Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Пляска на гробах

Русский
Разделы: 

 

Сергей Черняховский

Думать, что вынос тела Ленина из Мавзолея установит гражданский мир, все равно, что видеть в распятии Христа стремление Рима установить гражданский мир с христианами. Вынос Ленина из Мавзолея — это посмертная политическая расправа. Устроить расправу над святынями противника — значит объявить войну. Навсегда. До Страшного суда.

Если победитель пришел к побежденному и разрушил его святыню, значит, он пришел не с миром, чтобы он при этом не говорил. Тем самым он подает сигнал: «Горе побежденным. Мы, вас, гадов, давили и давить будем. Ни вы, ни ваши дети, ни ваши погосты — ничто не останется в неприкосновенности. Война до 12 колена, до победного конца».

Что он получит в ответ? Вилы в бок, либо, если пришел с охраной, — угрюмый взгляд, а то и нож в спину или бомбу под Мерседес. Потому что он и не собирался заключить мир.

А тот, кто хотел мира и устал от войны, видя это, говорит себе: «Я думал, что война окончена. Я устал драться, Я хотел мира. Хотел одного — дважды в год выйти на демонстрацию под святыми для меня знаменами. Видно не судьба. Война, так война. До победного конца». Ну и где здесь гражданский мир?

Есть два вопроса. Их следует разделять. Первый — как относиться к Ленину и его роли в истории. Это особый вопрос, который до конца еще не решен. Второй — нужно ли выносить его из Мавзолея, устраивать захоронение. Выполняя тем самым политический заказ.

Первый вопрос, как я сказал, не решен, он носит философский, исторический социальный и идеологический характер. Он не зависит от смены настроений политиков или исхода выборов. В его рамках нельзя уйти от дополнительного вопроса: как общественное сознание относится к роли Ленина в истории?

По данным Левада-центра, полученным в 2004 г., 57% граждан дают положительную оценку Октябрьской революции и ее результатам, отрицательную — 30 %. Причем по сравнению с предыдущим 2003 годом первая цифра возросла на 6 %, вторая снизилась на 3%.

По тем же данным, случись революция сегодня, 33% поддержали бы большевиков, и лишь 8% боролись бы против них.

По данным ФОМа, на вопрос «Важно ли помнить о дне рождения В.И.Ленина?» — в 2003 году положительно ответили 59% опрошенных и отрицательно — 33%, однако уже через год количество положительных ответов возросло до 67%, а отрицательных — снизилось до 26%.

Ответы на вопрос о »перезахоронении» за последние годы колеблются — от 56 % за захоронение при 30 % против, до 41 % за перезахоронение при 44 % против.

Современное общественное мнение склоняется к положительной оценке роли Ленина в истории.

Последний раз это подтвердилось в эфире НТВ в ходе «Поединка» Соловьева, когда развернулась дискуссия между Александром Прохановым и представлявшим позицию сторонников перезахоронения депутатом «ЕР» Владимиром Мединским. Несмотря на крайне неудачное выступление Проханова, аудитория НТВ, явно далекая от симпатий к коммунистам, дала в защиту Ленина 72 тысячи голосов против 52 тысяч сторонников выноса его тела из Мавзолея.

Большевики, даже расстреляв семью отрекшегося императора, не пытались разломать усыпальницы правящей династии и не занимались «перезахоронением тиранов». В начале первого года Советской власти Ленин подписал Декрет о »сносе памятников царям и их слугам и установлении памятников слугам народа». По этому Декрету памятники, обладавшие художественной ценностью, подлежали сохранению и охранялись государством (революционным и пролетарским).

В последнее время, за явной непопулярностью идеи «выноса Ленина из Мавзолея», стала использоваться иная терминология. Говорится не о «выносе», а о «захоронении в соответствии с «православными традициями». Это предполагает, что в России все захоронения должны осуществляться по православным традициям.

С какой собственно стати? Россия — светское государство, где каждому гарантировано право исповедовать любую религию, в том числе и не исповедовать никакой. Неужели нужно доказывать, что государство не вправе решать за граждан, по какому обряду они должны быть захоронены? Неужели нужно доказывать, что каждый имеет право быть захоронен по обряду своей веры?

Или мы должны вырыть всех мусульман, буддистов, иудеев, язычников и прочих, покоящихся в земле и перезахоронить их по канонам православия? Вырыть всех неверующих, покоящихся не под крестами, а под красными звездами, и перезахоронить их по нормам Михалкова и Полтавченко? Может быть, разрыть все скифские курганы и по-христиански перезахоронить всех языческих вождей?

Вопросы звучат гротескно, но общество почему-то не видит гротеска в абсурдной идее «захоронить Ленина по христианскому обычаю». Кстати, если уж говорить честно — воцерковленных православных в стране не более 5-10 %.

Нормальный человек не согласится своими руками разрушить чужую могилу и тащить тело умершего в другое место — даже если это будет тело его врага. Те, кто решится на подобный эксперимент, получат репутацию «гробокопателей» в глазах всего общества. Подобное надругательство приведет к возрождению коммунистического мифа. О том, какая судьба ждет могилы тех, кто сегодня лоббирует вынос Ленина из Мавзолея, я умалчиваю. Но Михалкову, Полтавченко и Жириновскому советовал бы задуматься.

Кто-то морально и эмоционально вооружает коммунистов, добавляя к их идейно-политической и теоретической платформе новую, экзистенциальную подпитку, вмешивая в сугубо идеологический спор вопросы жизни и смерти, вопросы эсхатологии и поэтики.

Ленин — не Димитров или Готвальд, не Брежнев или Хрущев. Даже не Сталин. Это фигура мирового масштаба, сопоставимая — для коммунистов — с Христом, Магометом и Буддой. Эксперименты с разрушением его могилы в мире будут восприняты не с протестом, но с брезгливостью.

Россия еще раз даст повод говорить о своей нецивилизованности. Возникает впечатление, что в мире есть вполне реальные силы, которые хотят закрепить за Россией имидж «страны-варвара», которую нельзя рассматривать как цивилизованное государство.

Кто-то настолько боится мертвого Ленина, что не может спать, не закопав его поглубже — вдруг встанет. Но те, кто этого требуют, своими руками вновь и вновь пишут на стенах Кремля: «Ленин и сейчас живее всех живых». Ибо если он умер — то почему вы его боитесь? А если боитесь — выходит, он и впрямь «живет и побеждает»?

Итак, подведем итог:

В российском обществе нет единства в оценке роли Ленина в истории, но большинство дает положительную оценку его личности.

Для миллионов граждан страны Мавзолей — это святыня, на обладание которой они имеют естественное общедемократическое право.

В перспективе вынос Ленина из Мавзолея приведет к усилению напряженности в обществе.

Разговоры о »захоронении в соответствии с православными обычаями» к делу отношения не имеют. Каждая вера имеет право на свои могилы. Ленин — не православный.

Коммунистическая оппозиция в случае проведения описанной акции обретает новый, в перспективе — предельно накаленный миф для политической мобилизации. Власть от этой акции ничего, кроме минусов, не получает и себя морально дискредитирует.

Не слишком ли высокая цена за удовлетворение чувства классовой и исторической мести?

http://www.apn.ru/opinions/article9456.htm