Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Феодализм в ссср

Аватар пользователя Milyantsev

В СССР, был феодальный строй, с элементами рабовладельческого. Все признаки этого на лицо. Первый: генеральный секретарь, был по сути царь. Этот человек делал что хотел, и ни от кого, тем более от народа, не зависел. Все свои поступки он мотивировал высшей целью и интересами государства. Его слова отливались в граните. Как и положено, при феодальном строе, этих людей никто не избирал, и они сами садились на трон, путем интриг, и борьбы за власть. Самый хитрый и наглый, тот кто был способен идти по головам других, и уничтожать своих конкурентов и даже соратников по партии, садился на трон. Так например, царь Ленин расстрелял царя Николая. Заметьте, без суда и следствия. Царь Сталин отравил Ленина. Сталин убил своего конкурента Троцкого. Царь Хрущев убил Берию. И если бы он этого не сделал, Берия убил бы Хрущева. Царь Брежнев с помощью интриг сверг Хрущева. Ну и т д. Поскольку правитель ни от кого не зависел, он мог повести страну куда угодно. (Ну прям как сейчас, один в один.) Пришел царь Горбачев и сделал перестройку. И ему никто не мог помешать. Потому что идти против правителя в феодальном строе нельзя, убьют. Признак второй: члены ЦК, руководители обкомов, райкомов, ну и т д. По сути, были феодалами. Правитель их лично назначал и снимал, по принципу преданности ему. Преданный и беспрекословно выполняющий приказы, получал лучший кусок в управление, и разные блага и привилегии. Заметьте этих людей никто, тем более народ, никогда не избирал, как и положено в феодальном строе. (Ну прям как сейчас, один в один). Эти люди управляли народом так, как им приказывал правитель. Они управляли территорией, землей, средствами производства, фабриками, заводами, но не могли это все продать или передать по наследству. В случае смерти папаши, сын должен был лично доказывать свою преданность правителю, чтобы его назначили феодалом. Вспомните историю. Д’Артаньян должен был ехать в Париж и служить царю, иначе царь мог отобрать у него поместье, и отдать другому. А вот все остальные коммунисты, были по сути простыми управляющими на местах, и просто тупо исполняли волю правителя и феодалов. Заметьте, народ в СССР, как и положено в феодальном строе, никак не мог влиять на власть и по сути был всего лишь рабом власти, расходным материалом. Человек не мог покинуть территорию страны, то есть был по сути рабом. Жители деревни до семидесятого года не имели паспорта. И по сути, были рабами парторга деревни. И только благодаря иностранцам, которые постоянно напоминали нашим лидерам, что так нельзя, постоянно тыкали руководство СССР как нагадивших котят мордой в нагаженное, им пришлось дать паспорта крестьянам. Заметьте, если бы не запад, у жителей деревни паспортов не было бы до сих пор. Как видим элементы рабовладения на лицо. Нет я не спорю, Брежнев был добрый царь, заботился о своем народе как мог, (ну прям как нынешний). Но он умер и пришел другой, и перестал кормить. И вот сидят нищие бедные и голодные рабы и рассуждают о том, как хорошо было тогда, и как плохо сейчас. Они никак не могут понять простую истину, от раба ничего не зависит, даже если он выйдет на улицы с булыжником в руках. Чтобы что-то изменилось, в России нужны миллионы свободных людей. А для русского человека, даже слово свобода, является ругательным. А это значит, что феодализм будет в России всегда. И конечно же, феодальный строй в СССР, не мог (и сейчас не может) конкурировать с более развитым капитализмом. Данная политическая система, тормозит развитие производств и технологий и науки. Миллионы изобретений пылятся на полках, и не нужны нашей феодальной до сего дня экономике. Тем более труд раба был не эффективен. По этому, Феодальный СССР проиграл. Причем заметьте. У СССР было огромное преимущество, то есть фора перед западом. Огромные запасы нефти и других природных ресурсов. А вот у запада этого ничего не было, и они все равно победили. На территории Англии Европы нет ни грамма запасов нефти, газа, леса и все равно, они победили. Почему мы проигрываем сейчас? Почему наш народ нищий? Потому что политическая система современной России полностью скопирована с СССР. у нас по прежнему феодальный строй. а вот в Китае капитализм. Но об этом в следующий раз.

Русский
Разделы: 

Феодального строя не было — но был примитивный социализм, во многом выросший из феодализма, а не из капитализма. Впрочем, все по полочкам разложено ниже — надо только прочитать до конца.

 

 

            Опубликовано newage в ср, 2010-07-14 15:48.

ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА КАК НАСТОЯЩЕЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ СОРЕВНОВАНИЕ

Исходные размышления для проекта программы РДПР (Рабоче-демократической партии России)

 

*** 

Чтобы уяснить настоящее и предсказать будущее — надо посмотреть в прошлое. В прошлом лежат корни современных событий. В этой связи российские трудящиеся должны честно посмотреть на причины распада Советского Союза.

Основной причиной распада страны явились формы казарменного социализма – получившие простое, но меткое прозвище «уравниловки». К примеру, удельный вес убыточных и малорентабельных предприятий в народном хозяйстве СССР достиг к середине 80-х годов прошлого века значительных размеров (около 40%). Спрашивается, почему в течение многих лет такие предприятия могли существовать? Только потому, что государство изымало средства у тех предприятий, которые работали рентабельно, и передавало их нерентабельным предприятиям. Соответствие трудового вклада и дохода при этом нарушалось, что вело к уравнительности, иждивенчеству и получению незаработанных средств, иначе говоря, нетрудовых доходов как отдельными работниками, так и целыми коллективами.

Никто не отрицает, что в так называемый доперестроечный период в СССР были осуществлены масштабные социальные преобразования. Но они во многом были получены за счет отмеченной перекачки средств. Долго так продолжаться не могло. Уравнительная политика, принося быстрые плоды популярности, всегда заканчивается грандиозным крахом, так как в конце-концов падает заинтересованность в интенсивном труде и социальные блага не подкрепляются конкурентоспособностью экономики.

Тогда как мировой капитал во второй половине ХХ века создал именно высокую производительность труда! Россияне среднего и старшего возраста хорошо помнят о качественных товарах ведущих капстран еще до крушения Советского Союза. Такая ситуация в один день не складывается. Механизм более-менее отлаженной капиталистической конкуренции оказался эффективнее уравнительных тенденций незрелого социализма — что и предопределило судьбу СССР… Тогда при чем здесь контрреволюция?

 

 1. Неоконченная революция или контрреволюция?..

 

Все до единой «левые» партии в современной России (читаем их программы) стоят на фундаментальной позиции, что Перестройка и режим Ельцина-Путина-Медведева суть есть контрреволюция. Но тогда выходит, что доперестроечный административно-командный социализм является до сих пор революционным. Но это абсурд! Пропагандистский абсурд уже со стороны адептов бюрократического централизма.

Давайте вдумаемся в сам термин – контрреволюция. Он подразумевает, что сначала была революция, а потом возникла «контра» по отношению к ней. Следовательно, в борьбе с «контрой» к этой революции надо возвращаться. Никакого другого смысла данный термин не носит… Вопрос – а что такого «революционного» было при прежнем социализме, который и предопределил вышеупомянутые 40%?.. Это то общество – которое мы заслужили и которое соответствует современным требованиям развития личности?.. Весьма и весьма сомнительно. Скорее всего, современным требованиям развития личности и общества должен соответствовать подлинно демократичный, подлинно усовершенствованный и подлинно обновленный социализм. Тогда причем здесь контрреволюция, борьба с которой подразумевает возвращение назад?.. Одно с другим – несовместимо в принципе! Или назад – или вперед! Или мы хотим качественно преобразованный социализм, который принципиально будет отличаться не только от современного капитализма, но и от прежнего социализма – но тогда и никакой контрреволюции нет по определению; или мы хотим именно косметически подправленный прежний социализм — и только тогда можно говорить о какой-либо контрреволюции. Одно другое – исключает абсолютно, если вы находитесь в здравом уме и твердой памяти и относитесь к словам именно так, как они того заслуживают. То есть понимая их смысл.

Конечно, КПРФ и Ко «заикаются» об обновленном социализме. К примеру, в программе КПРФ один раз на весь текст, но все же упоминается о необходимости самоуправления трудовых коллективов как атрибуте обновленного социализма. Но тогда конкретное не согласуется с общим, и надо от чего-то отказываться. Или от концепции контрреволюции — или от концепции самоуправления трудовых коллективов как атрибуте качественно нового социализма. То есть — где это при прежнем социализме вы видели реальное самоуправление трудовых коллективов?.. Не было такого! Тогда надо выбирать что-то одно: или контрреволюция и возвращение в прежний социализм — или социализм с таким самоуправлением надо еще построить, но тогда о какой-либо контрреволюции и речи быть не может.  

К примеру, значительная часть россиян, (даже учитывая масштабы фальсификаций), до сих пор голосует за «Единую Россию» и ее клоны в виде «справороссов» и ЛДПР — но не голосует за КПРФ. Вопрос — неужели россияне так любят Дерипаску с подобной компанией, которые стоят за спиной «Единой России»?.. Конечно же нет. Причина другая – КПРФ у трудящихся в лучшем случае ассоциируется с прежним административно-командным социализмом. Но многие россияне вполне логично не видят разницы между ним и современным положением вещей. В том и другом случае трудовые массы находятся вне сферы активной экономической деятельности. И менять шило на мыло – нынешний капитализм на прежний социализм – они в своем большинстве не хотят. Овчинка выделки не стоит.

Наоборот, мы имеем исторический факт, что попытка реальной соревновательности, хозрасчета и самоуправления трудовых коллективов была предпринята именно во время Перестройки (законы о госпредприятии, кооперации, ИТД и другие). Давайте четко ответим на вопрос – данная попытка в принципе нужна была или не нужна?.. Если нужна – надо делать второй заход! Вот и все! Тогда при чем здесь “перестроечная контрреволюция”?!..

К примеру, а знаете ли вы, что за три года Перестройки (1985-1988 гг.) удалось впервые за предыдущие 15-20 лет переломить стагнацию жилищного строительства?!.. А знаете ли вы, что во время Перестройки удалось сократить смертность и повысить среднюю продолжительность жизни населения?! За четыре года Перестройки (1985-1989 гг.) в России имел место всплеск рождаемости. Например, в 1985 году родилось 2 млн. 375 тысяч человек, а в 1986 году был достигнут абсолютный рекорд(!) рождаемости – 2,5 млн. человек,  в 1987 году – около 2,3 млн. чел. Одновременное снижение уровня смертности в эти годы до 1,4 млн. человек привело к резкому росту показателей естественного прироста, который на пару лет превысил 1 миллион человек.

А знаете ли вы, что за три года Перестройки темпы прироста производительности труда в промышленности возросли в 1,5 раза; в строительстве – в 2 раза; в сельском хозяйстве – в 3 раза; на железнодорожном транспорте – в 4 раза!? Впервые в нашей истории весь прирост общественного производства был получен за счет производительности труда! В конце концов, именно во время Перестройки появились такие знаковые в молодежной среде музыкальные коллективы, как «Кино» и «ДДТ», песни которых популярны до сих пор. А молодежная среда очень чутка именно к революционным веяниям.

Если все это контрреволюция – тогда что же такое революция?!.. Гораздо логичнее предположить, что в лице Перестройки мы имели попытку реформации, у которой хватило силы разрушить старое и наметить абрис нового — но не хватило силы на бескризисный вариант развития! Очень часто революционный процесс выходит из-под контроля и приобретает уродские, тяжелые, неконтролируемые и опосредованные формы. Но это не говорит о том, что данный исторический процесс вообще не нужен! Альтернатива ему – стояние на месте, что смерти подобно.

Следовательно, имеет полное право существовать еще одна, противоположная КПРФ точка зрения на современные события в России (СССР). Она гласит: происходит не контрреволюция, а стагнирующая, сильно затянувшаяся и встречающая противодействие со стороны консервативных сил, неоконченная до сих пор революция - что не отрицает, а предполагает определенный упадок в обществе (который мы сейчас во многом и наблюдаем). Эта точка зрения гласит: попытка реформации социализма путем Перестройки провалилась «с ходу» — что привело к победе современного капитала. Но является ли данный  поворот событий контрреволюцией?.. Совсем не факт! Потому что, во-первых, нынешний капитализм для многих россиян оказался ничем не хуже прошлого казарменного социализма, если сравнить все плюсы и минусы, а не вытаскивать отдельные факты из контекста; а во-вторых, и это основное, потому что нынешний капитализм закономерно уничтожится последующим подлинно зрелым социализмом. Так и произойдет скачок в развитии социализма через преодоление победившего капитализма. Началом чего – и была Перестройка.

Пора признать специфику исторического развития такой, какова она есть на самом деле. Уже двадцать лет прошло в конце-концов и наверняка еще пройдет определенное время в таком же «контрреволюционном» духе в России. Уже несколько поколений россиян выросло после краха СССР сталинско-брежневского розлива. Ну глупый же народ вроде бы должен быть по логике зюгановцев – если двадцать с лишним лет терпит контрреволюцию. Назад, в «сталинско-брежневскую революцию», в этот благословенный рай, порушенный якобы бессовестной «перестроечной контрреволюцией» — совсем не хочет возвращаться. Ну совсем! И так двадцать лет (как в известном анекдоте).

Все это крайне сомнительно. Надо что-то выбирать: или российский народ по своей природе контрреволюционен — или КПРФ в глазах народа суть есть обыкновенная консервативная сила, которая тащит страну в реакционное прошлое, а посему за ней и не идет. Я лично все-таки выбираю мудрость народа. Это не просто так – свыше двадцати лет не дать ведущей оппозиционной партии прийти к власти. Значит в самой партии что-то не то! А именно любой трезвомыслящий россиянин, желающий быть по-настоящему левым, должен задуматься – а был ли мальчик-то (контрреволюция)?!.. А может быть – мальчика-то и не было?!.. Или российский народ есть полнейшее быдло, коль двадцать лет терпит контрреволюцию… или на самом деле никакой контрреволюции нет! Не чувствует основная масса российского народа нынешнюю реальность контрреволюцией. Не верите – зайдите на любой завод и поспрашивайте хорошенько. Это не говорит о том – что россияне эту реальность любят. Отнюдь! Скорее всего – ненавидят. Но контрреволюция тут – абсолютно ни причем! Потому что российские трудящиеся эту реальность ненавидят не с позиций прошлого – а с позиций настоящего и будущего! Россиянам нужна идеология революции, чтобы идти вперед, к демократическому социализму — а не идеология панической контрреволюции, чтобы в страхе перед будущим бежать назад.

Начнем с того, что современный капитализм стал приемлемее для многих россиян по сравнению с прежними формами социализма. Россияне не дураки. Большинство наших соотечественников пожило и при прежнем социализме, и при нынешнем капитализме и имеет уникальнейшую возможность сравнить одно с другим. И что оно до сих пор выбирает – известно. Куда уж объективнее-то?!.. Что  тут дурака валять в оценке современной ситуации!?.. Прежний чрезмерно аскетичный и уравнительный социализм им так надоел – что они не видят смысла к нему возвращаться, даже учитывая огромные издержки современного капитала как переходного периода… к демократическому социализму!

Дело бескризисной социалистической модернизации провалилось не потому, что лидеры Перестройки поставили себе заранее, в 1985-м году, какие-либо контрреволюционные цели. Это несерьезно и балаганно – везде искать заговоры. Как какая-либо сложная проблема в России – сразу заговорщики виноваты. (ЦРУ, сионисты, масоны, националисты, сектанты, террористы, пацифисты и так далее и тому подобное – выбирайте на любой вкус или придумайте сами.) Никто не отрицает, к примеру, деструктивную роль ЦРУ и подобного типа организаций для советского государства. Но они могут только затормозить законы истории – а не создать их. Скорее всего дело было до банальности просто. Хотели как лучше – получилось как всегда. Быстрая модернизация социализма не осуществилась, потому что старый социализм развалили, а со строительством нового затянули. Что закономерно привело к победе более опытного на данный момент капитала. И это – не контрреволюция. Сторонники теории контрреволюции никак не могут понять одну простую вещь (или не хотят). Ничего страшного для российских марксистов в признании закономерной победы современного капитала — нет! Наоборот! Тем самым подтверждается факт, что для свержения такого капитализма понадобится качественно новый социализм — а не косметическая починка прежнего! Стоя в эффектной позе борца с контрреволюцией, можно лишь призывать к реанимации административно-командных форм прошлого, как якобы до сих пор революционных.  А народу это нужно?!.. Очень и очень спорно. Из идеологии контрреволюции в современных условиях вытекает только один подлинно реальный смысл – замена нынешнего мыла на вчерашнее шило, то есть брежневский застой. Вот и все. Все остальное – частности. Народу это – не нужно.

Поэтому «контрреволюционный» взгляд на современную политическую ситуацию в России кардинально не верен. Произошла не контрреволюция — а гибель сталинско-брежневской системы как переставшей отвечать вызовам времени. Эта гибель необходима – чтобы расчистить почву для нового. Но никто не собирается отрицать, что происходит это специфически радикально! В этом все дело! Происходит это путем временной победы сумевшего модифицироваться капитализма. Происходит это путем трудного и трагичного,  исторически более длительного и более опосредованного, чем ожидалось, революционного процесса, когда уничтожить казарменный социализм в итоге смог только современный капитализм. Как говорится – клин клином вышибают. Но его в свою очередь одолеет подлинно демократический социализм. Так и произойдет скачок в развитии социализма через преодоление «развитого» капитализма.

Потому что развитым на данный момент мы имеем именно капитализм — а не социализм! Современный капитализм не оголтелый фашиствующий строй первой половины ХХ века. Если бы такой строй победил – это действительно была бы контрреволюция. Но современный капитал развился до того, что его стали называть «шведским социализмом». Он никакой не социализм, это очевидно, но что посредством определенной социализации он по многим направлениям стал гармоничнее и эффективнее своих прежних форм — это также очевидно. А вот социализм-то у нас был как раз варварский по всем показателям. Тогда причем здесь контрреволюция?!.. Это еще бабушка надвое сказала, что эффективнее – модернизированное старое или варварски несовершенное новое.

Российские «левые» в оценке современного исторического момента не берут вопрос в аспекте конкретности истины. Не учитывают диалектику между формой и содержанием, сущностью и явлением. Они рассуждают сугубо формально: если социализм на ступень более высший строй по отношению к капитализму – значит после победы последнего на территории СССР произошла контрреволюция. В современных условиях это неверно. Надо обязательно смотреть исторически конкретно — а на каком этапе борьбы находятся данные противоположности, какой внутренней (количественной) насыщенности они есть по отношению друг к другу! К примеру, дилижанс на конной тяге ездил быстрее первого автомобиля. И что, если дилижанс быстрее ездил – все равно надо было его отринуть как «контрреволюцию» в способах передвижения по сравнению с формально более высшим автомобилем?!.. Да народ в те времена послал бы вас куда подальше с такой идеей и правильно сделал. (В принципе что он и сделал на переломе близлежащих веков в России — поменяв варварский социализм на более-менее современный капитализм. Это тяжело признать – но это факт, который должен призывать именно к усовершенствованию социализма, а не возврату к ее первичным формам.) Первый пароход плавал медленнее чайного клипера, доведенного до совершенства парусного судна, а борьба феодальной России с Наполеоном, рожденным буржуазной революцией, получила название Отечественной войны. Говорит ли все это о том, что парусное судно и российский абсолютизм прогрессивнее великой французской буржуазной революции и парохода в принципе?.. Конечно же нет! Это говорит лишь о том краткосрочном, но вполне закономерном периоде, когда новое еще недостаточно созрело — а старое еще недостаточно сгнило. Такой период случается сплошь и рядом при внимательном рассмотрении истории. И только когда, к примеру, царский строй подгнил окончательно, а «западный» буржуазный строй достаточно окреп – только тогда и произошла война 1855 года, прекрасно описанная классиком в «Севастопольских рассказах» и предопределившая реформы Александра II.

Любой знаток античности скажет, что рабовладельческая Римская империя на определенный период была сильнее и цивилизованнее раннефеодальных образований германских племен, хотя с формальной точки зрения она должна была рухнуть сразу же, как только создалось хоть одно раннефеодальное образование. А после падения Парижской Коммуны 139 лет существует тот же французский капитализм. Сам срок указывает на закономерность – а не на случайность. Вывод: зрелый, гибко социализированный капитализм может быть более цивилизованным по сравнению с первичными формами социализма. Тогда при чем здесь контрреволюция?!..

Социалистическая форма на заре своего рождения вследствие недостаточных темпов насыщения адекватным содержанием может быть на некоторый период примитивнее доведенных до последней степени совершенства капиталистических форм. Здесь уж кто кого обгонит. Вы сначала постройте более-менее классический, а не «раннефеодальный» социализм – а уж потом говорите о контрреволюции в случае его падения. В том-то и дело, что в России сначала был варварски примитивный, не сумевший приспособиться к потребностям научно-технической революции в необходимой степени первичный этап социализма. И наоборот, мировой капитал после второй мировой войны  перестроил свои ряды, сумел овладеть востребованными человечеством направлениями научно-технического прогресса и к концу ХХ века вновь занял лидирующие позиции в мире. Вот это – факт. Нагляднейший пример, который нарочно не придумаешь – развитие Восточной и Западной Германии и Северной и Южной Кореи. Эти страны начинали с идеально равного старта и какой результат?!.. Нет смысла и говорить! Тогда почему крушение ГДР есть контрреволюция по сравнению с уровнем ФРГ?!.. Риторический вопрос.

Нельзя схоластически путать возможность и реальность. Возможности социализма автоматически не гарантируют их реальность. Надо говорить о конкретных механизмах превращения одного в другое. Но что касается именно конкретных механизмов — современный россиянин пока лишь слышит солидарный вой левых о контрреволюции. И что ему остается думать в таких условиях?.. Только одно – что посредством данной шумной кампании силы прошлого пытаются банально обелить и восстановить прежний административно-командный строй. Тогда как своеобразная «двухходовая» историческая специфика развития России на современном этапе заключается совсем в другом. Первый ход — стоило капитализму предпринять определенные усилия по своей модернизации, как произошел крах пропитанного феодальным наследием, незрелого и варварского, не сумевшего адаптироваться к НТП административно-командного социализма. И то, что этот крах спровоцировала (именно спровоцировала, а не была настоящей причиной) Перестройка, разумеется, следствие давно назревшего положения. Второй ход: но этот крах расчищает путь подлинно демократическому социализму посредством уничтожения всех рудиментов казарменного прошлого и приобретения полезного капиталистического опыта! Сначала современный капитализм уничтожает казарменный социализм – а затем подлинно развитой социализм уничтожит его! Так и произойдет скачкообразно новая революция в России.

Следовательно, сейчас проблема не в том, чтобы громко кричать о контрреволюции, а в том, чтобы нынешний капитализм валить уже с помощью лозунгов будущего демократического социализма. Исторический процесс настолько обогнал современное «контрреволюционное» мышление актива КПРФ в частности, что на повестке дня стоит вопрос уже о смене модифицированного капитализма в свою очередь модифицированным социализмом! И «теория» контрреволюции в этом процессе абсолютно не нужна. Более того, такая «теория» играет на руку буржуазии, выставляя левых в крайне идиотском положении сторонников прошлого.

 

2. Специфика революции

 

Если кто-то хочет возвращения к прежним формам социализма — тот вернется к разбитому корыту. К примеру, хозяйственный механизм прежнего СССР в своих основных чертах сложился к 30-м годам прошлого столетия. Но и капитализм именно в те годы начал качественные изменения внутри себя. Таким образом, если сказать просто, но точно — только-только социализм догнал капитализм, как тот уже ушел на второй круг.

С подачи Рузвельта именно в те годы начались крупные изменения в системе мирового капитала после «великой депрессии». И для капитала в свою очередь это не прошло безболезненно. Имеется множество документальных свидетельств о крайне ожесточенных отношениях между Рузвельтом, с одной стороны — и Морганом, Дюпоном, Фордом и другими воротилами американского бизнеса, с другой. По крайней мере, в те годы и американский, и европейский капиталы испытывали колоссальные трудности, а идеи социализма, наоборот, имели широчайшую популярность в мире. Но повторим – капитал нашел в себе силы преодолеть кризис и выйти на новый уровень развития. Ко второй половине ХХ века он уже радикально модернизировал свой хозяйственный механизм, тогда как социализм остался в “тридцатых” в своих основных чертах. Таким образом фактически уже с тридцатых годов прошлого века начали создаваться предпосылки для крушения СССР. Уж не подумали ли некоторые безответственные головы, что победы социализма будут вечно?!.. Это смешно! Если сталинско-брежневский строй есть вершина социалистического развития и никуда не надо было развиваться – тем хуже было бы для самого социализма. Но слава богу – это не так! Наоборот, весьма резонно предположить, что когда-нибудь такому строю должны были дать «по голове». Что и произошло. Вывод — надо искать формы, адекватные современным историческим потребностям. Нужно искать новое качество социализма. Мы имеем революционный процесс — пусть и посредством победы более зрелого капитала на определенный период.

Если посмотреть на ситуацию с мировых позиций для полной ясности, победа капитализма над административно-командным социализмом есть момент исторического развития в результате единства и борьбы противоположностей, когда после нокдауна от Октябрьской революции капитализм перестроился, учел свои ошибки и нанес ответный удар. Но так и развивается прогресс через борьбу антагонистов! Без проигрыша – нет исправления своих недостатков. Теперь социализм должен преодолеть наступивший кризис, и если он с этим справится — именно таким способом и перейдет в более высшее состояние. Для того чтобы побудить социализм к качественным изменениям – и должна была произойти так или иначе победа капитализма! Без данной победы нет стимула к развитию! Другое дело, что формы этого стимула могут быть разными – как со сменой политического строя (СССР), так и более-менее плавными, без смены политического строя (в форме крупной модернизации, как в США после великой депрессии или в Западной Европе и Японии после второй мировой). Но это уже именно специфика основной закономерности. Главное, что это побуждение, или вернее сказать определенный проигрыш -  должен быть как таковой. Это обыкновенная диалектика как момент отрицания отрицания – нравится это кому-нибудь или не нравится.

И очевидно, что российская специфика этой диалектики во многом была предопределена состоянием прежнего административно-командного строя! Оттуда корни растут. Административно-командный режим фактически сгнил к своему концу, несмотря на внешнюю «позолоту». Среднегодовые темпы прироста произведенного национального дохода и производительности общественного труда в СССР в девятой пятилетке составили 5,7 и 4,5%, в десятой – 4,3 и 3,3%, в одиннадцатой – 3,6 и 3,1%. Спад налицо. А уж об экстенсивном характере экономики, вопиющем долгострое, огромной доле ручного труда, провале в сфере НТП, остаточном принципе финансирования социальной сферы и сферы услуг, непомерно раздутом ВПК, неэффективной работе агропрома, огромном отставании в номенклатуре и качестве потребительских товаров и вырастающей отсюда «теневой экономике»  — и говорить нечего. Все это предопределило радикальный характер преобразований как временную победу капитализма на первой стадии диалектического перелома. Но как уже очевидно и понятно, неприятие автором концепции контрреволюции в анализе современной ситуации в России не говорит автоматически, что он сторонник капитализма. Ни в коем случае! Это говорит лишь о том, что не надо идти назад — то есть менять нынешний капитализм на старый социализм; это говорит о том, что наоборот, нужно продолжение революции путем уже свержения современного капитализма идущим за ним и вырастающим из него более качественным социализмом!  

Продолжение революции заключается в том, что сначала с помощью Перестройки мы сделали первый революционный шаг – разбили бюрократический централизм в лице административно-командной системы. Первый шаг потому, что бюрократический централизм трансформировался в нынешний российский капитализм, и по большому счету последний является моментом эволюции первого до наивысшей точки диалектического самоотрицания — до путинского бонапартизма. Современный российский капитализм – кровь от крови, плоть от плоти та же сталинско-брежневская административно-командная машина. Члены «Единой России» в основной массе  были функционерами КПСС вплоть до конкретных фамилий. Весь современный буржуазно-чиновничий аппарат – та же прежняя административно-командная номенклатурная камарилья с незначительными изменениями. «Единая Россия» — это КПСС сегодняшнего времени в ее наихудших чертах! Следовательно, как ни крути – против Номенклатуры №2 нужна  и Перестройка №2! То есть теперь необходимо сделать второй революционный шаг - разбить данный капитализм продолжением строительства демократического социализма! Насколько исторически трансформировалась бюрократически-централистская тенденция в России посредством перехода от административно-командного строя к путинско-медведевскому бонапартизму – настолько должна трансформироваться демократическая тенденция посредством перехода от немощной горбачевской Перестройки к подлинно боевой, мощной, масштабной и окончательной Перестройке №2! Для противодействия всему старому скопом – нужна еще одна, и решающая волна рабочей демократии! Именно демократии – а не выкидыша прежней бюрократической системы!

При этом никто за ошибки первой Перестройки ответственности с Горбачева и иже с ним не снимает. Горбачев и Ко виноваты в том, что крайне навредили делу реформирования социализма, не подготовившись как следует. Хуже нет испортить дело – как плохо его начать. Более того, Горбачев и Ко виноваты в том, что впоследствии предали идеи Перестройки и перешли в стан буржуазной социал-демократии. Но в историческом аспекте все же из перестроечных событий сделали обыкновенного козла отпущения. Свалили все грехи на них — и таким образом оставили в тени брежневское «наследие», которое и предопределило эти грехи в своей базовой основе! Как говорится, кто вскрыл пороки старого – тот и виноват.

Поэтому исторический выбор на исходе ХХ века перед руководством СССР был не между якобы умирающим капитализмом и развитым социализмом, требующим лишь косметического ремонта, но в результате каких-либо субъективных козней этот ремонт якобы перерос в контрреволюцию. Чушь все это. Детский лепет. Это глобально неверный взгляд на окружающую действительность. На самом деле реальный выбор был между гибко социализированным в своих лучших формах, сумевшим адаптироваться к НТП сверхсовременным мировым капитализмом (одна Япония чего стоит) — и крайне отсталым, варварски примитивным из-за фактической уравнительности, чуть ли не феодально-милитаризованным социализмом. Исходная посылка заключается именно в этом! Именно такой незрелый социализм и проиграл капитализму! И в таких условиях говорить о контрреволюции – чистейший фарс. В таких условиях победа капитализма суть есть прогресс; есть первый шаг на пути к демократическому социализму, особенно если сравнить нынешнее положение вещей с той катастрофой вселенского масштаба, продлись казарменные формы прежнего социализма еще с десяток лет! Если бы сохранилось стагнационное состояние прежнего социализма – и Россия перестала бы существовать как федерация, разбившись на уйму мелких государств в результате неизбежного коллапса. Увод от чего – и был начат Перестройкой. Такова реальная оценка ситуации и такова исходная предпосылка в анализе последних исторических событий. Из такой предпосылки крайне проблематично делать вывод о контрреволюции. Наоборот – здесь прямо таки напрашивается вывод о начавшейся революции, но которая в силу предшествующей специфики пошла по опосредованному сценарию в виде временной победы модифицированного капитализма.

Мы идем к подлинно развитому социализму через временную победу модифицированного капитализма – потому что без достаточного капиталистического развития нормальный социализм невозможен. Нельзя в одиночку полностью перепрыгнуть предшествующие ступени развития. Насколько легко было сделать Октябрьскую революцию в России – настолько трудно ее удержать. Насколько недоставало именно капиталистического развития в истории России – настолько история восполнила баланс, вернув это развитие сейчас. Фактически в силу предшествующего развития мы перешли к социализму не столько от капитализма, сколько сразу от феодализма. (По крайней мере что-то очень близкое к этому. Кто хоть немного знает российскую историю – не даст соврать.) Вот за ту специфику мы сейчас расплачиваемся нынешней спецификой, что в итоге приводит к историческому балансу. То есть мы имеем не контрреволюцию — а революцию как опосредованное диалектическое отрицание от административно-командного социализма к демократическому через фазу капитализма именно в силу предшествующей малой капиталистичности России.

Практика показывает, что у нас реализуется путь развития, отличающийся от классического европейского. Как метко говорят в народе, своего можно добиться не мытьем, так катанием. Если в Европе произойдет социалистическая революция – то реставрация капитализма там будет настолько проблематична, что почти невозможна. Там все произойдет одним махом. Революцию в Европе будет очень трудно начать – но гораздо легче сохранить. Потому что в Европе капитализм развит настолько, что давно подготовил предпосылки для последующего стабильного социалистического развития. Отнюдь не такая ситуация в России. Мало того – она даже противоположная. Социализм в России победил раньше, чем в Европе — но унаследовал родимые пятна царского абсолютизма. (Наши рабочие диссиденты в 70-х годах прошлого века в своих программах сталинско-брежневскую практику именно так и называли – «феодальный социализм».) Получается, что у нас сразу, вперед достаточного развития капитала, был осуществлен социализм — но в силу этого как раз унаследовавший дух и нравы феодализма, которые тормозили дело. В силу этого наследия Перестройка не смогла построить демократический социализм сразу и сначала открыла дорогу капиталу, уничтожающему феодальные рудименты прошлого и подготавливающему почву уже для нормального социализма.

Повторим — никто не спорит, что реформационный переход приобрел именно кризисный характер в лице современного капитала. В принципе можно было бы такую специфику проскочить, перейдя от старого социализма к новому без непосредственной победы капитала, если бы субъективный фактор был на должной высоте и компенсировал специфику объективных факторов. Но что получилось – то получилось. Диалектическое отрицание прежнего административно-командного социализма все равно надо было начинать, пусть и посредством победы современного капитала для первого шага. Иначе не было бы вообще какого-либо движения вперед! И в этом смысле как горбачевская Перестройка, так и современный капитализм оказались исторически необходимыми и прогрессивными. Поэтому, собственно – и имели место быть.

Не надо закрывать глаза на очевидное. Надо откровенно признать, что сталинско-брежневский социализм к концу своего существования впал в вопиющую стагнацию – тогда как мировой капитал, наоборот, взял резкий старт. (Стоит только сравнить производительность труда и динамику НТП между первым и вторым.) Мы не можем с позиций современника полностью оценить ушедший двадцатый век, но вполне возможна точка зрения, что его вторая половина войдет в анналы истории как по своему выдающееся, эпохальное событие в виде второго рождения капитализма, начало чему в целом и общем положил рузвельтовский курс. Скорее всего, больше такого случая у капитализма не будет. Но как бы там ни было — этот феномен и предопределил современную специфику перехода от административно-командного социализма к демократическому через временную победу модернизированного капитализма.

В итоге тот, кто стоит на подлинной историко-диалектической точке зрения, должен сказать – спасибо, господа капиталисты, что ткнули лицом в наши недостатки. Если бы этого не было – мы бы еще глубже утонули в болоте полуфеодального застоя, окончательно превратив социализм в некий постмодернистский феодализм. В каком-то смысле можно сказать, что Перестройка спасла Россию! Если бы все оставалось по старому – был бы такой взрыв, что уму непостижимо. Развалился бы не только Советский Союз — но и Российская Федерация! Какая же Перестройка после этого контрреволюция?!.. Тогда это наоборот – революция, открывшая клапан кипящего котла и таким образом спасшая страну! Или точнее сказать, скальпель хирурга, вскрывший давно гноящуюся рану. Ну а то, что этого гноя оказалось достаточно много – только безграмотные путаники или намеренные провокаторы могут поставить в вину исключительно Перестройке, а не всему предшествующему состоянию страны.

Совершенно другой разговор – что проигрыш все равно оказался тяжелым. Никто этого не отрицает. Но как ни жестоко говорить – это дело с пятого на десятое с исторической точки зрения. История знает только одно правило — кто слаб, тот и проигрывает. Капитализм выиграл ровно настолько – насколько примитивным был социализм. Ни больше – ни меньше. Следовательно, не признавать эту примитивность это значит быть обыкновенным тупицей, а не стойким марксистом. Это совершенно разные вещи. Варварски-первичный социализм оказался менее цивилизованным по сравнению с развитым капитализмом. Следовательно, если у нас был такой социализм, а у нас был именно такой социализм – в результате его крушения в России никакой контрреволюции нет. Наоборот, началось трудное качественное преобразование общества, потому что на плечах и опыте современного капитала начался путь уже к зрелому демократическому социализму.

Но это не говорит о том – что сейчас все хорошо и все счастливы. Это говорит лишь о том, что данную революцию надо продолжать — и чем скорее, тем лучше.

 

3. Чем настоящее социалистическое соревнование отличается от капиталистической конкуренции 

 

Но если кто-либо думает, что капитализм является панацеей от всех бед в настоящем и будущем, тот сильно ошибается. По сравнению с обществом подлинного социалистического соревнования он несомненно проиграет. Потому что зрелый социализм – тоже весьма соревновательный строй, который заставит шевелиться каждого, кто не хочет энергично работать! Но все по порядку.

Социализм по законам диалектики не может быть ничем иным, как единством и борьбой противоположностей. Он существует как в административно-командной форме – так и в хозрасчетно-соревновательной, и теперь наступила очередь последней. Давным-давно в кругах левой общественности России должна вызреть основополагающая мысль — время уравнительного социализма прошло, и возврат к нему невозможен! Мы должны перейти к строительству буквально бешено-соревновательного социализма, жестоко уничтожающего прежнюю уравнительность и расхлябанность. С другой стороны, соревновательный социализм будет окончательным приговором капиталу — что никак не могут понять (или притворяются, что не могут) нынешние российские «коммунисты».

К примеру, буржуазная элита России и подконтрольные ей СМИ неустанно призывают россиян быть предпринимателями. Но иначе как фарсом эти призывы назвать нельзя, потому что отношения частной собственности, которые ревностно защищает режим Путина-Медведева, и подлинно развитое предпринимательство – вещи несовместимые по своей сути! При частной собственности основные средства производства в обществе принадлежат лишь части этого общества (отсюда и само слово – частная), и части, как правило, весьма мизерной, тогда как большая часть нации лишена их. Тогда причем здесь развитое предпринимательство?!.. БРЕД СИВОЙ КОБЫЛЫ!

В России подавляющее число трудоспособного населения является наемными работниками. Они именно наемные работники — а не хозяева средств производства. Говорить в таких условиях о всеобщем предпринимательстве – чистейший маразм. Любой экономист знает, что частная собственность в главенствующей монополистической форме, которую мы имеем в стране и мире, это диктатура кучки лиц, захвативших основные средства производства. Общество, основанное на такой собственности, обыкновенное тоталитарное общество, где власть принадлежит хунте крупных собственников. Конечно, есть разные проявления такой хунты. Существует более-менее гибкая, как в Западной Европе — а есть уродски олигархическая, как в России (в виде Дерипасок, Лисиных, Потаниных, Прохоровых и т. д.). Тогда тем более общество, основанное на олигархической собственности – со всенародным предпринимательством не имеет  ничего общего! Это профанация реального предпринимательства и экономического соревнования.  Отвратительная пародия на него.

Мы беремся доказать — что в России необходима диктатура пролетариата. Но диктатура пролетариата не в прежнем административно-командном исполнении – а как реальное, даже можно сказать безжалостное по отношению к проигравшим социалистическое соревнование. Данного соревнования в СССР и не было — поэтому он рухнул. И наоборот, если мы построим такое соревнование — непременно добьемся высокого уровня удовлетворения материальных и духовных потребностей личности и общества в стране, на что правительство Путина-Медведева не способно. Но для этого необходимо еще раз определиться с некоторыми базисными предпосылками.

Одной из коренных мер перехода к эффективной  экономике в условиях социализма должно стать жесткое отделение обязательств государства от обязательств госпредприятия. Трудовой коллектив, который плохо хозяйствует,  должен  иметь  меньший доход и не надеяться на безвозмездную помощь от государства.  Разумеется, верно и обратное — кто хорошо хозяйствует, тот государству кроме нормативных отчислений ничего не должен. Вся оставшаяся прибыль остается в распоряжении трудового коллектива — отсюда и возможность повышения уровня зарплаты. Это и будет реальным хозрасчетом и реальным экономическим соревнованием. При таком режиме «центр» прекращает практику номенклатурных назначенцев сверху — так как трудовой коллектив должен сам собой управлять в пределах своей компетенции. Процветает  принцип: больше прав – но и больше обязанностей.

Недолгой и весьма приблизительной практикой такого социализма был НЭП, когда В. И. Ленин пересаживал тресты на хозрасчет. Его болезнь и последующая смерть не позволили придать делу характерные черты. Но все равно в СССР должно было начаться рано или поздно диалектическое отрицание от административно-командной диктатуры к хозрасчетно-соревновательной (или к  демократическому социализму, по старой терминологии). Никуда от этого объективного процесса не уйти.  И такая попытка действительно произошла в конце прошлого века в виде Перестройки. Другое дело, что это отрицание пошло трудным и опосредованным путем, путем временной победы капитализма. Но что лишь осложнило дело – не отменяя его! Все равно конечной целью развития России на современном историческом этапе является диктатура пролетариата как общество безжалостного к лентяям и пройдохам социалистического соревнования. Но только так мы и одолеем капитализм!

То есть в экономическое соревнование между собой должна вступать не мизерная кучка капиталистов — а все трудовые коллективы страны на условиях реального хозрасчета. Но так как подавляющее число дееспособных граждан и является работниками предприятий и учреждений – таким образом фактически весь народ и становится предпринимателем! Проблема лишь в том, чтобы уравнять стартовые условия для такого соревнования. Существуют объективные условия производства, которые не зависят от трудового коллектива и отдельного работника и не должны влиять на размеры вознаграждения. К примеру, естественный монополизм, климат, территориальное расположение и прочее. Дополнительный положительный эффект от использования лучших условий производства (равно как и негативный от применения худших) должен относиться на счет общества в целом. Но вторая группа объективных условий производства, относящихся к его техническому уровню и организации, зависит от усилий трудового коллектива и  отдельного  работника (модернизация производства за счет хозрасчетного дохода, изобретательская и рационализаторская деятельность). Естественно, что коллективы предприятий имеют основание для вознаграждения от получаемого таким образом эффекта. И такой принципиальный механизм можно распространить не только вовне предприятия — но и внутрь его. До уровня цеха, участка, бригады – вплоть до каждого трудящегося. Тогда весь народ и будет участвовать в подлинном экономическом  соревновании.

Повторим — никакой уравниловки. Уравниловка – смерть для рабочего строя. И не надо ее путать с социальной  справедливостью — на чем «свихнулся» прежний СССР. Как мы знаем, для социальной справедливости помимо оплаты по труду существует общественный фонд потребления и социальное компенсирование. Наоборот, как раз в наличии таких механизмов и заключается инструмент создания именно равных условий для соревнования. Но не более того! Нельзя из общественных фондов потребления делать «скатерть-самобранку» для пройдох и тунеядцев. К примеру, раньше общественные фонды потребления в теории и практике рассматривались по преимуществу как благотворительные, что вело к ослаблению их стимулирующей роли, появлению иждивенческих настроений, а следовательно, и к деформации социалистических принципов распределения. Упускалось из виду, что многие выплаты и льготы за счет этих фондов могут вписаться в мотивационный механизм лишь в том случае, если они тесно увязаны с результатами  труда людей. Недобросовестный работник не должен рассчитывать на равное с добросовестными тружениками потребление из этих фондов: в форме пенсий, распределения жилья, предоставления путевок в санатории и дома отдыха, продолжительности отпусков и т. д.. (Тем более это необходимо при прямых злоупотреблениях — когда лица, имеющие высокое должностное положение, получают преимущественный, а то и монопольный доступ к общественным фондам потребления.)

Социалистическое соревнование требует соответствующей политической структуры. Ничего плохого в советской собственности как форме общенародной нет. Именно тогда каждый россиянин становится собственником средств производства всей страны. Проблема отнюдь не в том, чтобы советскую власть, и соответственно государственную собственность в такой форме уничтожить — как пытаются убедить нас буржуазные идеологи. Проблема в том — чтобы она существовала в условиях реального хозрасчета и соревнования! Когда рабочего и служащего будет подгонять к экономической и политической активности угроза реального понижения доходов в случае плохой работы! Что ж — об этом надо еще раз сказать твердо. Советское государство как таковое обязано уравнять стартовые условия для трудовых коллективов, и реальный хозрасчет предоставляет для этого решающую возможность. Но если даже в таких условиях какой-либо трудовой коллектив довел дело «до ручки» – придется отвечать ему самому. Банкротство так банкротство в наихудшем случае – со всеми вытекающими отсюда последствиями.

С другой стороны, реальное социалистическое соревнование в рамках общественной собственности качественно преобразует саму эту собственность. К примеру, приводит к оптимизации комплексного социально-экономического развития регионов; к социальной ориентации планирования; к положительной динамике выполнения научно-технических программ и развития территориально-промышленных комплексов. Приводит к должной охране труда; к увязке тарифных ставок, норм выработки и должностных окладов с конечными результатами труда; приводит к учету инфляции, к должной оплате при совмещении профессий, при сверхурочных, при условиях труда, отклоняющихся от нормальных  и так далее – тогда как капиталист при каждом удобном случае, а то и без него, пытается «сэкономить» в этих вопросах.

Настоящее социалистическое соревнование приводит к масштабному социальному развитию коллектива. Образование полнокровного фонда социального развития (о котором при капитализме можно только мечтать) максимально облегчает  тяжелую жилищную проблему для трудящегося, не говоря уже о других направлениях, вплоть до выделения средств на развитие садово-огородных участков работников предприятия. А уж если затронуть вопросы, как благодатно социалистическое соревнование скажется на развитии кооперативного движения и индивидуально-трудовой деятельности вследствие резкого повышения потребительского уровня трудящихся; как беспощадный хозрасчет побуждает к искоренению бюрократизации и коррумпированности власти – это могло бы быть неисчерпаемой темой для всякого  пролетарского политика.

Однако уже сейчас ясно: диктатура пролетариата в виде подлинного (!) социалистического соревнования отличается от диктатуры капитала в виде капиталистической конкуренции главным и основным – когда имеют возможность соревноваться на равных условиях сами трудящиеся! Что касается социальной справедливости, то это не уравниловка — а равный доступ к средствам производства. А уж сколько заработаешь при таком доступе – твои проблемы. Будешь плохо работать  –  будешь  плохо  жить. Именно таким должен быть настоящий социализм, от которого, к сожалению, отвыкли (или даже и не знали) массы россиян.

 

 

4. Почему теория контрреволюции крайне вредна и махрово реакционна

 

В свете вышесказанного еще раз поговорим о так называемой контрреволюции в оценке современного момента в России. Теперь не вызывает сомнения, что «теория» контрреволюции – это провокация со стороны реакционных сил. Провокация в идеологической сфере точно такая же — как эсеровские «эксы» в начале ХХ века.

Упомянутые «эксы» выглядели внешне крайне впечатляюще, особенно в глазах экзальтированной молодежи, но как известно, они отвлекали массы от подлинно революционной борьбы. То же самое происходит и сейчас со всей этой шумихой вокруг “контрреволюции”. Крикуны от контрреволюции печатаются на первых страницах левых изданий, их радикальные характеристики должны быть опасными для современного режима. Казалось бы — по таким разоблачителям тюрьма плачет. Однако парадокс — никому нет до них дела. Ни народу — ни властям. С чего бы это?..

Да потому что ни народ, ни власть не обманешь, когда дело касается серьезных вещей. На самом деле все эти крикуны призывают к воссозданию старых форм социализма — но именно это власти не страшно, а народу не интересно! Буржуазия знает отлично, что за такой политикой народ не пойдет — а посему ей ничто не угрожает. Но более того, такие призывы отвлекают массы от продолжения модернизации социализма в виде Перестройки №2 — называя ее предшественницу контрреволюцией. То есть отвлекают массы от подлинно опасного для современного режима опыта модернизации социализма путем анализа уроков второй половины 80-х прошлого века. Ату все это, видите ли, все это контрреволюция. И таким образом продлевается срок правительству Путина-Медведева – потому что убивается подлинная альтернатива ему в виде реального социалистического соревнования! За что, собственно, этих крикунов не особенно-то и трогают.  В принципе даже  поддерживают. Пусть шумят мужички для отвлечения внимания. «Системная оппозиция»!

Из неудачи Перестройки «с ходу»   осуществить давно назревшее и нужное дело по реформированию социализма почему-то сделали вывод о ненужности самого этого дела. Мало того – сделали вывод о контрреволюционности этого дела! Абсурд! Тогда как для всякого подлинно левого россиянина вывод ясен — не надо поддаваться на «контрреволюционную» провокацию, не надо дважды наступать на одни и те же грабли, реанимируя полуфеодальный социализм посредством идеологии контрреволюции. Российскому народу нечего бояться смотреть правде в глаза. Поставим точный диагноз – быстрее вылечимся. Развал Советского Союза №1 есть объективный революционный процесс на пути к созданию Советского Союза №2. Анализ и синтез – ядрена вошь. Прежде чем соединиться – надо разъединиться. Никуда от этого жестокого процесса не уйти. Прежде чем соединиться на более высоком уровне – надо разъединиться в процессе очистки от старых форм. Никто не спорит, что этот процесс можно было бы сделать мягче и гибче, и в этом смысле Горбачева никто защищать не собирается, и нечего на эту тему спекулировать. Но вышеозначенный процесс как таковой обойти нельзя. Из-за чего режим Ельцина-Путина-Медведева и поддерживается российским народом и будет поддерживаться до тех пор, пока подлинные коммунисты не перенацелят его на задачи движения вперед — а не на “контрреволюционные” стенания по прошлому.

Как раз для того чтобы положить этому режиму конец – надо отринуть теорию контрреволюции и взять на вооружение теорию неоконченной революции как характеристику современного момента! Как идеологию следующего этапа развития — этапа демократического социализма, который и похоронит современный капитализм! Надо бороться с капитализмом не с точки зрения прошлого – а с точки зрения будущего! Именно этого режим Путина-Медведева боится, как черт ладана!

Если сказать совсем просто, но тем не менее верно – ну и пусть современный капитализм уничтожил прежний казарменный социализм. Рабочему человеку что от этого?!.. Он что, в отличие от ораторов за «контрреволюцию» так уж хорошо жил при Сталине-Брежневе?!.. Да бросьте! Поменять шило на мыло – это не контрреволюция. «Шило» не может быть более контрреволюционным по сравнению с «мылом». Конечно, сейчас извечные трудности капитализма налицо, тогда как вопиющий идиотизм брежневской экономики постепенно забывается. И этим пользуются зюгановцы для раздувания доперестроечных патерналистских настроений. Но толку-то от этого?!.. Зачем один маразм менять на другой!?.. Надо двигаться вперед – как бы это ни было трудно!

Нам не нужно ни первое — ни второе. Ни административно-командный социализм — ни нынешний капитализм. А нам нужно третье — подлинно развитой, подлинно рабоче-демократический социализм как следующий этап развития. Тогда еще раз спрашиваем – причем тут контрреволюция?! Понятие контрреволюции предполагает только одно – надо возвращаться в прошлое. Все! Соединить «коня и трепетную лань» – концепцию контрреволюции с обновленным социализмом, как это делает в своей программе КПРФ, в принципе невозможно! Лебедь, рак и щука – самое галантное обозначение такой ситуации. КПРФ этот нонсенс якобы не видит. Весьма показательная близорукость для тех, кто под «обновлением» понимает лишь косметическую починку все того же брежневского социализма! Вот с этой точки зрения сразу становится ясно, почему эти несуразности уживаются друг с другом.

И наоборот — в лице Перестройки мы имеем начало пусть тяжелейшей, но реформационной эпохи! Ни о какой контрреволюции и речи быть не может. Но мы имеем до сих пор неоконченную реформацию — что тоже не подарок. Но здесь надо винить в первую очередь себя и не позволять пудрить мозги как контрреволюционной чепухой, с одной стороны, так и путинским «развитым предпринимательством» — с другой. Все это отвлекает от главного дела – от движения к демократическому хозрасчетному социализму.

Крики о контрреволюции в современном российском политическом процессе также уместны, как плоскогубцы в бане! Кричать о контрреволюции в современных условиях это элементарно тащить все дело в прошлое, в сталинско-брежневские времена. Следовательно, российские трудящиеся ни в коем случае не должны клевать на контрреволюционную наживку, несмотря на ее внешнюю «решительность». Будущий демократический социализм должен отринуть как современный буржуазный строй — так и прошлый административно-командный! Не видеть этого элементарного факта – заблудиться в трех соснах! Конечно, надо взять все положительное из прошлого (закон положительного отрицания) – но крушение в том числе сталинско-брежневского социализма с исторической точки зрения неизбежно. Тогда причем здесь контрреволюция, в конце-концов?!..  

Все разговоры о  контрреволюционном характере Перестройки второй половины 80-х годов прошлого века – реакционный бред. Наоборот, Перестройка и вытекающие из нее современные события суть есть более длительный, чем хотелось, тяжелый реформационный процесс перехода от старого социализма к новому посредством временной победы модифицированного капитализма и борьбы с ним. И этот процесс до сих пор не окончен — со всеми вытекающими отсюда трагичными в том числе последствиями. Несомненно, что российский капитализм уже гниет и отравляет ядом все окружающее. Но откат от него к административно-командному социализму (а следовательно, идеологическая платформа данного отката как теория контрреволюции) — это вообще движение вспять! Данная «теория» суть есть идеологический артефакт. Такого отката в объективной реальности никогда не будет – но осложнить естественный ход событий эта «теория» как субъективный фактор очень даже может. Сама жизнь, вольно или невольно, заставит в процессе борьбы с победившим капитализмом строить именно новый, именно отрицающий в том числе административно-командные черты прошлого демократически-соревновательный социализм. Иначе социализм как таковой вообще не победит. И оплевывание данного процесса как «контрреволюции» суть есть реакционная истерия, выполняющая роль служанки буржуазии! Тогда всякий буржуа имеет полное право сказать, указывая пальцем на кучку дергающихся в контрреволюционном трансе социал-феодалов — посмотрите на этих «коммунистов», они хотят утащить страну в прошлое. А посему мы, буржуазия – единственный защитник прогресса и цивилизации. И вот ведь парадокс – в принципе он будет прав! Потому что когда нет ясной концепции будущего, народ хотя бы предпочтет настоящее капиталистическое прошлому казарменному. Вывод – тьфу на всю эту «контрреволюционную» политику, несмотря на ее внешнюю радикальность, потому что она элементарно стелет красную дорожку под ноги буржуа. Плюнуть да растереть.

А поэтому мы вновь и вновь повторяем, даже рискуя надоесть читателю, но «контрреволюционная» идеология столь коварна для России в силу ее внешней “решительности” и фактической внутренней реакционности, что лучше переборщить, чем недоборщить — мы повторяем,  никто не спорит, что Перестройка не справилась с крайностями переходного периода как в виде ГКЧП, так и в виде горбачевского буржуазного социал-предательства и ельцинской вакханалии. Мы не скрываем этого и говорим об этом открытым текстом. Ну так и давайте бороться с этими крайностями! Но стремиться в принципе назад, в прежний бюрократический строй под прикрытием трескучих фраз о контрреволюции – банальная реакция! Замена нынешнего шила на вчерашнее мыло! Но именно к этому и призывает КПРФ и иже с ней. В сухом остатке именно такова ее идеология! И абсолютно правильно делает большинство современных россиян, когда отказывает подобным «коммунистическим» партиям в доверии. Менять нынешний капитализм на прежний административно-командный режим – это и есть настоящая контрреволюция!

 

5. Выводы 

 

Как бы ни изворачивалась КПРФ и иже с ней в построении своих различных идеологических конструкций, исходный принцип контрреволюции в этих конструкциях тянет все дело на дно, как камень на шее. Он разоблачает перед российским народом истинное нутро таких «конструкторов» как бешеное желание возвратить прошлое. А за такой политикой ни один нормальный русский мужик не пойдет. Зачем ему хрен на редьку менять?!.. Абсолютно незачем.

Вся проблема в том, что критика современного капитализма  со стороны нынешних «левых» происходит с позиций прошлого, духовной субстанцией чего и является идеология контрреволюции -  а не с позиций  настоящего и будущего, духовной субстанцией чего является идеология неоконченной революции. Если судить с последней точки зрения, надо высоко на пьедестал поднять лозунг экономического соревнования. И единственный рычаг здесь – подгонка рублем. Все остальное по-русски называется трепом. Следовательно, надо осуществить гораздо более масштабную соревновательную среду по сравнению с капитализмом! Надо осуществить именно настоящее социалистическое соревнование, которое эффективнее капиталистической конкуренции! И реальный хозрасчет – идеальный инструмент для этого. Еще раз повторим – нужен именно реальный хозрасчет и настоящее социалистическое соревнование, проводимые железной рукой сознательных рабочих.

Здесь мы и подходим к более конкретной сути. Если сказать абсолютно конкретно, из-за чего собственно весь «сыр-бор»: если Перестройка второй половины 80-х годов прошлого века контрреволюция — тогда и закон о госпредприятии от 30 июня 1987 года с впервые открыто провозглашенным самоуправлением трудовых коллективов (после знаменитых фабзавкомов 1917 года), и попытки развития полнокровной кооперации и индивидуально-трудовой деятельности (законы о кооперации и ИТД), и попытки перевода части управленческих функций от партии к Советам (вспомним  отмену 6-й статьи Конституции СССР), и гласность (закон о СМИ) тоже контрреволюция! Тогда выходит, что сторонники “перестроечной контрреволюции” ненавидят эту самую Перестройку именно из-за ее реальных попыток настоящего хозрасчета и самоуправления трудовых коллективов! Ненавидят всеми фибрами души! Потому что они хотят нынешний капитализм заменить опять бюрократическим централизмом — когда они будут неприкасаемой кастой и «равнее всех равных»!

Нет уж – дудки! Кукиш с маслом! Для российского рабочего такая замена –поменять нынешний буржуазный беспредел на прежнюю нищету уравнительного социализма. Поменять именно на «уравниловку» – а не на социальную справедливость, как показано выше. Да не надо нам ни первого – ни второго! Нам нужен демократический соревновательный социализм, более-менее зачатки которого появились во время горбачевской Перестройки. Да, мы не смогли сделать полезное дело с первого раза. Мы завалили дело бескризисного перехода. Да, Горбачев обернулся дешевкой — не по Сеньке шапка оказалась. Но в результате – с водой выплеснули и ребенка! Принципиальный соревновательно-социалистический смысл идей Перестройки загнали «в тень»!

Нет уж – хватит. Российский рабочий класс должен понимать, что Перестройка конца прошлого века требует отделения зерен от плевел, потому что наряду с зачатками рабочей демократии в ней было очень много вредного. Но отторгать ее в историческом принципе – идиотизм! Кстати, при всей общей болтовне об ужасах Перестройки никто еще не подверг конкретной критике, по крайней мере общеизвестной, ее коренные шаги, хотя бы тот же Закон о госпредприятии. Что в нем именно с исторически-знаковой позиции плохого?!.. Сначала надо определиться стратегически — является ли данный закон исторически эпохальным или не является. И всякий честный марксист скажет – конечно же является. И он был принят – именно во время Перестройки! НО ДЛЯ КПРФ ЭТОКОНТРРЕВОЛЮЦИЯ! Спрашивается – зачем нужна такая партия?!..

Современное революционное движение в России профанировано потому — потому что так называемые левые из-за контрреволюционного отношения к последним процессам в стране прерывают линию развития российской истории! Тогда они фактически говорят – надо было стоять на месте. Все! Вот и весь реальный смысл понятия контрреволюции в современных условиях! А посему разброд в первую очередь в головах «левых» — а уж потом в делах. Устраним этот разброд – и дела пойдут в гору. К примеру, россияне среднего и старшего возраста должны помнить, когда  известный экономист академик Л. Абалкин сказал с трибуны Верховного Совета СССР – мы живем, как работаем. Какую бурю негодования тогда это вызвало в виде показного патриотизма — поди ж ты! А оказалось – как в воду глядел. Именно низкая производительность административно-командного социализма в конечном итоге привела Советский Союз к краху – и нечего на Перестройку пенять. Ей можно поставить в вину лишь то, что она не самым лучшим образом начала реализацию  исторической  потребности по разрушению старого и созиданию нового. Но – начала! И возвращаться назад — бессмысленно, если не сказать крайне реакционно! Перестройка и последующие события никакая не контрреволюция — а наоборот, до сих пор неоконченная революция! Что не отрицает, а предполагает определенную стагнацию в состоянии современного общества. Но в том-то и все дело — что выход из этой стагнации заключается в еще большем движении вперед! Из нынешних трудностей надо выбираться продолжением социалистических реформационных идей – а не отказом от них! Надо не отказываться от идей Перестройки второй половины 80-х годов прошлого века как исходного пункта нашей новейшей истории — а перенацелить, перепрограммировать их в соответствии с моментом! Если раньше мощь данных идей была направлена против административно-командного социализма – то теперь их надо направить против капитализма!

Против Номенклатуры №2, которой фактически является режим Путина-Медведева как преемник бюрократического централизма прежних времен – нужна Перестройка №2 как преемница революционно-демократической традиции! Не получилась модернизация социализма с первого раза (что в принципе не так уж и удивительно, а даже закономерно, учитывая масштаб перемен) – получится со второго! В этом и будет заключаться продолжение социального прогресса!

Нам надо двигаться вперед. С тем упорством и талантом, с которыми российский народ создал великую военно-политическую державу — пора создавать великую торгово-промышленную державу. Пора доводить революцию до конца! Пора свергнуть режим Путина-Медведева и сделать еще один, и последний шаг навстречу обществу диктатуры пролетариата как обществу полнокровного  социалистического соревнования. Никогда еще подлинные российские марксисты не были символом возвращения в прошлое. Во всем они видят печать разрушения и диалектического отрицания. Если уж что восстанавливать – то именно такую традицию.

 В результате чего в России необходимо появление совершенно новой партии. Ее принципиальное отличие от ныне действующих «левых» партий должно заключаться в отторжении концепции контрреволюции в оценке современного исторического момента и признании революционности событий в стране от Перестройки и по наши дни, пусть и в радикальном специфическом варианте победы современного капитализма как первой стадии. Быть противником идеологии контрреволюции, которая пронизывает сейчас всю «коммунистическую оппозицию» в России – это не значит быть сторонником режима Путина-Медведева. Наоборот — это значит идти дальше, к подлинно демократическому социализму как следующей форме диктатуры пролетариата!

КПРФ громогласно заявляет, что она является преемницей лучших традиций РСДРП(б)-ВКП(б)-КПСС. Это неправда. Не может партия, которая зовет в прошлое, быть преемницей марксистов-ленинцев, все время смотревших в будущее. Никто и не думает отрицать, что нынешний российский капитал нужно свергнуть – куда уж яснее выразиться! Но ради чего?.. Ради восстановления прежних казарменных форм социализма?.. Но это маразм! Тяни мочало – начинай сначала. Это будет полным историческим абсурдом – если мы нынешний капитализм будем свергать ради восстановления прежнего полуфеодального социализма. Полным! Если нынешний капитализм суть есть контрреволюция — от него надо возвращаться в прошлый административно-командный строй, как якобы до сих пор революционный. Но это такой же абсурд — как идеология Путина-Медведева с их «развитым предпринимательством». На самом деле надо идти только вперед — к диктатуре пролетариата как обществу настоящего, реального социалистического соревнования!

Да, из-за Перестройки миллионы россиян были вырваны из прежней уравнительной, но стабильной жизни. Да, определенная часть населения до сих пор осыпает ее проклятиями. Но повторим — в каком смысле? Если в смысле, что вообще ничего не надо было делать, а оставить все как есть – дело окончилось бы еще большей катастрофой. Все равно накапливающийся «гной» разорвал бы СССР, но еще с большей силой. И настоящие коммунисты и демократы, в отличие от КПРФ, должны честно сказать таким массам – вы не правы. Перестройку или что-либо принципиально подобное все равно надо было начинать. Но если кто-либо ругает Перестройку в том смысле, что перемены должны были проводиться гораздо более толково и согласовано – конечно же мы согласны! Это очевидно. Ну так что ж теперь делать-то?!.. Иного выхода нет – как начинать все сначала. Но теперь с чувством, с толком, с расстановкой! Надо осуществить Перестройку №2 – но теперь гораздо более решительно, последовательно и жестко, без горбачевской болтологии и идиотизма. В этом смысле Перестройка №2 – это несомненно диктатура пролетариата, и ничто иное.

Именно тактические ошибки первой Перестройки и будут нашим подспорьем. Такая позиция и будет преемственностью лучших традиций российских  марксистов. И если первоначальный лидер Перестройки Горбачев, вследствие последующего предательства, перешел в стан врагов — это усугубило дело, но не отменило его! Дело не в личностях – а в исторической перспективе! Дело в закономерностях исторической диалектики, которые не обойти и не объехать. А заключается эта диалектика в том, что во-первых, современный мировой капитализм, даже учитывая его язвы и пороки, оказался производительнее так называемого сталинско-брежневского социализма. Поэтому и победил. А посему не было бы Перестройки, прежний социализм все равно бы рухнул, но произошло  бы это еще более катастрофически и мы бы не имели даже попытки социалистической демократии. Во-вторых, нам нужно общество реального социалистического соревнования, которое эффективнее капиталистической конкуренции. Но тогда мы должны воспользоваться определенным опытом Перестройки второй половины 80-х годов прошлого века с ее известными попытками хозрасчета и самоуправления трудовых коллективов. И даже опытом современного капитализма, если честно говорить. Ведь социализм произрастает именно из развития капитализма. То есть в итоге мы должны предпринять Перестройку №2 — впитывая все лучшее из нынешнего опыта. Горбачевы приходят и уходят – а потребность в модернизации социализма остается.

Кто разделяет данную позицию – мы призываем объединиться для достижения поставленных целей. Для противодействия  реакционной политике как со стороны КПРФ, так и со стороны «Единой России» необходимо новое объединение рабочей демократии, и партию во главе такого объединения к примеру можно назвать просто – Рабоче-демократической партией России (РДПР).

 

***

И напоследок мы хотим еще раз обратиться к тем, кто действительно хочет делать революцию, но отчасти сбит с толку ее отечественной спецификой. Несомненно, что нынешняя эпоха является эпохой борьбы умирающего капитализма и нарождающегося социализма. Никто этого не отрицает. Но это не одномоментный акт! Он существует в пространстве и времени, где определенное время может доминировать одна сторона – затем другая. И так до тех пор – пока капитализм не сломается окончательно. И один из таких моментов мы сейчас переживаем, когда капитализм во второй половине ХХ века предпринял качественные реформационные усилия и на время стал доминировать. Тогда почему этот объективный момент мирового развития в результате единства и борьбы противоположностей мы должны называть контрреволюцией?!.. Ведь не прежний варварский капитализм победил, когда работали по 12-14 часов в сутки наемные рабочие, а современный модернизированный капитализм в виде Западной Европы и Северной Европы, Японии, Сингапура, Тайваня, Южной Кореи и так далее и так далее.

При этом никто не собирается отрицать наличие контрреволюции как объективного явления. К примеру, временная реставрация буржуазно-помещичьего строя после Октября 17-го в некоторых регионах России была именно контреволюцией, потому что это была реставрация все того же предшествующего качественного состояния. Производительность труда в старой России были ниже производительности труда даже только-только победившего социализма. И тогда победа старой России была бы действительно контрреволюцией по всем фронтам. Но что такого уж сверхреакционного, к примеру, в капитализме Японии, Европы?!.. Не надо обманывать самих себя! Не к лицу это подлинно верным ленинцам. Ну подтянулись буржуи, смогли отбить первый натиск социализма. Ну усовершенствовали свой дилижанс так — что он стал быстрее первого автомобиля. А поэтому прежний социализм стал качественно, комплексно, целостно примитивным по отношению к требованиям соревнования с современным капиталом – поэтому и рухнул, а не потому что были упущены какие-то количественные детали, в результате отсутствия которых  действительно можно было бы говорить о какой-либо контрреволюции.

Ну и что плохого в признании этого факта?.. Является признание факта временной победы капитализма его апологетикой?.. Ни в коем случае. Наоборот – чтобы побить врага, надо знать его сильные стороны. Надо реально представлять – что он такое. То есть — все равно история будет развиваться в сторону хозрасчетного, соревновательного, безуравнительного социализма. Это объективная реальность. Время сталинско-брежневской практики прошло. Но если исторический процесс проводить сознательно – его можно ускорить. Для этого надо решительно отбросить идеологию контрреволюции по отношению к горбачевской Перестройке, несмотря на то, а даже благодаря тому, что она сначала привела к модифицированному капитализму как переходному периоду. Ну не получилась демократическая модернизация социализма с первого раза! Вот и все! Мы имеем дело с неудавшейся «с ходу» революцией, которая старое разрушила, а новое не построила – что закономерно открыло дорогу влиянию окружающего более мощного капитализма. Отсюда вывод – надо именно достроить хозрасчетный социализм, который единственный и побьет современный капитализм.

Иногда образные сравнения очень помогают даже в изложении политических вопросов. Представьте себе ситуацию, когда человеку (российскому народу) на пути выхода в более лучшие места проживания (подлинно зрелый социализм) попался глубокий брод (потребность в качественном преобразовании). Он залез в середину этого брода и сейчас ему очень трудно (капитализм как феномен Перестройки и прочее нынешнее кризисное состояние по многим направлениям). И тут прибегает человек от КПРФ и начинает кричать – греби назад, греби назад (мол, контрреволюция все это, возвращаемся назад)! Но что толку от всего этого?!.. Ну выберется человек назад – так все равно потом этот брод переплывать! Все труды насмарку!

Но приходит человек от РДПР и говорит – греби еще больше вперед! И только вперед, как бы это ни было трудно! (То есть наоборот надо доделать Перестройку как качественное реформирование социализма, хотя конечно она вначале и завела нас в этот брод. Может быть, где-то и было место перехода получше — а может и нет). Но как бы там ни было, если мы переплывем брод, гребя по-прежнему вперед – мы и достигнем своей цели. Значит, начатая в свое время Перестройка, несмотря ни на что, не контрреволюция – а революция, и ее надо продолжать! Логично?.. Вполне!

 Вот почему у автора такая ненависть к демагогии о «контрреволюции» именно в современных условиях. Потому что это подарочек на блюдечке с голубой каемочкой для нынешней буржуазии – в смысле выставления левого движения перед народом как реакционно-казарменного, тянущего в прошлое, по сравнению с которым нынешний капитализм не такой уж плохой. Тогда как капитализму надо противопоставлять именно хозрасчетный демократический социализм, начатый Перестройкой – и тогда капитализм сразу затрещит по всем швам. Никто навечно мириться с капитализмом не собирается. Но для этого надо делать вторую попытку построения подлинно соревновательного социализма с учетом ошибок и наработок, с учетом опыта современного капитала в том числе. С помощью Перестройки №1 мы покончили с казарменным социализмом — с помощью Перестройки №2 покончим и с капитализмом, сильные и слабые стороны которого нам стали более-менее известны. Но сделать это без коренной ломки концепции контрреволюции невозможно, потому что она как раз и искажает реальное понимание ситуации.

Да собственно наплевать на нынешних псевдокоммунистов от КПРФ. Многих из них уже не переделаешь и не переубедишь. Они консервативны даже по сравнению с современным капитализмом — как были консервативны феодалы по сравнению с первоначальным капиталом.  Молодежь жалко – в этом все дело. Дурят им головы этой «контрреволюцией». Ну как же, «оппозиционная» атмосфера, разоблачительные речи, действительно определенные достоинства прежнего административно-командного социализма, ненависть к уродствам современного капитала, молодая энергия и желание действовать – все это слилось воедино в термине «контрреволюция».  И в результате вместо того чтобы растить из них современных пролетарских вожаков, старающихся социалистическое соревнование сделать эффективным оружием против капиталистической конкуренции посредством реального хозрасчета и самоуправления трудовых коллективов, что и есть окончательная, настоящая и верная гибель капитала путем создания более высшей социалистической производительности труда – лепят из них социал-феодалов второго розлива, где генсек – царь, ЦК – царский двор, при нем служивая милитаристская свита из КГБ-МВД-Минобороны, а первый секретарь обкома феодал–наместник в своем поместье. А социально ориентированная экономика, производительность труда и рабочая демократия – опять в заднице.

Если уж на то пошло, и рабочие демократы имеют полное право предъявить претензии к горбачевской Перестройке и нынешнему режиму. Но главное — в каком смысле и в каком контексте!!! А в том смысле — что первая перестройка оказалась немощной и слабосильной, не сумевшей сразу построить демократический социализм; против путинско-медведевского капитализма – потому что его время истекло. Чтобы покончить разом и с тем, и с другим – нужна Перестройка №2, и она разительно будет отличаться от горбачевской Перестройки тем, что все заявленные ранее хозрасчетные и соревновательные лозунги будут реально, железной рукой проводиться в жизнь. Потому что российские трудящиеся подойдут именно сейчас к социалистическому хозрасчету вполне сознательно и умело, овладев и опытом административно-командного социализма, и опытом капитализма.

Тогда как теория контрреволюции, которую проповедует КПРФ и компания – на всем этом элементарно ставит жирный крест. А посему пока официальное «контрреволюционное» «левое» сознание в России не рухнет – будет очень трудно, почти невозможно свалить капитализм. Потому что на самом деле мы живем уже совсем в другом мире. Совсем на другой планете, если образно, но точно выразиться. Контрреволюционным можно быть только по отношению к прежнему административно-командному социализму — но так как этот строй исторически исчез, то и контрреволюция не имеет место быть. Нельзя быть контрреволюционным по отношению к пустому месту. К нулю. К тому – что кануло в пучину истории. Иначе получается театр абсурда. Административно-командного строя нет и не будет – но контрреволюция по отношению к нему есть. Это маразм. Банальный маразм.

Для молодых россиян (да и не только) мы говорим: наоборот, теория неоконченной революции, началом которой была Перестройка второй половины 80-х прошлого века, требует от нас продолжения строительства демократического социализма — ускоряя таким образом падение режима Путина-Медведева.