Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

ЕСТЬ У РЕВОЛЮЦИИ НАЧАЛО…

Русский
Авторы: 
Разделы: 

Л.Истягин

 

ЕСТЬ У РЕВОЛЮЦИИ НАЧАЛО

Соловей В.Д. Смысл, логика

и формы русских революций. –

М.: АИРОХХI, 2007. - 72с.

Под влиянием текущих событий, а также некоторых юбилейных дат, среди которых на первом месте стоит – никуда от этого не уйдешь –девяностолетие Октября, очень значительное внимание политической публицистики привлекла тематика российских революций. Далеко не всегда, но все же довольно часто при этом затрагивается интересующая и нас проблема взаимосвязи революции и насилия. Известный журналист и исследователь В.Соловей опубликовал небольшое, но в определенном смысле показательное сочинение, в котором делается попытка выяснить истоки и целевые установки, а также объективные результаты тех феноменов, которые могут быть подведены (или подводятся) под понятие революций и контрреволюций.

В качестве исходного рубежа перманентных революционных потрясений России автор берет российскую Смуту ХVII века. Он выдвигает гипотезу, согласно которой «псевдоним Смута скрывает первую русскую революцию, которая знаменовала собой общеевропейскую волну мятежей, восстаний и революций против наступавшего абсолютизма» (с.12-13). Поскольку же эта задача полностью в России не была решена, то и понадобилась, по мнению автора, цепь периодически возникавших смут, последняя из которых «осчастливила» россиян на рубеже ХХ-ХХI вв.

Концепцию В.Соловья едва ли согласятся полностью разделить специалисты и эксперты-историки. Скорее всего, даже согласные в основном с автором предпочтут предложить существенные к его схеме поправки и коррективы. Отрицать факт действительно периодически возникавших в российской истории мятежей, конфликтов, гражданских и партизанских войн не приходится. И, конечно, было бы более чем полезно вооружиться в этой сфере хотя бы минимальным прогнозным инструментарием на предмет принятия заблаговременных мер против катастрофических результатов, к которым часто приводит то, что автор именует «грандиозным изменением социокультурных традиций» (с.18). В.Соловей в этом отношении идет на риск. Он отваживается на некое действительное предсказание. И оно оказывается у него довольно мрачным. Ссылаясь на нарастающую динамику жестокого и немотивированного насилия в РФ и ряде других стран-членов СНГ, он приходит к выводу, что существующая «государственная властная организация исторически недолговечна в виду встроенных в нее системных дефектов» (с.59). Все дело в том, что, как прямо указывается в работе, «интересы российского государства (не важно назовем мы его корпорацией – государством или неолиберальным) абсолютно и тотально враждебны интересам общества» (с.64). А раз так, то очередного конфликтного взрыва, конечно же, не избежать.

Правда, автор, полагает, что «потенциальная русская революция скорее всего будет революцией низкой интенсивности». Надежду в этом плане он возлагает на саму современную «витальную слабость русского народа», которая может явиться «ограничителем масштабов и глубины революции, в частности, революционного насилия» (с.66). Наше общество, в оценке В.Соловья, «способно на бурные разовые выплески напряжения и агрессии, но не на устойчивую вражду и длительную гражданскую войну» (там же). По его суждению, «совсем без кровопускания вряд ли удастся обойтись, но рек крови быть вроде бы не должно» (там же). Ну, хоть так. Только упование это шаткое. Вдруг «витальной силы» окажется, как в прошлом, достаточно не только для «вспышек погромного насилия» (их автор ждет, но за большую беду не считает), но и на полноценную, как когда-то, гражданскую войну или войны. Представляется, что исследователь в данном случае не учел фактора предшествующих войн и приготовлений к ним, разбухания милитаризма в качестве предпосылок всяческих «бунтов» и «мятежей». В прошлом последние всегда возникали в фарватере первых, по их следам. Сейчас войн, слава богу, нет. Как нет и сколь-либо влиятельной военной касты, а военный механизм максимально (может быть, в какой-то своей части чрезмерно) ужат и ослаблен. Так что, может быть, на этот раз повезет. Пронесет.

В целом работа В.Соловья, интересная по общей идее и ряду оригинальных наблюдений, нуждается, как представляется, в более фундированном развертывании на базе конкретного материала. Только таким путем можно было бы укрепить (или проверить) доказательную силу многих авторских тезисов, которые в их нынешнем виде остаются гипотезами, хотя в ряде случаев и правдоподобными.