Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Революция на марше

Русский
Разделы: 

«Наиболее бесспорной чертой революции является прямое вмешательство масс в исторические события. В обычное время государство, монархическое, как и демократическое, возвышается над нацией; историю вершат специалисты этого дела: монархи, министры, бюрократы, парламентарии, журналисты. Но в те поворотные моменты, когда старый порядок становится дальше невыносимым для масс, они ломают перегородки, отделяющие их от политической арены, опрокидывают своих традиционных представителей и создают своим вмешательством исходную позицию для нового режима. Худо это или хорошо, предоставим судить моралистам. Сами мы берем факты, как они даются объективным ходом развития. История революции есть для нас прежде всего история насильственного вторжения масс в область управления их собственными судьбами. (Лев Троцкий. Предисловие к «Истории русской революции»).

Через неделю после падения президента Бен Али демонстранты, ранее требовавшие роспуска его партии «Демократическое конституционное объединение» (RCD), начали захватывать и обыскивать офисы партии в каждом городе. Под давлением масс партия де-факто самоликвидировалась, но ее основные кадры по-прежнему удерживают ключевые позиции в госаппарате, на уровне администрирования, производства, полиции и, конечно, правительства.

Ослабление временного правительства

В Тунисе к демонстрантам присоединились тысячи молодых безработных, пришедших с караваном из центральных регионов страны, в том числе из Сиди-Бузида (где началось восстание в декабре), с требованием об отставке временного правительства. Тысячи демонстрантов постоянно находятся на улицах, в том числе во время комендантского часа. Очевидная примета времени: военные и полиция вежливо, хоть и без толку, просит их разойтись.

В пятницу 21 января премьер-министр Мохаммед Ганнуши, испытывая все большее давление, пообещал сойти с политической арены после выборов. Тоже самое, кстати, обещал Бен Али перед своим крахом! Он также объявил, что будут отменены все антидемократические законы, в том числе антитеррористический и закон о прессе. Были восстановлены в правах оппозиционные политические партии, а после бунтов в тюрьмах были амнистированы тысячи заключенных. Но и этого недостаточно: улица требует радикальных и немедленных перемен и, как подчеркивает активист Ассамблеи за альтернативное международное развитие (RAIDATTAC) товарищ Фатхи Шамки, закон сегодня на улицах, а не в учреждениях.

В понедельник 24 января временное правительство решило заново открыть школы и университеты, но Единый профсоюз начального школьного образования немедленно призвал к борьбе «до падения правительства». Снова подтверждая свою «полную приверженность требованиям народа, состоящим в низложении существующего правительства, которое кажется продолжением режима Бен Али», этот профсоюз требует «образования временного правительства, в которое не входят враги нашего населения».

Большинство тунисцев воспринимают происходящее с юмором: «Али Бабу мы прогнали, но сорок разбойников ещё здесь». Ясно одно: политики из клики Бена Али, которые все ещё сохраняют ключевые позиции, должны быть изгнаны, причем не только из «правительства национального единства». Они должны вообще уйти со сцены, а самые одиозные должны быть судимы и расплачиваться за свои преступления. Но и этим все явно не закончится, потому что массы хотят серьезных перемен, не только демократических, но также социальных, изменений в экономической политике, в том, как контролируется распределение богатства в стране.

Буржуазия отчаянно пытается проводить косметические процедуры, при поддержке империализма, особенно французского и американского. На Западе капиталистические СМИ сегодня отрекаются от деспотов, чьи преступления они долгое время покрывали. Бен Али и его жена теперь оказались козлами отпущения, отвлекающими внимание от факта поддержки диктатуры со стороны бизнес кругов и от закулисных маневров с целью лишить тунисский народ плодов победы. Именно таким образом «рынки» включились в игру. Опуская сакральный «рейтинг» Туниса, они стремятся наказать массы, посмевшие восстать не только против деспота, но и против его неолиберальной политики. Пока будет продолжаться массовая мобилизация, эти попытки будут оставаться безуспешными, и ситуация будет напряженной.

Рабочий контроль

Во время демонстраций 22 и 23 января случилось нечто неслыханное: 2 000 полицейских, некоторые с красными повязками, прошли маршем и присоединились к демонстрантам. Хотя это была явная попытка реабилитироваться в глазах народа после жестоких репрессий последних нескольких недель, очевидно и то, что это происходит реальный процесс развития политического сознания. Эти полицейские требуют создания профсоюза, а один из них говорит: «Мы тоже рабочие», «Революция — для всех. Мы тоже требуем наших прав, в первую очередь повышения зарплаты».

Менее «зрелищный», но, безусловно, более важный факт: наемные работники и гражданские служащие государственных предприятий, министерств и госадминистраци организуют захваты офисов, требуя чисток и увольнений управляющих, в том почти всех одиозных членов RCD. В некоторых случаях это требование была даже успешно реализовано, например, в Национальной службе общественной безопасности, страховой компании Star и банке BNA, где управляющие были изгнаны из кабинетов и подверглись насмешкам со стороны работников.

Развиваются также формы рабочего контроля. Это касается, прежде всего, контроля над бухгалтерскими книгами, необходимым для разоблачения коррупции множества работников, связанных с режимом Бен Али. Работники центральной налоговой администрации, требуя немедленной отставки управляющего директора, взяли под контроль папки, чтобы уличить верхушку в неуплате налогов.

Роль Всеобщего профсоюза рабочих Туниса (UGTT), — включающего 500 000 членов, активисты которого энергично участвуют в демонстрациях, — становится все более ключевой в революционном процессе, благодаря вовлеченности широких масс рабочих и левого крыла. Отстранив бюрократических профлидеров, связанных с режимом, и, вынудив министров, связанных с UGTT, уйти из временного правительства, рядовые профсоюзники заставили руководство по крайней мере формально выступить за отставку существующего правительства, призвать к забастовкам в поддержку этого требования и за создание «революционного правительства» политическими силами оппозиции.

Вся власть революционному народу: за рабочее правительство!

В то время, как феномен двоевластия выражается в комитетах самообороны и рабочем контроле на предприятиях, репрессивные силы госаппарата начинают разделяться, и часть их принимает сторону народа. В конце концов эти структуры могут распасться, если начнут себя проявлять солдатские и полицейские комитеты, тесно связанные с народными комитетами.

Ситуация в Тунисе отвечает классическому определению революционной ситуации, данному Лениным: верхи не могут править по-старому, низы не хотят жить по-старому. Массовый процесс по своей динамике, свойственной каждой подлинно революционной ситуации, открыто ставит вопрос о власти и обозначает перспективу ее перманентного превращения в социалистическую революцию. Такой исход не гарантирован, но возможен.

Кроме элементарных демократических требований, — чистки госаппарата, созыва Учредительного собрания, проведения по-настоящему демократических выборов, — ключевым вопросом в ближайшие недели станет поддержка, развитие и централизация/артикуляция позиций, завоеванных тунисскими рабочими. Правящий класс сделает все возможное, чтобы остановить этот процесс.

На данный момент, но именно на данный момент, UGTT является единственной массовой рабочей организацией, вызывающей доверие людей. Она могла бы сыграть решающую роль, если решительно избавится от бюрократов, союзников или симпатизантов режима, а также при активной поддержке революционных активистов, тунисской радикальной левой и международной солидарности. Выдвижение требований рабочего правительства, основанного на народных комитетах, может быстро выйти на первый план. Призыв к созданию «революционного правительства», только что выпущенный руководством UGTT, — шаг в этом направлении, но адресован этот призыв всем политическим силам оппозиции, включая буржуазное крыло. Поэтому тут потребуются новые пояснения.

И наконец, как подчеркивают товарищи из Магрибской комиссии Новой антикапиталистической партии: «Сталкиваясь с мировым кризисом капитализма, рабочие и народ Туниса показывают нам единственный возможный выход — самая решительная борьба. Организовываться и бороться за альтернативу капиталистическому порядку и империализму здесь — значит поддерживать угнетенные народы, также как их борьба поддерживает и по-настоящему воодушевляет нас».

Атаулфо Риера — член национального руководства Революционной коммунистической лиги — Социалистической рабочей партии (LCR/SAP), бельгийской секции Четвертого интернационала

Перевод Кирилла Медведева