Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

К вопросу материалистического понимания истории

 


Человеческая история представляет собой закономерный процесс развития и смены в определенной последовательности общественно-экономических формаций, обусловленный развитием производительных сил. – Такова суть формационной теории марксизма. В соответствии с ней общество в своем развитии проходит первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и, по прогнозам, коммунистическую стадии развития. – Допустим. Вопрос в том, почему именно в такой, а не иной, последовательности. Марксистский анализ развития производительных сил не дает ответ на поставленный вопрос столь убедительно. А тем временем основные закономерно повторяющиеся во многих случаях социально-исторические процессы могут и должны быть сведены к единому общему знаменателю, который четко выстроит стадийную последовательность этих процессов. И он (знаменатель) непременно должен быть, объективно в чем-то заключаться. В чем?..


Взяв за основу марксистскую модель формационной концепции, автор считает целесообразным внести маленькое уточнение в категорию производительных сил. А именно: под категорией производительные силы понимать не просто совокупность людей (человек – главная производительная сила), располагающих средствами производства, а динамично развивающуюся общность людей, располагающих средствами производства, в материальной сфере своей деятельности. Не примитивный набор составных элементов производительных сил – человеческих личностей (плюс средства производства), а именно их исторически определенную на каждом этапе совместность. Производительная сила – это сообщество людей с орудиями труда в руках. Развитие средств производства, а вместе с тем и усложнение производственного процесса требует все более широкого и тесного объединения трудовых усилий членов общества. Следовательно, общность людей в сфере материального производства имеет тенденцию к усилению. Подобная тенденция развивается как вширь – территориально, так и вглубь – за счет кооперирования труда, с одной стороны, и общественного разделения труда, – с другой. Налицо растущее в течение истории сплочение составных элементов производительных сил – индивидуумов, располагающих средствами производства, во все более расширяющуюся и усиливающуюся их общность. Речь идет об интеграции производительных сил. В процессе эволюции вот этот самый интеграционный фактор объективно развивается в строго определенном – как стрела – направлении, имеет строго определенный алгоритм своего развития: от разобщенных родовых общин (располагающих средствами производства) на заре человечества до формирующейся ныне глобальной мегаобщности, к сплочению ее в гиперинтегрированный глобал-социальный монолит (располагающий средствами производства). Данный алгоритм сплочения человеческой общности в материальной сфере своей деятельности есть – ИНТЕГРАЦИОННАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ, которая обладает строго определенной направленностью своего развития. Вот эта «интеграционная характеристика» и есть тот самый общий знаменатель последовательной трансформации социально-исторических процессов. Вот она то и формирует строго определенный стадийный облик социальный эволюции, историческую поступь развития от одной общественно-экономической формации к другой в определенной последовательности. Степень сплоченности людей в производстве определяет характер их производственных взаимоотношений – суть интеграционной версии формационной концепции. А поскольку человеческий социум в глобальном масштабе представляет собой целостное, единое образование, то данную версию следует рассматривать как глобально-интеграционную.


 


 


 


 


ГЛОБАЛ-ИНТЕГРАЦИОННАЯ ВЕРСИЯ


ФОРМАЦИОННОЙ КОНЦЕПЦИИ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ


Имманентная модель социальной эволюции


 


Производственная деятельность людей, как известно, требует их совместных усилий. Общность трудовой деятельности, однако, будучи непременным условием процесса производства, не может не изменяться. Она меняется в строго определенном порядке и направлении. Развитие средств производства, а вместе с тем и усложнение производственного процесса требует все более широкого и тесного объединения трудовых усилий членов общества. Следовательно, общность людей в сфере материального производства имеет тенденцию к усилению. Подобная тенденция развивается как вширь – территориально, так и вглубь – за счет кооперации труда, с одной стороны, и общественного разделения труда, – с другой. Кооперирование труда в самых разнообразных формах и проявлениях, укрупнение производства, и углубление общественного разделения труда, проявляющееся в развитии продуктообмена и товарно-денежных отношений, формировании рынка – все это, происходящее на фоне расширения территориальных границ хозяйственной деятельности, есть выражение усиливающейся общности людей в производстве или, иначе говоря, интеграции производительных сил. Стартовав в первобытные времена на почве разобщенных родовых общин, производительные силы вначале медленно, а потом все более ускоряясь интегрируются в направлении формирования в будущем целостной мировой системы хозяйства – глобал-экономического монолита. Налицо, таким образом, растущее в течение истории сплочение составных элементов производительных сил – индивидуумов, располагающих средствами производства, во все более расширяющуюся и усиливающуюся их общность. Вопрос: можно ли этим объяснить известную нам формационную конфигурацию общественно-исторического развития – последовательное существование и смену в определенной последовательности общественно-экономических формаций?


Творческое развитие формационной концепции требует переосмысления базовых категорий исторического материализма – производительных сил и производственных отношений. Глобал-интеграционная версия формационной концепции предполагает:


 


 


I. ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ, находясь в процессе неустанной интеграции (сплочения людей в сфере производства), представляют собой вполне определенную на каждом этапе общность людей, располагающих средствами производства. В ходе развития социальная общность в производственной сфере неуклонно поднимается на все более высокий уровень сплоченности: от разобщенных, распыленных родовых общин, располагающих средствами производства, в прадавние времена до располагающего средствами производства социального глобал-монолита в будущем. То есть налицо интеграционное, в конечном итоге, сплочение производительных сил в глобальный монолит. – Такова тенденция прогрессирующего в глобальном масштабе интеграционного процесса производительных сил. Данный процесс в течение истории развивается в два этапа:


а) длительный процесс разложения обособленных первобытно-общинных производительных сил на индивидуальные производительные силы – единоличников, располагающих индивидуальными средствами производства, – образование огромной массы единоличных хозяйств, занятых натуральным производством (своего финала процесс достиг в эпоху средневековья);


б) стремительный процесс сплочения распыленной массы индивидуальных производительных сил путем углубления разделения труда (бурного развития товарно-денежных отношений) и его кооперирования (укрупнения производства) в общественные производительные силы – процесс их обобществления – с перспективой формирования в будущем глобал-монолитных производительных сил (стартовал процесс в средние века, продолжается поныне и устремлен в будущее).


И процесс разложения первобытных общин на индивидуальные хозяйства, и, тем более, последующий процесс сплочения распыленной массы индивидуальных хозяйств посредством укрупнения производства и углубления разделения труда в единую систему местного, национального, регионального, глобального хозяйства, – все это происходит на общем фоне прогрессирующей интеграции производительных сил.


В процессе усиливающейся интеграции, таким образом, производительные силы преобразуются из общинных в индивидуальные и, дальше, из индивидуальных в общественные. Налицо трансформационная последовательность общинного, индивидуального и общественного характера производительных сил по ходу их прогрессирующего в глобальном масштабе интегрирования. – Такова интеграционная характеристика производительных сил.


 


 


II. ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ – социально-экономические взаимоотношения людей в процессе изготовления и распределения (потребления) материальных благ. Обуславливаются двумя факторами:


1. Формой собственности на средства производства – в трех основных видах: общинная, частная, общественная. Частная форма собственности, в свою очередь, подразделяется:


а) естественно (экономически) приобретенную частную собственность – постепенно формируется в ходе вычленения индивидуальных хозяйств из родовых общин, достигает своего апогея в период натурального производства в средние века, претерпевает концентрацию-централизацию в процессе бурного развития товарно-денежных отношений (следовательно, – обобществления производства), входит в состояние монопольного насыщения на стадии формирования глобальных производительных сил – самоблокируется в своем развитии и, надо полагать, трансформирует в общественную собственность эволюционным путем или же (в случае сопротивления) революционно;


б) принудительно (внеэкономически) узурпированную частную собственность – внезапно появляется в начальный момент распада родовых общин путем насильственной узурпации средств производства (земли и орудий труда), со временем ослабляется до уровня частично узурпированной (земли, главным образом), подтачивается бурным развитием товарно-денежных отношений, постепенно вытесняется быстрорастущей экономически приобретенной частной собственностью и окончательно устраняется по результатам буржуазных революций.


2. Способом привлечения рабочей силы – методами вовлечения тружеников в процесс эксплуатации на частнособственнической стадии развития – в трех видах: рабство, крепостное право, наемный труд.


 


Итак, определившись с категориями, можно теперь посмотреть, как интеграционная характеристика производительных сил в динамике формирует производственные отношения, побуждая определенную последовательность форм собственности на средства производства и способов привлечения рабочей силы. Соответственно, – определяет формационную конфигурацию общественно-исторического развития.


 


 


 


ПЕРВЫЙ ЗАКОН СООТВЕТСТВИЯ


 


Трансформация форм собственности на средства производства


под влиянием интеграционного преобразования производительных сил


 


Факт наличия общинного владения средствами производства в условиях совместного труда первобытной родовой общины, а частного владения – в условиях индивидуальной производственной деятельности относительно обособленных членов общества в последующий период развития дает повод предположить, что та или иная естественно складывающаяся общность людей в производстве (т.е. определенная интегрированность производительных сил) порождает свою, только ей присущую разновидность собственности. Обращает на себя внимание, что форма отношений собственности и в том, и в другом случае подбирается из расчета совмещения производителя и собственника в одном лице (если исходить из того, что община так же, как и частник, – целостное, неделимое лицо). Такая закономерность может быть объяснена требованием экономического выживания: совмещение – лучший вариант для возобновления производства, равно как и для выживания общества в целом.


Производственные отношения, предусматривающие (при соответствующем уровне производительных сил, разумеется) совмещение производителя и собственника в одном лице, представляют собой наиболее оптимальные условия процесса воспроизводства. В результате – стабильное существование способа производства на длительный исторический период времени. Любое же рассогласование отношений собственности с характером и уровнем интегрированности производительных сил – нарушение принципа совмещения в одном лице производителя и собственника – отрицательно сказывается на воспроизводственной функции: процесс воспроизводства обретает тенденцию к сворачиванию, идет на убыль (т.е. имеет место экономический кризис). Воспроизводство – главный и самый чуткий показатель соответствия формы общественного производства своему содержанию. Механизм воздействия на воспроизводственный процесс условий, создаваемых тем или иным способом производства с точки зрения соответствия (или не соответствия) производительных сил и производственных отношений, в общих чертах следующий.


Воспроизводственная функция реализуется за счет накопления. В зависимости от величины накопления воспроизводство или расширяется, или на прежнем уровне, или же сокращается. В свою очередь, масштабы накопления определяются соотношением объемов производства и потребления. Учитывая теснейшую взаимосвязь данных факторов можно утверждать: взаимное соотношение в тех или иных пропорциях производства, потребления и накопления непосредственным образом решает судьбу воспроизводства. Нормальный процесс воспроизводства – а он, как правило, расширенный – требует сбалансированности объемов первого, второго и третьего. Когда же баланс трех составляющих нарушается – масштабы воспроизводства сужаются. Так, например, падение объема производства сделает невозможным накопление и, как следствие, заблокирует процесс воспроизводства. К таким же результатам ведет избыточное потребление. Что же касается накопления, то не в меру увлечение им способно обратной связью нарушить соотношение производства и потребления настолько, что последующий процесс накопления окажется невозможным. Воспроизводство и в этом случае будет заблокировано (более детально этот вопрос будет затронут при рассмотрении капиталистического способа производства). Процесс нормального функционирования экономики требует взаимной сбалансированности объемов производства, потребления и накопления; отклонение от нормы хотя бы одного из трех составляющих чревато нарушением равновесия и блокированием воспроизводственного процесса.


Формирование пропорций в соотношении производства, потребления и накопления – процесс не произвольный. Он как раз и продиктован условиями, которые ему создает существующий на данный момент способ производства, а именно тем, насколько производственные отношения при имеющихся производительных силах предполагают совмещение производителя и собственника в одном лице. В ситуации, когда производитель совмещает в себе одновременно собственника, проще всего уравновешиваются объемы производства, потребления и накопления. В таком случае всегда имеется определенное, наиболее оптимальное соотношение первого, второго и третьего. Расширение производства, правда, на минимальном уровне, но зато в наличии стабильность самого воспроизводственного процесса, а заодно и жизнестойкость соответствующего способа производства, так же как и его долговечность. Всякое же нарушение принципа совмещения в одном лице производителя и собственника неизбежно вносит дисбаланс в соотношение производства, потребления и накопления, что, как правило, оборачивается блокированием воспроизводственного процесса.


Таким образом, обладать средствами производства и присваивать результаты труда должен производитель как экономически самостоятельная, завершенная и неделимая единица будь-то в лице общины, индивида или же общества как целого (в зависимости от уровня интеграции производительных сил). Таково требование воспроизводственной функции общественного производства. Ввиду лучшей выживаемости преимущественное право на существование при имеющихся производительных силах потому-то и получает именно та форма собственности на средства производства, которая предусматривает совмещение производителя и собственника в одном лице, так как только при таком условии имеются наиболее благоприятные (с точки зрения стабильности, прежде всего) условия воспроизводства. Способ производства, в результате, находит свое равновесно устойчивое состояние, обеспечивающее ему стабильное существование на длительный  исторический отрезок времени.


Ввиду, однако, непрекращающейся интеграции производительных сил упомянутая устойчивость способа производства носит временный характер, поскольку отношения собственности в силу своей инерционности имеют свойство запаздывать в подстройке к динамично усиливающейся интегpированности. Тогда происходит нарушение принципа совмещения со всеми вытекающими отсюда последствиями: дисбалансом в соотношении производства, потребления и накопления и, соответственно, расстройством воспроизводственной функции. Любое, таким образом, рассогласование отношений собственности с характером и уровнем интегрированности производительных сил неизбежно дает сбои в функционировании общественного производства, оборачивается экономическим кризисом (неспособностью производства к возобновлению), глубина которого прямо пропорциональна степени рассогласования.


Состояние заблокированного воспроизводства не может продолжаться бесконечно; жизнь настоятельно требует продолжения процесса производства. А поскольку производственные отношения этому препятствуют, то кризис корректирует форму собственности таким образом и до тех пор, покуда процесс производства не возобновится. В результате воспроизводственный процесс разблокируется и общественное производство вновь входит в нормальный режим функционирования, но теперь уже в условиях качественно иной собственности на средства производства, соответствующей на этот раз интеграционному уровню производительных сил.


Воспроизводственная функция, способность которой поставлена в зависимость от соответствия производственных отношений имеющемуся уровню производительных сил, выполняет в то же время роль корректора подстройки первых под вторые в случае их взаимного рассогласования. Уравновешивающим соответствие средством в таком случае являются экономические кризисы (т.е. блокирование воспроизводственного процесса), которые дают о себе знать при любом рассогласовании и заставляют отношения собственности подстраиваться под существующий уровень интегрированности производительных сил до тех пор, пока процесс воспроизводства не будет разблокирован. С этой точки зрения экономические кризисы представляют собой средство автоматической подстройки производственных отношений под интегрирующиеся производительные силы, благодаря чему первые удерживаются в максимально возможном соответствии со вторыми.


Потребность в совмещении производителя и собственника в одном лице, как наиболее благоприятном условии стабильного возобновления производства, предопределила, таким образом, существование общинной собственности на средства производства в условиях сплоченной (но узко замкнутой) трудовой общности людей, какой являлась в свое время первобытная родовая община, а позже – естественно приобретенной частной собственности в условиях более расширенной общности, но состоящей из относительно обособленных производителей, ведущих свое хозяйство в индивидуальном порядке. Это же, очевидно, будет касаться и посткапиталистической стадии развития, когда сформировавшемуся общественному характеру производительных сил согласно принципу совмещения наверняка потребуется обобществление средств производства. Таково будет требование воспроизводственной функции. Относительно переходного этапа интеграционного преобразования индивидуальных производительных сил в общественные (обобществления таковых), то ему сопутствует соответствующая трансформация экономически приобретенной частной собственности – ступенчатообразная подстройка частнопредпринимательской собственности под стремительно интегрирующиеся производительные силы на данном этапе (о чем будет сказано ниже).


Перечисленные формы собственности являются носителями определенной системы производственных отношений. Общественная собственность, так же как и когда-то существовавшая собственность общинная, представляются носителями отношений равноправного трудового партнерства и уравнительного распределения. Частная собственность (экономически приобретенная – коммерческая, имеется в виду) является носителем эксплуататорской системы отношений – присвоения труда человека человеком. Становится она такой, однако, только с началом ее дифференциации: естественного отчуждения одной части производителей от средств производства и сосредоточение таковых в руках другой части производителей; образования экономической зависимости первых от вторых на этапе преобразования простого товарного производства в капиталистическое. Но ведь эксплуатация существовала и до того – до начала подобной дифференциации, со времен разложения первобытной общины…


Инстинкт борьбы за выживание – органически присущ человеческой натуре, и он присущ ей изначально. А главным средством борьбы за выживание извечно была территориальная экспансия – борьба за землю – место под солнцем. Борьба за территорию в целях выживания была едва ли не единственным коммуникативным фактором межобщинных «связей» в первобытные времена. Территориальные приобретения, однако,  не могли тогда стать предпосылкой эксплуатации, ибо возможность ее реализации была скована жесткими условиями родовой общины: вынужденным сплочением членов общины на принципах равенства крайней нищеты и скудного уравнительного распределения ради выживания. Но как только совместный труд родовой общины перестает быть непременным условием выживания – инстинкт борьбы за выживание тут же начинает проявлять себя в качестве побудительного мотива насильственной узурпации средств производства отдельными, вычленяющимися из общины, семьями. – Формируется внеэкономически узурпированная частная собственность на землю, на живность, на орудия труда. Идет естественный процесс социального расслоения на общем фоне разрушения барьеров родоплеменной разобщенности. А это объективная подоснова все той же эксплуататорской системы отношений, только в ее принудительной форме. – Эксплуатация вступает в свои права.


Шло время – подспудно в недрах принудительной системы эксплуататорских отношений вызревали индивидуальные производительные силы. В меру развития этих сил узурпированная частная собственность со временем начала уступать место все более укрепляющейся естественно приобретенной индивидуально-трудовой собственности единоличников: полная узурпация средств производства в конечном итоге (средние века) ослабилась до уровня частичной узурпации – на землю, главным образом. Последующий процесс преобразования натурального производства в товарное коренным образом меняет мотивацию борьбы за выживание: территориальную экспансию на – принцип накопления капитала.  А дальше – процесс уже известный: быстрорастущая и претерпевающая дифференциацию в условиях товарного производства (на промышленной, преимущественно, основе) экономически приобретенная частная собственность полностью вытесняет собственность внеэкономически узурпированную в сельскохозяйственной сфере человеческой деятельности, формируя качественно новую систему эксплуататорских отношений.


Причину эволюционного вытеснения внеэкономически узурпированной частной собственности быстрорастущей экономически приобретенной собственностью не трудно увидеть в интеграции производительных сил, представленной бурным развитием товарно-денежных отношений на соответствующем этапе. Безудержное стремление к накоплению капитала (капитализации прибыли), как единственно возможному способу экономического выживания в рыночных условиях, словно на дрожжах взрастило естественно приобретенную частную собственность, преобразовав ее из индивидуально-трудовой в частнопредпринимательскую. Вот она то переросла и подавила ранее существовавшую узурпированную частную собственность – преимущественно на землю, – покоившуюся на принципе территориальной экспансии, как главному методу борьбы за выживание времен натурального производства. Преобразование натурального производства в товарное есть – повышение интеграционного уровня производительных сил.


Разрушив родоплеменную обособленность, интеграционный процесс, таким образом, породил внеэкономически узурпированную частную собственность, в дальнейшем ослабил эту собственность до уровня частично узурпированной по мере упрочения единоличных хозяйств, а затем и вовсе ее вытеснил бурно растущей частнопредпринимательской собственностью на почве прогрессирующего обобществления производительных сил при вхождении в рыночную экономику. Безудержное стремление к накоплению капитала, разбуженное качественным подъемом интеграционного процесса на уровень товарного производства, оказалось сильнее предшествующего стремления к территориальной экспансии в целях узурпации земельной собственности. В результате частнособственнический носитель эксплуатации одной разновидности сменился частнособственническим носителем эксплуататорских отношений другой разновидности под воздействием развития интеграционного процесса.


Частная форма собственности в ее внеэкономическом и экономическом вариантах, будучи общей основой эксплуататорской системы производственных отношений, не дает, тем не менее, полного представления об истоках последовательного чередования рабовладельчества, феодализма и капитализма на данной стадии развития. Дело в том, что частного обладания средствами производства недостаточно для реализации эксплуататорской функции. Реализация данной функции, помимо частной собственности, требует привлечения рабочей силы к работе на владельца собственности. И вот способ привлечения рабочей силы владельцами средства производства как раз и определяет формационную конфигурацию эксплуататорской стадии развития.


 


 


 


ВТОРОЙ ЗАКОН СООТВЕТСТВИЯ


 


Трансформация способов привлечения рабочей силы


под влиянием интеграционного преобразования производительных сил


на частнособственнической стадии развития


 


Итак, само по себе обладание частной собственностью автоматически еще не ведет к эксплуатации человека человеком. Для выполнения данного условия, как уже говорилось, требуется подчинение работника владельцем средств производства. И вот в методах привлечения первых вторыми и кроется причина разнообразия форм эксплуатации. Если работник не в состоянии добывать средства к жизни в одиночку, если он зависим от средств производства, находящихся в частном владении, то он сам придет к их обладателю и предложит свою рабочую силу взамен за предоставление ему права на обретение части производимых материальных ценностей. Ну, а если он материально не зависим от чьей-то собственности, то есть может спокойно жить и работать обособленно, добывать средства к жизни самостоятельно?.. Значит, в этом случае можно только силой принудить непосредственного труженика к работе на владельца собственности.


Следовательно, наряду с фактором частного владения средствами производства, определяющим моментом эксплуататорских производственных отношений являются методы вовлечения непосредственных работников в процесс эксплуатации. Способы привлечения в данном случае определяются разным соотношением экономической зависимости и силового (внеэкономического) принуждения класса неимущих классом собственников. На ранних стадиях частнособственнического периода преобладали методы силового принуждения, на поздних – экономической зависимости. Причиной тому является все тот же интеграционный фактор. Именно растущая хозяйственная взаимопривязанность людей (т.е. интегрированность индивидуальных по характеру производительных сил) в упомянутый период способствовала поэтапному замещению методов насильственного принуждения эксплуатируемых естественной, экономической их зависимостью от владельцев основных средств производства. А они то (средства производства) в любом случае имеют общественное отношение, являются общественным достоянием и функционировать которые только и могут лишь в условиях совместной человеческой деятельности. Только вот на ранних стадиях данного периода общественные (находящиеся в частном владении, разумеется) средства производства выражали низкую степень интеграции производительных сил, на поздних – гораздо более высокую степень.


Ввиду крайне низкого уровня интегрированности индивидуальных производительных сил в начальный период их существования – значительной хозяйственной разобщенности индивидуумов, их слабой экономической зависимости друг от друга, в том числе и от лиц, узурпировавших основные средства производства – реализовать эксплуататорскую функцию можно было лишь прибегнув к методам силового принуждения тружеников со стороны владельцев собственности. Будучи юридически оформленным, такое принуждение представлялось в виде соответствующих форм классового подчинения: сначала это было рабство, затем – крепостное право. Последовательность, с которой менее жесткая крепостная форма подчинения вытеснила особо жесткую рабовладельческую, обусловлена была усиливающейся интеграцией индивидуальных производительных сил в данный период. В результате, из-за возросшей хозяйственной взаимопривязанности людей, отпала в определенный момент развития надобность в наиболее грубых методах принуждения: рабство сменилось крепостным правом.


Как первый, так и второй тип классового подчинения осуществлялись методами внеэкономического (насильственного) принуждения в условиях доминирующего положения узурпированной частной собственности. Существовать же подобным способам подчинения суждено было до тех пор, покуда вследствие естественного процесса интеграции (ускоренного промышленным переворотом) взаимная экономическая привязанность людей и их зависимость от основных средств производства, находящихся в частном владении, не возросла настолько, что методы насильственного принуждения сами по себе оказались излишними. С этого момента привлечение тружеников к работе на частных собственников обретает форму наемного труда, основанного исключительно на экономической (материальной) зависимости рабочих от владельцев средств производства. А это такой тип вовлечения работников в процесс эксплуатации, который в условиях диктуемой интеграционным фактором социальной дифференциации входит в режим экономического самовоссоздания и не нуждается в принудительном (внеэкономическом) насаждении.


Налицо, таким образом, поэтапное правовое раскрепощение эксплуатируемых по мере возрастания их экономической зависимости от обладающих собственностью эксплуататоров. В этом суть трансформации методов привлечения рабочей силы на частнособственнической стадии развития. А причина тому – растущая интеграция производительных сил в течение данного периода. Именно интеграционный процесс предопределил в конечном итоге ступенчатообразный – под ударами классовой борьбы и социальных революций – спад юридически оформленного принуждения вплоть до его полной ликвидации: от рабства к крепостному праву и, дальше, к наемному труду. Поэтапное понижение правовой зависимости компенсировалось, соответственно, ростом зависимости экономической, чем поддерживалось подчинение одного класса другим на должном, необходимом для реализации эксплуататорской функции, уровне.


 


 


 


ИНТЕГРАЦИОННАЯ ВЕРСИЯ ФОРМАЦИОННОЙ КОНЦЕПЦИИ


 


Итак, с одной стороны, имеется факт последовательной трансформации отношений собственности по ходу интеграционного преобразования производительных сил из общинных в индивидуальные и, дальше, в общественные в течение всего развития с прадавних времен до исторически обозримого будущего. А именно: на смену общинной собственности пришла собственность частная узурпированная, дальше – смешанная форма узурпированной частной собственности (доминирующей) с собственностью естественно приобретенной индивидуально-трудовой, затем – выросшая на почве последней предпринимательская частная собственность, которая в дальнейшем, судя по всему, трансформируется в собственность общественную. – ПЕРВЫЙ ЗАКОН СООТВЕТСТВИЯзакон соответствия форм собственности на средства производства уровню и характеру интегрированности производительных сил. А с другой, – последовательное чередование рабского, крепостного и свободно-наемного методов вовлечения тружеников в процесс эксплуатации по мере усиливающейся интеграции индивидуальных производительных сил на частнособственнической стадии развития. – ВТОРОЙ ЗАКОН СООТВЕТСТВИЯзакон соответствия способов подчинения работников владельцами частной собственности уровню интегрированности индивидуальных производительных сил. Методом сложения (синтеза) ПЕРВОГО и ВТОРОГО законов получаем в результате четкую историческую последовательность первобытнообщинного, рабовладельческого, феодального, капиталистического и, надо полагать, коммунистического1 устройств общественной жизни.


Таким образом, ориентация на интеграционный фактор в качестве определяющей основы социального развития дает ключ к пониманию логики чередования общественно-экономических формаций. Последовательное существование и смена первобытнообщинного, эксплуататорского и, по прогнозам, коммунистического периодов истории продиктовано действием одного закона, согласно которому соответственно чередуются общинная, частная и общественная форма собственности в унисон с изменяющимся характером интегрированности производительных сил. Существование же рабовладельчества, феодализма и капитализма на частнособственнической стадии развития – действием другого закона, согласно которому последовательно сменяются рабство, крепостное право и наемный труд по мере интеграции производительных сил в период  их  индивидуального характера.


И отношения собственности на средства производства, и способы привлечения рабочей силы на частнособственнической стадии развития определяются  одним  и  тем же фактором общности людей в производстве, степенью интеграции производительных сил. В зависимости от уровня и характера сплоченности (интегрированности) составных элементов производительных сил – индивидуумов, располагающих средствами производства – формируется на каждом отдельном этапе общественного развития вполне определенный тип производственных отношений. В этом первопричина определенной исторической последовательности общественно-экономических формаций. Именно благодаря интеграционной характеристике производительных сил,  истории суждено было пройти от первобытнообщинного – через (в большинстве случаев) рабовладельческий и феодальный – к капиталистическому строю (именно в такой, а не какой-нибудь другой, последовательности). Именно интеграционный процесс, доведя частнокапиталистическую собственность до состояния монопольного насыщения в глобальном масштабе, в перспективе неизбежно заблокирует капитализм в своем развитии. Ибо глобально-монополизированный до предела транснациональный бизнес потеряет движущий мотив борьбы за свое выживание – накопление капитала. – Развитие прекратится! Капитализм – самоблокирующаяся система, «могильщиком» которой предстанет не пролетариат, а – процесс глобальной экономической интеграции – ГЛОБАЛИЗАЦИЯ. В силу прогрессирующего во всемирном масштабе обобществления производительных сил перед человечеством рано или поздно на повестку дня, надо полагать, станет вопрос о переходе к новому социальному строю, основанному, соответственно, на общественной (конкретно в форме, может быть, еще не известной нам) собственности на средства производства. Не знающая пределов – формирующая глобал-экономический монолит – интеграция согласно логике должна подвести к этому.


 


_______________________________


1Посткапиталистическое общество, за исключением фактора общественной собственности на средства производства, вряд ли будет иметь что-либо общее с псевдонаучными пророчествами «научного коммунизма», а тем более с гнусной пародией на коммунизм ленинско-сталинского образца.