Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Несть пророка

Русский
Разделы: 

Сергей Черняховский

Несколько дней назад, была дата, о которой не вспомнил практически никто. Это было 15 апреля. Говорили об Астрахани и Шеине, Пасхе и патриархе, его часах – чем угодно еще.

Это была не круглая дата. Но это – день рождения Бориса Стругацкого. Есть значительная часть общества, которая книги писателя Аркадия и Бориса Стругацкого знает чуть ли не наизусть. Но появились сегодня и те, кому эти имена даже и не слышал: в стране сегодня вообще мало читают.

И многие из тех, кто книги Стругацких и читал – видят в них лишь ее внешнюю форму: фантастику. Интересную и захватывающую. Одну из лучших в мире – но лишь фантастику, лишь увлекательную литературу.

Лишь меньшая часть – видит в них глубокую философию. Но и то – во многом лишь философскую литературу.

Может быть, играет роль то, что Борис Стругацкий – жив. Может быть то, что он с Аркадием – и наши соотечественники и для большинства читавших их – современники.

И общество не готово признать простую вещь – что перед нами Великие политические мыслители. И то, что их политическая философия изложена в художественной форме – само по себе мешает понять ее глубину. Хотя на самом деле это ничего не значит: «Утопия» Томаса Мора бала по форме типичным средневековым романом странствий. И почти таким же был «Город Солнца» Томазо Кампанеллы.

«Войне и миру» Толстого и романам Достоевского – никто не отказывает в философском содержании мирового значения. Не говоря о «Что делать» Чернышевского. Большая часть просветительской философии Вольтера изложена в его пьесах.

Практически все, что написали Стругацкие – это глубочайшие политико-философские и политико-этические произведения. Утопии. Антиутопии. Критические утопии.

В этом году исполняется и 50 лет выхода их исходной и базовой книге – «Полдень, 22 век». Развернутой утопии, написав которую Стругацкие стали писать и о том, какие проблемы могут возникнуть в этом «Мире Полдня» —  мире построенного коммунизма. Потому в живом начале не может не быть проблем и противоречий – иначе оно станет мертвым. И писав об этом – они стали писать и о том, что мешает к этому миру идти – и как сложно может оказаться к нему идти.

Кто то — считал их диссидентами – и их критические романы – тот же «Обитаемый Остров» — пародией на Советский Союз того времени. На деле это не так – потому что мир, описанный в этом романе – это скорее мир современной России. Да и сам Борис Стругацкий писал, что это – роман о стране проигравшей войну – какой СССР во времена написания романа явно не являлся. «Некогда эта страна была значительно обширнее».

Они подписывали письма в защиту Синявского и Даниэля – и в ряде подобных других ситуаций – но никогда не публиковали по своей воле свои романы за границей – считая для себя это морально не допустимым. И искренне негодовали, когда их рукописи пиратски публиковал там профашистский «Посев» без их спроса.

И видя, что движение к миру их идеала, «миру, в котором им хотелось бы жить» явно начинает тормозиться – писали и о том, что мешает к нему двигаться – и о том, в какой ловушке можно оказаться испугавшись движения к нему. Отсюда целый ряд их антиутопий – их «Проклятые миры»: Сарракш, Гиганда, «Град обреченный».

Последний они написали, находясь по их словам, в состоянии идеологического вакуума, опасаясь, что до создания коммунизма – далеко, но не считая возможным «принять буржуазную идеологию, осознавая ее ущербность». И написали его об ужасе существования в деиделогизированном мире. Кстати, уже в прошлогоднем интервью на вопрос о том, с каким из их Миров он соотнес бы сегодняшнюю Россию, Борис Стругацкий ответил: «С миром Фрица Гейгера». — Это «Град обреченный» в той стали, когда его безумие и распад прекращены твердой рукой совершившего переворот автократора, установившего порядок, накормившего жителей. Справившегося с влившимися на Град катастрофами – но как понимает сам Фриц – в котором явно что-то не в порядке. Потому что нет целей. Нет смыслов. Нет искусства и ценностей.

И тот, кто однажды испугается идти вперед и вверх, идти в Будущее – будет обречен идти по кругу – зажатый между скалой и обрывом – и никогда никуда не придет.

А Будущее – оно, по мысли Стругацких, может оказаться совсем не таким, каким мы были готовы себе его представить – и еще нужно уметь его узнать.

Борис Стругацкий не скрывает, что последние двадцать лет он сознательно голосовал за самые рыночные партии – считая, что рынок нужен, чтобы обеспечить материальное изобилие. Но он никогда не скрывал и того, что не считает материальное изобилие главным – потому что если не будет «высокой теории воспитания», способной воспитать Нового Человека – то человек Мира Потребления – так и останется либо «желудочно-неудовлетворенным кадавром», жадно, пока не лопнет, пожирающим селедочные головы – либо станет «гением-потребителем» —  который хочет всего и сразу — и в этом стремлении, соединенном с всемогуществом – готов уничтожить мир.

И, как он сам писал в последние годы – «Идеалы остались прежними» — как и полвека назад: Мир Полдня, в котором живут свободные и добрые люди, ни от чего не способные получать больше радости и наслаждения, нежели от своей работы. От любимого труда. Сущностно – это куда ближе к исходным представлениям классиков коммунизма, чем многие трудно читаемые абзацы более поздних партийных документов. И как коммунистические мыслители – Стругацкие ни в чем не уступают ни Мору, ни Кампанелле. И, по большому счету, во временном отношении после Маркса, Энгельса, Ленина (Кто-то скажет, что Сталина, кто-то – не согласится) – Стругацкие самые крупные коммунистические мыслители в истории.

Но дело даже и не в том, коммунисты они или либералы. Дело в том, что это величайшие мыслители, причем родившиеся и творившие в нашей стране. И один из них – к счастью жив. Ему исполнилось 79 лет – и нужно сказать то, что есть на самом деле – и отрыто признать их великими политическими философами, а не только писателями-фантастами.

И найти способ публично хотя бы к его 80-летию публично и официально отпраздновать этот юбилей, как национально значимую дату нашей страны. возможно – объявив 2013 год годов Братьев Стругацких.

vote_story: 
Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’

Комментарии

Аватар пользователя severo53

Карасёв Вячеслав


Спасибо Сергей за добрую память о Борисе и Аркадии Стругацких, о их выдающемся творчестве.


В 1970-х я зачитывался их повестями, а роман «Час быка» меня просто «перепахал».


Поддерживаю любую инициативу, направленную на расширение аудитори,


читающей книги этих замечательных писателей…  


 

«Час Быка» настолько перепахал, что перепутали автора. Роман  «Час быка» написал Иван Ефремов.

Аватар пользователя severo53

Пётр, спасибо за поправку.


Коварное свойство памяти.


Как только начинаешь на неё слишком надеяться, так и попадаешь впросак.


Ну, конечно же, «физики» в 60-х годах зачитывались:


  • 1959 год — Страна багровых туч

  • 1960 год — Извне (на основе одноименного рассказа, опубликованного в 1958 году)

  • 1960 год — Путь на Амальтею

  • 1962 год — Полдень, XXII век

  • 1962 год — Стажёры

  • 1962 год — Попытка к бегству

  • 1963 год — Далёкая Радуга

  • 1964 год — Трудно быть богом

  • 1965 год — Понедельник начинается в субботу

  • 1965 год — Хищные вещи века