Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Революция духа как категория марксистской философии истории

Друзья «Альтернатив»: 

Революция духа как категория марксистской философии истории

В.Н. Шевченко

Институт Философии Российской Академии Наук

vladshevchenko@mail.ru

Ведущий российский философский журнал «Вопросы философии» опубликовал большую подборку материалов, посвященную 90-летию со дня рождения известного отечественного философа К. Кантора (ВФ, 2012). Он создал и развивал на протяжении всей своей творческой деятельности оригинальную концепцию – историософию проектизма. Его основной труд так и называется «Двойная спираль истории. Историософия проектизма» (Кантор, 2002). Центральное место в его концепции занимает «революция духа».

Что имеется здесь в виду под духом? Дух — это абсолют, это абсолютное совершенство. И вместе с тем дух – это горение, огонь, жажда полного переустройства жизни человека и общества. Дух революционен по своему существу. Революций духа в истории человеческого общества, по К. Кантору, было всего три и соответственно он выделяет три парадигмальных проекта истории:

- 1-я революция духа — явление Христа, и первым проектом истории стал религиозный проект – христианство.

- 2-я революция духа – это Ренессанс, и вторым проектом истории явился эстетический художественный проект. Искусство как средство осуществления замысла Бога о человеке. Но теперь сфера свободы охватила все стороны земной жизни человека, свобода приобрела универсальный характер.

- 3-я революция духа – это К. Маркс и его научный проект истории, который вбирает в себя, синтезирует (это важно отметить) как религиозный, так и эстетический проекты. Эти три революции духа охватывают огромные периоды времени. У каждой революции духа есть свои пророки и апостолы, святые и мученики.

Важнейшим компонентом историософской конструкции К. Кантора выступает социокультурная эволюция, которая принципиальным образом отличается от понятия истории. К. Кантор пишет:

«…сам Маркс еще не делал четких различий между социокультурной эволюцией и историей и, соответственно, между социокультурой и социоэкономической системой.» (Кантор, 2002: 655).

Автор глубоко проник в мысль Маркса, детально проанализировал его тексты, и, в конечном итоге, раскрыл те условия, при которых возможно подлинное торжество человеческого духа, победа над общественными связями и отношениями, заключенными в вещную оболочку.

В центре внимания находится сложнейшая проблематика непримиримой, антагонистической борьбы истории и социокультурной эволюции. Революция духа стремится изменить социум, социальные институты, людей, их образ жизни и способы деятельности. Однако возникающие здесь огромные проблемы и трудности приводят к тому, что дух постепенно перестает быть революционным и превращается в господствующую идеологию. Наступает кризис истории. Социокультурная эволюция постепенно заводит общество в исторический тупик. Выход из него неизбежно связан с наступлением новой революции духа.

В своей другой книге «Тринадцатый Апостол» К. Кантор (Кантор, 2008) пишет о том, что произошло в России, когда в ней впервые на арену всемирной истории вырвался революционный дух К. Маркса. Это была Октябрьская Революция. У революции духа в России были свои апостолы. Центральная идея этой книги Кантора — раскрытие образа знаменитого советского поэта В. Маяковского как тринадцатого апостола. Маяковский еще за несколько лет до революции назвал себя тринадцатым апостолом. В молодом Маяковском зреет глубокое убеждение в неразрывной внутренней связи идей Христа и Маркса.

«Февральская революция уничтожила рабство политическое. Бомбу социальной революции бросил под капитал октябрь. Мы — пролетарии искусства – зовём пролетариев фабрик и земель к третьей бескровной, но жестокой революции, революции духа»

– писали в 1918 году в своем манифесте поэты — футуристы Д. Бурлюк, В. Каменский и В. Маяковский. (Газета футуристов, 1918). Апостольское служение В. Маяковского, вера в духовное преобразование российских, советских людей, продолжалось на протяжении всей его дальнейшей жизни вплоть до самого последнего дня.

Трагедия России последних веков — это величайшая трагедия, самые глубокие причины которой следует искать в противоборстве истории и социокультурной эволюции общества. Сначала Россия отстает исторически от Запада, находится в зависимости от него, затем история в Октябре 1917 г. стремительно выдвигает Россию на ведущее место в истории, начинается духовное преображение истории и, наконец, общество вновь поглощает историю, или ее засасывает планктон социокультуры, по выражению К. Кантора. Так выглядит, согласно его историософской концепции, борьба прогресса и истории, концепция, которая обладает огромной объяснительной силой. Но увы, сегодня она не ко двору, не ко времени.

Резкое опережение историей социокультурного уровня развития общества имело тогда свое оправдание, как, впрочем, и в другие эпохи. Ибо нет скорого и линейного пути к реализации духовных идеалов, к совершенству. Жажду немедленного преобразования непросвещенных, «нечистых» масс общества Маяковский поэтически изобразил во многих своих произведениях, но в реальной жизни все обстояло совсем по-другому.

Маяковский был не просто апостолом веры, он был апостолом особого рода. Он не мыслит художественное творчество в виде отдельной сферы деятельности человека. Поэзия у Маяковского становится точкой сопряжения, взаимопроникновения духа и истории. Вот в этом заключается найденный им «механизм» работы духа над переделкой социума – через поэзию, через поэтическое, художественное творчество. Отсюда и возникает то абсолютно точное понимание Маяковского как поэта революции, поэта революции духа.

Весь свой редчайший поэтический дар Маяковский направляет на то, чтобы пробудить у каждого, самого обыкновенного, самого простого человека способность к социальному творчеству, пусть в самых элементарных поступках. Но это и будет началом становления нового, самостоятельно мыслящего и действующего человека. Любой творческий акт есть социальное творчество, созидание новых общественных отношений, нового отношения к труду, новой культуры.

Здесь во весь рост встает проблема столкновения революционного идеала и повседневной далекой от этого идеала той ранней советской жизни, сложнейших, нередко трагических отношений между идеалом и повседневностью, которые пронизывают всю мировую историю — от Христа и до наших дней.

В России случилось то, что и должно было случиться. Победа социокультуры, социума над историей. Отсюда неизбежность гибели Маяковского именно как апостола, как и во времена жестоких гонений на первых апостолов христианства. Невозможность подлинно апостольского служения вере в новых условиях, невозможность жить иначе как в единстве поэтического творчества, духовной веры и личного участия в практическом переустройстве жизни стало главной причиной трагической смерти поэта.

Невозможность немедленного осуществления коммунистического идеала в реальной жизни приводит к тому, что проблематика идеального устройства общества и, прежде всего, задачи формирования нового человека, человека будущего перемещаются в сферу искусства. Соединение поэзии и истории, искусства и повседневной жизни с необходимостью уступает место их рассоединению, их непростому и порою трагическому существованию в советском обществе «реального социализма».

Возможно ли сегодня продолжение революции духа или невозможно, готовится она всем ходом событий в стране и в мире или не готовится, это конечно большой и сложный вопрос. Кризис современной цивилизации состоит в отсутствии исторического проекта. Это и есть кризис истории, противоречие между социокультурным прогрессом и историей обнажается в наши дни все больше и больше. Борьба с историческим развитием, которую ведет сегодня самая могущественная страна мира, – это борьба с любыми попытками приблизить, а тем более начать осуществлять новый этап марксовой революции духа.

В 1917 году в Россию сначала пришел Маркс, он занял место Христа.

Вернулся ли сегодня Христос в Россию, это еще предстоит осмыслить, но точно, из страны Маркса прогнали.

Сегодня в российском обществе много говорят о возрождении духовности, но всегда под этим имеется возвращение православия. Что касается светской духовности, то ее современное понимание не найдено и вряд ли может быть найдено без возвращения к истинному смыслу учения Маркса, который совершил грандиозный переворот в понимании смысла истории.

К. Кантор верно пишет о подлинной истории, когда на место эксплуатации и отчуждения приходит история как дело рук свободного человека, когда труд преодолевает порабощающую власть капитала и становится свободным, творческим, предметно-деятельностным самоосуществлением индивида, когда свободное развитие каждого становится условием свободного развития всех. Но сегодня речь идет не просто о том, что нужно вспомнить Маркса, а о том, как возможно возвращение к духовной стороне учения Маркса. К тому духу, который должен нести с собой негасимый огонь преобразования человека и общества. Но тогда должны сначала появиться пророки, как стал считать себя Маяковский еще до Революции 1917 года.

Настоящий Маяковский вернулся в советское общество сразу после смерти Сталина и начала оттепели. Летом 1958 г. в Москве был поставлен памятник Маяковскому. Но во второй половине 60-х годов, особенно после чехословацких событий 1968 г., когда борьба за социализм «с человеческим лицом» всерьез напугала правящую элиту, Маяковского незаметно отодвигают на периферию культурной жизни страны. Оттепель закончилась, он вновь неактуален.

Сегодня Маяковского практически нет в культуре постсоветского общества. Но если начнут сегодня ставить пьесы Маяковского, читать, обсуждать его стихи, тем более на телевидении, тогда это будет означать одно – общество вдруг вспомнило, говоря словами Маяковского, о необходимости продолжения третьей революции, революции духа в российском обществе, по словам К. Кантора, «криминально-номенклатурного квазикапитализма».

Россия восприняла марксизм как альтернативу проекту Модерн, проекту капиталистического общества. Вот почему Россия никогда не будет ни антизападной страной, ни западной страной. Она должна не догонять Запад, а прокладывать альтернативный путь исторического развития, дополняющий и вместе с тем противостоящий Западу.

К.Кантор верил в новую революцию духа. К чему будет звать эта революция? И тогда, и сегодня она зовет Россию, другие страны — переход к подлинному социализму.

«Проект такого перехода давно выработан. Я имею в виду Марксов проект» (Кантор, 2002: 93.)

Только этот путь открывает перед Россией и всем миром великое Будущее. Вот почему я считаю сегодня весьма актуальными философские идеи Карла Кантора.

Литература

Газета футуристов. М.: 1918 г., март. №1.

ВФ. 2012. №12. // Философия России второй половины XX века.

Кантор К. Двойная спираль истории. Историософия проектизма. М.: Языки славянской культуры. 2002.

Кантор К. Тринадцатый апостол. М.: Прогресс-Традиция. 2008.

Комментарии

Аватар пользователя Совок

  Это красивые слова Кантора,но характеризующие его как идеалиста художественного профиля но ни в коем случае учёного философа. Почему бы ему не обратиться к реальности бытия и не сказать прямо что речь идёт не о революции духа а об эволюции сознания. Почему бы не спуститься с духовных небес на реальную грешную землю бытия и понять наконец что эта эволюция или революция  духа сознания неотделима от эволюции реального современного приматочеловека, мотивация которого в первую очередь задана его природой обезьяны. Что эту проблему живот ной сущности не решить красивыми лозунгами даже великого Маяковского,не говоря уже о других поэтах,за красивыми словами которых на самом деле скрывалась животная сущность алкашей и тунеядцев. Двухтысячелетняя революция Христа показала,что за христианской формой человека скрывается сущность обезьяны,что материя первична,а сознание вторично. Эта же участь постигла и коммунизм только за весьма короткое время,когда стало ясно что за коммунистической фразеологией КПСС стояла реальная обезьяна,быстро сменившая облик коммуниста на антикоммуниста.

Аватар пользователя В. Першин

Определение, что Кантор идеалист, верное, однако все остальное чепуха «социального дарвинизма», которым хронически страдает Совок, что, собственно говоря, я неоднократно отмечал и ранее.