Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

КОРИЧНЕВОЕ ПЯТНО НА КАРТЕ ЕВРОПЫ

Русский

Андрей Мовчан

Почему нельзя закрывать глаза на опасность украинского национализма?

 

Либералы регулярно ставят мне на вид, что, мол, я ненавижу правых больше, чем регионалов. Я думаю, на это нужно честно ответить: да, это правда.

С действующей властью у меня собственные счеты. Как минимум, мы с братом четыре года находились под следствием и судом за участие в акции протеста против застройки. Четыре года под подпиской о невыезде. Значительная часть людей, искренне скандирующих сейчас чудовищные правые лозунги на площади, не совсем понимают, что это значит, когда ты на определенном этапе начинаешь завидовать простым гражданам, которым не надо ходить на суды. Когда ты видишь, как о твоем уголовном деле начинают понемногу забывать, и как оно начинает тяготить окружающих. Когда на заседания ходят все меньше друзей, а в личных беседах рассказывать о ходе уголовного дела становится уже просто неудобно. «А вы еще подсудимые?» От таких вопросов хотелось провалиться сквозь землю. Когда нам зачитывали де-факто оправдательный приговор, в зале были только моя мать и пара друзей. Этого я никогда не прощу регионалам.

Но сейчас все гораздо серьезнее. Вы вот реально представляете, кто возглавит новую «демократическую власть»? Кого поддержит люмпенизированный, разочарованный во всем народ, разогретый искренней ненавистью и теми же лозунгами о смерти*? Вы осознаете, какова на сегодняшний день численность ультраправых группировок в Украине? Вы понимаете, что означает приветствие «Слава Украине» вместо привычного «привет»?

В политику пришли борзые и тупые малолетки. Они — продукт режима регионалов и их предшественников, всей системы украинской буржуазии времен независимости. Они учились в украинских школах. Что им рассказывали учителя между поборами на ремонт кабинетов? В 1997 году во времена Кучмы я учился в обычной «пацанской» школе № 60 на Соломенке. В тот год у нас ввели предмет под названием «украиноведение». И на первом же уроке закомплексованный жирный учитель из села «открыл мне глаза». Он начал урок с заявления, что 90% россиян имеют азиатские гены, тогда как украинцы генетически являются европейцами. Затем спросил, знают ли присутствующие что-либо о Степане Бандере. И в определенный момент, уже взрослым, я осознал, что такие занятия проходили не только в киевской школе № 60.

Перейдя в гимназию № 178 — русскоязычную гимназию при российском посольстве — я увидел то же самое. Кто из учителей-гуманитариев не глумился над марксизмом? Мне трудно таких вспомнить. Все они любили Кравчука и Украину. А потом Кучму и Украину. Ющенко любили еще больше. Януковича не любили. И только моя прекрасная учительница зарубежной литературы давала нам хоть минимальное понимание широты мирового контекста. Спасибо ей.

Между тем, «украиноведение» мне понравилось. Было в этом какое-то ощущение собственного величия и гонора. Для закомплексованного прыщавого школьника это была серьезная отдушина. Однажды, во время анонимного анкетирования, на вопрос «Что бы вы хотели усовершенствовать в школе?», я ответил, что хотел бы ввести уроки украиноведения.

В 2002 году практически весь наш класс закончил гимназию с искреннем пренебрежением к идеям коммунизма как таковым. Все члены нашего интернационального коллектива, включая этнических русских, понемногу становились украинскими националистами со всем набором диких предрассудков и суеверий.

Еще раз напомню, это было время Кучмы. Чтобы легитимизировать украденные предприятия и нажитые капиталы, украинской буржуазии была просто необходима подходящая идеология. Именно поэтому всевозможных руховцев охотно пускали в гуманитарные министерства — они не мешали воровать дальше. Наоборот, помогали смешивать с дерьмом идеи классовой борьбы и коллективной собственности на средства производства. Теперь мы пожинаем плоды этих усилий.

Подросло поколение, которое заканчивало украинские школы, — и это не предвещает ничего хорошего. Какое количество этих выпускников искренне считают россиян азиатами? Какое количество политически и экономически активных граждан являются носителями радикального суеверного антикоммунизма? Кто смеется даже  над либеральными ценностями гражданства, провозглашенными еще Великой французской революцией. Миллионы их. Эти люди сейчас пишут «Украинскую правду». Они создали украинскую Википедию, от которой у меня иногда волосы встают дыбом. Наконец они сформировали свою партию — «единственную идеологическую» — и хотят, чтобы эта партия действительно стала единственной.

Если вы думаете, что от праворадикалов будет легко избавиться, то вы глубоко заблуждаетесь. Например, адвокат Татьяна Монтян писала о том, как в захваченной Киевгосадминистрации «Батькивщина» не поделила пожертвованные бабки со свободовцами. Дельцы из «Батькивщины» попробовали качать права, но им быстро указали на количество боевиков из охраны, а затем на их («Батькивщины») место в этой ситуации. Дельцы заткнулись, потому что не могли ничего противопоставить. Это ли не показатель?

Наконец, капиталу — олигархам, банде — чрезвычайно выгодно делать ставку на националистов. Кто лучше сохранит стабильность? Коррумпированная тварь, которая презирает весь народ и за которого вписываются только спортсмены, и те за бабки? Или всенародно залайканная патриотическая власть, которая в ответ на любой  неудобный вопрос станет требовать, чтоб ты спел гимн и прославил героев? Примеров из истории хоть отбавляй.

Я искренне хочу, чтобы действующая власть получила по заслугам. Я ненавижу их всеми фибрами своей души. Вопрос заключается лишь в том, с каких позиций мы собрались валить весь этот аппарат. Чего мы вообще хотим? Чего добиваемся? За что боремся?

Нынешняя власть четыре года таскала меня по судам и держала на подписке о невыезде. Она грабила нас и грабит дальше. Совместно с зарубежными деловыми партнерами.

Но те, кто сейчас на волне истерии идет к власти, ставят под вопрос мое физическое существование на этой территории. Моих товарищей и товарок тоже. Это не преувеличение, я просто вам сообщаю. Ведь «врагам — смерть», и сторонники бесклассового общества должны качаться на ветке. Рядом с либералами и социал-демократами. Неужели нападение на профсоюзников братьев Левиных вас не убедило?

Мне очень жаль, что моя страна превращается в самое большое коричневое пятно на карте Европы. Сейчас мне хочется видеть позицию взрослых и ответственных людей. Это честно.