Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Открывая номер

Русский
Друзья «Альтернатив»: 
Разделы: 

Валерий Бушуев

(Свободная мысль,2000, №3)

Ученые говорят, будто есть во Вселенной особые зоны — «черные дыры», где время течет в обратном направлении. Но смелости подобных гипотез удивляться не стоит. Обратим взгляд свой на Россию — и не сможем удержаться от ощущения, что в первых числах января 1992 года наша страна провалилась именно в такую «черную дыру». Время у нас и впрямь потекло как бы в обратном направлении. И специалистам остается спорить лишь о том, на сколько лет или десятилетий назад Россия оказалась отброшенной по уровню жизни народа, промышленному, сельскохозяйственному производству, каковы масштабы катастрофы, переживаемой отечественными наукой, культурой, образование, здравоохранением и т. д. и т. п.

Ровно сто месяцев назад — своеобразный юбилей — люди, твердо зазубрившие постулаты американских учебников по экономике, но совершенно не знавшие (да и не желавшие знать) реалий российской жизни, возвестили о начале реформ.

Они вознамерились, ни мало ни много, совершить в России буржуазную революцию — не имея в наличии буржуазии, и построить рынок — начисто лишив подавляющее большинство народа денег. Три тысячи дней и ночей идет в 150-миллионной стране беспрецедентный в мировой истории эксперимент. Его можно было бы назвать, как это делают некоторые публицисты, смешным или парадоксальным, не будь он столь трагическим по своим последствиям.

Восемь лет подряд реформаторы пытались создавать рынок наперекор государству, всячески разрушая его институты и уничтожая рычаги его воздействия на экономику. Сейчас, оказавшись у руин, начинают нехотя признавать, что надо было строить государство ради формирования рынка. Все эти годы расхищали национальные богатства и делили госсобственность, но до сих пор в большинстве своем так и не научились эффективно управлять этой собственностью, предпочитая заниматься финансовыми махинациями.

Всю философию и политику послеоктябрьской революционной власти, создавшей одно из величайших государств мира, подменили примитивным лозунгом «Грабь награбленное!» — и тут же стали самым успешным образом воплощать в жизнь собственный лозунг: «Грабь народное достояние!» По подсчетам А.Ослунда, бывшего в свое время советником наших либерал-реформаторов, только за 1992 год люди, стоявшие тогда у кормила власти и торговавшие сырьем и нефтью, прикарманили 24 миллиарда долларов, или около 30 процентов ВНП. И это было лишь «скромным началом».

Шумели на весь мир о грядущем экономическом подъеме с помощью «невидимой руки рынка» — и добились развала хозяйственной системы страны, успев проесть то, что было создано в течение предшествующих семи десятилетий трудом нескольких поколений наших соотечественников.

Обещали в кратчайший срок сделать всех богатыми и счастливыми и зажить через пару лет, как в Америке или в Европе, — а на деле обеспеченных и богатых в стране в минувшем году насчитывалось 4,3 процента, бедных же и малообеспеченных — 81,3 процента. Россия сегодня по уровню жизни занимает позорное 71-е место, отставая не только от промышленно развитых стран, но и от Ливии и ряда других африканских государств.

Кричали о борьбе с привилегиями и неравенством — создали для самих себя условия, дозволяющие возводить или приобретать за границей целые замки, переводить миллионы долларов на зарубежные счета и сохранять сорокакратный разрыв в доходах самых бедных и самых богатых российских граждан — разрыв, более глубокий, чем в слаборазвитых странах Африки и Центральной Америки.

Клялись, что обеспечат по паре «Волг» на каждый ваучер — теперь не в состоянии вразумительно объяснить, что же дала стране приватизация, кроме идеальной питательной среды для процветания коррупционеров и откровенных бандитов, контролирующих ныне не менее 40 процентов национальной экономики. Вселили в души людей надежды на лучшую, достойную жизнь — сегодня не знают, как преодолеть апатию и недоверие народа к политикам, как справиться с безнадежностью, ожесточением и отчаянием большинства.

Провозгласили мерилом счастья и успеха одни лишь деньги, превратили погоню за материальными благами в цель и смысл жизни — и привели к тому, что общество утратило духовные идеалы в несравнимо большей степени, чем за предыдущие десятилетия XX века.

Поднимали людей на борьбу против монополии партии на власть- сейчас страшатся тронуть сложившуюся систему, при которой Российским государством, не особенно маскируясь, монопольно правят крупные финансовые группировки, добивающиеся принятия властью решений, отвечающих только их узкокорыстным интересам.

Начинали с красивых фраз о демократии, правах человека, ценностях западной цивилизации — пришли к грязным скандалам вокруг квартир и дач, взяток за незаконные сделки и операций по отмыванию денег.

Требовали истинной, не ограниченной никакой цензурой свободы слова — довели дело до того, что олигархам было дозволено почти полностью прибрать к рукам СМИ в Центре, а местным полновластным князькам — установить над ними практически тотальный контроль в регионах.

На все лады трубили о необходимости для российских граждан по капле выдавливать из себя раба — в итоге превратили их в своеобразных зомби, в объект непрерывных манипуляций общественным сознанием со стороны политически и идеологически ангажированных электронных и печатных СМИ.

Объявляли о намерении присоединить Россию к «цивилизованному миру», покончить с угрозой миру со стороны Советского Союза — и, разрушив Союз, обрекли страну на немыслимое со времен ордынского ига национальное унижение, сделали ее объектом жесточайшего давления, имеющего целью заставить нас принять западные правила игры, согласиться на второстепенную роль в мире.

Напрягая постоянно истощающиеся силы и ресурсы нации, наши реформаторы все эти годы пытались кое-как латать бюджетные «дыры» решать тяжелейшие проблемы, порождаемые их собственной политикой а всю свою экономическую «мудрость» направляли на выбивание очередного транша МВФ.

Но главное, наиболее существенное состоит в том, что страну не только не вывели на качественно новый уровень политического и экономического развития, но и обрекли на разорение, упадок и одичание. Kaк очень точно заметил Ф. Искандер, «у нас не просто дикий, у нас дичайший капитализм. И свобода диковатая….»

Те, кто искренне доверял обещаниям Ельцина, отдавал голоса за него, оказались самыми одураченными. Горстка ловких и предприимчивых дельцов выжала из народа все, что только можно было выжать для «первоначального накопления капитала». А как сформулировал «основной экономический закон постсоциалистической формации» в России один популярный сегодня писатель, «первоначальное накопление капитала является в ней также и окончательным».

Дальше происходит сращивание денег и власти, при котором деньги рождают власть, а власть рождает еще большие деньги. Вершителями судеб страны становятся криминально-олигархические кланы, которым, как и власти, нет никакого дела до жизни рядовых граждан. О них вспоминают лишь в канун очередных выборов и забывают сразу же после подсчета голосов.

А между тем время стрижки купонов, обогащения на финансовых махинациях прошло. Больше нет ресурсов Советского Союза, которые можно было бы проедать еще несколько лет. Да и запасы прочности в стране на исходе. Еще немного «наглости и агрессивности» либерализма «а ля Чубайс» — и Россия окончательно скатится в пропасть. Как констатировал профессор Гарвардского университета Н. Эбершадт, «никогда прежде ни одна индустриально развитая страна не переживала столь суровый и длительный кризис в мирное время». Ему вторит ведущий германский специалист по Восточной Европе профессор X. Фогель: «Десятилетний простой в обновлении реальной экономики» обрекает Россию на еще большее «отставание от передовых стран Запада».

Не мудрено, что в такой обстановке началось протрезвление еще недавно вполне лояльных режиму людей. В далеко не оппозиционно настроенных органах печати вдруг стали задавать вопросы: нравственно или безнравственно проводить реформы, в результате которых тончайший слой сумевших тем или иным путем обогатиться людей стал жить гораздо лучше, а абсолютное большинство народа — значительно хуже? Насколько нравственен или аморален созданный у нас строй, при котором судьба человека, его благосостояние совершенно не зависят от профессиональных качеств, трудолюбия, порядочности?

Начали прозревать даже те, кто с восторгом принял власть либеральных реформаторов и еще недавно оправдывал любые их действия. Как сообщала печать, незадолго до своей кончины Б. Окуджава с горечью говорил друзьям: «Ребята, нас предали снова». Бывший ельцинский сподвижник М. Полторанин вдруг заметил, что «власть оторвалась от народа сильнее, чем в последние годы советской эпохи». Проснулся и С. Станкевич: «Десятилетие реформ в нашей стране было растрачено впустую». Даже покойный академик Д. Лихачев к концу дней своих пришел к неожиданному для гуманиста выводу о невозможности решить накопившиеся у нас проблемы терапевтическим путем.

Удивительно, но факт: из терминологии российской печати и телевидения постепенно стали исчезать те словечки, которые еще недавно в изобилии использовались едва ли не в каждом информационном материале. Сейчас уже почти не встретишь такого унижающего человеческое достоинство любого взрослого российского гражданина выражения, как «совок»; куда-то пропали «красно-коричневые» и «национал-патриоты». Никто уже не решится, как это случалось совсем недавно, оскорбить ветеранов Великой Отечественной. И редко кто назовет патриотизм «последним прибежищем негодяев», а Россию — «этой страной». Телеведущие вдруг вспомнили о существовании таких понятий, как «народ», «массы», «Родина», и с напором произносят слова, которые в минувшие годы были не в силах процедить и сквозь зубы.

Ясно, что все это не происходит само по себе. СМИ просто не могут не учитывать изменений в общественных настроениях. А изменения эти налицо. Вслед за массовым разочарованием в «ценностях» радикал-либерализма приходит осознание, что нельзя больше мириться с происходящим. Жить так, как жила Россия эти потерянные для нее сто месяцев, становится невмоготу для все большего числа наших соотечественников.

Конечно, большинство людей понимает: возврата назад не будет, идти можно только вперед, защищая и развивая зародившиеся основы демократии, гарантии гражданских прав, свободу слова. У значительной части российского общества теплится еще надежда (насколько она иллюзорна — это другой вопрос), что будут приняты решительные меры для наведения порядка в стране, морального очищения царящей в ней атмосферы, наказания виновных за происшедшую катастрофу, за национальное унижение и настоящий разгром России. Почти потерявшие терпение люди ждут, что, быть может, на смену ельцинским «реформам» наконец-то придут давно назревшие преобразования, отвечающие коренным интересам большинства народа, способные поднять, возродить Россию, вернуть нации самоуважение и веру в будущее. Суть дела четко определил недавно ушедший из жизни академик Н. Моисеев. В его последней публикации, ставшей своего рода завещанием великого ученого, говорится: «Перемены не произойти не могут: вода доведена до кипения».

Перемены действительно давно назрели. Это понятно сейчас и далеким от политики людям. Остаются лишь два вопроса принципиального значения: хватит ли у новой власти мужества, порвав с идеологией и практикой ельцинщины, встать на путь осуществления тех перемен, которых ждет народ? И — что не менее важно — допустят ли их проведение те силы, которые бросили страну в «черную дыру» и кровно заинтересованы в срыве любых перемен, угрожающих их интересам? В самом скором времени мы узнаем ответы на эти вопросы.