Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

МИРНОЕ ДВИЖЕНИЕ И “АНТИГЛОБАЛИЗМ”

Русский
Авторы: 
Разделы: 

Л.Истягин

 

МИРНОЕ ДВИЖЕНИЕ И “АНТИГЛОБАЛИЗМ

 

Начиная с последних десятилетий ХХ века, и особенно после краха реалсоциалистической модели в начале 90-х гг., в большинстве стран мира и на международной арене в целом наблюдалось стремительное повышение роли социальных движений, при одновременном более или менее значительном снижении влияния политических партий и образуемых ими структур, включая во многих случаях традиционно-демократические институты. Вместе с тем в самих движениях под влиянием глобализационных процессов происходят многочисленные весьма сложные и порой противоречивые трансформации. При всей несводимости этих перемен к одному знаменателю заметен общий сдвиг влево, к использованию антикапиталистических средств в достижении целей, связанных с попытками нейтрализовать последствия транснациональной глобализации в ее монополюсном, супердержавном варианте. Характерно в этом отношении положение одного из ветеранов социальных действий – движения за мир и безопасность. Будучи по своей стержневой идее консервативным (сохранение мира, стабильности, сковывание конфликтности и пр.), это движение испытывает возрастающую тягу к опоре на левонастроенные социальные слои и на антикапиталистические движения типа основных потоков современного антиглобалистского движения. Примечательно при этом активное использование накопленного опыта, сочетающееся с извлечением из него актуально-политических уроков, с творческим развитием и обогащением соответствующих традиций.

…Возрастающее значение приобрели расхождения векторов социальных движений. В 70-х гг. они нередко выглядели и в самом деле являлись отпочкованиями антимилитаристских движений. Ныне новые движения, как правило, далеко зашли в своей специализации, сочетающейся нередко с усилением контактов с властями и увеличением ориентации на последние. На этой почве не только происходит дробление сил, но и иной раз обнаруживаются и трения, и расхождения. Феминистские движения, например, считают (в России последовательно) своим достижением увеличение количества женщин, служащих в армии, как свидетельство их выросшего равноправия. Между тем законен вопрос, а не выигрывает ли на таком прогрессе феминизма, прежде всего, милитаризм. Экологисты входят в контрадикцию с рабочим движением, с трудовыми коллективами, поскольку их “экорадикализм” зачастую прямо конфликтогенен, ибо означает свертывание производства, увольнение персонала, снижение социальных защит и прав. В ФРГ зеленые, войдя в нынешнее правительство Г.Шредера, прямо поддержали натовскую войну на Балканах, курс на действия бундесвера за пределами страны.

Существуют расхождения между правозащитным движением и иными пацифистскими потоками. В России, где правозащитное движение приобрело широкий размах, дело осложняется, помимо прочего, наследием прошлого, когда правозащитники были в основном диссидентами, а сторонники разоружения составляли официальное мирное движение. Ныне эти два течения, сохраняясь и трансформируясь, поменялись местами. Правозащитники тяготеют, в своей массе, к пропрезидентскому движению “Идущие вместе”, в то время как организации иных профилей, вплоть до части последователей политических партий “Яблоко” и СПС, придерживаются скорее оппозиционной линии и на этой почве занимают во многих случаях антинатовскую, либо антиамериканскую позицию.

При том, что в целом наличие спектра движений позволяет лучше улавливать умножившееся и не сводящееся более только к войнам и вооруженным столкновениям деструктивные угрозы, вытекающие из обострившихся глобальных проблем, такое многоголосие иногда затрудняло и даже срывало выработку общих подходов. Так, в период косовской войны НАТО (1999 г.) антивоенные и новые левые течения не сумели образовать общего фронта. Большинство вполне категорично осудило бомбардировки как метод решения правозащитных проблем, но были и влиятельные звенья, которые, ссылаясь на приоритет прав человека (“Милошевич осуществляет геноцид!”), поддержали карателей, чем и создали опасный прецедент для будущего.

Полученный опыт побудил многих современных участников мирных движений и инициатив ставить вопрос о поиске новых рамок, способных дать новые качества единства и гармонизации организационных усилий при сохранении необходимой дифференциации. Поскольку ни традиционный антимилитаризм не может дать таких рамок, хотя бы из-за считающейся снятой угрозы большой войны, ни экологическое движение, с его выявившейся односторонностью, не достаточной сочетаемостью с гуманистической системой ценностей, ни правозащитная деятельность, преждевременно снимающая государственный суверенитет как объект защиты и как средство обеспечения безопасности, постольку нужно нечто “третье”, по-новому интегрирующее совокупность движений мирозащитного плана и отвечающее новым императивам пацифизма.

Создается впечатление, что сегодня такие интегрирующие рамки начинают постепенно образовываться. Центрообразующим стержнем в новой пацифистской парадигме как в программно-идейном плане, так и во многом в организационном, в системе связей и опосредований, все более определенно выступает специфический союз мирного движения, вместе с другими близкими ему социальными движениями, с развернувшимся мировым антиглобалистским движением.

 

VII

Антиглобалистское движение впервые обратило на себя внимания в ноябре 1999 г., когда его участники сорвали саммит ВТО в Сиэтле. С тех пор ни одно собрание правящих миром международных институтов (МВФ, ВТО, Всемирный Банк, “восьмерка” и пр.) не проходили без сопровождения мощных по числу участников и по международному резонансу протестных акций антиглобалистов. Можно сдержанно относиться к некоторым идейным позициям или действиям каких-то групп в антиглобалистском движении, его составных частей, но не подлежит сомнению, что по своим масштабам и влиянию оно выдерживает сравнение с самыми большими взлетами антивоенных волн, как и акций революции молодежного протеста 1968 г.20).

Знаменательно, что такого размаха популярности и поистине всепланетарного отзвука удостаивается движение по преимуществу левое и по объективной своей направленности – последовательно антикапиталистическое. Свидетельствовать это может только об одном – о начавшемся осознании, по крайней мере, очень значительной частью международного общественного мнения главной коренной причиной всех несчастий и бед, переживаемых человечеством. Виновник этот – международный транснациональный (по преимуществу, американский и западноевропейский) капитал со всеми его структурами и рычагами. Именно его “левиафаны”, при этом не только финансовые, но и политические, и военные, в том числе блоки типа НАТО, закономерно попали под огонь разящей и убедительной критики участников нового движения21).

Основное требование антиглобалистов, давшее начало движению, — обложение финансовых трансакций скромнейшей таксой (“налог Тобина”) на цели решения мировых проблем развития, смягчения голода и нищеты, выглядит весьма скромным на восприятие левой аудитории. Но в этой непритязательности лозунга заключена его великая мобилизующая сила для базовой публики социальных движений, в том числе антимилитаристской. Тут, в этой предельной приземленности и заключена, парадоксальным образом, настоящая революционность. Ибо начальное звено, чтобы вытянуть цепь, всегда должно обладать удобством доступности. Дальнейшие требования и предложения, выдвинутые в рамках антиглобалистского движения, обнажили новые звенья цепи, и выяснилось, что в целом движение четко нацелено на преодоление гегемонии транснационального капитала. К числу дальнейших, развивающих исходные посылки требований, относятся: отмена долгов развивающихся стран, демократический контроль над финансовыми рынками и их институциями, право на труд и на достойную заработную плату, обеспечение соблюдения всех прав человека, экологическое производство, право на землю, защита прав любых дискриминируемых меньшинств.

По существу, приведенные требования составляют в своей совокупности программу-минимум почти всего комплекса современных социальных движений, а что касается специально мирного движения, то в приведенном перечне заключен основной набор условий, призванных обуздать конфликтность в мире, открыв наконец-то дорогу преодолению войн и иному деструктивному применению насилия, в том числе размножившимся и продолжающим разрастаться невоенным (очень часто мнимо-невоенным) средствам противоборств в международных отношениях. Характерно, что, идя навстречу антивоенным и миротворческим силам, антиглобалисты в последнее время включают в свои призывы и лозунги требования, непосредственно откликающиеся на постановки чисто пацифистского толка22).

Поэтому следует считать очень естественным не только сочувствие многих традиционных пацифистов и антимилитаристских организаций акциям антиглобалистов, но и стремление первых во многих случаях участвовать в антиглобалистских демонстрациях, внося свой вклад и свой почерк в формирование идеологии и программатики, самого стиля антиглобализма. Примечательное явление: атиглобалистами себя объявляют многие вчерашние (и нынешние) антимилитаристы, что, между прочим, характерно и для российских общественников – в акциях антиглобалистов в последнее время приняли участие встреченные с большим энтузиазмом российские активисты “антивоенной кампании”, организации противников войны в Чечне, ученые “демократической ориентации” и другие многолетние приверженцы антимилитаризма и пацифизма23).

Естественно, что, вливаясь в поток антиглобалистских течений, представители антивоенных движений и их союзники стремятся обогатить в новый социальный альянс своим опытом, накопленными выводами наблюдений и исследований, дополнить его программатику и идеологию специфически антивоенными, антимилитаристскими пацифистскими категориями и ценностями. Естественно, что напрашивается и выдвижение лозунгов, дополняющих уже имеющих хождение на антиглобалистских форумах. В самом деле, почему финансовые сделки предлагается обкладывать специальными налогами, а расходы на вооружения, вновь ставшие разбухать военные бюджеты, продажи оружия и всю систему военных хозяйственных приготовлений – нет. Логика тут требует вполне определенных коррективов. И они постепенно уже вносятся. Лозунг сокращения вооружений, замораживания военных расходов, некоторое время подзабытый в самом антивоенном движении, вновь весомо прозвучал на социальных форумах антиглобалистского движения, где были, особенно в Порту-Аллегре в феврале т.г., весомо представлены группы участников мирных движений и специалистов-исследователей проблем войны и мира. Обращает на себя внимание, что в ходе таких акций с единой платформой выступили антиглобалисты (они же антимилитаристы) США и России, страны которых вдруг вновь, как и во время холодной войны оказались лидерами и инициаторами новых качественных подстегиваний гонки вооружений24).

Оба движения в своих основных потоках сумели выработать солидарную позицию по поводу событий 11 сентября 2001 г. в США. За исключением некоторых групп в США и в Западной Европе, участники мирных движений и антиглобалисты, решительно осудив терроризм и выразив сочувствие его жертвам, категорически отвергли войну как средство преодоления терроризма25). Массовые митинги, прошедшие чуть ли не во всех странах мира, включая США, обычно имели своим девизом “Возмездие не создает мира”. Сравнив четкость этой позиции с прискорбными расхождениями в рядах миротворцев периода Балканской войны НАТО, нельзя не воздать должное сотрудничеству и координации под эгидой антиглобализма.

Именно этот фактор позволил образовать более сплоченный фронт против новых апологетов “полезных” войн и вооружений. И в рядах участников мирных движений отнюдь не отрицают, что события, связанные с террористическими акциями в США, внесли качественные перемены в международную обстановку, обусловили необходимость новых подходов. В исследовательских центрах пацифистских течений развернулась интенсивная работа по выяснению и анализу черт сходства и различий таких феноменов, как терроризм, освободительная борьба, война – герилья, классическая война и различные военные действия нового типа26). Но учет различий не означает согласия на использование войны под какими бы то ни было благовидными предлогами (категорически отвергаются “гуманитарные интервенции”) в качестве инструмента преодоления терроризма, равно как и в качестве решения иных конфликтных осложнений и напряженностей. В этом отношении налицо достаточно полный консенсус среди пацифистов и основной массы глобалистов.

В то же время, воспринимая импульсы от антиглобалистского протеста и само оказывая на него многостороннее влияние, мирное движение полностью сохраняет свою самостоятельность, не рискуя хотя бы частичной утратой своего профиля и идентичности, как это иногда бывало в прошлом при проведении международным пацифизмом той или иной политики союзов, объединенных действий с иными движениями, течениями, силами. В данном случае это исключается уже благодаря принятому в антиглобалистском спектре сетевому принципу, основанному на полном равноправии организаций – участников соответствующих форумов и на интенсивном обмене между ними информацией через Интернет. “Оригинальность антиглобалистского движения, — пишут в совместной брошюре член международного комитета Аттак (Франция) К.Клеман и депутат Госдумы РФ О.В.Шеин, — состоит в том, что ему присуще терпимое отношение ко всем составляющим течениям. Проблемы решаются диалектическим способом – не отрицая противоречий, но, пытаясь их совместить, двигаясь вперед”27).

Сказанное в полной мере относится к ключевой в программном отношении теме неолиберализма. В антиглобалистском движении преобладает резко отрицательное отношение к современному неолиберализму как теории, так и, особенно, политической практики, ведущей через “новый мировой порядок” к мировой катастрофе28). Казалось бы для пацифистского движения, которое в известном смысле, как мы видели, исторически вышло из “кобденовского” импульса и всегда имело в своих рядах сильную, если не определяющую, либеральную компоненту, жесткая позиция антиглобалистов в этом вопросе могла оказаться несколько чужеродной, а для традиционных приверженцев даже неприемлемой. Однако, пока что этого не случилось. Под влиянием ряда процессов, но особенно революции 1968 г. и последующего развертывания спектра новых социальных движений, в мирном движении уже на рубеже 70-80-х гг. резко снизилось влияние либерально-рыночного элемента и в организационном, и в идейно-программном плане. Ставка на чудодейственную силу “руки рынка” в обеспечении мира давно здесь потеряла большую часть своего былого кредита (“когда говорят купцы, молчат пушки”). Между прочим, это была одна из причин того, что российские демократы из диссидентов, с их упованием на эту самую “руку” и соответственно на благодетельность шоковой терапии, оказались в конфронтации с международным мирным движением и с большинством других новых социальных движений, предпочтя связям с ними узы с право-консервативными верхами западных стран. Сегодня даже многие либеральные деятели на Западе охладели к концепциям Ф.Гайека и М.Фридмана и оценили обоснованность критики неолиберализма антиглобалистами. Во всяком случае, из-за этого пункта большинство традиционных пацифистов (об этом свидетельствует хотя бы проникнутая симпатиями к антиглобалистам позиция влиятельного в пацифизме экуменического церковного движения) ныне предпочтут не прерывать связей ни с антиглобалистами, ни, тем более, с пацифистами. Что касается действий кучки экстремистов во время антиглобалистских манифестаций, о чем так любит шуметь буржуазная пресса, то их всегда хватало в акциях самих пацифистов (“прямые действия”) и серьезного значения им никем не придается.

Разумеется, почти двухсотлетний опыт мирного движения свидетельствует в пользу того, что те или иные сближения, объединения, в том числе и политически кардинально важные, в конце концов, распадались, либо заменялись и трансформировались. Но в большинстве своем такие соприкосновения пацифистского движения с иными социальными движениями и политическими силами не пропадали даром, не проходили бесследно для самого движения. Они, говоря марксистским языком, обычно снимались, оставляя нечто качественно важное для продолжающегося движения. Такое “снятие” возможно и в данном случае, но последствием нынешнего синтеза для мирного движения, как, можно думать, и для других социальных движений, оказывающихся под сетевой крышей антиглобализма, явится ориентация на обуздание мирового господства финансового капитала, на ограничение доминирования одной сверхмилитаризованной державы, на свержение власти глобальной номенклатуры. Такая стратегическая установка для пацифизма XXI века, органично вытекающая из всей его истории, открывает генеральный путь к достижению его и всего человечества стратегической цели – устранению войн, вооруженных конфликтов и деструктивного использования насилия из жизни общества и международных, как государственных, так и социальных, отношений.

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Согласно надежным исследованиям интенсивность финансовых и торговых трансакций по ряду основных показателей в начале ХХ века была выше, чем в его конце. – См. “Свободная мысль”, 2002, № 4 (1518), с.23.

2. Ф.Энгельс. Внешняя политика русского царизма // К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения, т.22. – М.: Госполитиздат, 1962, с.11-52.

3. Ф.Энгельс. Может ли Европа разоружиться! // К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т.22, с.383-415.

4. См.подробно Л.Истягин. Иван Блиох и российская инициатива по ограничению вооружений в конце XIX века. Актуальные аспекты исторического опыта // “Пути к безопасности”, 2002, № 1-2 (23-24), с.65-91.

5. См. Н.Водовозов. Леру (Piere Leroux) // Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон. Энциклопедический словарь, т.XXII. СПб.: Типо-литография И.А.Ефрона, 1896, с.586-587.

6. “Борьба за мир. Материалы трех Интернационалов” – М.: Изд-во “Высшая школа”, 1967, с.23.

7. Там же, с.66.

8. Там же.

9. Там же, с.20-21, 37.

10. “Генеральный совет Первого Интернационала 1868-1870. Протоколы”. – М.: Политиздат, 1964, с.224.

11. К.Маркс, Ф.Энгельс. Соч., т.32, с.466.

12. Согласно подсчетам известного российского военного исследователя – эмигранта Н.Н.Головина, к 1 ноября 1917 г. насчитывалось более 1,5 млн. “незарегистрированных” дезертиров (на 31 декабря 1916 г. их численность составляла только 10 тыс.), что вместе с дезертирами “зарегистрированными” (356 тыс.) составляло около 2 млн.чел. К этой цифре эксперт предлагал присоединить десятки тысяч в составе частей, под предлогом участия в революционных событиях уклонявшихся от посылки на фронт (включая весь петроградский гарнизон, выговоривший себе привилегию не сражаться на фронте). В итоге, по утверждению автора, “на каждые три чина в действующей армии” приходилось не менее одного дезертира. – См. Н.Н.Головин. Военные усилия России в мировой войне. – М.: Кучково поле, 2001, с.181-187.

13. См. Р.А.Медведев. Русская революция 1917 года: победа и поражение большевиков (к 80-летию Русской революции). – М.: “Права человека”, 1997, с.66-68.

14. Среди историков до сих пор нет единства мнений по вопросу о хронологических рамках революции и гражданской войны в России. Например, член-корр. РАН А.Н.Сахаров к вехам, по его мнению, единого, нерасчленимого революционного процесса относит, помимо 1917 года, с его двумя революциями, и собственно гражданской войны 1918-1922 гг. , также и событие конца 20-х годов, с коллективизацией, и даже 1937 г. “несмотря на репрессии”. — См. А.Н.Сахаров. Концептуальные основы преподавания отечественной истории ХХ века // “Новая и новейшая история”, 2002, № 2, с.6-12.

15. Характерно, что накануне гитлеровского нападения на СССР в советской пропаганде по указанию сверху была развернута беспрецедентная по интенсивности кампания шельмования пацифистского движения и его участников в Европе. – См. об этом с использованием материалов советских архивов: В.Невежин. Выступление Сталина 5 мая 1941 года и поворот в пропаганде. Анализ директивных материалов // “Готовил ли Сталин наступательную войну против Гитлера?” / Под ред. Б.А.Бордюгова. – М.: “АИРОХХ”, 1995, с.156-167.

16. “VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны”. — М., 1975, с.385-389.

17. См. “Летопись борьбы за мир. 1949-1984” / Отв.ред. А.А.Ахтамзян. – М.: “Международные отношения”, 1984, с.13-115, 171, 175, 178, 181.

18. См.подр. Л.Г.Истягин. Общественно-политическая борьба в ФРГ по вопросам мира и безопасности. 1949-1987. – М.: “Наука”, 1988, с.138-140.

19. См. Г.Рормозер. Кризис либерализма. – М.: Институт философии РАН, 1996, с.171-172.

20. Алан Кривин, член Европарламента от Франции и один из лидеров национального антиглобалистского движения, выступая на семинаре в Госдуме РФ осенью 2001 г., в частности, заявил: “Это — самое сильное интернационалистское движение в истории”. – См. “Новая жизнь”, 2001, № 8, 23.11.01, с.11.

21. На массовую демонстрацию 14 сентября 2002 г. в Кельне западногерманская организация АТТАК вынесла следующие лозунги: “За социальную справедливость и перераспределение (богатств – Л.И.); против снижения зарплаты и демонтажа социальных гарантий; за невоенное разрешение конфликтов и предотвращение международных кризисов мирными средствами; против милитаризации внешней политики; за установление демократического контроля над финансовыми рынками; против политики МВФ, Всемирного банка и ВТО”. // “Auf nach Koln”. – Листовка. Коллекция Центра по исследованию проблем мира ИМЭМО РАН.

22. О сочетании экономических и военно-политических курсов в капиталистической глобализации см., в частности, А.В.Бузгалин. Мир не товар. Что такое глобализация и какова позитивная программа “антиглобалистов”? – М.: Слово, 2001, с.1-5, 9, 12.

23. См. об этом К.Клеман, О.В.Шеин. Антиглобалистское движение и его перспективы в России. – М.: Слово, 2001, с.18-19.

24. Примечательно выступление перед московскими журналистами одного из лидеров американского антиглобалистского (и мирного) движения профессора Массачузетского университета Дэвида Клотца. Указав, что некоторое сокращение вооружений, имевшее место в 90-х гг., теперь сменилось в США “гигантским ростом”, сопровождающимся раздуванием патриотических страстей, проф.Клотц призвал российскую общественность вместе с американской “начать новый поход за мир и разоружение”. Предложение проф.Клотца было с энтузиазмом поддержано аудиторией. – Д.Клотц. Партнерство с Россией – путь к миру и демократии. Выступление в Доме журналистов, Москва, 22.05.02. // Запись автора.

25. Примечательно, что национально-освободительное движение сапатистов в юго-восточной Мексике, считающееся одним из истоков антиглобалистского движения, его “живой легендой”, взяло в последние годы (движение возникло в конце 80-х гг.) решительный курс на применение исключительно мирных средств борьбы, в том числе в партизанских акциях. См. об этом: Субкоманданте Маркос. Другая революция. Сапатисты против нового мирового порядка. – М.: “Гилея”, 2002, с.22, 27, 32, 33, 38, 56, 125.

26. См., Основательный аналитический труд на эту тему мюнхенского исследователя мира Петера Барта. – P.Barth. Internationaler Terrorismus im Zeitalter der Globalisirung. – Munchen.: Verlag Studiengesellschaft fur Friedensforschung. 2002. – 121 S.

27. К.Клеман, О.В.Шеин. Цит.соч., с.11.

28. См., напр., Субкоманданте Маркос. Цит. соч., с.108-130, 141-183.