка: каких трудов стоит этот товар, а каких тот??.. – Этакая субъективно-равновесная оценка овеществленного труда абстрактного. Итак...

СТОИМОСТЬ есть рыночная оценка овеществленных в товаре ТРУДОЗАТРАТ в денежном выражении = ЦЕНА. Именно оценка трудозатрат есть СТОИМОСТЬ, а не трудозатраты (общественно-необходимые) как таковые. И эта оценка трудозатрат (СТОИМОСТЬ) имеет денежное обличие. ЦЕНА есть денежная оболочка СТОИМОСТИ как объема оцененных трудозатрат. То есть, по сути: ТРУДОЗАТРАТЫ (оцененные!) есть содержание СТОИМОСТИ обличенной в денежную форму (ЦЕНУ).

Внешне СТОИМОСТЬ есть ЦЕНА, а ЦЕНА есть СТОИМОСТЬ. – Всегда и всюду. В смысле: ЦЕНА как денежная оболочка СТОИМОСТИ, жестко к ней привязана. Другое дело, что СТОИМОСТЬ = ЦЕНА может быть адекватна трудозатратам (и таковой она, как правило, является в свободно-рыночной экономике), а может, эпизодически, быть неадекватна трудозатратам – псевдо-стоимость, которую тут же ЗАКОН СТОИМОСТИ устраняет, приводя СТОИМОСТЬ в соответствие с ТРУДОЗАТРАТАМИ.

 СТОИМОСТЬ есть оценка трудозатрат, а ЗАКОН СТОИМОСТИ делает так, чтобы эта оценка соответствовала трудозатратам. Каким образом?.. – Формулируем закон стоимости.

ЗАКОН СТОИМОСТИ есть экономический закон эквивалентного товарообмена на основе трудозатрат в координатах уравнения рыночной оценки овеществленного в товаре труда (=стоимости) с реальной величиной овеществленных в товаре трудозатрат... до единой в масштабах экономики нормы предпринимательской прибыли.[2] ЗАКОН СТОИМОСТИ, иначе говоря, призван обеспечивать эквивалентный товарообмен на основе адекватной реальным трудозатратам рыночной оценки овеществленного в товаре труда = стоимости, уравновешенной средней нормой прибыли. – Как индикатор-фиксатором равновеликой стоимостной отдачи от равновеликих трудозатрат = эквивалентного товарообмена. А уравнивается рыночная оценка овеществленных трудозатрат с их реальной величиной до средней нормы предпринимательской прибыли путем перелива капитала = трудоресурса.

ЦЕНА = СТОИМОСТЬ > = < ТРУДОЗАТРАТЫ

ЦЕНА жестко привязана к СТОИМОСТИ, а СТОИМОСТЬ, как оценка трудозатрат, уравновешивается с реальной величиной ТРУДОЗАТРАТ средней нормой прибыли = единым в масштабах экономики уровнем рентабельности. – За счет перелива капитала = трудоресурса. В этом проявляется величайшая мудрость закона стоимости: обеспечивать эквивалентный товарообмен из расчета равновеликой стоимостной отдачи от равновеликих трудозатрат. И в этом суть трудовой теории стоимости.

Учитывая, что ЦЕНА всего лишь денежная оболочка СТОИМОСТИ  – СТОИМОСТЬ (в цене), а овеществленный в товаре ТРУД является производным ТРУДА живого, суть закона стоимости целесообразно представить следующим образом:

СТОИМОСТЬ > = < ТРУДОЗАТРАТЫ (живые = овеществленные)

Труд живой = Труд овеществленный. – Непреложный принцип трудовой теории стоимости. Отсюда: СТОИМОСТЬ, как денежная оценка трудозатрат, должна соответствовать реальным (живым = овеществленным) ТРУДОЗАТРАТАМ. Вне такого уравнения – нет ТТС как теории. Теория трудовой стоимости на то и трудовая, чтобы объяснять величину стоимостных параметров с точки зрения трудовых затрат.

А теперь обратим внимание на фундаментальный порок классической политэкономии, делающей упор исключительно на физический труд, начисто игнорируя труд интеллектуальный. Интеллектуализация труда, следует напомнить, предопределила переход от простого физического труда доиндустриальной эпохи к сложному интеллектуально-физическому труду эпохи индустриальной. То есть, переход от ручного производства к машинному и, наконец, к автоматизированному.

Итак, во времена ручного производства доиндустриальной эпохи все было на виду и понятно: больше рабочего времени или же рабочих рук – больше продукта, больше, соответственно, стоимости. То есть, труд живой строго шел в унисон с трудом овеществленным – один к одному, в строгой пропорции. И теория трудовой стоимости в своем уравнении торжествовала.

СТОИМОСТЬ > = < ТРУДОЗАТРАТЫ (живые = овеществленные)

А что же случилось с ТТС, базирующейся исключительно на простом физическом труде, с переходом к машинному производству индустриальной эпохи?.. Рабочего времени и рабочих рук все меньше – а продукта все больше... Живые трудозатраты, оказалось, разошлись с трудозатратами овеществленными – в обратной пропорции. Следовательно, и стоимость в обратной пропорции разошлась с трудозатратами.

СТОИМОСТЬ > ? < ТРУДОЗАТРАТЫ (живые овеществленные)

И вот тут теория трудовой стоимости захирела... А вместе с ней и политэкономическая наука. И все это из-за теоретического дефекта:

Труд живой ≠ Труд овеществленный

При наращивании производимо-реализуемой массы товарной продукции (фактическое наращивание массы овеществленного труда) мы наблюдаем реальное сокращение суммарной массы рабочего времени и количества задействованных в производстве пар рабочих рук.

Дефект по причине не включения интеллектуального труда в общую сумму трудозатрат. Поэтому... ключ к исправлению теоретического порока в уравнении труда живого с трудом овеществленным за счет учета интеллектуальных трудозатрат в ТТС. Тогда и стоимость у нас уравняется с трудозатратами. А начать надо с более детального выяснения: что такое труд живой, что такое труд овеществленный?

________

 

1. Труд живой есть энерго-функционирующая субстанция человеческого организма – ума и мышц. ТЖ состоит из двух компонентов: труд физический + труд интеллектуальный = суммарные интеллектуально-физические трудозатраты.

Многовековая эволюция труда характерна последовательным вытеснением труда физического трудом интеллектуальным. До промышленной революции XVIII века доминирующую роль в создании овеществленного результата выполнял труд физический, тогда как человеческий ум призван был, вспомогательно, обеспечивать более рациональную, более профессиональную манипуляцию рабочих рук. – Это простой труд. В условия же машинного, а тем более машинно-автоматизированного производства индустриальной эпохи на первые роли выходит интеллектуальный труд, превращая рабочие руки в прислугу ума, заставляя их, вспомогательно, выполнять волю человеческого интеллекта как главного на этот раз трудового ресурса в процессе создания овеществленного блага. – Это уже сложный труд. Таким образом...

Труд простой – это физический труд (труд ручной, технически не оснащенный).

Труд сложный – это интеллектуально-физический труд (труд технически оснащенный).

Энерго-источником ручного производства является физический ресурс человека. Энерго-источником технически оснащенного производства является использование человеком энергоресурсов природы: ветра, воды, пара, нефтепродуктов, атома...

Жернова – орудие труда ручного, требующее приложения человеком чисто физических усилий, количественно зависящих от продолжительности рабочего времени. Сколько крутишь – таков овеществленный результат получишь. Ветряная и водяная мельницы – орудие труда техоснащенного, требующее от человека некоторого приложения усилий интеллектуальных. Еще больших интеллектуальных усилий требует производство, использующее паровую машину, двигатели внутреннего сгорания или же электродвигатели, а уж тем более автоматизированное оборудование... Интеллектуальная компонента трудовых усилий здесь, напротив, сокращает рабочее время. И сокращает его настолько, насколько вытесняет физический труд. От обратного: сократилось рабочее время в два раза – соответственно физический труд сокращен в два раза; сократилось рабочее время в 7 раз – сократился объем физтруда в 7 раз... Тенденция к сокращению рабочего времени от интеллектуальных трудозатрат – нелинейная. Ибо в отличие от труда физического, где трудозатраты суммируются, интеллект-труд взаимно переумножается со знаниями, прогрессирующе наращивая отдачу. Итак...

Физический труд в прямой пропорции к рабочему времени – линейно.

Интеллектуальный труд в обратной пропорции к рабочему времени – нелинейно.

Физический труд линейно-пропорционален рабочему времени и поддается измерению в единицах рабочего времени, а вот труд интеллектуальный в нелинейно-обратной пропорции к рабочему времени и в единицах рабочего времени измерению не поддается. Соответственно, в единицах рабочего времени измерению не поддается сложный (комбинированный) интеллектуально-физический труд. Ибо... рабочее время труда физического нелинейно сокращается «вторжением» труда интеллектуального.

Кроме рабочего времени мерой труда являются задействованные в производстве пары рабочих рук. Как пример, можно привести практику аграрного сектора экономики. В условиях ручной обработки земли (физический труд)  объем урожая за сезон в прямой пропорции к количеству задействованных в сельхозпроизводстве рабочих рук. А вот механизация земледельческого труда (а это не что иное, как его интеллектуализация), наоборот, – сокращает численность рабочих рук, привлеченных к производству той же массы сельхозпродукта за сезон. И сокращает нелинейно в зависимости от технических возможностей механизированных орудий труда, что интеллектуально в них заложены. Здесь то же самое:

Физический труд в прямой пропорции к количеству задействованных в производстве пар рабочих рук – линейно.

Интеллектуальный труд в обратной пропорции к количеству задействованных в производстве пар рабочих рук – нелинейно.

Физический труд линейно-пропорционален к задействованным в производстве парам рабочих рук и поддается измерению их количеством, а вот труд интеллектуальный в нелинейно-обратной пропорции к  задействованным в производстве парам рабочих рук и не поддается измерению их количеством. Соответственно, количеством пар рабочих рук не поддается сложный (комбинированный) интеллектуально-физический труд. Ибо... количество пар рабочих рук, занятых трудом физическим, нелинейно сокращается «вторжением» труда интеллектуального.

Тем не менее... совокупная масса комбинированного интеллектуально-физического труда от сокращения рабочего времени и пар рабочих рук не уменьшается, а напротив, – увеличивается... в нелинейно-прогрессирующей пропорции. – Увеличивая, соответственно, массу овеществленного труда.[3]

Поскольку овеществленный труд воплощен в продукте, который затем в качестве товара получает стоимостную оценку на рынке, то этот труд, соответственно, требует представления как:

а) труд конкретный, воплощенный в продукте;

б) труд абстрактный, оцененный в товаре.

Труд конкретный (живой = овеществленный), как уже говорилось, являет собой в натуре комбинацию труда физического + труда интеллектуального = интеллектуально-физический труд. Измеряется: реальным рабочим временем и/или реальным количеством пар работающих рук.

Труд абстрактный (труд вообще) совершенно безразличен к физической и интеллектуальной компонентам труда конкретного. Он  обезличен, для него есть только его величина, объем. Измеряется: условным рабочим временем и/или условным количеством пар работающих рук.

Живой труд абстрактный равен живому труду конкретному на любой стадии экономического развития. – Вне зависимости от трансформационных преобразований физического труда доиндустриальной эпохи в интеллектуально-физический труд индустриальной эпохи. И здесь мы имеем...

В условиях простого труда доиндустриального производства реальное рабочее время (реальное количество пар рабочих рук) в прямой пропорции к условному рабочему времени (условному количеству пар рабочих рук). Сколько реального рабочего времени (труда реальных пар рабочих рук) затрачено на производство – столько же условного рабочего времени (труда условных пар рабочих рук), материализованного в товарной продукции.

А вот в условиях сложного интеллектуально-физического труда индустриального производства реальное рабочее время (реальное количество пар рабочих рук) в обратной пропорции к условному рабочему времени (условному количеству пар рабочих рук). Реальное рабочее время (реальное количество пар работающих рук) сокращается – условное рабочее время (условное количество пар работающих рук) увеличивается, судя по наращиванию массы товарной продукции.

На первый взгляд бросается в глаза диспропорция между живым конкретным трудом и живым трудом абстрактным на индустриальной стадии товаропроизводства. – Мнимая диспропорция, ибо интеллектуальные трудозатраты на данном этапе, вытесняя труд физический за счет сокращения рабочего времени и/или работающих пар рабочих рук, сохраняют незыблемым общий баланс живого труда абстрактного с живым трудом конкретным. И в такт с ростом совокупной массы живого труда (физического + интеллектуального) конкретного прирастает масса живого труда абстрактного. – Материализующегося в процессе производства...

 

2. Труд овеществленный есть материализованная субстанция человеческой энерго-функции – ума и мышц. ТО представлен в двух ипостасях: продукта, как воплощение труда конкретного, и товара, как воплощение труда абстрактного.

Труд конкретный создает продукт.

Труд абстрактный формирует стоимость товара.

Товар – это продукт, востребованный и реализованный на рынке по закону стоимости. Здесь важно уточнить, какая именно реализация, какой торг в виде купли-продажи входит в сферу интересов ТТС.

Прежде всего, под товаром целесообразно понимать востребовано-реализованную вещь исключительно трудового происхождения. Дабы не доводить понятие товара до абсурда, включая в него объекты нетрудового, природного или надуманного, происхождения, как то, невозделанную землю (все, что на ней и под ней), культовые симулякры (вроде «святой водицы»), человеческое тело или совесть...[4]

Далее. Труд овеществленный может быть не только в виде готового продукта, но и овеществленной услуги: вспаханное поле, вырытый котлован или траншея, перемещенный груз и т.п. – Как промежуточная стадия производственного цикла, дающего в итоге продукт. Овеществленная услуга такой же объект купли-продажи, как и продукт, и ее стоимость входит в стоимость реализованного продукта. А еще объектом купли-продажи может быть информационный продукт как средство производства (программное обеспечение АСУП, например, или же научно-технические разработки), дающий в итоге овеществленный результат и формирующий стоимость товарной продукции.

Сферой интересов ТТС должна быть товарная продукция (включая информационную) плюс овеществленные услуги только трудового происхождения, приумножающие материальное богатство общества – Совокупный Общественный Продукт. Соответственно, – формирующие стоимостные параметры.

Все, что СОП не приумножает, при этом являясь объектом купли-продажи (разнообразная «продукция» шоу-бизнеса, бытовые сервис-услуги, туризм-спорт-досуг, и пр.), – в сторону. Ибо оные «товар»/услуги, хотя и имеют трудовое происхождение, в формировании стоимостных параметров не задействованы. Они лишь перераспределяют новосозданную стоимость.

Доставка грузовым транспортом готового продукта на прилавок магазина формирует его стоимость в качестве товара (чего стоит, например, одна только доставка тропических культур из заморских стран – не 9/10 ли стоимости?). А вот доставка до магазина пассажирским транспортом покупателей товара на его стоимость никак не влияет. В первом случае услуга производительная и формирует стоимость, во втором – нет. Однако... спрос на транспортные средства будет стимулировать автомобилестроение. И там уже, действительно, трудовая деятельность будет иметь стоимостнообразующую сущность.

Или же... Построенный гостиничный комплекс приумножил богатство страны, а вот его сервис-услуги (для внутреннего потребителя, не для иностранного) богатство не приумножают, а только перераспределяют новосозданную в реальном секторе экономики часть этого богатства.

Следовательно...

Реализованные продукт/услуга, которые реально можно положить в условный «карман», являются сферой непосредственных интересов ТТС, поскольку являются стоимостнообразующими – приумножают ВВП и Национальный доход.

Реализованные продукт/услуга, которые в условный «карман» реально положить нельзя, не являются сферой непосредственных интересов ТТС, поскольку стоимость не формируют – ВВП и Национальный доход не приумножают.

Наконец, при формировании стоимости товара следует иметь в виду рыночную оценку продукта в качестве товара не на складах или же в закромах производителя (те же цитрусовые в каких-то там хранилищах на фермах далеких субтропиков), а на прилавке магазина. Каких трудов стоит товар?.. – Поставлен вопрос именно на рынке перед его субъектами. А сюда входит не только, скажем, выращивание и сбор урожая, но и его упаковка, транспортировка, погрузка-разгрузка, хранение, и тому подобное. Стоимость буханки хлеба, к примеру, включает в себя оценку всего каскада конкретных работ, начиная с осенней вспашки и до... доставки готового продукта к прилавку. То есть, стоимостная оценка абстрактных трудозатрат в товаре включает в себя весь комплекс конкретных трудозатрат на производство продукта и его доставку до покупателя. Оцененный рынком комплекс усредненно-конкретных трудозатрат формирует абстрактную трудоемкость товара как основу его стоимости.

Итак, под Товаром понимаем реализованный на рынке Продукт трудового происхождения, формирующий стоимостные параметры, приумножающий богатство общества.

Параметрические показатели продукта и товара.

Продукт представляет собою овеществленный труд конкретный в натурально-вещественном виде, измеряемый количественно (в штуках, тоннах, кубометрах, литрах...) и качественно (сложность, совершенство, надежность, практичность и т.д.). Учитывая, что качество характеризуется также количественными показателями (прочность, мощность, скорость, долговечность...), можно утверждать: как физическая данность продукт измеряется метрическими параметрами. А вот трудоемкость продукта (трудоемкость его метрических параметров) измеряется:

а) продолжительностью  реального рабочего времени, затраченного на производство;

б) количеством задействованных в производстве реальных пар рабочих рук.

Практически трудозатратную емкость продукта реально вычислить только в случае овеществленного в нем примитивнейшего простого труда: сколько реального рабочего времени затрачено или же реальных пар рабочих рук задействовано при производстве – такова конкретная трудоемкость продукта. «Вторжение» интеллект-труда делает такие расчеты нереальными. Отсюда вопрос к реальности... Землероб, выращивающий урожай вручную, – это одна реальная пара рабочих рук однозначно. А можем ли мы с такой же уверенностью определить реальность одной пары рабочих рук того же землероба, механизировавшего свой труд?.. То же самое касается любого мастера-одиночки, включившего электроинструмент в розетку. Должно быть, реальное рабочее время и реальные пары работающих рук сложного труда индустриального производства довольно условны.

Товар есть оцененный на рынке продукт и в качестве овеществленного труда абстрактного измеряется стоимостью в денежном эквиваленте, что, по сути, означает рыночное определение трудозатратной емкости товара в том же денежном эквиваленте. В качестве меры стоимости = меры овеществленных в товаре абстрактных трудозатрат являются:

а) условная единица рабочего времени;

б) условная пара рабочих рук.

Та и другая меры стоимости взаимно конвертируемы.

Рыночная оценка реальной трудоемкости товара означает,[5] что: а) есть реально овеществленный в товарном продукте абстрактный труд – объективно; б) есть оценка овеществленного в товарном продукте абстрактного труда – субъективно. Рыночная оценка овеществленного в товаре труда осязаема – в цене. Сам по себе объем овеществленного в товаре абстрактного труда никак не осязаем. А посему, абстрактная трудоемкость квантификации доступна только тогда, когда ее адекватно оценили, т.е. рыночная оценка трудоемкости товара совпала с ее реальной величиной. Следовательно, измерению абстрактная трудоемкость товара доступна только через призму его СТОИМОСТИ (подлинной) в денежном выражении.

Оценка трудозатрат = Реальные трудозатраты

Задача ЗАКОНА СТОИМОСТИ – уравнять рыночную оценку овеществленного в товарном продукте абстрактного труда с реальной величиной овеществленного в товарном продукте абстрактного труда. И только при таком уравнении имеет место подлинная СТОИМОСТЬ, адекватно «наполненная» трудосодержащей сущностью, которую реально представляется измерить через призму денежного эквивалента (цены).

Цена, по сути, является денежным выражением стоимостной оценки овеществленной трудоемкости товара, количественно представленной либо продолжительностью условного рабочего времени, либо количеством задействованных в производстве условных пар рабочих рук. Правильно оцененная трудоемкость товара (стоимость подлинная) в денежном выражении расчетам доступна практически всегда, вне зависимости от характера вложенного труда: простой или сложный.

Таким образом...

ПРОДУКТ есть материализованный результат труда конкретного.

ТОВАР есть объект рыночной оценки материализованного в продукте труда абстрактного.

Количественно овеществленного труда, в условиях эквивалентного товарообмена, что в продукте (усредненном по трудоемкости)[6], что в товаре (реализуемого по стоимости)[7] абсолютно одинаково.

В продукте конкретный труд производителя овеществлен в натуре реально. – Вне зависимости от потребительского спроса на него в качестве товара.

В товаре абстрактный труд овеществлен оценочно с точки зрения субъектов рынка. – Только при наличии потребительского спроса на продукт.

Овеществленный труд абстрактный в товаре оценочно уравнен с реально овеществленным в (усредненном) продукте трудом конкретным. – При условии средней нормы предпринимательской прибыли. Средняя норма прибыли означает: рыночная оценка трудозатрат «попала в цель» – правильно оценила овеществленные в товарной продукции реальные трудозатраты, соответствует им. Налицо в таком случае равенство товара с продуктом по трудозатратной емкости.

Трудоемкостное уравнение реализуемого по стоимости ТОВАРА с усредненным ПРОДУКТОМ есть свидетельство того, что: овеществленный труд конкретный в продукте = овеществленный труд абстрактный в товаре. – При оптимальной норме прибыли. Следовательно, и живой труд конкретный = живой труд абстрактный. Равенство труда живого с трудом овеществленным априори сомнению не подлежит...

Труд живой = Труд овеществленный.

________

 

Итак (подытожим), с одной стороны мы имеем труд живой, состоящий из сумы трудозатрат физических плюс интеллектуальных в конкретном и абстрактном представлениях, а с другой, – труд овеществленный в двух совершенно равнозначных по трудозатратной емкости ипостасях – продукта и товара. Между ними абсолютное равенство: ТРУД конкретный/абстрактный живой = овеществленный в продукте/товаре ТРУД. – При условии, разумеется, подлинной СТОИМОСТИ. Овеществленного труда в товарной продукции ровно столько, сколько живого интеллектуально-физического труда усредненно-конкретного = абстрактного затрачено на ее производство. – Таков незыблемый модус теории трудовой стоимости. ...Аналогично факту количественного равенства воды втекающей–вытекающей в/из пруда: не может из пруда количественно воды вытекать больше, нежели в него поступает. Это к тому, что политэкономическая литература пестрит утверждением: меньшим трудом больше продукта и стоимости (якобы с ростом производительности труда).[8] – Абсурд!

Овеществленный в товаре труд = затратам абстрактного труда живого. Всегда и всюду. Это значит: количество овеществленного в товаре труда условных пар рабочих рук (или же условного рабочего времени) равно количеству живого труда условных пар рабочих рук (или же условного рабочего времени), затраченного на его производство. В такт с ростом массы труда живого мы имеем прямо пропорциональный прирост массы товарной продукции в индустриальную эпоху. Отсюда и соответствующий прирост стоимости как рыночно оцененной в денежном эквиваленте товарной массы. Величина оцененного объема абстрактных трудозатрат (=СТОИМОСТЬ) должна соответствовать реальной величине овеществленных в товаре абстрактных трудозатрат. – Функция ЗАКОНА СТОИМОСТИ.

СТОИМОСТЬ (как оценка трудозатрат в денежном выражении) равна объему овеществленных в товаре реальных ТРУДОЗАТРАТ. – Только при условии средней нормы предпринимательской прибыли = единого в масштабах экономики уровня рентабельности. Только при таком условии имеет место адекватная трудозатратам стоимость товара. – Подлинная СТОИМОСТЬ. Учитывая, что рынок систематически уравновешивает оценку трудозатрат с реальной величиной трудозатрат до оптимального уровня рентабельности производства,[9] СТОИМОСТЬ (подлинная) присуща товарной продукции в целом за период промышленного цикла.

Уравнение СТОИМОСТИ с ТРУДОЗАТРАТАМИ есть становой хребет Трудовой теории стоимости. Зачислением интеллектуального труда в общую массу трудозатрат (чего раньше не было), мы уравниваем живой труд с трудом овеществленным для товарного производства индустриальной эпохи. Товарная продукция и здесь, несмотря на кажущееся «обезлюднивание» производства, строго сохраняет трудозатратное происхождение. В итоге... СТОИМОСТНАЯ оценка трудозатратной емкости товара логично уравновешивается (средней нормой прибыли) с реальным объемом абстрактных ТРУДОЗАТРАТ в товаре... каких бы высот интеллектуализации производства не достиг научно-технический прогресс. Тем самым мы воскрешаем Закон стоимости суть ТТС современной экономики.

Закон стоимости в полном представлении:

СТОИМОСТЬ (в цене) > = < реальный объем абстрактных ТРУДОЗАТРАТ (овеществленных = живых) в товаре = комплекс усредненных интеллектуально-физических ТРУДОЗАТРАТ (живых = овеществленных) конкретных в продукте

Закон стоимости в сокращенном представлении:

СТОИМОСТЬ (в цене) > = < ТРУДОЗАТРАТЫ (реальные)

Подобная схема, однако, есть и останется умозрительной, если мы не решим, конкретизируя, проблематику меры абстрактного труда (живого/овеществленного). Она же – мера стоимости. Это не оговорка. СТОИМОСТЬ не просто должна быть уравнена с абстрактным ТРУДОМ (овеществленным = живым), но и иметь общую с ним единицу измерения. Ведь стоимость не что иное, как оценка овеществленного в товаре труда. Вопрос величины СТОИМОСТИ – это вопрос количества абстрактных ТРУДОЗАТРАТ. Что может послужить мерой абстрактного ТРУДА = СТОИМОСТИ?.. Рабочее время или же пары рабочих рук?.. (Уточним, возвращаясь к отчасти сказанному).

 

 

Редукция труда как метод вычисления стоимости

Реальное рабочее время в качестве меры сложного интеллектуально-физического труда, разумеется, непригодно. И вот почему. Природа интеллектуального труда совершенно отличается от труда физического. Физические трудовые усилия имеют ограничения для человека: среднестатистический человек физически за единицу времени в состоянии произвести такой-то, фиксированный, объем работы, и не более. Поэтому масса физического труда определяется продолжительностью рабочего времени в прямой пропорции один к одному: сколько рабочего времени – такова и масса затраченного физ-труда. А вот интеллектуальные трудозатраты, напротив, ограничений для человека не имеют. Более того, интеллект-труд сам определяет продолжительность рабочего времени, и определяет его в обратной пропорции, сокращая нелинейно (за одну и ту же единицу времени думающий мозг может «выдать на-гора» таков интеллект-результат, а может иной). Массивнее интеллектуальные трудозатраты – короче рабочее время в нелинейно-обратной пропорции. Потому-то физический труд поддается измерению рабочим временем, интеллектуальный труд – нет. Не подлежит измерению рабочим временем, соответственно, и сложный интеллектуально-физический труд.

Рабочее время может быть мерой только труда простого. К тому же... Простой физический труд бывает разный. Есть чисто физический, скажем, примитивный труд дровосека, жнеца, землекопа... А есть более сложный физический труд каких-то дел мастерового: строителя, кузнеца, плотника, гончара... Первый практически лишен интеллектуальной составляющей, а вот второй без нее обойтись не может. Ткач, допустим, на своем примитивном станке работает на автомате, а вот закройщику сюртука надо шевелить мозгами. Активизировав мозги, портной сократит рабочее время на изготовление сюртука, а вот ткач, сколько не активизируй мозги, рабочее время на изготовление полотна не сократит (только ловкость рук). Почему?.. Потому что, труд портного содержит интеллектуальную составляющую, труд ткача ее практически не содержит. Зато... Трудозатраты ткача с легкостью поддаются измерению в единицах рабочего времени по метражу сотканного полотна: сколько рабочего времени – столько-то метров полотна (и наоборот). А вот трудозатраты закройщика-портного измерить в единицах рабочего времени по количеству сшитых сюртуков куда более сложно.

Рабочее время в качестве меры труда, таким образом, пригодно для измерения исключительно труда чисто физического. – И не более. Это отнюдь не значит, что сложный интеллектуально-физический труд вообще нельзя измерить в единицах рабочего времени. Для этого, однако, нам придется ввести в обиход понятие условного рабочего времениусловной единицы рабочего времени. Тогда получится, например: если, допустим, среднестатистический работник вручную (чисто физически) за восьмичасовый рабочий день производит овеществленный результат, скажем, в таком-то объеме, а технически вооружившись производит за те же восемь часов реального времени в десять раз больше, то, следовательно, масса его интеллектуально-физического труда в течение рабочего дня составит условно 80 часов рабочего времени. Труд 8 часов реального времени = труду 80 условных часов рабочего времени – для технически оснащенного работника. Можно ли подобным образом вычислять массу сложного интеллектуально-физического труда?.. – Можно. Другой вопрос, удобно ли... Сколько условных столетий-тысячелетий рабочего времени составит общая масса овеществленного труда в Совокупном Общественном Продукте современной страны этой, а сколько той?.. Рабочее время реальное в качестве меры труда сложного = меры стоимости – непригодно, а рабочее время условное – непрактично. Поэтому... нам придется сосредоточить свое внимание на поиске иной меры труда абстрактного: живого = овеществленного. Соответственно, – стоимости. И она (мера) напрашивается сама собою.

В вышеприведенном примере мы, незаметно для себя, прибегли к двум действиям: а) к редукции труда через призму его овеществленного результата, сопоставляя овеществленный результат сложного труда с овеществленным результатом труда простого; б) к конвертации рабочего времени в овеществленный результат и обратно. Ставим вопрос: а нужно ли нам второе действие «б», когда методом редукции труда (действие «а») мы и так уже, по сути, измерили массу сложного труда, сопоставив его с трудом простым, и он составил 10 крат! То есть, сложный труд в нашем примере равен 10-ти простым трудам.

Таким образом, базируясь на принципе «труд живой = труд овеществленный», измерять комбинированную массу сложного интеллектуально-физического труда вполне возможно, сопоставляя его овеществленный результат с овеществленным результатом простого физического труда. Последний то поддается измерению (в единицах рабочего времени). Взяв за основу (эталон) овеществленный результат простого труда одной пары рабочих рук, мы с легкостью можем измерить массу сложного интеллектуально-физического труда на машинном или же машинно-автоматизированном оборудовании по его овеществленному результату. – Методом редукции: сопоставляя овеществленный результат технически оснащенного труда с овеществленным результатом труда ручного.

Овеществленный труд, однако, представлен в двух ипостасях – продукта и товара. Продукт представляет собою овеществленный труд конкретный. Товар представляет собою овеществленный труд абстрактный. Количественное содержание трудозатрат что в продукте (усредненном), что в товаре (реализуемого по стоимости) по идее должно быть абсолютно одинаково. Стоимость товара должна полностью соответствовать усредненной трудоемкости продукта. – При условии средней нормы прибыли. И редукция труда что через призму овеществленного в (усредненном) продукте труда конкретного, что через призму овеществленного в товаре труда абстрактного должна по идее дать один и тот же результат...

Любой из прочитавших эти строки политэкономов задаст вполне резонный вопрос: а как же быть с редукцией при стоимостном снижении продукта (в качестве товара) по мере роста производительности труда?..

Факт действительно имеет место. Речь идет о долгосрочной тенденции снижения стоимости товара с ростом производительности труда. За последние 100-150 лет, скажем, реальный ценовой тренд на продукцию аграрного сектора[10] и горнодобывающей промышленности[11] (продукцию неизменного качества) снизился где-то в 2-4 раза. – В этих пределах. То есть, современные реальные цены на продовольствие и сырье составляют, примерно, 30-40% от реальных цен на соответствующую продукцию позапрошлого столетия. Это при том, что производительность труда за этот период выросла в десятки, а то и сотни раз. Современная реальная цена пшеницы, например, колеблется в пределах 25-50% от уровня цен столетней давности. Это в условиях современной производительности хлеборобского труда в развитых странах на уровне 60-120 тон на фермера (в США – 100 т., в Канаде – 120 т.).[12] При этом следует иметь в виду возрастающий спрос на продовольствие в такт с ростом численности населения, которое за соответствующий период возросло приблизительно в четыре раза. А что касается сырьевых ресурсов, то здесь помимо прочего следует учитывать усугубляющуюся труднодоступность добычи таковых. Ценовой тренд на промтовары (продукция меняющегося качества) проявляет приблизительно ту же самую тенденцию: современные цены где-то на уровне 25-30% от уровня цен начала ХХ века.[13] Современное ценообразование, надо учитывать, сильнейшим образом искажается ценой на нефть, которая скорее является ценой политической, нежели рыночной.[14]

Долгосрочный тренд снижения стоимости товара (в цене) по мере возрастания производительности труда есть неоспоримый факт, и он означает общее отставание прироста массы стоимости по отношению к приросту массы продукта. На первый взгляд создается впечатление рассогласования овеществленной трудоемкости товара с овеществленной трудоемкостью продукта... Как и чем объяснить подобный факт?..

Поставленный вопрос заставляет нас внимательней присмотреться к овеществленному труду в ипостасях продукта и товара. Что такое овеществленный в продукте труд конкретный, что такое овеществленный в товаре труд абстрактный? Точнее... Что такое количественно-качественное выражение величины конкретного труда в продукте? Что такое стоимостное выражение величины абстрактного труда в товаре?..

Продукт есть конкретно-материализованная субстанция человеческого труда в производстве, – субстанция в натурально-вещественном виде.

Товар есть абстрактно-воображаемая субстанция человеческого труда в глазах субъектов рынка, – субстанция в стоимостном выражении.

«Величина» Продукта – объективно-реальная, исчисляемая метрическими показателями количества-качества.

«Величина» Товара – субъективно-оценочная, исчисляемая стоимостью в денежном эквиваленте.

Метрическая величина Продукта – конкретное достояние труда Совокупного.

Стоимостная величина Товара – абстрактная оценка труда Текущего.

Здесь понадобится пояснение: что такое «труд Совокупный», что такое «труд Текущий»?..

Производимый продукт в современных объемах и качестве есть совокупное достояние трудовой деятельности всего человечества, ретроспективно своими истоками уходящей в глубь веков. Давайте зададимся вопросом и подумаем. Все те приобретенные на рынке материальные блага, которыми пользуемся мы в нашей повседневной жизни, были бы в наличии без великих первооткрывателей, скажем, электричества, без изобретателей электрогенераторов и электродвигателей, без разработчиков дизель-двигателей и двигателей в/сгорания... И т.д., и т.п. А те, в свою очередь, не опирались бы в своих творческих трудах на научно-технические достижения предшественников... вплоть до изобретателей колеса, мотыг, жернов, веретен... Однозначно, – нет! Интеллектуальные достижения прошлого бессмертны. Они, накапливаясь, передаются из поколения в поколение... Из поколения в поколение они наращивают интеллект-потенциал рабочей силы... В своей сумме интеллектуальные достижения прошлого «живут» в мозгах современного производителя материальных благ, и его руками продолжают реально плодоносить по сей день... Следовательно, современный продукт – это в конечном итоге творение и заслуга обще-интегрированного труда всего человечества за всю историю своего существования – труда Совокупного. В каждом современном продукте есть («живет») частичка прошлого труда наших предков.

А теперь перейдем к реализуемому на рынке продукту в качестве товара и зададимся простым вопросом: учитываются ли субъектами рынка в процессе купли-продажи товара прошлые трудозатраты далеких наших предков, своими гениальными открытиями и своим трудом проторивших нам путь к современному материальному благополучию... Разумеется, – нет! При формировании стоимостной оценки товара на рынке учитывается, бесспорно, совокупные трудозатраты, но... трудозатраты Текущие, начиная от добычи энерго-сырьевых ресурсов... включая производство всей совокупности средств производства и всю инфраструктуру... и до выпуска готовой продукции. – И только. А вот труд Прошлый,[15] труд далеких первооткрывателей-изобретателей – от эвклидов и архимедов до кулибиных и эдиссонов – в стоимость современного товара не входит. Почему так? – Потому что, текущие энерго-трудозатраты требуют своего восполнения, прошлые энерго-трудозатраты своего восполнения не требуют. Следовательно...

Метрическая величина Продукта есть конкретное достояние труда Совокупного = сумма Прошлых и Текущих трудозатрат.

Стоимостная величина Товара есть абстрактная оценка трудозатрат только Текущих.

Получается: Прошлый труд в продукте «живет», а вот в стоимость товара – не входит. А поскольку в общей массе Совокупного труда, овеществленного в продукте, с течением времени нагромождение удельной доли труда Прошлого опережает нагромождение удельной доли труда Текущего, то, собственно... Вот и ответ на вопрос о снижении стоимости продукта в качестве товара с ростом производительности труда.

Стоимостная величина Товара отстает от возрастающей метрической величины Продукта, и отстает она на стоимостную величину овеществленного труда Прошлого. Если, скажем, современная стоимость (в реальной цене) пшеницы составляет 40% от стоимости (в цене) данного продукта полуторавековой давности, то это означает, что в 1 тонне пшеницы 60% овеществленного труда Прошлого и 40% овеществленных трудозатрат Текущих. – С точки зрения стоимостной оценки на данный момент. Если современная стоимость промышленных товаров составляет ¼ от стоимости промтоварной продукции второй половины позапрошлого столетия, то это означает, что в стоимости современных промтоваров ¾ овеществленного труда Прошлого и только ¼ труда Текущего. И чем дальше – тем больше удельная масса овеществленного труда Текущего будет уступать возрастающей удельной массе овеществленного труда Прошлого. В этом истоки снижения стоимости товарного продукта по мере повышения производительности труда. Соответственно, – причина отстающего прироста массы стоимости по отношению к приросту продуктовой массы.

Ответ на данный вопрос, однако, ставит под сомнение равенство трудоемкости продукта и товара. Ведь... метрическая величина Продукта учитывает Прошлый труд, стоимостная величина Товара его не учитывает. Овеществленного труда в товаре, получается, меньше, нежели в продукте?..

Это на первый только взгляд так кажется.

Овеществленный труд Текущий в товаре равен овеществленному труду Совокупному в продукте уже по той причине, что современный производитель «вобрал» в себя все интеллектуальное наследие (знания, опыт, навыки) предшествующих поколений, и он является носителем совокупного интеллект-потенциала своих предков. Стало быть, общий трудовой потенциал (потенциал рабсилы) современного коллективного производителя сопоставим с трудовым потенциалом (потенциалом рабсилы) своих предшественников вместе взятых. Сопоставимы, соответственно, и трудозатраты. Отсюда: масса овеществленного труда Текущего в единице товара = массе овеществленного труда Совокупного в единице продукта. – Объективно! Другое дело, субъективная оценка массы овеществленного труда Текущего в единице товара... формирующая, собственно, величину стоимости. И вот она (стоимостная оценка), будучи сориентированной субъектами рынка на восполнение трудозатрат текущих, имеет общую тенденцию к отставанию от прироста метрической массы овеществленного труда Совокупного в единице продукта. Прошлый труд субъектами рынка при этом вовсе не аннулирован.

Труд Прошлый, в виде накопленного интеллект-потенциала, «живет» в мозгах коллективного субъекта рынка (в своей массе состоящего из тех же товаропроизводителей), дающих стоимостную оценку товарам. Субъективная оценка, понятно, в полной зависимости от статуса (в смысле положения, состояния) субъекта: каков субъект – такова его оценка. У субъектов с разной производительной силой труда, несомненно, разная субъективная оценка одних и тех же трудозатрат. Вопрос: коллективный субъект современного рынка идентичен в своем статусе коллективному субъекту рынка 100-летней, а тем более 200-300-летней давности?.. – Нет. Коллективный субъект современного рынка (читай: коллективный товаропроизводитель в роли продавца и покупателя в одном лице) с гораздо более возросшей производительной силой труда = потенциалом рабочей силы, за счет интеллект-наследия прошлого. А коль субъект с возросшей силой труда (живого), то и труд (овеществленный) он субъективно будет оценивать по-иному – давать иную стоимостную оценку, а именно: занижать стоимость метрической единицы продукта в качестве товара. Зависимость стоимостной оценки овеществленного труда в обратной пропорции от производительной силы труда живого очевидна. Есть подозрение, что эта зависимость в обратной пропорции один к одному. Обратимся к фактам.

«За последние сто лет (1900-2000гг.) производительность труда в целом по миру выросла в 5 раз».[16] В США этот показатель составляет 4,9 раза.[17] А реальные цены на промтовары в тех же США за тот же период снизились в 4 раза: в 2000г. 25% от уровня 1900г. Не намного меньшим является снижение цен на продовольствие. Учитывая, что львиную долю ВВП формирует промышленный сектор экономики, наиболее правдоподобным является, приблизительно, четырехкратное снижение цен в масштабах страны. Следует иметь в виду: ценовой тренд в течение столетия сильнейшим образом деформировался экстремальными условиями Первой мировой войны, Великой депрессии, Второй мировой войны, почти десятикратным всплеском цены на нефть в 70-тые. Тем не менее (полагаясь на статданные), при пятикратном повышении общественной производительности труда наблюдается четырехкратное снижение ценового тренда. Несомненной является обратно пропорциональная зависимость снижения стоимости товарной продукции от роста производительности труда. И эта зависимость, похоже, в обратной пропорции масштабно сопоставима: настолько повысилась производительная сила труда живого – настолько же снизилась субъективная оценка труда овеществленного.

Рост производительной силы общественного труда и, соответственно, общественной производительности труда[18] определяет эволюцию коллективного рыночного субъекта, оценивающего стоимостные параметры товарной продукции в соответствии с трудозатратами. Каков потенциал общественной трудоспособности – такова стоимостная оценка трудовых затрат. – В обратной пропорции: чем выше производительная сила труда – тем ниже стоимостная оценка трудозатрат. Это дает повод говорить о «плавающей» (дрейфующей) стоимостной шкале – или же о дрейфующей цене деления стоимостной шкалы – трудозатратных оценок субъектами рынка. С ростом производительной силы общественного труда цена деления стоимостной шкалы пропорционально «насыщается»/повышается – количество делений шкалы стоимостных оценок товара, соответственно, сокращается. = Иллюзия, что стоимость снижается (субъективно). А на самом деле (объективно) овеществленная трудоемкость товара не снижается. Она полностью уравнена с овеществленной трудоемкостью продукта (усредненного). Это уравнение касается и продуктово-товарной массы за единицу времени (час, день, месяц, год): трудоемкость товарной массы полностью уравнена с трудоемкостью продуктовой массы. Ибо абстрактный труд Текущий, в основе формирующий стоимость товара, сопоставим с конкретным трудом Совокупным, в натуре производящим продукт. Соответственно (для экономики в целом за год), по своей трудоемкости Стоимостная величина совокупного общественного продукта равна Метрической величине совокупного общественного продукта.

Метрическая величина СОП = Стоимостная величина СОП.

Не меньшим трудом больше продукта и стоимости за единицу времени (тот же год для экономики в целом) с ростом производительности труда, как это твердит традиционная ТТС.[19] – Абсурд. Это труда, за счет наращивания интеллект-потенциала рабочей силы, больше на единицу времени. И в такт с ростом массы совокупных трудозатрат накапливается, соответственно, масса продукта = масса стоимости. Каковы трудозатраты – такова и стоимость.

Стоимость, как рыночная оценка трудозатратной емкости товара, – весьма эфемерна. Будучи субстанцией абстрактно-субъективной, она (стоимость), тем не менее, целиком в «плену» реально-объективных условий общественного производства. Достаточно, скажем, в наши дни повсеместно исчезнуть электричеству в сети (из-за обрушения, упаси бог, энергосистемы), и... огромная масса современной техники, как бытовой, так и производственной, тут же превратится в груду никому не нужного металла. – Стоимостно обесценившись. А вот стоимость продовольственных, текстильных и пр. товаров первой необходимости моментально «взлетит» до уровня 100-200-летней давности. – Невзирая на, казалось бы, фантастически высокий интеллект-потенциал рабсилы современных как товаропроизводителей (вынужденных засучить рукава для физического труда), так и субъектов рынка в одном лице. – Не доказательство ли эфемерности стоимостных оценок овеществленного труда, находящихся в полной зависимости от реальных условий экономического бытия?..

При всей «капризной» эфемерности стоимостных параметров, товар уравнен с продуктом по количеству овеществленного труда. При этом: ни Метрическая величина Продукта, ни Стоимостная величина Товара сами по себе отнюдь не являются непосредственными показателями трудозатратной емкости овеществленного блага. В современных условиях, например, ни объем выращенного урожая в тоннах, ни его стоимость в цене непосредственно не дают нам явного представления о количестве затраченного землеробского труда. Количественное представление трудоемкости блага дает редукция труда через призму овеществленного в (усредненном) продукте труда конкретного и овеществленного в товаре труда абстрактного. То есть, редукция Метрической величины Продукта и Стоимостной величины Товара. – Редукция, как разложение сложного труда на N-ное количество простых трудов. Простой труд, как известно, поддается измерению (в единицах рабочего времени), и мы имеем четкое представление его величины. Именно количество (!) простых трудов и есть подлинный показатель трудоемкости как продукта, так и товара, изготовленного в условиях сложного, технически оснащенного производства. И вот здесь мы всегда получим один и тот же результат редукции труда: как через призму труда конкретного (усредненного), так и через призму труда абстрактного. Результат не только трудозатратного равенства продукта и товара, но и представление о количественных объемах труда живого = овеществленного  в продукте/товаре.

Метод редукции труда довольно прост. В его основе – базисный принцип трудовой теории стоимости «труд живой = труд овеществленный». Зная овеществленный результат простого физического труда одной пары рабочих рук (взяв его за некий эталон), мы с легкостью определяем массу интеллектуально-физического труда сложного по его овеществленному результату: сопоставляя овеществленный результат технически оснащенного труда с овеществленным результатом труда ручного. – Получаем в итоге представление массы труда сложного по количеству содержащихся в нем простых трудов. Овеществленный результат простого труда одной пары рабочих рук являет собою в данном случае меру труда сложного – как живого, так и овеществленного. Поскольку труд овеществленный представлен в двух ипостасях – продукта и товара, – овеществленная мера труда также представлена в двух ипостасях и имеет, соответственно, метрическую величину эталонного продукта и стоимостную величину эталонного товара. Здесь следует иметь в виду следующее:

а) Метрическая величина овеществленного в усредненном продукте простого физического труда одной пары рабочих рук статично-стабильная во все времена (что в позднее средневековье, что 100 лет назад, что нынче... и таковой останется впредь), ибо физический потенциал человека, производящего продукт, неизменен;

б) Стоимостная величина овеществленного в товаре простого физического труда одной пары рабочих рук динамично-снижающаяся во времени (из цикла в цикл, как правило), ибо интеллектуально-трудовой потенциал человека, субъективно оценивающего товар, неустанно наращивается.

То есть...

Продуктовый эталон меры труда – незыблемый в веках. – Эталон базовый.

Товарный эталон меры труда – только на данный момент. – Субэталон.

Невзирая на снижение стоимости продукта (в качестве товара) с ростом производительности труда, редукция труда как через призму труда конкретного (усредненного), так и через призму труда абстрактного, тем не менее, всегда дает один и тот же результат трудоемкости как продукта, так и товара. Ибо... с ростом производительности труда синхронно снижается стоимостная величина эталонного продукта в качестве товара. Рассмотрим два простых примера редукции труда: один на микро уровне единоличного хозяйства, другой – на макро уровне отдельной отрасли.

Среднестатистический земледелец эпохи простого товарного производства, в одиночку орудуя простыми средствами производства, в среднем за сезон производил, допустим, 1 тонну такого-то с/х продукта. Таков овеществленный результат простого труда конкретного. Это же количество продукта произведет и современный труженик, вооружи его теми же примитивными орудиями труда. Метрическая величина продукта, производимого трудом одной (усредненной) пары рабочих рук, – незыблемо-фиксирована в веках. А вот метрическая величина (валового за сезон) продукта, производимого технически оснащенным трудом агрария, растет в меру повышения производительности труда. Современный среднестатистический фермер, используя новейшую агротехнику и агросредства, за сезон в одиночку производит, скажем, 100 тонн данного с/х продукта. – Стократный рост производительности труда. Результат редукции труда (конкретного) – налицо: сложный труд современного землероба содержит 100 простых землеробских трудов. А что же стоимостная величина данного с/х продукта в качестве товара?.. Два столетия назад 1 тонна с/х продукта на рынке в среднем стоила, предположим, $500. – Такова величина стоимостного субэталона тогда. Нынче стоимость с/х продукта (в реальной цене) опустилась на 60% и в среднем составляет $200 за тонну. – Такова величина стоимостного субэталона теперь. Однако, если в эпоху простого товарного производства среднестатистический аграрий за сезон производил и реализовывал продукт, в среднем, на $500, то современный – на $20000. Невзирая на снижение стоимости товара, тем не менее, получаем тот же самый результат редукции труда (абстрактного), поделив стоимостную величину валового за сезон продукта на величину стоимостного субэталона: $20000 : $200 = 100 простых землеробских трудов. 100 ПЗТ (коэффициент производительности землеробского труда) = масса живого труда современного фермера, в равной мере вычисленная нами через призму редукции труда что конкретного, что абстрактного.

Фермерское производство извечно характеризуется относительной единоличностью хозяйствования. Чего не скажешь о других отраслях, требующих корпоративного (интегрированного) труда многих работников. Возьмем, к примеру, горнодобывающую отрасль. В эпоху простого товарного производства двести лет назад данная отрасль такой-то страны при численности трудозанятых в ней, скажем, 50 тысяч работников простого ручного труда добывала в год 1 млн. тонн полезных ископаемых. В среднем 20 тонн в год на горняка, получается, что является эталонной величиной продукта для одной пары рабочих рук. В наше время эта отрасль, оснащенная по последнему слову техники, добывает 100 млн. тонн полезных ископаемых при той же общей численности трудозанятых в ней 50 тысяч горняков. 2000 тонн в год на работника в среднем. Производительность труда, как видим, выросла в 100 раз за двести лет. Труд современного горняка, соответственно, равновелик 100 простым горняцким трудам. – Таков результат редукции труда конкретного. Теперь, что касается стоимости (в реальной цене). Двести лет назад при стоимости 1 тонны полезного ископаемого, допустим, $100 среднестатистический горняк производил продукта (в качестве товара) на сумму $2000 в год. Нынче, при стоимости, скажем, $30 за 1 тонну полезного ископаемого, современный среднестатистический горняк добывает продукта (в качестве товара) на сумму: 2000т × $30 = $60000 в год. В то же время 20-тонный продукт, как среднегодовая норма (эталон) овеществленного труда одной пары рабочих рук, в наше время стоит: 20т × $30 = $600. – Таков стоимостный субэталон на данный момент. Соотнося овеществленный, в стоимостном выражении, труд тех-оснащенный к овеществленному, в стоимостном выражении, труду ручному – $60000 делим на $600, – получаем 100 кратное содержание простых трудов в 1 труде сложном. 100 ПГТ (коэффициент производительности горняцкого труда) = масса живого труда современного горняка, в равной мере вычисленная нами что через призму редукции труда конкретного, что через призму редукции труда абстрактного.

Метрическая величина продуктового эталона простого труда одной пары рабочих рук стабильна в веках: что 300-200-100 лет назад, что нынче... как были одна тона с/х продукта за сезон в аграрной и 20 тонн ископаемых за год в горнодобывающей отраслях, так и остались. А вот стоимостная величина товарного субэталона простого труда одной пары рабочих рук – снижается. Тем не менее, редукция труда овеществленного что в форме метрической величины продукта, что в форме стоимостной величины товара всегда даст один и тот же результат в виде коэффициента производительности труда (КПТ), показывающий нам массу сложного труда в продукте/товаре: трудом скольких условных пар рабочих рук был произведен продукт/товар. И под каким бы углом, с точки зрения исторической, не была бы дана стоимостная оценка продукту в качестве товара субъектами рынка, результат редукции труда абстрактного будет один и тот же, и он совпадет с результатом редукции труда конкретного (усредненного). Ибо... базовым показателем трудоемкости товара является производительность труда. Допустим (с ссылкой на вышеприведенный пример), если бы нам вдруг каким-то чудом удалось «поднять» из небытия рыночных субъектов двухсотлетней давности, предоставив им возможность установить стоимостные пропорции на современном рынке, они, восхитившись стократно возросшей производительностью труда в аграрной и горнодобывающей отраслях, первоначально (по инерции) оценили бы 1 тонну с/х продукта в $500, а полезного ископаемого – в $100 за тонну. Как это не парадоксально, наши предки не согрешили бы против истины в оценке трудоемкости товарной продукции. Поскольку... редукция труда абстрактного и в этом случае дала бы нам тот же самый коэффициент производительности современного труда – 100 КПТ что фермерского производства, что горнодобывающего. И он, этот результат, совпал бы с результатом редукции труда усреднено-конкретного. Ибо, еще раз: непосредственным показателем трудоемкости продукта/товара являются не его метрическая и стоимостная величины, а количество содержащихся в нем простых трудов. И редукция труда здесь всегда даст однозначный ответ.

Методика, во всех случаях дающая один и тот же результат, – верна.

Кстати, имея эталонный продукт простого труда одной пары рабочих рук и зная на данный момент его стоимость в цене, можно безошибочно вычислить массу сложного труда в продукте/товаре по одной лишь его рыночной (в цене) стоимости.[20] – При невозможности, скажем, определить метрическую величину продукта.

Вышеприведенные примеры касаются внутриотраслевой редукции труда по одной отдельно взятой продуктово-товарной группе. У каждой разновидности продукта/товара своя мера овеществленного труда – овеществленный эталон простого труда одной пары рабочих рук: у хлебороба своя, у шахтера своя... А продуктово-товарных групп огромное множество. И не только в этих отраслях. Эталонов не «напасешся». К тому же... только в аграрном секторе и в горнодобывающей промышленности продукция неизменного качества. Продукция обрабатывающей промышленности не то что постоянно меняющаяся в своем качестве, но и не имеет зачастую аналогов ручного производства: вручную нельзя произвести, например, электроэнергию, электротехническую продукцию, продукцию машиностроения, химпрома и много чего другого. Где никакие «эталоны» простого труда одной пары рабочих рук вообще не существуют в природе...

А нам этого и не надо!

Ведь рынок уравнивает все без исключения товары в стоимостной оценке содержащихся в них абстрактных трудозатрат. Абстрактная трудоемкость – общая для всех товаров без исключения субстанция. – В разных соотношениях, разумеется. А задача поставлена: найти меру овеществленного в товаре абстрактного труда = стоимости. Какая для нас разница, абстрактной трудоемкостью какого товарно-продуктового эталона мы будем измерять абстрактную трудоемкость реализуемого на рынке продукта в качестве товара. Главное – иметь реальное представление трудозатратной емкости товара = его СТОИМОСТЬ.

Таким образом...

В поисках меры абстрактного труда = стоимости остается следующее: на роль базового эталона взять овеществленный в продукте результат самого что ни на есть элементарного труда конкретного и... рыночную оценку его как товара фиксировать на данный момент в качестве универсального субэталона единицы абстрактного труда = стоимости.[21] Таким (элементарным) трудом есть простой физический труд одной среднестатистической пары рабочих рук, производящих конкретный продукт неизменного качества: продовольствие либо сырье. – Элементарный труд конкретный (усредненный), дающий овеществленный результат в виде эталонного продукта и его, в качестве товара на рынке, субэталонной стоимости. Если взять простой труд агрария, то это такое-то количество продовольственного (какого-нибудь зернового, например) или же сырьевого (для текстильной промышленности) продукта и его стоимость (в цене) на рынке. Если же взять простой труд горняка, то это такое-то количество полезного ископаемого (угля, железной руды, глинозема...) и его стоимость (в цене) на рынке. Продукт элементарнейшего труда одной пары рабочих рук конкретной категории тружеников (хлебороба, или хлопкороба, или горняка...) может представлять эталонную базу формирования на его основе соответствующего товарного субэталона. А это есть стоимостный субэталон – единица овеществленного в товаре труда абстрактного = стоимости. На основе метрически стабильной величины конкретного продуктового эталона (такого-то количества пшеницы, хлопка, угля, руды...), таким образом, формируется субэталон единицы стоимости на данный момент.

Вычислив и утвердив элементарную частицу овеществленного в конкретном продукте простейшего моно-ручного труда в качестве эталона плюс сформированной на его основе субэталонной стоимости, мы получаем универсальный инструментарий (меру) измерения абстрактной трудоемкости всех товаров = стоимости... методом редукции: сопоставляя стоимость любого современного товара с субэталонной стоимостью реализуемого на рынке продуктового эталона. – Вычисляя таким вот образом количество задействованных в производстве данного товара условных пар рабочих рук. = Масса овеществленного в товаре абстрактного труда. = Стоимость. Да, это будут условные пары рабочих рук конкретной категории тружеников: хлебороба, либо хлопкороба, а может горняка...[22] Использование эталонного труда среднестатистической пары рабочих рук той ли иной нами избранной категории производителей в качестве универсальной меры трудозатратной емкости товаров (=стоимости) не должно смущать. Ибо, как уже говорилось, рынок уравнивает все без исключения товары в стоимостной оценке абстрактных трудозатрат.

Фиксированный эталон овеществленного в продукте/товаре простого, самого что ни на есть элементарного, труда одной пары рабочих рук вполне может стать универсальной мерой овеществленного в товарах абстрактного труда – мерой стоимости. Измерять массу абстрактного труда = стоимости количеством задействованных в производстве товарной продукции «условных пар конкретной категории рабочих рук» (словесно), согласитесь, несколько неудобно. Поэтому... Приняв одну (усредненную) пару рабочих рук избранной категории тружеников за условную единицу рабочей силы – УЕРС, а труд одной пары рабочих рук этой же категории за труд условной единицы рабочей силы – УЕРС-Труд, логично представить овеществленный УЕРС-Труд эталонный в качестве меры абстрактного труда = меры стоимости.

УЕРС-Труд эталонный есть мера абстрактного ТРУДА = мера СТОИМОСТИ.

УЕРС-Труд эталонный есть единица СТОИМОСТИ.

Овеществленный УЕРС-Труд эталонный в двух ипостасях: продуктового эталона в метрическом измерении и товарного субэталона в стоимостном измерении.

Избрав результат элементарного труда условной единицы рабочей силы – УЕРС-Труд эталонный – в качестве меры абстрактного труда = стоимости, мы получаем возможность наглядного уравнения СТОИМОСТИ с абстрактными ТРУДОЗАТРАТАМИ. – В единицах УЕРС-Труда. На вопрос, каких трудов стоит товар (какова его стоимость), мы отвечаем: товар стоит такое-то количество труда условных единиц рабочей силы – количество УЕРС-Труда (в денежном эквиваленте, разумеется). Что у абстрактного ТРУДА (живого = овеществленного), что у СТОИМОСТИодна общая единица измеренияэталонный УЕРС-Труд. Остановка за натурально-вещественным (=стоимостным) «наполнением» эталона единицы СТОИМОСТИ. Что может послужить в качестве такого наполнения?..[23]

 

 

В поисках единицы стоимости

Прежде всего, о критериях подбора продуктового эталона. Это должен быть наиболее жизненно важный Продукт первой необходимости, ежедневно потребляемый всеми без исключения, производимый всегда и везде – повсеместно во все времена. Производство этого Продукта должно быть под силу одному физическому лицу – единолично – ручными орудиями труда в течение полного производственного цикла. Произведенный вручную, этот Продукт должен содержать максимум овеществленного «труда новосозданного» при минимуме «труда перенесенного». Наконец, данный Продукт должен пользоваться стабильным потребительским спросом на душу населения вне зависимости от уровня технического прогресса и циклических колебаний.

На роль продуктового в товарном обличии эталона единицы овеществленного труда абстрактного = СТОИМОСТИ автор не находит (пока) более подходящего варианта, нежели «эталон хлебный». Да, именно Хлеб, выращенный элементарнейшим трудом рабочей силы физического лица – трудом усредненной РСФЛ – примитивными орудиями ручного труда при средних условиях земледелия эпохи простого товарного производства (200-300-летней давности) в течение одного производственного цикла – сезона. Хлеб в качестве базового продуктового эталона как основы товарного субэталона единицы СТОИМОСТИ. То есть, имеется в виду стоимостный субэталон овеществленного труда 1-й УЕРС в качестве меры абстрактной трудоемкости товаров.

Справится с функцией эталона единицы стоимости, однако, «хлебный эталон» в состоянии только при условии рыночной реализации его строго по стоимости, дающей среднюю норму прибыли. Только так мы получим подлинный субэталон стоимостной единицы измерения всех прочих стоимостных параметров.

Определение-вычисление Хлебного эталона, как базовой величины стоимостного субэталона единицы абстрактного труда = СТОИМОСТИ, требует исходных данных, расчетов, экспериментального подтверждения. Для вычисления эталонной величины хлебного продукта требуется знать два параметра времен ручного труда простого товарного производства: 1) средняя урожайность с гектара; 2) оптимально обрабатываемая 1 физлицом посевная площадь. Предварительно можно предположить: метрическая величина хлебного эталона где-то в пределах 0,5 – 1,5 тонн на хлебороба... – Крутится-вертится вокруг да около 1 тонны хлеба – пшеницы. – Это реально. Приблизительно это именно то (усредненное) количество хлеба, которое в состоянии произвести за сезон/год среднестатистический труженик орудиями ручного труда на землях средней плодородности, без минудобрений, при средней урожайности 5-8 центнеров с гектара,[24] если верить данным. Если не так – нет проблем поправить. Так вот: что дает сформированный на базе хлебно-продуктового эталона товарно-стоимостный субэталон единицы СТОИМОСТИ, зачем он нужен?

Продуктово-товарный эталон стоимостной единицы, как мера овеществленного в товаре абстрактного труда, нужен нам для явного представления массы человеческих трудозатрат. Овеществленный в зерновом продукте ручной труд землероба вполне может справиться с подобной задачей, ибо хлеборобский труд мы четко себе представляем. Если в качестве базового эталона единицы СТОИМОСТИ зафиксировать усредненную величину овеществленного в хлебном продукте сезонного труда среднестатистического хлебороба, то нашему воображению представится: сколько приблизительно хлеборобского труда содержит отдельно взятый товар, сколько приблизительно хлеборобского труда содержится в товарной массе отдельного предприятия, сколько приблизительно хлеборобского труда содержится в товарной массе целой отрасли... Наконец, главное: единица стоимости довольно точно позволит вычислить количество условно хлеборобского труда в ВВП или же Национальном доходе страны.

Для наглядности рассмотрим пару простейших примеров расчета абстрактной трудоемкости стоимостных параметров, гипотетически рискнув взять за базовый эталон единицы стоимости, допустим, 1 тонну реализованной на рынке пшеницы в качестве овеществленного результата абстрактного труда 1-й УЕРС (условного хлебороба).

Возьмем, к примеру, современную страну с 50-ти миллионным населением, 10 миллионов которой составляют трудозанятые в сфере материального производства – непосредственные производители материальных благ. Допустим, экономика страны дает Совокупный общественный продукт в денежном выражении $1 триллион в год. При цене взятой за базовый эталон единицы стоимости 1-й тонны пшеницы, скажем, $200, мы, поделив $1 триллион на $200, получим 5 млрд. труда УЕРС. Это значит: совокупная стоимость всего общественного продукта (СОП) содержит 5 млрд. овеществленного труда условных единиц рабочей силы – УЕРС-Труда, т.е. труда 5 млрд. условных хлеборобов. Есть у нас реальное представление совокупной массы человеческого труда в стране? – Есть. Дальше. Совокупный общественный продукт в объеме $1 триллиона состоит, допустим, из $400 млрд. перенесенной стоимости и $600 млрд. вновь созданной стоимости – Национального дохода. Поделив $400 млрд. перенесенной стоимости на $200 цены продуктового эталона единицы стоимости, мы получим массу перенесенного овеществленного труда 2 млрд. УЕРС. Поделив $600 млрд. национального дохода на $200 цены эталона единицы стоимости, мы получим новосозданную массу овеществленного труда 3 млрд. УЕРС. Это значит: вновь созданная стоимость в объеме $600 млрд. произведена новосоздающим трудом 3-х млрд. УЕРС, что адекватно труду 3-х млрд. хлеборобов ручного производства. Тест: 2 млрд. УЕРС-Труда перенесенного + 3 млрд. УЕРС-Труда новосозданного = 5 млрд. УЕРС-Труда СОП. – При 10-ти млн. реально трудозанятых рабочих. Теперь: если массу 5 млрд. овеществленного труда УЕРС СОП поделить на 10 млн. реальных рабочих, мы получим 500 КПТ р.с. – усредненный коэффициент производительности труда рабочей силы.[25] Он же коэффициент интеллектуализации экономики. Это значит, что масса сложного труда среднестатистического работника в современной экономике равновелика простому труду пятисот работников примитивного ручного производства (в агросекторе). У кого-то КПТ р.с. = 1 УЕРС, а у кого-то он равен десяткам, сотням или даже тысячам УЕРС-ов. В среднем же по экономике КПТ р.с. = 500 УЕРС. Умножив цену ($200) эталона стоимости на 500 КПТ р.с. ($200 × 500 УЕРС = $100000), мы получим усредненную в денежном выражении стоимостную величину продукта, созданного каждым тружеником в отдельности, = $100 тысяч в год. Умножив полученный результат 100000$ на общую численность трудозанятых 10 млн., получаем Совокупный общественный продукт в размере $1 трлн. – Совпало. Вывод: трудоемкость СОП в $1 трлн. в денежном выражении = 5 млрд. УЕРС-Труда в стоимостном выражении. Такова стоимостная величина Совокупного общественного продукта. Таким же образом можно сосчитать массу абстрактного УЕРС-труда других стоимостных параметров: валовой прибыли, например, или же предпринимательского дохода... Сколько пролетарского труда капиталист не в денежном, а в натуральном выражении присвоил?..

Перейдем к стоимости отдельно взятого товара. Здесь данная методика расчета стоимостного параметра пригодна, если товар в денежном выражении реализуется по реальной (подлинной) стоимости, дающей среднюю норму предпринимательской прибыли. Если же это условие не соблюдено (имеет место отклонение от средней нормы прибыли), следует выводить среднеарифметическую цену товара за все время (за несколько лет) его выпуска-производства, так как в этом случае усредненная цена его будет довольно близка к стоимости. Пример. При средней рыночной цене автомобиля, допустим, в $10 тис. и той же самой цене хлебного эталона стоимости, 1-й тонны пшеницы, в $200 ($10 тис. делим на $200), получаем стоимость автомобиля в количестве 50 УЕРС-Труда. Это значит, что крестьянину, выращивая хлеб прадедовским способом, следует трудиться 50 лет, дабы купить автомобиль. Или же суммировав труд 50 крестьян, выращивающих хлеб тем же способом, за один год. Или же современному фермеру, орудующему современной сельхозтехникой и агрометодами, при средней урожайности 50 ц. с га., трудиться 10 лет на 1 гектаре. Или же за 1 год, выращивая урожай на 10 гектарах. На этой же основе трудозатрат происходит и эквивалентный товарообмен на рынке: фермер вывозит на рынок 50 тонн пшеницы и обменивает его на 1 автомобиль, представленный автомобилестроителем. – Эквивалентно? – Да! Там и сям по 50 УЕРС-Труда стоимости – абстрактного труда условных единиц рабочей силы. Хотя в поле трудился один фермер, а к производству автомобиля приложили руку сотни тысяч ученых-конструкторов и рабочих (автомобиль то произведен не в одном экземпляре, их тысячи). Представление массы человеческого труда при эквивалентном обмене – налицо.

Особо, еще раз, важно подчеркнуть: вышеприведенная методика вычисления величины стоимости и эквивалентного товарообмена верна, если товары реализуются по ценам, дающим среднюю норму предпринимательской прибыли. Только в таком случае имеет место адекватная трудозатратам стоимость товаров – подлинная стоимость, – и в соответствующих пропорциях осуществляется эквивалентный товарообмен.

Хлебный эталон единицы стоимости – лишь один из возможных вариантов меры абстрактного труда. Поиск единицы стоимости отнюдь не исключает принципиально иных подходов. Почему бы, например, не подумать о «корзине товарно-продуктовых эталонов»?.. Или же... не обратить внимание на энергетический эталон единицы абстрактных трудозатрат = стоимости?.. Варианты возможны. А вообще-то... Для определения меры абстрактного труда = единицы стоимости было бы идеальным следующее: ВВП типичной страны эпохи простого товарного производства (времен ручного труда 200-300-летней давности) поделить на общее количество трудозанятых мелкотоварным производством. В итоге мы напрямую получили бы единицу абстрактного труда одной пары рабочих рук = эталон единицы стоимости в денежном эквиваленте, в унциях золота, например (вне натурально-вещественного наполнения стоимостного эталона). И он, этот стоимостный эталон в денежном выражении, оказался бы довольно правдоподобен, учитывая, что Стоимостная величина СОП по своей трудоемкости равнозначна Метрической величине СОП. Проблема, однако, в главном: где взять исходные для расчета данные?.. А затем, еще проблема – стабильность денежной единицы. И вообще... была ли когда-нибудь в истории человечества экономика простого товарного производства в чистом виде?..

Так или иначе, полноценная Теория трудовой стоимости не может быть без единицы стоимости. Как не может обойтись Геометрия без единицы измерения длины – метра. Укоренившееся мнение, будто бы «стоимость нельзя сосчитать», следует решительно отвергнуть. – Коль величина СТОИМОСТИ измеряется количеством абстрактных ТРУДОЗАТРАТ. Где количество – там и расчеты. Иначе – теоретическая бесплодность... ТТС без единицы стоимости – пустотелый теоретический каркас. Будет ли единица стоимости выполнять прикладную функцию?.. – Скорее всего – ДА!

По-мнению автора, реальную массу активов (до ВВП, включительно) целесообразно исчислять не в денежных единицах, а в стоимостных – в единицах УЕРС-Труда. Не упуская при этом из виду среднюю норму прибыли, как условие корректного расчета. В частности, прирост денежной массы в экономике «привязывать» к приросту ВВП в стоимостном выражении, а не в денежном. Ведь редукцию труда, при наличии гипертрофированного фиктивного капитала в экономике, нельзя обдурить. И без единицы стоимости тут не обойтись.

Дело здесь, однако, не только в расчетах. Дело в самоутверждении ТТС как теории. Ибо... теория, доказавшая ЭТО, в состоянии доказать ВСЕ остальное. Это дело престижа самой тории, престижа, в конце концов, Политэкономии.

А престиж Политэкономии крайне необходим для того, чтобы, как минимум, стать наконец-то (выражаясь терминологией истмата) базисом для надстройки прикладного экономического мейнстрима... – Совершенно на данный момент «беспризорного», лишенного стоимостной основы...

А как максимум для Политэкономии, – всецело «проглотив» мейнстрим, стать прикладной экономической наукой монопольно.

 

  


[1] Автор за удаление категории «потребительная стоимость», как совершенно бесполезной, более того, – вредной, вносящей путаницу в политэкономическую науку. Стоимость сама собою уже! предполагает востребованность. Нет стоимости вне потребительского спроса. Только востребованный труд (овеществленный в товаре) может быть стоимостнообразующим.

 

[2] Превращение Политэкономии из чисто теоретической науки в науку прикладную потребует формулирование данного закона на языке практики.

 

[3] См. «ОТ ПРОСТОГО ТРУДА К СЛОЖНОМУ: ЗАГАДКА ГИПЕРПРОДУКТИВНОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТРУДА». Журнал «Политическая экономия» №1. http://vuapek.ho.ua/PE2015_1.pdf

 

[4] Специфический «товар» рабочая сила можно взять в кавычки.

 

[5] Всякая оценка (как субъективное восприятие реальности) предполагает наличие объекта.

 

[6] Усредненная трудоемкость продукта равна среднестатистическим, при средних условиях, трудозатратам на производство данного продукта в масштабах экономики. – Точно так же, как это трактует традиционная ТТС.

 

[7] Имеется в виду подлинная стоимость, соответствующая трудозатратам, показателем чего является средняя норма прибыли, либо из расчета усредненной цены за определенный период (как правило, период промышленного цикла).

 

[8] Таков убогий результат учета одного лишь физического труда, без учета труда интеллектуального.

 

[9] В том смысле, что колебание цен либо стимулирует производство, либо его притормаживает.

 

[10] «The Long View of Feeding the Planet» http://wattsupwiththat.com/2011/06/09/41401/

 

[11] «The Critical Importance of Innovation for the Future of Coal» http://cornerstonemag.net/the-critical-importance-of-innovation-for-the-future-of-coal/

 

[12] «Производительность труда хлебороба и АМАК-система». http://miragro.com/node/44980

 

[14] «Historical Crude Oil prices» http://chartsbin.com/view/oau

 

[15] Классическая политэкономия под «прошлым» трудом понимает овеществленный в средствах производства труд. Хочется спросить: какой он «прошлый»?.. Он уже «прошел»?.. Он не входит в стоимость товара?.. Недопустимо единый производственный процесс изготовления продукта разрывать на До («прошлый») и После («текущий»). Производственный цикл – неделим.

 

[17] Здесь берется отношение ВВП ко всему трудозанятому населению, из которого, кстати, доля занятых в сфере обслуживания выросла с 30% до 70% за это время.

 

[18] В понимании автора, производительная сила труда отличается от производительности труда тем, что первая представляет собой субстанцию труда в потенциале (потенциал рабсилы), тогда как вторая представляет функционирующую субстанцию труда (функционирующую рабсилу).

 

[19] С этим можно согласиться, имея в виду одну лишь физическую компоненту труда, без учета интеллектуальных трудозатрат.

 

[20] Данный метод открывает возможность универсализации расчета абстрактных трудозатрат = стоимости.

 

[21] Подобно тому, как это делается в естественных науках (физике, например): в качестве меры той или иной величины берется самая что ни на есть элементарная частица этой величины.

 

[22] Рынок, конвертируя конкретный труд рабочей силы в труд абстрактный, воображаемо превращает реальную рабочую силу в рабсилу условную.

 

[23] Нижеизложенная версия меры абстрактного труда = единицы стоимости является пробной и преследует цель, скорее, пробудить дискуссию по данной проблематике в политэкономическом сообществе.

 

[24] Урожайность хлебов в России. http://statehistory.ru/books/Rastyannikov-V-G---Deryugina-I-V-_Urozhaynost-khlebov-v-Rossii/10

 

[25] Среди прочих методик вычисления производительности труда может быть и такая (почему бы нет?).


 

 

Источник http://politeco.nmetau.edu.ua/uk/journal

 

Комментарии

Аватар пользователя В. Першин

Как минимум на 90% — это наукообразие. Огневой не понимает (и в этом его фундаментальная методологическая ошибка), что рабочая сила человека — это его производительная сила (содержание — в философских терминах), а одинаковый для всех людей, абстрактно человеческий труд — это общественное производственное отношение (форма). Отсюда его непонимание политэкономии, особенно в части учения о труде и стоимости, а именно: что затраченный абстрактно человеческий труд и стоимость товара — это лишь различные названия одной и той же субстанции — израсходованной рабочей силы в физиологическом смысле. Относя стоимость к рыночной категории, Огневой не понимает, что в учении Маркса о стоимости речь идет о трех ее категориях: о потребительной стоимости, о внутренне присущей каждому отдельному товару стоимости, и о меновой (рыночной) стоимости, как форме проявления товарной стоимости. Этим категориям стоимости соответствуют три категории труда: конкретный труд, абстрактно человеческий труд, как внутренне присущая каждому человеку физиологическое расходование его рабочей силы, характерное для всех исторических форм общества, и абстрактно общественный или абстрактно всеобщий труд, как общественная форма проявления абстрактно человеческого труда, присущая всем формам товарного производства. Без понимания этих фундаментальных основ учения Маркса о труде и стоимости никакая конструктивная критика (или т.н. реактулизация) трудовой теории стоимости вообще и ее понимания последователями марксистской школы в особенности невозможна. Тем более невозможна критика (или т.н. реактулизация) политэкономии Маркса в целом.

Превратившие Политэкономию в наукообразную развалину.

Порок первый. Превратная трактовка категории СТОИМОСТЬ. «Стоимость» от слова «стоит». Каких трудов стоит товар?.. Те есть, это рыночная оценка труда, а не труд как таковой, «израсходование рабочей силы в физиологическом смысле». – Грубейшая ошибка, заведшая Политэкономию в тупик.

Порок второй. Где внятная формулировка ЗАКОНА СТОИМОСТИ?.. – Нет! То, как этот закон мусолят в словарях – позорище. И все это от превратной трактовки категории СТОИМОСТЬ. А ведь ЗАКОН СТОИМОСТИ – становой хребет Трудовой теории стоимости. Как сформулирован закон – такова и теория. Такова, соответственно, и политэкономия.

Порок третий. Неучет интеллектуального труда, сокращающего рабочее время, в общей суме трудозатрат, формирующих стоимостные параметры. В результате СТОИМОСТЬ в эпоху индустриализации, а особенно - автоматизации, стремительно утрачивает трудосодержащую сущность. лишая ТТС элементарной логики.

Мне уже многократно проходилось говорить: дошедший до нас смитианско-рикардо-марксовый вариант политической экономии – это политэкономия доиндустриального капитализма, основанная исключительно на простом физическом труде, без учета интеллект-труда.

Не потому ли на данный момент базарно-маржиналистский пустоцвет вытеснил Политэкономию на периферию экономической науки?.. – Ганьба!

И вот на развалинах политэкономической рухляди 19 века самодовольно восседает Першин и силиться высокомерно поучать других.

Аватар пользователя В. Першин

Правильнее спросить, каких трудов стоит произвести тот или иной продукт, а не товар, ибо товар — рыночная категория, отчего люди реально (на рыночном языке) спрашивают, сколько денег он стоит, а не «каких трудов». Как можно путаться в такой элементарщине и в тоже время браться за критику классической политэкономии вообще и ТТС в особенности. Ганьба!

СТОИМОСТЬ – это рыночная оценка овеществленных в товаре трудозатрат в денежном выражении. (В тексте именно так и сформулировано).

Стоимость — затраты труда …

Рыночная оценка товара - цена.

Не надо подменять сущности.

Аватар пользователя В. Першин

Очень правильное замечание Шагина.

На рынке нет стоимости, а только форма ее проявления — меновая стоимость или цена. Товар, популярно пояснял Маркс, это зеркало, которое своеобразным образом, В ВИДЕ СТОИМОСТИ, отражает труд, затраченный на производство товара. Следовательно, стоимость и труд это лишь разные названия одной и той же реальной субстанции — физиологических затрат человеческой рабочей силы. Стоимость — зеркальное ее название, труд — реальное. Это означает, что стоимость и труд эквивалентны по своему содержанию, но не всякий труд, учит Маркс, а только простой труд. Отсюда и меры обоих — деньги и рабочее время, тоже эквивалентны.  У обоих мер разные масштабы — стоимостный (например, в одном рубле — 100 копеек), и временной (в одном рабочем часе — 3600 секунд). Ясно поэтому, что если 1 копейка стоимости равна 1 секунде рабочего времени простого труда, то стоимостный эквивалент 1 часа рабочего времени простого труда равен 36 рублям. Этот эквивалент, выражающий прямую связь между трудом и стоимостью, применим только при социализме, и в частности, только в условиях планомерного сведения различных видов сложного труда к простому труду. Этому сведению так и не научились в СССР, на чем в итоге и споткнулась вся социалистическая практика. Но не все потеряно, социалистическая революция еще живет и, пусть медленно, но развивается в ряде известных стран, в которых скоро поймут, что к чему. 

Аватар пользователя В. Першин

Здесь не «майдан» и дурака валять не стоит.

Одна только правильная формулировка ЗАКОНА СТОИМОСТИ (не только на языке теории, но и на языке практики) дает Политэкономии возможность с легкостью поглотить все прочие экономические течения-направления, включая «теорию издержек производства» и «теорию предельной полезности». – Став, таким образом, монопольно господствующей в экономической науке.

Аватар пользователя В. Першин

Теоретическая задача политэкономии — объяснить экономический мир, практическая — изменить его. Разве можно это сделать одной формулировкой того, что такое политэкономия? Конечно, нет. Необходимо владение всей этой наукой без остатка, умение развивать ее применительно к новым историческим условиям и соответствующим образом (адекватно) воплощать познанное в общественную практику. То же самое относится к закону стоимости. Не формулировка, а понимание его важно и для теории, и для общественной практики. Закон стоимости — это трудовая теория стоимости, меновой стоимости, денег и движения товарных цен. Что дает эта формулировка? Да ничего, пока не не овладеешь настоящим образом учением Маркса о труде и далее всем тем, что содержится в первых трех главах первого тома «Капитала». Каков язык теории, таким должен быть и язык практики. Только практика способна окончательно сокрушить всякие псевдонаучные течения в экономической науке. 

Аватар пользователя professor-v

Спор вокруг этой статьи, как и сама статья, на сегодняшний день представляются неактуальными. Трудовая теория стоимости (ТТС) берет начало еще с трудов  Адама Смита и Давида Риккардо.  Она начинается с вопроса: что такое стоимость товара и цена, ее выражающая? Очевидно, что цену назначает продавец, а торговая сделка ее уточняет. Трудовая теория стоимости утверждает, что в стоимости выражена величина труда (рабочего времени), потраченного на производство данного товара. Здесь сразу возникает вопрос: а как же потребности покупателя, принимающего решение о покупке и отсчитывающего свои деньги? Где хорошо знакомые из повседневной жизни спрос и предложение, когда редкость необходимого товара повышает цену, а избыток товара ее снижает? И разве не бывает так, что труд потрачен немалый, а в итоге  возникает негодная поделка, которую никто не покупает?  Ответы на эти вопросы даны на основе альтернативного подхода к определению цены товара – в теории предельной полезности (ТПП).  Какой из подходов верен? В этом споре сломано много копий. С современных позиций следует признать правомерность существования обоих подходов, ибо каждый из них содержит рациональное зерно. Производитель товара, конечно, подсчитывает затраты на его производство и составляет проект цены. Это – бухгалтерия, основанная на ТТС. Но когда товар появляется на рынке, свое слово говорит покупатель, которого предлагаемая цена может устраивать, а может и не устраивать. Окончательная цена определяется на основе баланса спроса и предложения (ТПП). Таким образом, на каждой стадии общественного производства проявляют свое действие элементы каждого из двух «непримиримых» подходов, и дальнейшие споры по этому вопросу следовало бы прекратить как схоластические и непродуктивные. Так же, как прекратить мусолить саму ТТС и выискивать «правильную» формулировку закона стоимости.

Владислав Фельдблюм

Спрос и предложение действительно оказывают влияние на формирование цены. Однако, лишь до того момента, покуда они не уравновесятся средней нормой предпринимательской прибыли.

Аватар пользователя В. Першин

Вы полагаете что высказались против Огнева и меня? Отнюдь. Проблеме реактулизации политической экономии вообще и трудовой теории стоимости в частности посвящены не только мои соображения и Огнева, но и ряд работ Бузгалина, Колганова и многих других маститых экономистов, в том числе зарубежных. Другое дело, что все они страдают досадными недоразумениями, возникшими в процессе изучения «Капитала» Маркса, особенно первой главы первого тома, и, следовательно, неизбежными ошибками в своих нынешних суждениях по данной проблеме. В итоге своими текстами все они вводят друг друга в заблуждение, а реактулизация (переосмысление — в Ваших терминах) оказывается лишь очередной ревизией марксизма. Чтобы убедиться, какое непреходящее практическое значение имеет классическое учение о стоимости и деньгах в современных условиях, рекомендую свою статью, посвященную принципиальному решению вопроса о мировой валюте, альтернативной доллару США

Ссылка: http://www.proza.ru/2017/06/25/1344 

Аватар пользователя professor-v

оказывается лишь очередной ревизией марксизма.

Термин «ревизия» Вы вытащили из советских времен. Тогда за «ревизионизм» можно было серьезно пострадать. Теперь не те времена. Если Вы считаете марксизм наукой, а не религией  (которой надо слепо поклоняться), то пересмотр тех или иных научных положений марксизма — вполне естественный и необходимый процесс. Заметьте, я говорю именно о пересмотре и развитии, а не об отказе от всего наследия Маркса, как делают нынче многие титулованные научные мужи. Я не вижу, в чем моя «глубокая ошибка».

Владислав Фельдблюм

Аватар пользователя В. Першин

При чем тут ревизия? Вопрос-то в другом. Вы прямо написали, что не считаете актуальной статью Огнева и спор вокруг нее. Вот в чем Ваша глубокая ошибка, потому что все работы на эту тему и споры вокруг них актуальны, о чем я и написал в своем комментарии. Вы ратуете за «пересмотр и развитие марксизма». Но разве Огнев и многие другие, да и Вы в том числе, не пытаются сделать это по отношению к политэкономии марксизма и ТТС в частности? И разве это не актуально? Тогда придется признать, что и Ваш «пересмотр и развитие марксизма» в виде «междисциплинарной экономической теории» и моя критика этого «пересмотра» неактуальны. 

Аватар пользователя professor-v

Наконец-то я начинаю соглашаться с Вами.

А давайте-ка обратимся за помощью к нашим непререкаемым политэкономическим авторитетам, к А.В. Бузгалину, например.

 

Уважаемый Александр Владимирович!

Рассудите нас дураков: что такое СТОИМОСТЬ?

СТОИМОСТЬ есть труд, как израсходование рабочей силы в физиологическом смысле?..

Аль…

СТОИМОСТЬ есть рыночная оценка овеществленных в товаре трудозатрат в денежном выражении?..

Заранее благодарим за Ваш авторитетный ответ.

Аватар пользователя Толмач

А у вас только Бузгалин в авторитете? А может и Энгельс подойдёт? Вот как он по поводу стоимости ответил Дюрингу - цитата:

<…> ЕДИНСТВЕННАЯ СТОИМОСТЬ, КОТОРУЮ ЗНАЕТ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ, ЕСТЬ СТОИМОСТЬ ТОВАРОВ. Что такое товары? ЭТО  ПРОДУКТЫ, ПРОИЗВЕДЕННЫЕ В ОБЩЕСТВЕ БОЛЕЕ ИЛИ МЕНЕЕ ОБОСОБЛЕННЫХ ЧАСТНЫХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ, т. е. прежде всего частные продукты.

<…> Когда общество вступает во владение средствами производства и применяет их для производства в непосредственно обобществлённой форме, труд каждого отдельного лица, КАК БЫ РАЗЛИЧЕН НИ БЫЛ ЕГО СПЕЦИФИЧЕСКИ ПОЛЕЗНЫЙ ХАРАКТЕР, становится с самого начала и непосредственно общественным трудом. Чтобы определить при этих условиях количество общественного труда, заключающееся в продукте, нет надобности прибегать к окольному пути; повседневный опыт непосредственно указывает, какое количество этого труда необходимо в СРЕДНЕМ. Общество может просто подсчитать, сколько часов труда заключено в паровой машине, в гектолитре пшеницы последнего урожая, в ста квадратных метрах сукна определённого качества. И так как количества труда, заключающиеся в продуктах, в данном случае известны людям прямо и абсолютно, то обществу не может прийти в голову также и впредь выражать их посредством всего лишь относительной, шаткой и недостаточной меры, хотя и бывшей раньше неизбежной за неимением лучшего средства, — т. е. выражать их в третьем продукте, а не в их естественной, адекватной, абсолютной мере, какой является время

<…> Следовательно, при указанных выше условиях, ОБЩЕСТВО ТАКЖЕ НЕ СТАНЕТ ПРИПИСЫВАТЬ ПРОДУКТАМ КАКИЕ-ЛИБО СТОИМОСТИ. Тот простой факт, что сто квадратных метров сукна потребовали для своего производства, скажем, тысячу часов труда, оно не будет выражать нелепым и бессмысленным образом, говоря, что это сукно обладает стоимостью в тысячу рабочих часов.

Аватар пользователя professor-v

Рассудите нас дураков

Если Вы считаете себя дураком, то зачем такие длиннющие статьи пишете?

Особенно в свете энгельсовского «прояснения» вопроса с подачи Толмача.

А профессура там временем молчит…

Аватар пользователя В. Першин

Вы против ревизии, но за пересмотр. А, ведь, ревизия в переводе на русский язык и есть пересмотр. Вы полагаете, что в СССР за «ревизию» марксизма Вы могли «серьезно пострадать», а за «пересмотр» нет. Смешно, не правда ли? Поэтому мне представляется, что не термин «ревизия» Вам ненанавистен, а советские времена, когда за ревизию можно было «серьезно пострадать». 

Аватар пользователя professor-v

Поэтому мне представляется, что не термин «ревизия» Вам ненанавистен, а советские времена, когда за ревизию можно было «серьезно пострадать».

    Согласен с Вами. Конечно, ревизия и пересмотр — одно и то же.

    А что касается советских времен, то не могу с Вами согласиться. Я вырос в советское время, и советская власть мне многое дала. Я стал доктором наук, профессором. Мне, молодому специалисту, было доверено заведовать крупной лабораторией, руководить важными и интересными научными разработками. Сотрудничал и встречался с очень интересными людьми. Выезжал с докладами в высокие инстанции: в отдел химии ЦК КПСС, в Госплан СССР, в Государственный комитет по науке и технике СССР. Везде пользовался уважением. Так что было бы свинством с моей стороны поливать грязью советскую власть, как это делают сейчас многие.

   И для меня были неприятными и болезненными «открытия», касающиеся серьезных пороков и противоречий советской системы, когда стал серьезно задумываться над происходящим. Рекомендую мою статью «Мой путь из химии в политическую экономию» http://www.online-documents.ru/2016/06/13/moj-put-iz-ximii-v-politicheskuyu-ekonomiyu.html 

Владислав Фельдблюм

Аватар пользователя В. Першин

Я имел в виду не все «советские времена». Например, в середине 70-х, когда я учился в институте, мне прямо говорили и преподаватели, и в деканате, что можно как-угодно критиковать классиков марксизма-ленинизма, но только не трогать партию и правительство.

Скорчившись пред високопочтенной профессурой, люблю польстить ее самолюбие. Ведь ей нечем себя проявить, кроме как блокировать передовые идеи.

Аватар пользователя professor-v

Ведь ей нечем себя проявить, кроме как блокировать передовые идеи.

Похоже, что не «выставляете», а на самом деле…

  

В области фундаментальных основ Политической экономии – Трудовой теории стоимости и Теории прибавочной стоимости - ваш непокорный… поднял политэкономическую планку на непреодолимую для российской политэкономической элиты высоту.

Попробуйте, возьмите!

  

В. Огневой впервые за 400-летнюю историю Политэкономии сформулировал ЗАКОН СТОИМОСТИ, и не только на языке теории, но и на языке практики. Представляю…

 

С точки зрения теоретической Политэкономии:

ЗАКОН СТОИМОСТИ есть экономический закон эквивалентного товарообмена на основе трудозатрат в координатах уравнения рыночной оценки овеществленного в товаре труда (=стоимости) с реальной величиной трудозатрат... до единой (средней) в масштабах экономики нормы предпринимательской прибыли.

 

С точки зрения прикладной Политэкономии:

ЗАКОН СТОИМОСТИ есть экономический закон эквивалентного товарообмена на основе трудозатрат в координатах рыночного уравнения СТОИМОСТИ (в цене) товара с величиной ИЗДЕРЖЕК производства + средняя ПРИБЫЛЬ... до единой (средней) в масштабах экономики нормы предпринимательской прибыли.

 

А как этот же ЗАКОН СТОИМОСТИ сформулирует Першин? – Ранее определивший СТОИМОСТЬ как «израсходование рабочей силы в физиологическом смысле» = труд. Только по сути, а не пустословную белиберду во вчерашнем комментарии.

Итак, слушаем Першина…

Мы с Вами ровесники. Когда Вы учились в ВУЗе в 70-х, мной, 40 лет назад, была разработана «Глобал-интеграционная версия формационной концепции общественного развития» (См. «К вопросу материалистического понимания истории» на этом же сайте http://www.alternativy.ru/ru/node/10854). В 77-м, после отправки материала в секретариат ЦК (надо ж было быть таким наивным), я имел собеседование в черкасском обкоме с зав. отделами «Науки и учебных заведений» и «Агитации и пропаганды». И мне тогда вежливо объяснили, что «ты, парень, плохо кончишь, если не прекратишь, ибо покушаешся на основы строя». А зав. «Агитации и пропаганды» на ухо шепнул «жди лучших времен». Спустя 10 лет, в конце 87-го, в разгар «гласности», я отправил тот же материал в ж. «Вопросы философии» и… получил ответ за подписью, ныне здравствующего (можете к нему обратиться с запросом), консультанта Ю.Д. Гранина, что (дословно): «Редакция располагает рядом материалов, проблематику и основные идеи которых дублирует Ваша рукопись». Как выяснилось, одним из членов редколлегии журнала на тот момент был бывший зав. сектором философии отдела «Науки и учебных заведений» при ЦК КПСС, державший в руках мою рукопись в 77-м. Вот такие-то дела. Нечего смотреть на меня с высока.

А Вас, Першин, я уже не впервой сажу в лужу, и Вы каждый раз, словно кисельная барышня, клятвенно присягаете со мною «впредь дела не иметь!». Посмотрим, как будет на этот раз. Дать же ответ на поставленный вопрос о ЗАКОНЕ СТОИМОСТИ не только Вам не под силу, но и маститым корифеям политической экономии, включая наших уважаемых А.В. Бузгалина с Колгановым.

«Укро-бандеро-фашист» я убрал не из-за скромности, а из опасения, что Главред заблокирует доступ к сайту. Если Александр Владимирович позволит, я с гордостью буду подписываться этим словосочетанием. Ибо считаю за честь носить столь Высокое звание, контрреволюционно наклеенное вами, россияне, на Великую Демократическую Революцию, которая еще станет в один ряд с Великой Французской, Февральской в России и Ноябрьской в Германии.

 

Тю! Пока я писал, куда-то Ваш, Першин, ультиматум пропал.

Вопрос, на самом деле, адресован высокопочтенной политэкономической профессуре о сущности категории СТОИМОСТЬ, традиционно считающей, что это, мол, некий «общественно-необходимый труд, овеществленный в товаре».

Представьте себе… Першин непосильным трудом на собственном приусадебном участке вырастил ведро огурцов и… вынес их на рынок. Но, увы… огурцы никто не купил, и они сгнили. Першин, однако, не ушел с рынка, стоя над ведром гнилых огурцов, ибо, видите ли, его гнилые огурцы имеют стоимость, поскольку он израсходовал на их выращивание свою рабочую силу в физиологичном смысле. Так считает Першин. А что на самом деле: имеют ли гнилые першинские огурцы стоимость или нет?..

Мой ответ: однозначно – нет!

Ибо СТОИМОСТЬ не труд как таковой, овеществленный в товаре.

СТОИМОСТЬ – это рыночная оценка овеществленных в товаре трудозатрат. А оценка бывает только тогда, когда есть спрос.

Есть спрос – есть СТОИМОСТЬ. Нет спроса – нет СТОИМОСТИ.

Вне зависимости от затрат труда в физиологическом смысле.

А что скажет высокопочтенная профессура?..

Аватар пользователя В. Першин

Огнев полагает, что профессура, как и он, не знает азов политэкономии — что бесполезный для общества труд не создает никакой стоимости. Но это не уничтожает того факта, что на производство огурцов была бесполезно затрачена рабочая сила, т.е. бесполезный труд в физиологическом смысле. Огнев также держит за дураков и простых людей, которые без коньюнктурной проработки рынка на предмет спроса и цен на огурцы вынесут их на рынок. Более того, дадут им сгнить, а не съедят сами или отдадут бесплатно своим родственникам или друзьям, нищим и бомжам, наконец.  

Настолько я понял, согласно Першину…

Овеществленный в товаре труд, как материализованное в нем израсходование рабочей силы в физиологичном смысле, становится СТОИМОСТЬЮ только тогда, когда получает признание полезности субъектами рынка.

Признал рынок (его субъекты) овеществленный в товаре труд полезным – есть СТОИМОСТЬ!

Не признал рынок овеществленный в товаре труд полезным (труд бесполезный) – увы… нет СТОИМОСТИ.

То есть, судьбу СТОИМОСТИ (быть ей аль не быть) решает Рынок.

Я правильно понял Першина?..

Аватар пользователя В. Першин

Потому что у Вас вообще нет адекватного понимания учения Маркса о труде и стоимости. Отсюда нагородили изначально чуши с три коропа о ТТС, а теперь хотите спровоцировать меня, чтобы я ее еще и обсуждал. Нет стоящего предмета обсуждения и обсуждать не с кем. Так что впредь больше не обращайтесь ко мне. Здоровенькi були!

Овеществленные в товаре трудозатраты, какими огромными они не были бы, никак не могут влиять на его СТОИМОСТЬ, когда нет спроса (отсутствует полезность товара). Тогда, собственно, и СТОИМОСТИ как таковой нет, она равна «нулю». Но уж если спрос есть (товар полезен), то величина СТОИМОСТИ товара определяется объемом овеществленных в нем трудозатрат всецело.

Повышенный интерес к данной категории не случаен.

Именно превратная трактовка категории СТОИМОСТЬ завела Политэкономическую науку в тупик и… рассыпалась множеством псевдонаучно-экономических течений-направлений… - Что мы и имеем на данный момент. – Глубокий кризис экономической науки. Такова цена терминологической ошибки, заложенной классиками.

Корректное определение категории СТОИМОСТЬ плюс наполнение ее неиссякаемой трудосодержащей сущностью за счет интеллект-труда закроет поисково-блуждающий этап политэкономической предыстории, перефразируя известное марксово выражение, и положит начало переходу к подлинной политэкономической истории. – К монопольному господству марксистской (имея в виду теорию прибавочной стоимости) Политэкономии.

Уточняющее природу стоимости (выделено желтым).

(Технически внести изменение в статью не получается).

Сферой интересов ТТС должна быть товарная продукция (включая информационную) плюс овеществленные услуги только трудового происхождения, приумножающие материальное богатство общества – Совокупный Общественный Продукт. Соответственно, – формирующие стоимостные параметры.

Все, что СОП не приумножает, при этом являясь объектом купли-продажи (разнообразная «продукция» шоу-бизнеса, бытовые сервис-услуги, туризм-спорт-досуг, и пр.), – в сторону. Ибо оные «товар»/услуги, хотя и имеют трудовое происхождение, в формировании стоимостных параметров не задействованы. Они лишь перераспределяют новосозданную стоимость.

Доставка грузовым транспортом готового продукта на прилавок магазина формирует его стоимость в качестве товара (чего стоит, например, одна только доставка тропических культур из заморских стран – не 9/10 ли стоимости?). А вот доставка до магазина пассажирским транспортом покупателей товара на его стоимость никак не влияет. В первом случае услуга производительная и формирует стоимость, во втором – нет. Однако... спрос на транспортные средства будет стимулировать автомобилестроение. И там уже, действительно, трудовая деятельность будет иметь стоимостнообразующую сущность.

Или же... Построенный гостиничный комплекс приумножил богатство страны, а вот его сервис-услуги (для внутреннего потребителя, не для иностранного) богатство не приумножают, а только перераспределяют новосозданную в реальном секторе экономики часть этого богатства. Стоимостным приумножением богатства страны, однако, гостиничный комплекс будет лишь в случае наполнения его клиентурой. Если же этот комплекс не будет востребован и останется пуст, его стоимостная оценка, каким бы роскошным он не был, упадет до нуля, увы… не пополнив богатство страны.

То же самое касается средств производства (фабрик, заводов, объектов инфраструктуры), производящих никому ненужный товар. Их капитализация падает до нуля, не представляя для общества стоимостной ценности.

Следовательно...

Реализованные продукт/услуга, которые реально можно положить в условный «карман», являются сферой непосредственных интересов ТТС, поскольку являются стоимостнообразующими – приумножают ВВП и Национальный доход.

Реализованные продукт/услуга, которые в условный «карман» реально положить нельзя, не являются сферой непосредственных интересов ТТС, поскольку стоимость не формируют – ВВП и Национальный доход не приумножают.

Представьте… владелец вышеупомянутого готельного комплекса решил продать свой объект. Чего стоит он?

Прежде всего... продать комплекс по стоимости можно только в момент, когда он дает среднюю норму прибыльности. Если готель систематически полупустует, – его стоимость в цене (капитализация) будет занижена. Если же готель, пользуясь повышенным спросом клиентуры, постоянно переполнен, - его капитализация будет завышена. Только при средней норме прибыльности объекта возможны купля/продаж его по стоимости. А, собственно, подлинная стоимость комплекса в таком случае, как товара, должна равняться издержкам на его строительство плюс средняя по стране прибыль (на данную величину издержек = капитала). – Это настоящая стоимость.

То же самое касается фабрик, заводов, газет, пароходов…

Такова природа СТОИМОСТИ.