Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Успех Бандеры за год президентства Януковича

Русский
Разделы: 

Сергей Климовский

Вопрос «герой Степан Бандера или как?» регулярно вбрасывается в информационное пространство Украины в качестве некой историко-политической альтернативы не только Украинской ССР, но и современной ситуации. Ничего удивительного, многие движения — и не только консервативного толка — склонны искать обоснования своих претензий на гегемонию, мифологизируя историю и ее персонажей.

Мифологизации подвергается и Бандера, один из лидеров украинских националистов. Одни изображают его героем национально-освободительного движения, другие — коллаборационистом и пособником Гитлера. Но оба эти подхода ошибочны: Бандера всего лишь обычный политик-авантюрист, каких в истории полно.

Своей целью он ставил получение от Гитлера государства по образцу Словакии, с той разницей, что кардинал Йозеф Тиссо для того особых усилий не прикладывал, а Бандера трудился изрядно. Если Тиссо 13 марта 1939 г. вызывали в Берлин, где вручили текст о независимости Словакии, который на другой день он и огласил в Братиславе, то Бандера проявил инициативу. Еще до вступления войск Рейха в оставленный Красной армией Львов, его сторонники 30 июня заняли радиостанцию и админздания, а вечером Ярослав Стецько, заместитель Бандеры в ОУН(б), прочел Акт о провозглашении Украинского государства собранию около из ста человек, названному им Законодательным собранием западноукраинских земель.

Бандеры в зале не было, немцы спешно вывозили не в меру активного союзника в Краков.Позже арестовали и Стецька, отказавшегося отозвать «Акт», хотя этот документ не только декларировал появление нового государства, но и признавал его союзным Рейху и объявлял создание Украинской революционной армии, которая поможет установить новый порядок в мире. У Гитлера были две веские причины для недовольства Бандерой и Стецько.

Первая — ситуация изменилась. Лето 1941 года — не весна 1939, и нужды плодить новые «государства» в завоеванной Европе он не видел. Вторая — у Бандеры был конкурент — Андрей Мельник, с которым немцы весной 1939 договаривались о создании протектората Украина. Бандера тогда Мельнику игру испортил, расколов ОУН в вопросе о «булаве» в будущем государстве, чем воспользовались немцы, вступив в переговоры с обоими, и Гитлер логично полагал, что это его прерогатива назначать «гетманов» Украины, если такие понадобятся, а не какой-то «Черной Рады» во Львове. Был и третий претендент в «гетманы» — Августин Волошин, давно друживший с Гитлером.

При разделе Чехословакии в 1939 году Волошин объявил о государстве русинов — Подкарпатской Украине, но ее отдали Венгрии. После нападения на СССР Волошин тоже предлагал себя в качестве главы Украины, но все кандидаты так и остались у фюрера в резерве. С той разницей, что Бандера и Стецько коротали время в привилегированной части концлагерей, а Волошин свободно жил в Праге.

Ничего героического — типовой проект: утвердиться на престоле при помощи соседей. Волошин, будучи главой автономного Закарпатья в составе Чехословакии, запретил все партии за исключением своей и строил стандартный авторитарный режим. Бандеровцы и мельниковцы тоже добросовестно отстреливали друг друга и проводили «чистки» в своих рядах с тем же азартом, что и сталинисты.

Но исторические подробности не смущают современных политиков и в таком ракурсе не популяризуются. Политикам нужны иконы и образа для «патриотического воспитания» населения. Само население большей частью тоже не склонно рыться в истории и охотно приспосабливает ее персонажей под свое ощущение текущего момента, что происходит тем легче, чем нечетче осознаны и обозначены сами требования момента.

Отсюда и наблюдающееся утверждение иконного образа Бандеры в массовом сознании — и не только в западных областях Украины — как следствие технологии противопоставления Бандеры и Януковича. В этом сравнении явно выигрывает Бандера — уже только тем, что вертолеты для себя не покупает, тарифы ЖКХ не повышает и никому ничего плохого не делает, чего нельзя сказать о действующем президенте и его администрации.

25 февраля минул год с инаугурации Януковича, и по всем критериям счет явно не в пользу президента.

Рост цен на товары первой необходимости реально превосходит официальные 9,1% инфляции за 2010 г. Сахар подорожал в 2 раза, картофель осенью вместо обычных 2-3 гривен стоил 5 и дошел весной до 7. Капуста с 1 грн. поднялась до 5-6 грн., а к марту достигла 8 грн. Цена гречки поднялась почти в 3 раза. В объяснения премьер-министра Николая Азарова, что ее посевы сократились, никто не верит, все думают, что гречку продали в Россию. Рост цен на мясо и субпродукты не столь высок, но их качество падает и идет процесс, который в СССР называли вымыванием дешевых товаров из оборота. Молочные продукты подорожали не сильно, максимум дал творог — 20-30%. Цены на хлеб поднимали в зависимости от региона. Вопреки всеобщему закону стоимости Маркса, устояло только сало, производимое крестьянами, в который раз подтвердив, что этот закон, скорее, редкое исключение, чем правило.

Вопреки обещаниям Януковича населению дешевого газа, благодаря «харьковским соглашениям» с Россией с 1 августа газ, отопление и горячая вода подорожали на 50%, а мораторий, введенный Юлией Тимошенко на их повышение до 2011 г., был отменен. С февраля-марта местные власти на свой вкус вновь подняли тарифы, чем обеспокоили даже Януковича. Резонансным стало повышение цены куба холодной воды с 7 грн. в городе Первомайском Харьковской области до 16 грн., при том, что в Харькове ее цена была 1 грн. 97 коп., в Киеве — 2 грн. 87 коп., а горячую воду в столице отпускали по 13 грн. В итоге в Первомайском случился «водный» бунт, но без погромов. С марта тарифы ЖКХ в Донецке подняли на 80%, в Киеве — на 40%. Реакция населения пока неизвестна, но уже с 2010 г. отмечен рост задолженностей по квартплате.

Бороться с населением, не желающим платить дань, Янукович постановил тремя методами: брать пеню за просрочку платежей, не выпускать за границу, в том числе и в Россию, и отбирать квартиры, переводя выкупивших их жильцов из владельцев в квартиросъемщиков. Послушный коалиционный парламент отменил с 2011 г. мораторий на запрет пени, введенный еще Леонидом Кучмой из-за задолженностей государства по зарплатам. Чтобы «сохранить лицо» Азаров лично обещал все долги по зарплатам погасить как в госсекторе, так и в частном до 1 апреля. Однако, по данным Госкомстата, задолженность за январь 2011 г. в сравнении с январем 2010 г. в целом по стране выросла на 10,4%, а в отдельных областях и больше. В Черновицкой области она достигла даже 43,5%, в Киеве - 22,2%.

Вместе с тем встал и вопрос о порядке начисления зарплат. С госшахт Донбасса пошли массовые жалобы, что зарплату начисляют нечестно, иногда даже по «дореволюционным» тарифам времен Кучмы. Бюджетники: госслужащие, учителя, врачи, научные работники и другие, — были переведены на «голые» ставки, утратив большую часть надбавок и премий. В сложной ситуации оказались работники коммунального транспорта. Местные власти взяли курс на его ликвидацию и постепенную замену маршрутками, принадлежащими частым фирмам. В результате в ряде городов автотранспортникам регулярно задерживали выдачу зарплат и подводили к увольнениям.

При Януковиче минимальная зарплата была в 2010 г. поднята всего на 6,7% с 869 грн. до 922 грн. С 1 января 2011 г. она увеличена на 19 грн., что равно цене полкило сосисок среднего качества. Ее повышения компенсирует рост инфляции. Данные Госкомстата — реальная зарплата снизилась на 13,2% в январе в сравнении с декабрем 2010 г.

Переход к почасовой оплате, как и ожидалось, выгоден только работодателям, использующим его для снижения зарплаты за счет неполного рабочего дня и так называемого «режима ожидания». По сведениям Госкомстата, только в первом полугодии 2010 г. 1 млн. 317 тыс. штатных сотрудников работали неполный день, что составляет около 11% экономически активного населения Украины. Показательно, что эти процессы идут на фоне заявленного Азаровым 4% роста ВВП за минувший год и конца кризиса. Впрочем, Партия регионов так до конца и не определилась, кончился кризис или нет, и когда надо заявить о своих успехах, то сообщает, что она его преодолела, и тут же говорит об экономии и «затягивании поясов» в связи с кризисом.

Частный сектор вообще живет по своим законам, и повышения минимальных зарплат его реально не коснулись. Более того, малый бизнес, будучи не в силах платить 40% налог с фонда заработной платы, начал увольнения и уход «в тень». Не замедлил сказаться и новый Налоговый кодекс — число ЧП (частных предпринимателей), под этой юридической формулой скрываются мелкий бизнес и самозанятые, начало резко сокращаться. Только в Сумах за январь закрылось 2200 ЧП физических лиц, 600 ЧП как юридических лиц, что составило более 10% их в городе.

Начатое еще при Ющенко наступление на «стихийные» и официальные рынки в интересах владельцев сетей супермаркетов вошло в активную фазу и сопровождается отбиранием торговых мест и ларьков, поджогами и убийствами. За год преступность выросла на 30%.

Министр образования и прочего Дмитрий Табачник, которому из-за студенческих выступлений в октябре в канун региональных выборов не удалось утвердить закон о коммерциализации вузов и школ, внес в парламент его новый вариант, предполагающий отмену студенческих стипендий как таковых. Для весомости законопроект одобрил созданный Табачником Всеукраинский студенческий совет, один из членов которого даже написал статью, что студентам стипендии не нужны. Массированное создание при министерствах и местных администрациях подобных карманных общественных советов — еще одна из отличительных черт президентства Януковича. К этим чертам относится и массовый сгон бюджетников в Партию регионов по квоте 72-78% от коллектива, а тотальное вступление в нее клоунов и других сотрудников Симферопольского госцирка вызвало ехидный смех в СМИ.

Другая примета времени — водитель на «крутой» тачке сбил пешехода и скрылся с места преступления. Водителем, как правило, оказывается лицо, близкое к власти — милиционер или депутат. Были случаи, когда мэры районов и малых городов спокойно давили своих избирателей. Шоком стала недавняя ситуация в Киеве на проспекте Глушкова, когда «крутой» пытался задавить двух школьниц, ставших свидетельницами его наезда на другой автомобиль. Это имело место и при Ющенко, но заканчивалось скандалами и затяжными судами, а сейчас и такие суды становятся чем-то эфемерным. В итоге смертность в результате ДТП на Украине в 5 раз выше, чем в Евросоюзе, превосходящем ее по числу автомобилей на душу населения.

За 7 лет Янукович много сказал в стиле советского агитпропа о бандеровцах и «оранжевых». Но «фашист» Ющенко ввел новую категорию льготников — «дети войны» и дал им 25% скидку при оплате коммунальных услуг, а Янукович, массово раздававший юбилейные медали к 65-летию окончания Великой Отечественной войны, планирует эту и другие льготы ликвидировать. Чиновник из канцелярии губернатора Донецкой области недавно открытым текстом пожелал «детям войны» быстрее сдохнуть, а администрация Киева пыталась лишить пенсионеров бесплатного проезда в транспорте. Тихий геноцид пенсионеров через коммерциализацию медицины и высокие цены на лекарства — тоже не секрет.

Несложно понять, что после года такой жизни даже на Донбассе многие признают Бандеру героем, если это избавит их от Януковича и его реформ. Маркс по этому поводу мог бы справедливо резюмировать, что бытие определяет сознание. Большинству населения малоинтересно, кем на самом деле был Бандера, а что он мертв, даже удобней, — ничего не навязывает и позволяет говорить от своего имени все что угодно, подобно тому, как некоторые называют марксизмом свое желание подчинить остальных. В результате дискредитированный марксизм замещается еще не дискредитированным Бандерой как средством избавления от Януковича.

Ситуация к тому располагает — Компартия Петра Симоненко и «Союз левых сил» Василия Волги скомпрометированы сотрудничеством с режимом Януковича. Далеко не блестящи и перспективы Леонида Грача, возглавившего Компартию рабочих и крестьян с ее ностальгической украинской аббревиатурой КПРС, напоминающей перевод КПСС на украинский язык. Не лучше имидж и у Соцпартии и ее отколов. Дискредитированы не только традиционные левые, но и национал-демократы. Дискредитировано и понятие антифашизм, ведь если нынешний режим антифашистский, то логичен вопрос: что такое фашизм, который не сводится только к газовым камерам. В такой ситуации даже глава украинской милиции Анатолий Могилев, имеющий репутациею беспредельщика и коррупционера, ныне воспротивился переименовывать по примеру России милицию в полицию во избежание ненужных аналогий.

Поэтому рост интереса у части населения, привыкшего, что государство все выдает и регулирует, к национал-авторитаристам вроде «Свободы» Олега Тягнибока также закономерен, как и у немцев к Гитлеру. Как показали местные выборы, более склонен к этому городской пролетариат, а не сельское население, всегда критичнее относившееся к государству. По их итогам «Свобода» в горсовете Львова получила 61%, другие 11 партий — 39%. В облсовете Львовской области ситуация противоположная: у 11 партий 64% мест, у «Свободы» — 36%. То же и в Ивано-Франковской области. В горсовет у «Свободы» 58,3%, в облсовете — лишь 19,6%. И это на родине героя!

рабкор.ру