Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

РЕВОЛЮЦИЯ или ДИКТАТУРА

Комментарии

 Вероятно, Александр Владимирович руководствовался вот этим:

ЗАСЕДАНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА РСДРП(б)
16 (29) ОКТЯБРЯ 1917 г.
124

ДОКЛАД

ПРОТОКОЛЬНАЯ ЗАПИСЬ

Положение ясное: либо диктатура корниловская, либо диктатура пролетариата и беднейших слоев крестьянства.

 

В.И.Ленин ПСС Т. 34 стр. 394

 

 

  

ПИСЬМО Я. M. СВЕРДЛОВУ

Отмена демонстрации казаков130 есть гигантская победа. Ура! Наступать изо всех сил и мы победим вполне в несколько дней!

В.И.Ленин ПСС Т. 34 стр. 434

130 -- Демонстрация казаков или казачий «крестный ход» в Петрограде был назначен на 22 октября (4 ноября) 1917 года и рассматривался контрреволюцией как смотр своих сил в борьбе против развертывающейся революции. Большевики провели большую работу среди казаков, призывая их отказаться от участия в этой демонстрации. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов обратился с воззванием к казакам. Представители казачьих полков были приглашены на совещание полковых комитетов, проводившееся Петроградским Советом 21 октября (3 ноября) в Смольном. На совещании казаки заявили, что они не пойдут против рабочих и солдат. Временное правительство вынуждено было в ночь на 22 октября (4 ноября) отменить казачий «крестный ход». — 434.

 

 

Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 34

ПИСЬМО ЧЛЕНАМ ЦК131

Товарищи!

Я пишу эти строки вечером 24-го, положение донельзя критическое. Яснее ясного, что теперь, уже поистине, промедление в восстании смерти подобно.

Буржуазный натиск корниловцев, удаление Верховского показывает, что ждать нельзя. Надо, во что бы то ни стало, сегодня вечером, сегодня ночью арестовать правительство, обезоружив (победив, если будут сопротивляться) юнкеров и т. д.

Нельзя ждать!! Можно потерять все!!

Цена взятия власти тотчас: защита народа (не съезда, а народа, армии и крестьян в первую голову) от корниловского правительства, которое прогнало Верховского и составило второй корниловский заговор.

Правительство колеблется. Надо добить его во что бы то ни стало!

Промедление в выступлении смерти подобно.

Написано 24 октября (6 ноября) 1917 г.

 

Примечание: Воен. министра А.И. Верховского не «прогнали» (как утверждает Ленин, стремясь создать видимость «корниловщины»), а он сам уволился по причинам, не имеющим отношения к дутому Ильичем пузырю «корниловщины» обстоятельствам.

 

Вот вам и вся «вторая корниловщина»!

  

«Мы истрепали правительство Керенского по ниточке, мы заставили Временное правительство проделать министерскую чехарду направо и налево, вверх и вниз, что окончательно доказало массам неспособность к управлению страной претен­довавшей тогда на власть буржуазно-соглашательской клики, — и только после этого мы взяли власть в свои руки».

В.И.Ленин ПСС Т. 38 стр. 25.

 

“Массы вливались в Советы, как триумфальные ворота революции[11] ”,14 – отмечал Троцкий.

 

“Со дня на день, почти с часу на час, я вижу, как утверждается тирания Совета[12] ”,55 – записал в своем дневнике Палеолог уже 10 марта.

 

“Правительство с первых же шагов своих попало в плен к Совету, которому не могло противопоставить ни силы, ни твердой воли к сопротивлению и борьбе[13] ”,58 – свидетельствует Деникин.

 

Еще более образно выразился Шульгин: “Старая власть сидит в Петропавловской крепости, а новая – под домашним арестом[14] ”.59

 

“Первому буржуазному правительству, – по мнению Милюкова, – предоставлялось делать “буржуазными руками социалистическое дело”. Под этим условием его и терпели[15] ”.27

 

«Фактически Совет считал себя представителем народа и приобретал все большее значение, – утверждает Шидловский. – Правительство против этого не протестовало и весьма скоро очутилось слугою Совета[16] ».57

 

Деникин: “Не желая и не имея возможности принять власть, Совет, вместе с тем, не допускал укрепления этой власти в руках правительства. Наряду с призывами революционной демократии к поддержке Временного правительства – по мере неуклонного упрочения им революционных завоеваний и отказа от захватных стремлений во внешней политике, – недоверием и прямой угрозой звучит дальнейший призыв: “Организуя и сплачивая свои силы вокруг Совета, быть готовыми дать решительный отпор всякой попытке правительства уйти из под контроля демократии или уклониться от выполнения принятых на себя обязательств”. (Из резолюции съезда Советов от 4 апреля). “Не нарочно, но постоянно, – по мнению Станкевича, – Комитет наносил смертельные удары правительству[17] ”.37

 

«Доверие к Совету, – утверждает Войтинский, – было безграничное. Им гордились, его слово считали непреложным законом[18] ».15

 

Суханов: «Теперь Совет был полным и безусловным хозяином положения. Судьба буржуазии, его собственная судьба и судьба революции была в его руках всецело и неограниченно[19] ».56

 

“Правительство было “властью без силы”, тогда как Совет был “силой без власти[110] ”,64 – лаконично выразился премьер Львов. Родзянко разделяет мнение премьера: «Временному правительству пришлось танцевать на одной левой ноге, не имея фундамента под правой[111] ».65

 

«Держалось Временное правительство, – согласно утверждению военного министра Гучкова, – только иллюзиями. А иллюзии были с обеих сторон: и со стороны Временного правительства, которое полагало, что оно может на какие-то силы опереться; и со стороны Совета Р. и С. депутатов, который не сознавал своей силы и думал, что за Временным правительством стоят какие-то силы.[1] В действительности Временное правительство было совершенно голым. "А король то был гол[112] !".66

 

 “Февральский переворот, – по словам Троцкого, – изменил положение в двух противоположных направлениях: он торжественно вручил буржуазии внешние атрибуты власти, но в то же время отнял у нее ту долю реального господства, которою она располагала до революции. На второй день после образования либерального министерства буржуазия почувствовала, что она не приобрела власть, а, наоборот, потеряла ее... Временное правительство отлично сознавало, что не продержится и часу без поддержки советской демократии[113] ”.63

 

 «Временное правительство не располагает какой-либо реальной властью, и его распоряжения осуществляются лишь в тех размерах, кои допускает Совет Рабочих и Солдатских Депутатов, который располагает важнейшими элементами реальной власти, так как войска, железные дороги, почта и телеграф в его руках. Можно прямо сказать, что Временное правительство существует лишь, пока это допускается Советом Р.С.Д. В частности, по военному ведомству ныне представляется возможным отдавать лишь те распоряжения, которые не идут коренным образом вразрез с постановлениями вышеназванного Совета[114] »,60 – негласно информировал военный министр А.И. Гучков генерала Алексеева по поручению Временного правительства.

 

“Временное правительство было совершенно бессильно, – пишет Суханов. – Оно царствовало, но не управляло и не могло управлять. Оно, по выражению Гучкова, не обладало “никакими атрибутами, какими вообще свойственно обладать всякой государственной власти”. Реальной силы и власти оно не имело никакой... Вся полнота реальной силы и власти находилась в руках Совета. Ему повиновалась многомиллионная армия; ему подчинялись сотни и тысячи демократических организаций; его слушались народные массы[115] ...”61


[1] По данным Гучкова, «из 200-тысячного петербургского гарнизона только 4200 молодых офицеров и юнкеров были действительно верны правительству». – К тому же, надо признать, – затравленных и запуганных распоясавшейся солдатней.

 


14 [11]Троцкий Л.Д. «История русской революции». ТЕРРА. 1997. Т.1, с.203.

55 [12]Палеолог М. «Царская Россия накануне революции». Международные отношения. 1991. С.273.

58 [13]Деникин А.И. «Очерки русской смуты». Мысль. 1991. С.179.

59 [14]Деникин А.И. «Очерки русской смуты». Мысль. 1991. С.196.

27 [15]Милюков П.Н. «Почему большевики взяли власть?». // «Октябрь 1917: величайшее событие века или социальная катастрофа». Политиздат. 1991. С.166.

57 [16]Шидловский С.И. «Воспоминания: первые дни революции». // «Страна гибнет сегодня». Книга. 1991. С.126.

37 [17]Деникин А.И. «Очерки русской смуты». Мысль. 1991. С.180.

15 [18]Войтинский В.С. «1917-й. Год побед и поражений». // Фельштинский Ю.Г. (составитель).

http://lib.molod.ru/HISTORY/FELSHTINSKY/f14.txt

56 [19]Суханов Н.Н. «Записки о революции». Республика. 1992. Т.2, с.50.

64 [110]Бюкенен Дж. «Мемуары дипломата». Международные отношения. 1991. С.249.

65 [111]Родзянко М.В. «Государственная Дума и Февральская 1917 года революция». // «Архив русской революции» И.В. Гессена. ТЕРРА. 1991. Т.6, с.70.

66 [112]Гучков А.И. «О Временном правительстве в 1917г.». // Вопросы истории. 1991. №12. С.88.

63 [113]Троцкий Л.Д. «История русской революции». ТЕРРА. 1997. Т.1, с.205,206.

60 [114] Шляпников А.Г. «Семнадцатый год». // Фонд Плеханова:

http://www.plekhanovfound.ru/library/ist/mems.htm

61 [115]Суханов Н.Н. «Записки о революции». Республика. 1992. Т.2, с.147-148.

  

Сталинская версия Февральско-Октябрьского периода гласит:

Двоевластие от Февраля до Июльских событий 1917-го, а дальше – «конец двоевластия», реванш контрреволюции... вплоть до Октября. – Вранье, призванное оправдать заговор Ленина-Троцкого против демократической Революции. Так же, как и большевистский вымысел о якобы «10 министрах-капиталистах» ВП. Всего 2 министра-капиталиста: Терещенко и Коновалов (последний, кстати, после назначения вскоре уволился).

На самом деле было:

Формальное двоевластие при реальном полновластии Петроградского Совета до Апрельского кризиса 1917-го, а дальше... единовластие коалиционного Временного правительства с участием революционной (советской) демократии. “Коалиция уничтожала двоевластие[11] ”, – утверждает Суханов. Что это была за коалиция?.. “Сопоставляя текст декларации обновленного Временного правительства с платформой Исполнительного комитета, мы должны признать, что отныне Временное правительство стоит целиком на почве требований демократии как во внешней, так и во внутренней политике[12] ”, – писали “Известия” в день формирования коалиционного кабинета. Где, кстати, большинство министерских портфелей было за социалистами. С этого момента, согласно Суханову: «Невзирая на огромные события с мая по октябрь, революция не меняла фаз и составила единый период. Линия развития событий была в этот период пряма, как стрела».

Стоит все же заметить: «прямая как стрела» имела с июля по август 1917-го существенный «изгиб». В этот период, при формальном единовластии демократической коалиции, в обществе фактически произошел глубокий раскол. На одном полюсе революционная демократия рабочих Советов и солдатских Комитетов, сгруппировавшихся вокруг ВЦИК и Петроградского Совета. На другом – контрреволюция в лице «Союза офицеров», «Союза казачьих войск», промышленников, кадетов… сгруппировавшихся вокруг Генштаба и Ставки. И водораздел раскола прошелся прямо по Временному правительству: одна часть там, другая - сям. И такое положение сохранялось вплоть до Корниловского мятежа…

Что же случилось в результате подавления корниловщины?.. – Контрреволюционный лагерь обрушился целиком и полностью до самого основания! И обрушился… до самого Октября. Офицерство весь этот период (почитайте свидетельства современников) будет в ужасе и страхе пред полностью распоясавшейся солдатней и матросней: за один только косый взгляд любого офицера разъяренная солдатская или матросская толпа могла растерзать насмерть, поднять на штыки. О каком контрреволюционном заговоре в предоктябрьский период могла идти речь!.. Силами одних лишь юнкерских училищ?.. Аль ударниц женских и инвалидных мелких подразделений?..

Что же касается власти, то единственной, насколько это было возможно, реальной властью тогда была власть разрозненной и распыленной в стране сети Советов и Комитетов. И ІІ-й Съезд Советов призван был сгруппировать и скоординировать революционную демократию в преддверии Учредительного Собрания. До выборов в которое оставалось рукою подать…

Вот такая она «РЕВОЛЮЦИЯ или ДИКТАТУРА», уважаемый Александр Владимирович.


33 [11]Суханов Н.Н. «Записки о революции». Республика. 1992. Т.2, с.154.

34 [12]Арутюнов А.А. «Досье Ленина без ретуши». Вече. 1999. С.80.

  

Имеется в виду... Правительственная коалиция советского большинства с прогрессивным блоком второго Временного правительства. Почему7..

Да потому, что Ленин изначально, сразу же, едва успев сойти на перрон Финляндского вокзала, «Поднял знамя гражданской войны в стане революционной демократии!» (меткое выражение Богданова, одного из лидеров меньшевизма). И начал методично и остервенело наносить удар за ударом в спину Революции. Это была каолиция вынужденная, не от хорошей жизни, именно по вине Ленина. За которую Ильич тут же принялся издевательски склонять «соглашателей» проклятиями вдоль и поперек… Устраивая свирепую обструкцию.

Кстати, объективный ход вещей, противостояние контрреволюции сближало большевиков с эсеро-меньшевиками в рамках революционной демократии. И они, практически, были единым целым… - В отсутствие Ленина. Те и другие стояли бок о бок и в период с Февраля по апрель 17-го, точнее даже не по 4-е апреля, а по 22-е, когда «Вождь мирового пролетариата» вылез из первого (условного) «шалаша», реабилитированный нотой Милюкова. Те и другие, в отсутствие Ленина, стояли бок о бок и в период с 5-го июля по 7-е октября, до момента, когда «Вождь мирового пролетариата» вылез из второго (реального) шалаша. Как социалистические братья, большевики, меньшевики и эсеры, вне Ленина, совместно созидали во благо Революции. И… только с появлением Ильича начинался балаган, склоки, раздор и междоусобица в стане советской демократии.

А начались Ленинские амбиции еще в Швейцарии.Толком не разобравшись в событиях, Ильич принялся неистово натравливать своих партийных соратников на эсеро-меньшевистское большинство в Совете, предостерегая от сближения с ними (цитирую «Письма из далека»).

ЛЕНИН: “Не только данное правительство, но и демократически-буржуазное республиканское правительство, если бы оно состояло только из Керенских и других народнических и “марксистских” социал-патриотов, не в состоянии избавить народ от империалистической войны и гарантировать мир[11] ... Поэтому мы не можем идти ни в какие блоки, ни союзы, ни даже соглашения с рабочими-оборонцами[12] ”.

Александре Коллонтай, 4 марта (по ст. стилю): “По-моему, главное теперь – не дать себя запутать в глупые “объединительные” попытки с социал-патриотами (или, еще опаснее, колеблющимися, вроде ОК, Троцкого и Ко)... Сейчас – добивать реакцию, ни тени доверия и поддержки новому правительству (ни тени доверия Керенскому, Гвоздеву, Чхенкели, Чхеидзе и Ко) и вооруженное выжидание, вооруженная подготовка более широкой базы для более высокого этапа[13] ”.

Российским большевикам, отбывающим на родину, 6 марта: “Наша тактика: полное недоверие, никакой поддержки новому правительству; Керенского особенно подозреваем; вооружение пролетариата – единственная гарантия; ...никакого сближения с другими партиями[14] ”.

Карпинскому, 11 марта: “Будьте осторожны на блоки с началовцами: мы против сближения с другими партиями, мы за то, чтобы предостеречь рабочих против Чхеидзе. Обязательно[15] !..”

Луначарскому, 12 марта: “Самостоятельность и особность нашей партии, никакого сближения с другими партиями – для меня ультимативны[16] ”.

Карпинскому, 12 марта: “...ЦК (большевиков) есть в Питере, “Правда” есть. Мы за сохранение этой партии абсолютно, против всяких слияний с ОК[17] ”.

Ганецкому, 17 марта: “...Я очень прошу Вас передать (через надежного человека) и напечатать... что всякое сближение с колеблющимися в сторону социал-патриотизма и стоящими на глубоко-ошибочной, глубоко-вредной социал-пацифистской, каутскианской, позиции Чхеидзе и К0, по моему глубочайшему убеждению, вредно для рабочего класса, опасно, недопустимо... И я лично ни на секунду не колеблюсь заявить и заявить печатно, что я предпочту даже немедленный раскол с кем бы то ни было из нашей партии, чем уступки социал-патриотизму Керенского и К0 или социал-пацифизму и каутскианству Чхеидзе и К0... Доверять ни Чхеидзе с К0, ни Суханову, ни Стеклову и пр. нельзя. Никакого сближения с другими партиями, ни с кем! Ни тени доверия и поддержки правительству Гучкова – Милюкова и К0[18] !!”

Кстати, по прибытии на Финляндский вокзал Революция в лице официальной делегации «оппортунистически-соглашательского» Исполкома Петроградского Совета во главе с меньшевиком Чхеидзе официально встретила Ленина с цветами (в буквальном смысле), торжественным приветствием и почетным караулом. И все ожидания советской демократии, с прибытием Ленина, были связаны с надеждами образования однородного социалистического Временного правительства с участием большевиков. Увы... не тут то было!

  


61 [11]Ленин В.И. ПСС. 5-е изд. Политиздат. 1974. Т.31, с.6.

62 [12]Ленин В.И. ПСС. 5-е изд. Политиздат. 1974. Т.31, с.6.

63 [13]Ленин В.И. ПСС. 5-е изд. Политиздат. 1974. Т.49, с.402.

64 [14]Ленин В.И. ПСС. 5-е изд. Политиздат. 1974. Т.31, с.7.

65 [15]Ленин В.И. ПСС. 5-е изд. Политиздат. 1974. Т.49, с.410.

66 [16]Ленин В.И. ПСС. 5-е изд. Политиздат. 1974. Т.49, с.411.

67 [17]Ленин В.И. ПСС. 5-е изд. Политиздат. 1974. Т.49, с.412.

68 [18]Ленин В.И. ПСС. 5-е изд. Политиздат. 1974. Т.49, с.420-423.

 

Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 34

ПИСЬМО ЧЛЕНАМ ЦК131

Товарищи!

Я пишу эти строки вечером 24-го, положение донельзя критическое. Яснее ясного, что теперь, уже поистине, промедление в восстании смерти подобно.

Изо всех сил убеждаю товарищей, что теперь все висит на волоске, что на очереди стоят вопросы, которые не совещаниями решаются, не съездами (хотя бы даже съездами Советов), а исключительно народами, массой, борьбой вооруженных масс.

Буржуазный натиск корниловцев, удаление Верховского показывает, что ждать нельзя. Надо, во что бы то ни стало, сегодня вечером, сегодня ночью арестовать правительство, обезоружив (победив, если будут сопротивляться) юнкеров и т.д.

Нельзя ждать!! Можно потерять все!!

Цена взятия власти тотчас: защита народа (не съезда, а народа, армии и крестьян в первую голову) от корниловского правительства, которое прогнало Верховского и составило второй корниловский заговор.

Кто должен взять власть?

Это сейчас неважно: пусть ее возьмет Военно-революционный комитет132 «или другое учреждение», которое заявит, что сдаст власть только истинным представителям интересов народа, интересов армии (предложение мира тотчас), интересов крестьян (землю взять должно тотчас, отменить частную собственность), интересов голодных.

Надо, чтобы все районы, все полки, все силы мобилизовались тотчас и послали немедленно делегации в Военно-революционный комитет, в ЦК большевиков, настоятельно требуя: ни в коем случае не оставлять власти в руках Керенского и компании до 25-го, никоим образом; решать дело сегодня непременно вечером или ночью.

История не простит промедления революционерам, которые могли победить сегодня (и наверняка победят сегодня), рискуя терять много завтра, рискуя потерять все.

Взяв власть сегодня, мы берем ее не против Советов, а для них.

Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия.

Было бы гибелью или формальностью ждать колеблющегося голосования 25 октября, народ вправе и обязан решать подобные вопросы не голосованиями, а силой; народ вправе и обязан в критические моменты революции направлять своих представителей, даже своих лучших представителей, а не ждать их.

Это доказала история всех революций, и безмерным было бы преступление революционеров, если бы они упустили момент, зная, что от них зависит спасение революции, предложение мира, спасение Питера, спасение от голода, передача земли крестьянам.

Правительство колеблется. Надо добить его во что бы то ни стало!

Промедление в выступлении смерти подобно.

Написано 24 октября (6 ноября) 1917 г.

 

ВОПРОС: А почему именно «до 25-го»?... А??...