Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

РЕЛИГИЯ И СОЦИАЛИЗМ. КТО НАШИ СОЮЗНИКИ?

Журнал «Альтернативы»: 
Друзья «Альтернатив»: 

Г.С. Бискэ,

профессор СПбУ

 

РЕЛИГИЯ И СОЦИАЛИЗМ. КТО НАШИ СОЮЗНИКИ?

Журнал «Альтернативы», 2016 — № 1.

 

Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. И никакая идеология тоже не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Так в Конституции РФ.

Однако можно ли обойтись без государственной идеологии? Если вы не можете дать идеологию цели (куда идем), то остается указать идеологию состояния (где стоим). Поскольку мы в значительном большинстве желаем добра своей стране, большинству подходит идеология патриотизма, а знаменем патриотизма была государственная церковь. Правда, после длительного перерыва ее надо заново мобилизовать и обустроить. В рамках решения этой задачи, из числа равных перед законом церквей выделяются четыре «более равных», потому что они давно укоренились в стране, а из этих четырех – одна, первая среди равных. Нам объясняют, что именно она традиционно окормляет российское государство и составляет единую основу русской культуры. Поэтому без нее никак.

Дальше все вспоминаем, как это положено делать. Президент страны под телекамеры кладет кресты перед иконой, государственное радио информирует слушателей об освящении воды в водопроводе, всем государственным покойникам положено церковное отпевание… А на днях приходил по вызову врач из государственной поликлиники, он оказался по совместительству священником (или наоборот?) и сказал, что не очень верит в бактерии, а верит в нетленные мощи. В остальном вроде бы нормальный человек, по крайней мере диагностировал ОРЗ и прописал парацетамол.

Все это и многое другое в том же духе вызывает внутреннее сопротивление. Сопротивление, которое опирается на естественно-научное образование, здравый смысл и скептицизм, обозначает предел религиозному давлению со стороны «светского государства». Но тем самым образуется основа для дальнейшего раскола общества. Богатые и бедные, чиновники и рядовые граждане, теперь церковники и атеисты… Не совпадают ли эти градации?

Совпадают не очень. Вы можете поговорить с бывшим членом КПСС и найти в нем убежденного аристократа и противника коммунизма, а затем встретить владельца заводов-пароходов, столь же уверенного в неизбежности социалистических преобразований во всем мире. При этом первый может провозглашать, что Крым всегда принадлежал и должен принадлежать России, а второй быть сторонником полной легализации однополых браков. Наверно, в таком плюрализме есть положительная сторона. Когда политический конфликт раскалывает наш мир надвое, он легко становится силовым и в результате проблемы не решаются, а скорее откладываются.

Наши левые сейчас нередко цитируют сбывшийся прогноз: «Реставрация капитализма в России создала бы химически-чистую культуру русского компрадорства, с «политически-правовыми» предпосылками деникински-чанкайшистского образца. Все это было бы, конечно, и с богом и со славянской вязью, то есть со всем тем, что нужно душегубам для «души» (Л. Троцкий, К капитализму или к социализму? 1930).

Воздадим должное как прозорливости, так и блестящему стилю этого автора, и пожалеем еще раз, что в свое время не было возможности как следует взвесить его мысли. А теперь вот резюме совсем другого текста.

Каждый человек имеет священное право на землю, жилье и труд. Работа для справедливого распределения плодов земли и человеческого труда — это не просто благотворительность, не только раздаточный материал из миллиардов, принадлежащих капиталистам. Время истекает: сейчас мы разрываем наш общий дом здесь, на Земле. Бедные люди и народы должны получить то, что им положено по священному праву, и если мы не сможем им дать это свободно, не удивляйтесь, когда революции грянут по всей планете. Необузданный капитализм стал диктатурой, и именно сейчас он удобряет почву для дьявола. Капиталисты уничтожают землю-мать, с тем, чтобы обогатить сверхбогатую элиту. Скажем нет экономике исключения и неравенства! (Вести. Экономика. 22.07.2015)

Это не Лев Троцкий и не Эрнесто Че Гевара, это из энциклики здравствующего Папы Римского Франциска, причем он же первый иезуит на ватиканском престоле.

Хорошо сказано? Попробуйте себе представить Понтифика, который мог бы провозгласить такое, скажем, во времена Троцкого. А еще говорят, религия – самый консервативный человеческий институт. Впрочем, если уж о записных консерваторах: в те же самые времена – могли бы вы представить себе Председателя ЦК КПРФ, который прикладывается к иконе?

Либеральные атеисты, наследники Вольтера, Шарли Эбдо, противники единой веры и государственного принуждения, но притом ценители благополучной жизни под защитой государства – это с одной стороны. С другой –латиноамериканские революционные падре с автоматами в джунглях, донецкие православные монархисты в развалинах аэропорта… Посмотрите интернетовские блоги и вы буквально увидите, что «бог и славянская вязь» оказываются на знаменах тех, кто как раз противостоит душегубам. Как и наоборот, кстати говоря. Так с кем и как надо размежеваться, чтобы потом разумно объединяться?

Нет, конечно, отставить всякое голое отрицание. Можно вспомнить, что и Ленин, при всей его почти врожденной, молодой интеллигентской ненависти к мракобесию, в более спокойных условиях очень хорошо формулировал отношение к религии и к религиозным рабочим (как и к национальным чувствам, кстати). Религия рождена из реальной человеческой потребности. В наших генах искать религию бессмысленно, однако там записано то, что затем легко воспитывается и на первых порах принимает форму религии. Стихийный консерватизм, приверженность к самым общим нормам человеческого общежития, освящение человеческой взаимопомощи – вот те основы бытия, к которым взывали великие и вполне земные пророки прошлого, от Моисея до Мухаммада. Бог – это виртуальная реальность, которая находится в головах сотен миллионов людей. То, что «следовало бы выдумать» и что было выдумано и еще долго будет в разных видах изобретаться. Ее главное назначение – общий ответ на самые общие и самые острые вопросы. Кто знает? – Бог знает. Откуда наша земля? – Бог создал. Кто нас защитит, кто спасет? – Бог спасет. У кого справедливость? – У Господа. Религиозные нормы и даже бытовые формулировки («бог знает», «бога забыли») легко переводятся на разумный реалистический язык. Религия – это идеология покоя. Стабилизируя общество, она служит дежурным средством там, где нет понятной и перспективной идеологии движения.

Теперь немного об идеологии движения. Это неизбежно рациональная, научная идеология: чтобы двигаться, надо знать местность. Поэтому работа, которую проделывает наука, заключается в последовательном изгнании бога из разных уголков вселенной (сначала мы не знаем ничего – бог знает – а потом получаем последовательные ограничения: истина здесь! Нет, уже точнее, — вот здесь!). Однако всякая идеология, даже самая что ни на есть научная парадигма, отчасти является верой, затрагивает чувства и влечет за собой адептов. Это и хорошо, и опасно, так как делает из наработанных частных вариантов решений и действий руководство на все времена. В результате мы видим, как приверженцы одной идеологии, вполне рациональной по происхождению, начинают делиться на непримиримые лагеря, не хуже чем сунниты и шииты. Никакого общего выхода указать им нельзя. Работайте над идеологией, а главное – смотрите кругом, в каком неожиданном месте общий исторический тренд пробивается из-под земли, как он осуществляется через действия людей, от которых иной раз такого и не ждали.

Выйти же из религиозного состояния окончательно можно будет лишь тогда, когда человек свою судьбу будет целиком держать в своих руках. Неужели это значит — никогда? Или просто будут найдены другие способы преодолевать собственное бессилие?