Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Верхи выбирают дорогу

Русский
Разделы: 

Василий Колташов

Пока в России идет подготовка к возврату Владимиру Путину поста Президента, а власть и общество соревнуются в массовость митингов, в экономике страны сохраняется болотное равновесие. Акции «Газпрома» вновь растут, после серьезного снижения в 2011 году. Нефть на мировом рынке повышается в цене из-за политического выталкивания Ирана с мирового рынка. Рубль понемногу укрепляется, а правительство обещает населению понемногу улучшить жизнь.

Властям хочется убедить граждан, что для России все налаживается и протесты бессмысленны: надо только еще подождать. Однако общество устало от стабильности кризиса и слова высших чиновников, о том, что в 2020 году или в 2030 году (обе даты принадлежат к любимым у правящего класса) страна перестанет быть «сырьевым придатком Запада», уровень жизни вырастет, а коррупционные и иные проблемы решатся. Путин пишет статью за статьей. Все они увлекательны, но имеют один общий недостаток, том опять встречаются эти странные отдаленные даты. Увы время требует заявлений о том, что получат люди уже через полгода.

Если прежде Путин воспринимался многими как президент подъема в экономике, то теперь он стал премьер-министром кризиса. Население чувствует, что терпимая еще стабильность зимы-весны в России, уже к осени может стать гораздо менее комфортной. Бизнес не скрывает своих опасений перед приходом в Россию «второй волны». Она уже катится по ЕС, где экономические показатели еврозоны во второй половине 2011 года ухудшились. Безработица в Европе растет. В декабре она по официальным данным достигла 9,9% по Евросоюзу и 10,4% по еврозоне.Всего в ЕС насчитывается 23,816 млн. безработных. Данные о росте безработицы лучше всего говорят о ситуации на главном рынке сбыта российской нефти, природного газа, металлов и иных товаров.

Угроза усиления экономических трудностей в России после «выборов» не может не реализоваться. Вопрос лишь в силе последствий и времени, которое займет их проявление. Но влиять на страну Европа не перестанет ни в 2012, ни в 2013 годах. Хотя усилия Европейского центрального банка по эмиссии евро и накачке деньгами банков могут временно сбить температуру кризиса. Во всяком случае, европейские власти постараются не допустить банкротства государств еврозоны.

Позиция российского ЦБ по курсу национальной валюты, как прежде,  будет продиктована исключительно сырьевыми ценами на мировом рынке. Пока они будут удерживаться на хорошем зимнем уровне, то рубль сохранит стабильное положение по отношению к доллару и евро. Однако его реальная покупательная способность продолжит снижаться. Только в случае нового падения цен на нефть нас ждет девальвация. Высока ли вероятность такого сценария? Она достаточно велика, учитывая мировую экономическую ситуацию. Успеет ли оппозиционная активность масс охладить пыл властей к обваливанию рубля по любому поводу сказать пока сложно. Но в Кремле стали больше опасаться резких выпадов против доходов трудящихся. И коммерциализация общественной сферы, может быть отложена. Власти чувствуют, что угроза снизу велика, но они могут и оступиться. В этом случае всеобщая платная медицина и образование станут мощнейшим ускорителем политического вызревания общества.

До массового убийства Назарбаевым рабочих в Западном Казахстане российская деловая пресса упивалась восторгами по поводу шикарных условий для бизнеса в этой стране. Однако теперь «великолепный инвестиционный климат Казахстана» имеет червоточинку, страна стоит на пороге революции и гражданской войны. Чем же Казахстан был так хорош, до того как диктатура Назарбаева не потеряла легитимность в глазах населения и стала держаться лишь на насилии?

Казахстан — это страна, в которой по сути никакого трудового права нет, а значит для сырьевых и низко-технологичных производств условия лучше, чем в РФ. Беда в том, что Таможенный союз копирует пороки Евросоюза: не создает общего пространства с общими правовыми нормами. Напротив власти стремятся использовать неравенство и тем самым сдерживают развитие ТС как общего пространства. Режим Назарбаева более либерален — в узко рыночном смысле, чем режим в России. И он не лавирует между классами. Протесты наемных работников он готов подавлять силой, вмешиваясь всегда на стороне нанимателя. Но в условиях обострения мирового кризиса полицейской силы не хватит надолго. Кремлю совсем не хочется иметь под боком очаг революции в радикальном ее виде. Это может обострить ситуацию в России, а главное момент для копирования казахстанских трудовых норм далеко не подходящий. Трудовой кодекс в России могут побояться пока трогать.

В России политический кризис и если власти пойдут на заготовленные радикальные неолиберальные меры, они поднимут его температуру. Либералы кудринского типа советуют думать только о балансе бюджета и плевать на политические риски, им кажется, что они действительно стали технократами, а народ вытерпит все. От того какая линия победит в окружении Путина будет зависеть скорость развития революции в России и степень склонности общества к временным компромиссам. Казахстан это не только образец «идеального» инвестиционного климата (мечта российских неолибералов), но и кричащая иллюстрация того, как режим загнал себя в тупик. Российские власти не хотят подобно Назарбаеву потерять простор для маневра, чтобы быть потом растерзанными как Каддафи.

Власти в России ощутили, что революционная буря в мире зарождается глубоко в экономическом базисе. Это не значит, что они готовы частично  жертвовать интересами своего класса, но от ухудшающих положение решений они в 2012 году могут воздержаться. Решение расходовать резервы будет разумней, чем решение поторопить революцию. Пенсионная система как финансировалась, так и будет финансироваться из бюджета. Для власти удовлетворенная пассивность пенсионеров, это залог сохранения остатков политической стабильности в стране. Трансферты из бюджета можно замаскировать, но они, вероятно, будут.

Критики предвыборных статей Путина адресуют ему один общий вопрос и этот тот же вопрос, что американцы бросают Бараку Обаме. Почему только теперь звучат красивые предложения? Что мешало, имея абсолютную власть, изменить все к лучшему. Беда в том, что положение главы российского государства сложнее, чем у Президента США. Обама должен отвечать за четыре года, а Путин — за 12 лет, целую эпоху. Слова о выходе государства из зависимости от сырьевого сектора так и остались словами. Но повторенные слишком много раз, они потеряли свою прежнюю силу. Стабильность с положительным оттенком осталась для России в прошлом уже в 2008 году, а «победы» правительства над кризисом не сделали жизнь трудящихся лучше. Уровень жизни в стране снижается, что имеет и другое описания — растет нищета.

Не сделать хуже, это единственный умный план, который может провести российская бюрократия. Отсылка граждан к 2030 году действует скорее как раздражитель. Позитивного плана на 2012 год у Кремля нет, но есть остро негативный, план жестких экономных неолиберальных заготовок. Это тот самый план который отстаивает бывший министр финансов Алексей Кудрин, изображающий из себе Жака Неккера. Этот министр Людовика XVI  однажды добился экономии на расходе свечей при дворе на 40 тысяч ливров в год, чем был невероятно горд. Но не успел финансист даже как следует похвастать успехами экономии, как королева одним росчерком пера подарила кому-то из своих приятелей 100 000 ливров. Но экономия Кудрина, это экономия неолиберала, мыслящего выжать из народа все соки ради хорошего бюджетного баланса и пользы сырьевых корпораций.

Забавно звучит предвыборное обещание Путина бороться с коррупцией. Коррупция — это не устранимый порок политической системы, а ее важная составная часть и без слома всей системы ничто не изменится. Эксплуатируют власти и чуткость россиян к плохим дорогам, обещая прогресс в транспортной сфере. Однако ими уже принято совсем не предвыборное решение постепенного введения платы за пользование дорогами и сдача их в откуп частным компаниям. Строить дороги почти перестали. Существующих коммуникаций достаточно для сырьевого вывоза, а развитие внутреннего рынка режим не заботит. Страна вошла в ВТО и значительную долю индустрии ожидает печальная судьба.

2012 год, это лишь новый год экономического кризиса и первый год политического кризиса в России. Массовое движение пока зародыш, но оно вырастет и окрепнет, пускай и нелинейно. Режим вряд ли понимает, какой мощи дракон просыпается в стране, но он достаточно ощущает опасность и может избрать путь меньшего политического риска, но больших расходов для казны. Это не остановит развитие общественного движения. Выбор радикального сценария со множеством жестких неолиберальных мер приведет к обострению обстановки. Однако что бы не решили в Кремле, экономические проблемы не оставят Россию.

рабкор.ру

vote_story: 
Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’