Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Что для нас Космос

Русский
Разделы: 

Космос vs Мещанство

материалы дискуссии, проходившей
на клубе «Диалог» 29 декабря 2008 г. по теме:

«Что для нас Космос -

  • идея стратегического опережения России в XXI веке?

  • сфера бизнеса частного человека?

  • символ новой универсальности вместо советской?

 

Основные докладчики: Нина Атряскина, Александр Марусев, Роман Дьячков (сообщества космистов) и Андрей Константинов (сообщество ефремовцев — сайт нооген).

 

Выступления

Роман Дъячков.

Здравствуйте всем. Большое спасибо всем, что в предновогодней суете добрались до общественно-политических дискуссий. О чем мы хотели бы сегодня поговорить. Во время предварительных обсуждений с Людмилой Алексеевной и Александром Владимировичем мы пришли к выводу, что тему надо поставить конфликтно. В итоге возникло такое название, которое должно было наиболее полно отразить тот комплекс проблем, о которых нам бы хотелось бы поговорить — «Космос против Мещанства». Во время подготовки материалов к этому семинару появился очень интересный визуальный образ — Гагарин и Абрамович. Собственно, это и является дилеммой сегодняшнего дня, что нам ближе — Гагарин или Абрамович.

Я сначала скажу о том, как мы видим роль космонавтики в жизни России и человечества, потом — о том, как мещанство противостоит космосу, космонавтике и просто высоким идеям.

Мои коллеги: Саша, Нина и Андрей скажут о том, что конкретно мы делаем, чтобы свою идею донести до людей, какое гуманитарное наполнение есть в космонавтике и космической идеи как космос и космонавтика могут сделать людей лучше.

Если говорить о том, как мы пришли к космонавтике и космизму. Несколько лет назад мы увидели, как 45-летие полета Юрия Алексеевича Гагарина в космос было просто пропущено средствами массовой информации. По телевизору показали много всякой глупости, в том числе фильм (совместное производство BBC и Первого канала), в котором, собственно, отечественная история космонавтики была показана лишь как история борьбы с кровавым режимом и ничего более интересного. Мы решили, что мы с этим не согласны, и что космос для нас гораздо более серьезная, светлая и изменяющая людей вещь, и что надо что-то делать, чтобы советский космос не канул в Лету окончательно. Мы организовали сообщество космистов.

Чем на наш взгляд космос привлекателен для нашего времени и вообще вне времени — чем он велик и замечателен. Когда мы думали об этом, то пришли к такому образу, как «каша из топора». Космонавтика, по моему мнению, может стать для России таким «топором», с помощью которого можно всё вытянуть. Сейчас российская космонавтика приняла роль «космического извозчика» и ничем больше, по сути, у нас не занимаются. Если бы перед наукой, российским производством были бы поставлены большие космические проекты, это потянуло бы за собой следующие звенья цепи — сразу же оказались бы задействованы различные отрасли знаний. В частности, НИОКР, научно-исследовательские работы. Как известно, космонавтика находится на острие науки. В области космонавтики делаются самые новые, интересные, парадоксальные открытия. И российским ученым можно было бы заниматься не доставкой чужих грузов в космос, а полетами на Луну, полетами на Марс. И в рамках этих задач были бы совершенны такие открытия, которые подвигли бы человечество на столетия вперед. Если мы помним, в 1960е годы, когда Советский Союз вышел в космос и каждый день происходили какие-то новые шаги в освоении космоса, ближнего, дальнего. У людей было ощущение, что на Марсе, на Венере мы окажемся через каких-нибудь десять лет. Но мы видим, что прошло 40 лет, а мы, к сожалению, только наворачиваем круги вокруг нашей Земли и дальше в космос не летим. Научно-исследовательские работы продвинулись бы колоссально, если бы перед нашими учеными встали задачи завоевания дальнего космоса. Развитие космической науки дальше за собой тянет повышение уровня образования тех, кто должен строить космические корабли и тех, кто должен отправлять космонавтов, это и техника просто, и идеология, и медицина и все, что угодно. То есть в космосе сейчас задействовано огромное количество дисциплин и чем дальше, тем это могло бы развиваться все сильнее и сильнее. Образование высшее, подготовка специалистов — то же самое можно сказать об образовании профессиональном, потому как мы знаем, что сейчас наши токари не могут сделать тех запасных частей, которые делались 70-80е годы. Нам приходится отказываться от великих идей и задач, потому что мы не можем уже сделать те или иные детали. Например, на прошлой неделе в СМИ все, наверное, видели, что не взлетела российская ракета «Булава», точнее она взлетела, но где-то там уничтожилась. По предположениям соответствующей комиссии, проблема была в производственной части — то есть, люди, которые ее делали, сделали ее недостаточно качественно — она не долетела.

То есть мы имеем научно-исследовательские работы, высшее образование, среднетехническое образование, ну и собственно производство, а производство это большая занятость людей, это рабочие места. Люди могли бы работать не на добычу нефти, что тоже важно, но это выкачивание ресурсов, которых потом не останется. Если бы люди работали на высокотехнологических производствах и достижения научно-исследовательского направления внедряли в производство, то труд уже был бы другой. И у нас рабочий класс не люмпенизировался бы, как мы это видим, к сожалению, а только бы рос и рос. Это то, что касается прикладной части космонавтики, того железа, которое реально может оказать влияние на развитие российской экономики.

Если говорить о противодействии — как в заявленной теме «Космос против мещанства». Какие мы слышим основные возражения со стороны людей как относящихся к космической отрасли, так и не относящихся. Во-первых, самое модное сейчас возражение это, условно говоря, такое: сейчас кризис, людей увольняют с работы, все плохо, денег нет — о каком дальнем космосе вы говорите, когда нечего кушать, когда нету колбасы. Особенно сильно такие возражения были слышны в 1980е годы, когда действительно был дефицит в магазинах, тогда это все звучало. Сейчас люди очень любят апеллировать к пенсиям бабушек. Говорят, вот вы хотите у бабушек пенсии отнять и запустить их в космос в фонд озеленения Луны. Мы не хотим отнимать пенсии у бабушек, мы предлагаем пустить ту сверхприбыль, которая есть в различных отраслях экономки на развитие, а не на развлечения и не на яхты. Вообще, когда я раздумывал о том, откуда пришло это противопоставление космоса и колбасы в магазинах, у меня очень быстро всплыла в голове фраза « еще мы делаем ракеты и перекрыли Енисей и по футболу и балету мы впереди планеты всей». Интеллигентно, иронично прокомментированные настоящие достижения советского народа — стало как-то неловко всем этим гордиться. То есть, мы все понимаем, мы ракеты делаем, но все не так гладко. Это опускание на уровень ниже высокого смысла космонавтики происходит и по сей день. Мы с этим не согласны и хотели бы этому противопоставить что-то свое.

Следующий пункт программы мещан, это существующий у нынешней власти представление о космосе как о чем-то, что должно приносить деньги. Всей нашей науке после смены строя было предложено зарабатывать деньги. Будь ты физиком элементарных частиц, будь кем угодно еще — твоя профессия должна приносить прибыль. И конечно понятно, что в результате такой политики вся наша наука оказалась в самом плачевном состоянии. Кто-то научился извлекать прибыль и это то, что мы видим в русской космонавтике сейчас, о чем я говорил чуть выше. Статус космического извозчика — это следствие вот этого вот подхода. Космонавтика деньги зарабатывает — хорошо, а в дальний космос нам не к чему, потому как кто нам за это денег заплатит — никто, всё. То есть вот этот очень порочный подход к науке, к фундаментальной науке как к чему-то, что должно зарабатывать деньги, он подкосил нашу науку. Мы с этим не согласны и должны этому что-то противопоставить.

И еще какие возражения мы слышим, когда общаемся с людьми. Вот, например, проводили мы акцию за сохранение ракеты Восток на ВВЦ и оповещали людей, что будет такая акция. В общем, реакция у людей самая ожиданная и предсказуемая. То есть когда им предлагается выйти и заявить свою позицию и сказать, что мы с этим не согласны, стандартное возражение: «что Я один могу сделать?». Что вы можете сделать, махая плакатами, собираясь в кучки, подписывая какие-то бумажки — это все глупость, никчемность; работать надо — тогда только что-то изменится. Мы хотим сказать, на самом деле по Росси от ста тысяч до миллиона человек сидит по домам и страдает оттого, что всё подорвано, наука подорвана, искусство подорвано, всё это так ужасно, это всё сделали ужасные либералы, например, но «что Я один могу с этим сделать?». Вот сидит так миллион человек поодиночке и страдает по этому поводу. Я думаю, надо искать людей, которые думают так же, просто осмотреться вокруг и увидеть в человеке, который рядом с тобой, желание или нежелание, интерес или его отсутствие к той проблеме, которая волнует тебя, и если человек заинтересован — искать с ним совместные пути и решения не устраивающей тебя сложившейся ситуации.

Подведу итог. Что мы хотим? Мы хотим, чтобы российская космонавтика стала прорывной отраслью экономики, которая сможет вытянуть за собой очень много взаимосвязанных отраслей и очень много взаимосвязанных вещей. Мы против мещанского взгляда на этот мир. Нам есть, что ему противопоставить, и мы будем это делать. Спасибо.

 

Нина Атряскина.

Здравствуйте. Меня зовут Нина, и я хотела бы продолжить речь о том, что, по мнению многих людей, о каком космосе может идти речь, когда всё сыпется, когда и наша страна и весь мир стоят на пороге катастрофы — и экономической, и социальной, и общечеловеческой, культурной и ценностной.

На мой взгляд, есть два возможных типа поведения на краю пропасти. Первое, что приходит сразу на ум — это наиболее понятный и близкий очень многим людям способ — отойти и уйти куда-нибудь подальше от этой пропасти. В плане развития человечества это те идеи, которые выдвигает такой человек, например, как Дугин, который говорит, что «будущее России в ее прошлом». Он совершенно серьезно и довольно аргументировано утверждает, что будущее России, да, в прошлом, и надо уходить в поля, строить деревянные дома, носить воду коромыслом… Это все замечательно, наверное, но ведь речь-то совсем о другом, не о том, что мы вернемся в 17 век до раскола православной церкви — мы помним, да, что Дугин сейчас в старообрядчестве — а в том, что мы не вернемся туда, мы не сможем вернуться в прошлое таким способом, уходя назад, потому что прошлое наше имело в себе стержень развития, оно двигалось сюда, в будущее. Оно жило мечтой о будущем. Мы не вернемся в прошлое, мы попадем в страшное подобие средневековья, в котором будет запрет на развитие полностью.

Есть другой способ поведения перед лицом пропасти, который подразумевает напряжение всех усилий, с принятием совершенно понятного риска, — способ перешагнуть, в нашем случае перелететь эту пропасть, с надеждой, что ты преодолеешь ее и пойдешь дальше, с выходом на новый уровень — выше и дальше.

На мой взгляд, космос, мечта о космосе, а космос, это, конечно же, не только мечта, это огромная работа, но и мечта тоже. Мечта о космосе может стать такой сверхзадачей или сверхидеей, которая объединит всех, не только жителей нашей страны, но и вообще жителей всей планеты. Это мечта, перед которой меркнут и стираются какие-то локальные конфликты, даже межнациональная рознь, потому как космос он наднационален — это объединение сверхидеей, которая выше национальных и религиозных разногласий и непохожестей. Примерно так в Советском Союзе под наднациональной идеей строительства светлого будущего были объединены люди различных верований и народностей — а межнациональной розни было гораздо меньше.

У меня есть огромная зависть к людям, которые жили в 1960е годы, которые переживали полет Гагарина и освоение космоса, которые несли плакаты с надписями «Наши песни Гагарину», «Космос наш» — и верили, что всё возможно. Есть зависть к этим людям, и думается, что они были светлее и радостнее, они видели, что человечество поднялось на такую ступень, осуществило такую мечту, о которой люди грезили веками — мастерили какие-то крылья и хотели дотянуться до небес. В эпоху Великих Географических Открытий, когда шло освоение земных просторов — у Сирано де Бержерака это есть — люди осваивали Землю и дерзновенно заглядывались на небо, веря, что туда они тоже доберутся.

Удивительно, что человечество, веками мечтавшее о небе, дотянувшись до него, наконец, открыв его, не стало выше, не стало сверхчеловечеством, а сначала робко, потом очень быстро пошло назад и стало откатываться все дальше, дальше и дальше. Поразительно, но сегодня для многих людей освоение космоса в1960е года и то, что было сделано до этого — подготовка к освоению космоса началась, мы помним, еще раньше — практически, ничего не значат. Место мечты о небе заняли конкретные вопросы, конкретные идеи и желания. Людям стало привычнее мечтать о каких-нибудь вещах типа «пальто», как в фильме «Курьер». Мечта о пальто унизительна для конкретного человека, для всего человечества мечта о каком-то таком, условно говоря, «пальто» — это просто катастрофа.

Мы, сообщество космистов и сообщество КОСМОФЕСТ, пытаемся противостоять этому пошлому тренду. Мы призываем людей, по крайне мере, посмотреть на небо и стать чище, попробовать стать соразмерными мечте о космосе и небесам, которые над головой.

Наши конкретные действия — что же это такое: помимо акции, о которой говорил Рома, помимо акции в защиту того, что у нас еще есть, в защиту нашей памяти об освоении неба, это и авиация, и космонавтика, конечно. Вы знаете, что на территории ВВЦ разрушили один из самолетов и туда приходили люди и клали цветы, как на могилу покойника. И существуют планы уже перенести или разрушить ракету там же на ВВЦ — мы сейчас собираем подписи для того, чтобы ее признали памятником культуры — этот статус должен защитить еще от гибели. Мы собираем подписи и уже собрали довольно много. Какие еще действия нами совершаются — совершенно разные, от очень серьезных до очень несерьезных. Например, не так давно на масленицу, вот эти люди, сидящие рядом со мной, выехали загород и целых 5-6 часов строили снежную ракету на масленичной поляне Маслостроя, на которой обычно строят снежную крепость. Это был их своеобразный подвиг. К сожалению, то есть, то есть ракета — не к сожалению — ракета получилась замечательная. К сожалению, у нас возникли проблемы с принтером, и мы не смогли принести подготовленные для этого семинара материалы обо всех наших мероприятиях — материалы с фотографиями этой ракеты и фотографиями, которые были сделаны во время наших КОСМОФЕСТОВ — это фестивали, которые мы организуем. Я вас всех, конечно приглашаю. Они бывают, конечно, чаще чем раз в год и, как правило, они бывают приурочены к той или иной памятной дате в истории освоения космоса. Самый первый был в ноябре 2006 года и с тех пор прошло уже десять фестивалей. КОСМОФЕСТ — это фестиваль светлого рока. Об этом еще можно очень долго говорить — это еще одна большая наша тема и огромный интересный проект. КОСМОФЕСТ — это и музыкальный фестиваль, в котором принимают участие музыканты, которым тема неба не чужда — все они являются хорошими музыкантами, сильными командами, совершенно разными по стилю, в творчестве которых есть дружба, свет, любовь и небо. Постепенно, это сообщество КОСМОФЕСТ превратилось в огромную, можно сказать, тусовку или круг друзей, с которыми мы общаемся, которых не надо заставлять что-то делать, которые приходят и пишут афиши, рассылают приглашения, которые всячески помогают, собираются. А главное, появляются песни о космосе — так что наше музыкальное движение мы назвали наш эбавграунд(aboveground — над землей) или наш овергаунд (overground — синоним эбавграунда) — в противопоставлении андеграунду. То есть это что-то новое в культуре — но нам не хочется быть «под землей», нам хочется быть «над землей» выше и дальше. Наши КОСМОФЕСТ, которых уже было 10 штук, как правило, бывают приурочены к тем или иным датам — датам освоения космоса. Последняя дата, которая была нами отмечена это было 40-летие полета двух отважных черепашек вокруг Луны, которые ее облетели и вернулись на Землю целыми невредимыми. Этому событию был посвящен недавний 10-й юбилейный КОСМОФЕСТ. Еще эта дата совпала с юбилеем полета ракеты Буран — что тоже было нами упомянуто и отпраздновано. Во время наших фестивалей ребята не только поют, было пять или шесть команд, все замечательные, но и проводится определенная семинарская работа, мы говорим с людьми о космосе, мы им напоминаем о каких-то датах, мы призываем людей смотреть в небо и мечтать о высоком. И есть отклик, то есть зал во время музыкальных фестивалей — зал гораздо более полный, чем сегодня, то есть там человек двести бывает совершенно точно. И я заметила, что люди почти все время приходят новые, может они так меняются, то есть их очень и очень много людей, которые были у нас на КОСМОФЕСТАХ, которые приходят вновь, которые даже без особой какой-то рекламы приходят и знают, что вот есть такой фестиваль, приходят, нас слушают и формируют какое-то такое пространство людей, которым близка тема космоса.

 

Александр Марусев.

Кто-нибудь помнит, что как главное большевики ставили себе в заслугу? Я отвечу на этот вопрос.

Однажды, читая Бухарина я наткнулся на строки, что главным вопросом революции был вопрос модернизации (не передача земли крестьянам, не социальное равенство, а модернизация).

Бухарин писал, что вопрос модернизации страны буквально навис над Россией после поражения в Крымской войне, К этому вопросу до революции подступались неоднократно это и реформы АлександраII, и Витте, и столыпинские реформы и всякий раз модернизация проваливалась. И только большевики смогли ее провести.

Когда разбираешь историю, то натыкаешься на факты, которые буквально выносят мозг. Например, 1921г. во всю идет гражданская война, а инженер Ф.Цандер у себя на московском заводе “Мотор” ставит вопрос о строительстве межпланетного корабля. Доказывает актуальность своего проекта. В результате у него появляется конструкторское бюро, рабочие завода отчисляют под реализацию проекта свой двухмесячный заработок. Самую живую заинтересованность в проекте Цандера проявил Ленин. Он не только с ним лично встретился и беседовал о проблемах межпланетных сообщений, но и попросил Дзержинского оказать максимальное содействие проекту (все знают Дзержинского, как главу ВЧК, гораздо меньший круг людей знает его, как председателя ВСНХа, вдумчивого и деятельного, и совсем мало людей знает его как члена Общества по изучению проблем межпланетных сообщений). Я это все к чему. В революции 1917г. была мощнейшая футуристическая составляющая, без которой рассматривать революцию бессмысленно. Сегодня я легко могу представить высших лиц государства в совете директоров “Газпрома”, но, увы, не в комитете по полету на Луну и Марс.

Когда вспоминают личности, определившие вектор русской революции, то первым делом обычно называются имена Ленина, Троцкого, Бухарина, Сталина.

Этот список неполный. Был еще один персонаж, сыгравший в революции крайне важную роль, но во многом оставшийся за кадром.

Я говорю об А.Богданове — крупнейшем и глубочайшем из революционных идеологов. А.Богданов бы одним из создателей РСДРП. После раскола партии он становится членом ЦК РСДРП(б). Всем известно, что Ленин написал большой философский труд против Богданова и исключил его из партии. О данном ленинском произведении говорят как о главной его философской работе. Ленин не случайно взялся за философию. Богданов бросил ему вызов. В 1908г. Ленин объявил, что революция закончилась и партии следует это осознать и перестроить свою работу, Богданов с этим не согласился и с рядом членов большевистской партии создал группу “Вперед”, стоящую на левацких непримиримых позициях. “Впередовцы” объявили о создании литературно-идеологической фракции в рамках большевистской партии, создали свой орган и школу на Капри. Я хотел бы обратить ваше внимание на фамилии, которые собрались вокруг Богданова: Луначарский — министр культуры в правительстве большевиков, писатель Максим Горький, талантливый инженер и крупный менеджер Красин, невероятно деятельный и энергичный Камо, председатель ВЦИК Калинин, председатель “Пролеткульта” Лебедев-Полянский, замнаркома просвещения, руководитель Института красной профессуры Покровский. Т.е. многие из вышеназванных людей задали некий особенный вектор в строительстве новой страны. Главным образом, культурный. Отлученный от партии в 2008г., А.Богданов написал роман-утопию “Красная звезда”, где противопоставил тогдашнюю Российскую империю и государство будущего на Марсе. Этот роман, наверняка, внимательно прочел и Ленин (не мог не прочесть), и многие товарищи в партии.

В Советском Союзе в рамках марксизма существовало несколько идеологических составляющих. В частности, в тени марксизма находилась еще не вполне сформированная, но с отдельными своими темами, космическая идеология. Она постоянно присутствовала в идейном поле Советского Союза от самой революции и до конца.

Опять же в 1921г. Ленин подписал Циолковскому персональную пенсию за вклад в авиацию. И эта пенсия стала своего рода охранной грамотой и для Циолковского, и для идеи космонавтики.

В борьбе за власть Сталин многое чего подстриг и обкорнал, в том числе, и космическую идею. Умер Богданов и Маяковский, был разогнан Пролеткульт, институт Красной профессуры и всевозможный футуризм в лице Татлина и Родченко, биокосмисты и т.д., но в ослабленном виде в лице Циолковского и Вернадского идея космического человечества продолжала и дожила до 50-х гг., где ее ждал новый всплеск связанный уже с практической космонавтикой.

Футуризм всегда был неотъемлемой частью левого движения, без футуризма левая идея становится сама плоской и обывательской. Сам футуризм родился из тоски по чему-то настоящему и пустоты вокруг, как ответ на мещанство начала прошлого века. В конце 19 века все ждали новую эру, мечтая, что она будет действительно новой, иной — чище больше и лучше. Но вот наступил 20-ый век и ничего не произошло. Более того, народившийся мир модерна был совершенно камерно-уютно-мещанским. Новые русские того времени строили свои ажурные особнячки, проводили лето на дачах, интеллигенты рассуждали, что мир спасет красота, но в этом строящемся раю на всех места не было. Мне очень понятно желание футуристов перевернуть все эти культурные лотки, заточенные под обслуживание новой буржуазной культуры. Они сказали, что им глубоко по барабану вся эта изящная культура и объявили, что они хотят делать культуру нового времени. Футуристы прокричат, что культура нужна не для того, чтобы исполнять прихоти изломанных барышень, а для чего-то большего. В понимании Маяковского культура это могучая движущая сила, вносящая весомый вклад в формирование будущего.

 

Сегодня происходит ровно то же самое. История перевернула страницу третьего тысячелетия, а современное человечество осталось в прошлом 20 веке. Наступающий экономический кризис — это наказание человечеству за его инертность, за то, что оно не сделало того, что могло и должно было сделать.

В 20-х гг. была такая философско-литературная группа “Биокосмисты”. В своем манифесте эта группа заявила, что пришло время космоса, что явления пора рассматривать не по отдельности, а неразрывно друг от друга.

Человек соразмерен космосу. Он это внутренне осознает и чувствует эту свою связь с космосом. Когда происходят события космических масштабов, то и сам человек старается соответствовать этим масштабам. Он оказывается как бы над этим миром. Он становится добрее и щедрее. Когда небо не открыто над головой, а голова упирается в потолок, то человек сжимается и становится напротив меньше и мелочней, приземленным, в нем начинает просыпаться нечто животное.

В среде своих друзей мы только произнесли слово космос. И оно вдруг стало само что-то делать, перерабатывать вокруг действительность. Мы только открыли дверь, а космос сам хлынул на нас. Оказалось, что в этом понятии заключена огромнейшая сила.

Когда-то в космос вкладывалась вся страна. Туда было вложено столько труда, мечты, светлых и чистых помыслов, что это просто ломится оттуда в этот мир, нужно лишь прислушаться и расчистить дорогу. Поражаться тому, какие люди приходили в этот эгрегор. Историю космонавтики читаешь, как фантастику. Столько там было сделано всего невероятного.

Творчество и космос, по нашему мнению, имеют изначальную связь. Поскольку космос категория метафизическая, то он находиться дальше, чем мир обывателя, и чтобы почувствовать свою принадлежность к космосу, нужно поднять голову и взглянуть в звездное небо, почувствовать потоки, которое идут из этой бездны. Чтобы это принять, нужно быть открытым самому и внутренне чистым.

 

Андрей Константинов.

Выступление Романа напомнило мне такую горькую шутку. Перестройка в своё время прошла под лозунгом: «Бей космонавтов, они съели всю нашу колбасу!» К сожалению, она прошла под таким лозунгом — и мы получили то, что получили.

Меня представили как участника сообщества «ефремовцев», поэтому я скажу сначала несколько слов о Ефремове. Этот человек по своему мировоззрению был космистом, и этим всё сказано, в том числе, в этом есть и его отношение к проблеме освоения космоса. Но он считал, что человечество должно выйти в космос, не убегая со своей родной разорённой планеты, а от избытка сил, наведя порядок у себя дома, отправляться к дальним мирам. Очень важно: в мире, который он сконструировал в своих произведениях, романтика, полнота человеческой жизни — это не прихоть, не блажь и не роскошь, а необходимое условие существования человека. Иначе, действительно, что же это будет за жизнь?

В пользу космоса я могу привести несколько доводов как абстрактно-философского и романтического порядка, так и сугубо прагматического порядка.

Например, если в ХХ веке локомотивом экономики часто становилась автомобильная промышленность, то в наступившем веке локомотивом экономики может стать освоение космоса. Мало кто знает, что такие привычные повседневные вещи, как застёжки-липучки или посуда с тефлоновым покрытием изначально были разработаны в ходе реализации программы «Аполлон», полёта на Луну. И это только верхушка айсберга, на самом деле было создано полезных вещей гораздо больше. Если общество поставит перед собой отважную космическую задачу, которая объединила бы всё человечество (например автор из г. Королёв Александр Лазаревич предлагает в качестве такой задачи, для начала, экспедицию на Марс), это будет означать также заказы для инженеров определённых разработок. Например, это производства замкнутого цикла, это большие солнечные батареи, наиболее оптимальные и экономичные, это лёгкие в транспортировке средства защиты от губительной радиации и многое-многое другое. И это всё найдёт применение также в земной экономике и вытянет её на новый уровень, в том числе в области медицины и экологически чистых производств, что сейчас очень актуально.

Что касается общефилософских представлений, то, как известно, любая замкнутая система просто по второму закону термодинамики рано или поздно начинает деградировать и вырождается. Если цивилизация замыкается в себе и отвращает свой взгляд от космоса, то и её ждёт увядание и вырождение. То же самое можно сказать о человеческой психике —  когда человек закрывает в своём сознании дальние горизонты и замыкается в уютном, тихом мирке, то он тоже мельчает. Вот в качестве иллюстрации этой мысли, и в качестве иллюстрации самого названия сегодняшней встречи — «Космос против мещанства» —  я процитирую одного хорошего человека:

“Ты свернулся клубком, укрылся в своём обывательском благополучии, в косных привычках, в затхлом провинциальном укладе, ты воздвиг этот убогий оплот и спрятался от ветра, от морского прибоя и звёзд. Ты не желаешь утруждать себя великими задачами, тебе и так немалого труда стоило забыть, что ты — человек. Нет, ты не житель планеты, несущейся в пространстве, ты не задаёшься вопросами, на которые нет ответа: ты просто-напросто обыватель…

Я уже не в обиде на дождь, что хлещет в окна. Колдовская сила моего ремесла открывает предо мною иной мир: через каких-нибудь два часа я буду сражаться с черными драконами и с горными хребтами, увенчанными гривой синих молний, — и с наступлением ночи, вырвавшись на свободу, проложу свой путь по звёздам”.

Антуан де Сент-Экзюпери, «Планета людей».

Большое спасибо за внимание.

 

Дискуссия

 

Марочкин С.Н.

Во-первых, впервые практическую задачу строительства космических кораблей, в России поставил не Цандер, а, как ни странно, старообрядцы — братья Рябушинские, знаменитые купцы. Еще до первой Германской войны они создали первый в мире аэрокосмический институт. Но потом началась война, и вместо космических кораблей пришлось строить автозавод, который потом стал АМО, потом ЗИС, потом ЗИЛ, а нынешние олигархи его благополучно ликвидировали. Но это присказка. Так вот. Я встречался с двумя определениями целей социализма: по Ленину, целью социализма является «полное благосостояние и неограниченное развитие всех членов общества», а по Брежневу (именно он ввел это в качестве догмата), цель социализма  — «наиболее полное удовлетворение постоянно растущих потребностей всех членов общества».

Коллеги, почувствуйте разницу! По Брежневу, идея развития существует где-то позади. Почти одновременно с первым полетами в космос произошло одно историческое событие, которое все проглядели. Была построена Берлинская стена, а что такое постройка Берлинской стены? Это признание не конкурентоспособности социализма в историческом соревновании с капитализмом. Построение Берлинской стены означало, что социализм не в силах предложить людям то, что могут предложить по ту сторону Берлинской стены.

 

 

А. В. Бузгалин.

Тогда вопрос: почему бежали, в основном, не из США и ФРГ в СССР и ГДР, а из СССР и ГДР в США и ФРГ?

 

 

С.Н.Марочкин.

Сегодня у нас проедаются все сверхдоходы от нефти и основные ресурсы, те основные средства, которые во всех нормальных капиталистических странах направляются в фонд возобновления капитала, в фонд развития. Господствующий у нас сегодня олигархат — это воплощение вековечной мечты хапужной прослойки, которая, по сути, есть не мозг нации, а наиболее преуспевшая часть интеллигенции, из которой и стали формироваться олигархи и те, кто составляет сегодня офисный планктон (что-то среднее между Алексеем Степановичем Молчановым и Акакием Акакиевичем Башмачниковым).

 

Н. Аркин.

Сразу же скажу, что идея космоса мне, в принципе близка — это из позитивной части. Теперь, приступим к негативной. Несколько пунктов: во-первых, сегодня говорилось, что целью революции была, прежде всего, модернизация. Это очень, на мой взгляд, спорный тезис. Потому что модернизация может быть разной, и далеко не всегда является тем, что может быть оценено только как положительное, равно, как и футуризм, о котором сегодня здесь говорили как о неотъемлемой части левого движения. Я хочу напомнить, что это часть не только левого движения, но и крайне правого движения. И это важный аспект, потому что модернизация, прорыв в модернизацию может быть очень разным. Например, здесь говорилось, что сейчас космос используется как средство зарабатывания денег и как способ показать, что одна империя круче другой. В СССР, космос, конечно, не был коммерцией, но был средством идеологической борьбы с Западом. И отношение к космосу было очень разным: одни писали фантастические романы о космосе; другие мечтали стать космонавтами; третьи мыслили космос как критерий силы и могущества своей, только уже советской империи.

Сегодня здесь говорили о том, что в Советском Союзе были две идеологии: марксистская и космическая. В Советском Союзе, действительно, было две идеологии — марксистская и антимарксистская. И по космосу она проходила так же, как и по всему остальному обществу, и мне это очень заметно. Потому что, когда читаешь, например, Стругацких («Полдень XXII век», который, многие читали, наверное, уже раз пятьдесят), там есть вещи, с которыми я не всегда согласен, но все равно думаешь, как было бы хорошо в плане там, прогресса, например, расселение по планетам и многие другие вещи с этим связанные. Но в то же время в ретроспекции видишь, как все это душилось, причем не в период 90-х годов, не в период перестройки, а душилось еще раньше. Вот почему правильно было сказано, что все эти социальные идеи перешли в научно-фантастическую литературу Стругацких, Ефремова и т.д.

Советские фантасты 60-х годов не мыслили мир категорией «Россия», а мыслили категорией «человечество». Были люди, которые очень хотели, чтобы человечество прорвалось в космос, а были и те, которые их все время тащили назад. И это надо понимать, надо понимать, что потребительское общество появилось не в перестройку, а намного раньше, потребительское отношение к космосу и технологиям появилось значительно раньше. Вот это надо понимать с точки зрения того, что было в СССР. И еще надо понимать, что в этой сфере сталкиваются интересы людей, которые двигают космос и интересы тех, кто сидит на космосе, пусть даже они не зашибают на этом бабло, и эти интересы в Советском Союзе находились в противостоянии.

 

А.В. Бузгалин.

Никита, я сделаю три ремарки, чтобы просто не забыть.

Ремарка № 1. Действительно, у Стругацких есть и «Хищные вещи века» и «Полдень XXII век», у Ефремова есть «Час Быка» (по-моему, это период 1963-1969 г.г.). И уже в этих произведениях было понятно, что такое СССР на самом деле.

Ремарка № 2. По поводу споров о Богданове, Бухарине, и модернизации. Но здесь я сначала посоветую Вам пообщаться с Г.Д.Гловели — директором института Богданова, членом редколлегии журнала «Альтернативы», а также с М.И.Воейковым, который занимается идеями Бухарина и считает, что у нас никакой политической революции не было, а была буквально модернизация. Если хотите, это доведенный до абсурда ваш тезис о том, что главной целью революции была модернизация.

 

Имя выступающего не определено

У меня будет несколько реплик. Первое, что мне не понравилось у молодых товарищей, что у них понятие «социальное» и «социализм» есть одно и тоже. Простите, но это все-таки не одно и тоже. Кстати, интересный факт: сегодня в разных вариациях в рамках начавшегося мирового кризиса происходит повышение интереса, в том числе, и к сугубо прикладному социализму. Действительно происходящий сейчас кризис во многом возвращает нас к тем вопросам, которые ставились и вокруг которых галдели всякие там шибко умные и шибко романтические товарищи в конце 80-х гг., т.е. в начале перестройки.

А то, что касается космоса, то простите меня, но основные вопросы истории решались тогда, как в силу большой мечты, так и в силу большой нужды, в силу тех проблем, которые брали общество того времени «за глотку». Поэтому на вопрос космоса надо смотреть через проблематику 80-х гг. Это позволяет увидеть, в частности, то, что вопрос космоса — это еще и проблема глобальной экологии. Это определено еще и тем, что сегодня труд перестает быть делом отдельного индивидуума. Поэтому здесь, между прочим, возникает необходимость плановой экономики в масштабах Земного шара (ноосфера, биосфера и т.д.). Вот такие выводы. Одним словом, не надо только романтикой заниматься. Тем паче, что я немного иначе отношусь к понятию “мещанство”. Например, когда человек выживает — это не мещанство. То, что выживающий человек в такой ситуации вынужден сосредоточиться на себе, пардон, это еще не мещанство. А, между прочим, тот сектор, который выживает — он не исчез, он достаточно значителен, и он сейчас будет расти. И в заключение: хочу обратить внимание: у Стругацких было понятие “прогрессоры” и оно довольно подробно разрабатывалось, а у Лукьяненко, довольно забавного современного фантаста, есть понятие “регрессоры”. Очень “красивое” понятие. Почитайте.

 

А.В. Бузгалин.

Спасибо. Как-нибудь я бы поставил на обсуждение тему “Можно ли и нужно ли быть прогрессором”. Сейчас появилась новая волна, у Ахманова, по-моему, есть новые вариации прогрессорства. Тема не исчезает. По большому счету, РСДРП большевиков и меньшевиков и была организацией прогресса. Хотя бы, Маяковский писал: “Клячу истории загоним. Левой, левой, левой!”.

 

Л.А.Булавка.

В связи с этой темой я подчеркну три момента, наиболее важные с моей точки зрения.

Первое: Тема коммунизма и тема космоса часто сопрягаются. Потому что идея коммунизма — это космическая идея. Коммунизм — это универсальное пространство, в котором принцип преодоления разных форм отчуждения есть его всеобщий принцип. Поэтому сопряжение этих тем вполне закономерно. Из взаимосвязи идей коммунизма и космоса проистекает дух открытия, который отличал советскую культуру и который интонационно выражен особенно точно в увертюре Исаака Дунаевского к фильму “Дети капитана Гранта”. В ней звучит трагедийность и радость открытия как принципа бытия и бытия как открытия.

Второе. Советский космос действительно в СССР имел двойственную сущность. Но все же следует признать, что советский космос проявил свою главную — культурную, а не техногенную сущность. Вот почему полет Юрия Гагарина — это в первую очередь событие не столько научно-технических достижений, сколько культурное событие всемирного значения. Кстати, это событие выявило (в который раз) всемирную (не узко национальную) сущность советской культуры. Другая сторона советского космоса была связана, конечно же, с идеологией. Совершенно неправильно говорить, что все, что связано с идеологией — это однозначно плохо. Дело не в идеологии, а в том, какую форму выражения она имеет, подлинную или превратную. Особенность идей социализма такова, что эти идеи, если существуют только в форме политической риторики или становятся инструментом чисто властных отношений — они сразу получают свое превратное выражение. То есть, не-превратно идеи социализма могут существовать только в двух ипостасях: либо как акт социального творчества, либо как феномен культуры. Это проявлялось и в отношении к космосу, который может быть сферой культуры для всего человечества, либо инструментом утверждения диктатуры сильных над слабыми. Кстати, когда Ленин выступал на одном из съездов казаков, он говорил не о всяких там «русских корнях», а о плане ГОЭЛРО.

Третье: мещанин, т.е. частный человек — он ведь тоже осваивает пространство и подчиняет его своему частному интересу. Господство частного интереса — это вещь очень серьезная, особенно когда эта ситуация доминирует. Гегемония современного капитала, при всей его глобальности, тем не менее, утверждает господство частного интереса, из которого проистекают войны, катастрофы, и весь тот ужас, в котором мы живем. Космос сегодня — это тоже способ удовлетворения этого частного интереса, подчинения его логике частного интереса. Пару лет назад одна известная в левых кругах активистка, занимающаяся проблемами экологического социализма — Шейла Менон показала мне карту космоса как планетарной помойки. Человечество там еще не живет, а уже все загажено.

В заключении я хочу сказать, что полет Гагарина стал не только символом прорыва человека из власти земного притяжения, но и взрывом общественного сознания, вызванного пониманием того, что человек прорвался из ограниченности своих возможностей. В связи с этим у меня к докладчикам вопрос — на ваш взгляд, какие общественные идеи сегодня могли бы задавать вектор развития коммунистической (= культуры) а не рыночной логики космоса?

 

Царев (имя не определено).

Здесь упоминалось имя Экзюпери. У него есть интересное высказывание, но не маленького принца, а лиса. Он сказал однажды так: люди, в своих садах выращивая тысячи роз, не могут найти того главного, что можно найти в одном глотке воды или в одном цветке. И, вот, здесь было высказывание, что прежде чем лететь в космос, мы должны заботиться о земле. Это правильно.

Потом, мы читали литературу, смотрели фильмы в свое время — увлечены были. И самое интересное — что многие космонавты, глядя на Землю с орбиты, часто вспоминали одни и те же стихи Лермонтова:

 

В небесах торжественно и чудно

Спит Земля в сиянье голубом.

 

И были удивлены. Как это поэт, живший в то время, когда никто не видел Землю со стороны, так кратко и так точно смог описать? Я склонен к тому, что вдохновение рождается не на земле. Оно приходит, воплощается в творчестве и должно идти дальше. Поэтому, конечно, освоение космоса — это будущее.

Мне также вспоминается и книга Экзюпери “Планета людей”. Чтобы не было такого, когда он пролетал над Парижем, и про себя подумал: “Люди, живущие внизу… В каждом из них убит Моцарт”

 

А.В. Бузгалин.

В связи с этим у меня два вопроса. Первый: что можно найти в космосе, чего нельзя найти на земле. И второй: почему полёт на Марс может стать объединяющей идеей, а решение экологических проблем — не может?

 

С.В. Багоцкий.

Уважаемые товарищи! Как я понимаю, вопрос следует поставить более широко. Должны ли мы ориентироваться на догоняющее развитие или на опережающее развитие? Если мы будем ориентироваться на опережающее развитие, то нам нужны такие крупные проекты, которые породят широкий шлейф технологий, которые затем будут использованы в самых разных местах. Что хотелось бы отметить: принципиальная разница между Никитой Хрущёвым и Леонидом Брежневым заключалась в том, что Хрущёв очень хорошо понимал одну вещь: приоритетность того строя, во главе которого стоит Коммунистическая партия, заключается в её способности рисовать крупномасштабные проекты на грани возможного. Именно на это работал космический проект и, практически, одновременно с полетами был принят проект построения материально-технической базы коммунизма. Правда, Никита Сергеевич не очень хорошо понимал, что под коммунизмом подразумевается, но это уже неважно. Преемники Хрущёва этой вещи не понимали. Они полагали, что нормальное постепенное развитие — естественная логика. Выдвинули идею развитого капитализма. В результате пришли туда, куда мы пришли. По всей видимости, на путях догоняющего развития у нас перспектив нет. А что касается опережающего развития, то я думаю, что космос — это не единственный вариант такого крупномасштабного проекта. Очень много интересных идей могла бы дать биология, например. Очень многие идеи могла бы дать тонкая химия. То есть, здесь не надо зацикливаться на каких-то отдельных отраслях.

 

А.В. Бузгалин.

Спасибо! Сейчас Гульнара Аитова.

 

Г. Аитова.

Я отмечу всего два момента. Для начала хотела бы сказать, что я сейчас «летаю» в космос не так часто, как это было классе в восьмом — девятом. Первое, что необходимо подчеркнуть, космос мог бы стать развивающей идеей для детей. Во-первых, как фактор формирования более пространного мышления, того мышления, которое могло бы составить оппозицию мещанству. Во-вторых, космическая тема для детей как движущая сила науки. Мы знаем, что в школах сейчас 12 апреля отмечается не так широко, как это было, может быть 10 лет назад. Более того, говоря об исследовании и освоении космоса, мы должны осознавать эту перспективу нравственно: освоение космоса нужно для извлечения сверхприбылей, или всё-таки для расширения научного потенциала общества

 

 

А.В. Бузгалин.

Спасибо! Василий, может быть, с места реплика?

 

В. Берладир.

Во-первых, тут прозвучало: “Зачем лететь в космос — сначала нужно решить проблемы на Земле”. Не первый раз я это слышу. Всегда говорю, что это разделение космоса и Земли — оно искусственно. Так и видится: в каменном веке один дикарь другому говорил: “Зачем плавить бронзу, когда каменные топоры ещё плохие и тех на всех не хватает? Сначала нужно научиться делать хорошие каменные топоры, а потом уже… ” Если бы таких слушали, то до сих пор человечество сидело бы с каменными топорами, причем, с такими же плохими. Ещё говорят: “Почему именно космос, а не какие-то другие дисциплины?” Я считаю, что отрывать космические исследования от фундаментальной науки в целом тоже совсем неоправданно. Но на вопрос “зачем нужна наука” ещё дедушка Крылов ответил, написав про некоторых продвинутых животных под дубом.

 

А.В. Бузгалин.

Спасибо, Василий! Владимир Евгеньевич Хазанов, пожалуйта.

 

В. Е. Хазанов.

Вот, картинка с натуры. Я имею честь учить студентов — будущих кадровиков, специалистов по персоналу нефтяников и газовиков, как раз. Тем не менее, чтобы они шире смотрели на мир, мы организовали им экскурсию в центр подготовки космонавтов им. Гагарина. Надо сказать, что у нас был не экскурсовод, а блестящий инженер. Проработавший там 40 лет. Это было настолько интересно, что передать невозможно. Но студенты очень четко разделились на две подгруппы: две трети, большей частью представительницы прекрасного пола, с большим интересом слушали. А, вот, четверо, замечательный интернационал — русский, чеченец, ингуш и украинец —  они почти не слушали. Когда показывали самое интересное — они все находились где-то далеко, а подходили только спрашивать: “Сколько платят космические туристы? А сколько стоит это? А это? А разве у нас есть такие деньги? У нас никогда их не будет”. Я так рад, что есть молодые люди, которые по-другому мыслят.

А теперь совсем о другом. Меня немного потряс мой давний знакомый — Саша, когда он сказал, что в нашей стране было две идеологии: марксистская и космическая. Берусь доказать, что марксистская и космическая — это одна идеология. Дело в том, что соединил одно и другое, бесспорно, Иван Антонович Ефремов. Но — он не только фантаст, он еще и великий мыслитель и кроме того, марксист. Некоторые здесь сидящие его критиковали, утверждая, что он не марксист. Он, видите ли, не писал про пролетарскую революцию. А зачем бы он это писал? Об этом писали отцы-основатели марксистской теории, а он продолжал. Марксизм и космос — они неразрывно связаны. Я очень рад, что ребята у нас выступили. Спасибо им.

 

А.В. Бузгалин.

У вас будет несколько минут, чтобы прокомментировать здесь сказанное. Сейчас я бы предложил пойти по линии педантизма, хотя педантизм и космос очень плохо сочетаются. Представлю несколько уровней подхода к этой проблеме. Первый подход: одни говорят, что мы никогда ни при каких обстоятельствах не будем вкладывать деньги в космос. Второй подход: космос — это вещь, в принципе, не нужная, но можно и должно её использовать в той мере, в какой он обеспечивает коммерчески выгодные проекты. К ним примыкают те, кто говорят, что космос нужно использовать в той мере, в которой он обеспечивает геополитические и военные цели. Третий подход: они говорят, что космос — штука полезная и интересная для того, чтобы обеспечивать суверенитет страны и статус великой державы. Это могут поддержать не только те, кто представил сегодня свои взгляды, но и монархисты и даже нынешние правители. И только после этого появляется четвертый подход — разговор о космосе, как о сфере, которая обеспечивает самореализацию человека в отличие от подхода мещанина, бизнесмена, военного «держиморды, державника… И здесь возникает много интересных проблем. Проблема номер один: я бы обозначил, почему именно космос, а не какой-то другой проект, который выходил бы за рамки национальные, классовые, идеологические. На самом деле, в постановке вопроса содержится ответ: очень трудно найти такую сферу, которая была бы коммунистической. Космос — я не думаю, что он может быть реализован, как национальный, военный или коммерческий проект. Не получится — слишком масштабная задача. Для того, чтобы сделать что-то значимое — проект должен быть наднациональным, надвоенным, надкоммерческим. По силам ли это современному человечеству?. На самом деле, кроме мещанина есть ещё прекариат — отверженные. Те, кто живет за гранью мещанства. Кстати, у меня есть такое ощущение, что они могли бы поддержать технический проект … С экономической точки зрения дилемма “космос сейчас” и “пенсии сейчас” — она существует. Через двадцать лет космические технологии могут дать эффект, который позволит, задействуя эти технологии, улучшить жизнь пенсионеров. Но в бюджете каждого года деньги должны идти туда или сюда. Надо понять при каких условиях человечество решит, что 15-20 триллионов долларов из мирового ВВП туда отправить. Для того, чтобы радикально решить проблему бедности и нищеты, экологии, образования и медицины, отсталых территорий и т.д., или на общий всенародный наднациональный космический проект? Я не готов сейчас ответить на этот вопрос. Более того, у меня, пожалуй, найдутся аргументы для того, чтобы доказать: мобилизация на более высокий проект позволит по-другому решать проблемы нищеты, голода и всего остального. Мне кажется, одним из аргументов тех, кого я сейчас упомянул, будет следующий: если не выдвинуть выходящие за рамки утилитарного сверхзадачи, мы не сможем объединить человечество. Мы должны позволить себе быть романтиками. Для того, чтобы вытянуть людей на какое-то единое действие, нужна задача не экологическая, не утилитарная… Это требует доказательств. Вы неожиданно можете оказаться в жесткой полемике с экологами, движениями по поддержке решения проблем с бедностью, движением “Образование для всех” и т.д. Обратите внимание на этот вопрос. И последняя ремарка, которая мне кажется очень важной. Космос — это задача коммунистическая, в силу тех характеристик, о которых мы сегодня говорили. И то, как вы о ней говорили. А на повестке дня сегодня задачи социал-демократические, как революционные. Я когда начинаю говорить, что необходимо провести программу выхода из кризиса за счёт полного разорения финансовых спекулянтов и выплаты ими долговых обязательств за счёт их собственности, это воспринимается, как радикальные революционные задачи. На самом деле, я говорю о том, что если вы проигрались в казино, вы должны либо продать квартиру и расплатиться с долгами, либо сесть в долговую яму. Здесь нет никакого социализма — это законы рынка. Они, тем не менее, воспринимаются, как радикально-революционные. Весь мир очень сдвинут вправо. И для нашего с вами разговора важен мостик от очень красивой правильной коммунистической задачи к проблемам, которые лежат на уровне превращения социал-демократической программы в революционную и очень радикальную. Я не исключаю, что коммунистические задачи могут помочь и стать важным компонентом решения реформистских задач. Я даже скажу как: так, как вы это делаете. Они могут собрать тех людей, которым не хочется решать социал-демократические реформистские задачи, которым не хочется участвовать в политической борьбе, которым не хочется разбираться, какая из коммунистических, троцкистских, анархистских, или социал-демократических партий левее или вернее. Но им хочется идти в будущее. И такие люди есть. Много. На самом деле, это выкладки теоретические, которые мне только что пришли в голову. А как организовать этих людей, которые хотят жить по-коммунистически, но не хотят принимать участие в политической борьбе за социализм? Если мы просто будем говорить политические лозунги — это будет плохо (?). Но если мы вообще забудем про политическую борьбу, это будет прекраснодушная болтовня. Вопрос — как их соединить? И этот вывод для нас всех нас. И вывод, в том числе, практический.

 

 

 

 

Роман Дьячков.

Две ремарки. По поводу бюджетного противостояния пенсий для бабушек и космоса. Мы считаем, что деньги на космос нужно отнимать не из пенсионного фонда, а из сверхприбылей олигархов.

Второе: Вы говорите, что есть много желающих жить по-коммунистически, но ничего не хотят делать для этого. Я же вижу обратную ситуацию. Есть масса людей, которые готовы бороться за свои права, за недопущение чего-то для них неприемлемого, но у них сильнейшая аллергия на слова “коммунизм” и “коммунистическое”. Поэтому они попадают в самые различные движения — от ультралиберальных до ультранационалистических. И мы, я считаю, должны вести работу по исправлению этой ситуации. Мы должны работать над возвращением истинного смысла понятия “коммунизм” и удалению из массового сознания той чернухи, которая была приписана коммунистической идее в 80-е — 90-е годы прошлого века.

 

Атряскина Нина.

Я хотела бы ответить сразу на ряд вопросов, которые я для себя выделила.

По поводу выплат пенсий бабушкам и денег на освоение космоса —  я не вижу здесь противоречия, такой пример, когда у вас есть маленький ребенок, что вы выберете — кормить ребенка или получать второе высшее? Конечно, и ребенка, и второе высшее, и договариваетесь с нянями, бабушками-дедушками и т.д. и т.п. — мы сильные, мы всё сможем. То же самое и с государством — конечно же, и космос, и пенсии бабушкам — деньги можно найти под любой проект, если только есть уверенность в его абсолютной необходимости. А она есть, ибо космос — это будущее, будущее и спасение и России, и всего человечества.

Другой прозвучавший тезис о том, какой космос, если на Земле столько проблем, экологических, прежде всего. Безусловно, противопоставление космоса и Земли искусственно и поверхностно. Космос — это сверхзадача, сверхидея, способная объединить весь мир, есть проблема нехватки воды на планете — вода есть в космосе — это так примитивно и грубо.

По поводу разного отношения к космосу, коммунистического или хищнического капиталистического — как сфере получения сверхприбылей. Во-первых, в настоящее время капиталистическое отношение к космосу как раз выражается в отказе от серьезных исследований и продвижения космических технологий, а в основном идет концентрация на околоземной космонавтики, которая реально дает прибыли. Для осуществления больших космических проектов, нужно верить, мечтать, быть непрактичным, на первый взгляд, для того, чтобы космос нам покорился, нужно создать того самого «нового человека», потому как перед лицом космоса встает вопрос о том, что есть человек — хищное животное, или носитель божественной сущности, божественного разума. Что есть человечество — раковая опухоль планеты или возможность Богочеловечества. Встает вопрос, что есть жизнь — ошибка, которую нужно исправить, исчезнув из бытия, или Чудо жизни, которое нужно беречь и нести дальше, на другие планеты.

Прозвучал тезис о том, что космос — это не единственный вариант такого крупномасштабного проекта, который мог бы объединить всех и задать импульс развития. Очень много интересных идей могла бы дать биология, например. Очень многие идеи могла бы дать тонкая химия. Космос шире, чем все перечисленные научные проекты. Космос — это и развитие биологии, и химии и не только — потому как космос ставит и научные задачи, и общечеловеческие.

Что можно найти в космосе такого, чего нельзя найти на Земле? Путь, развитие вперед, продолжение истории человечества. Всегда развитие человечества шло и во временном плане и в пространственном, и лишь сейчас мы уткнулись в небесный потолок, есть два пути — идти назад, или выйти на новый уровень.

 

 

Александр Марусев.

Ну, во-первых, я хотел бы защитить Фридриха Цандера. Дмитрий Рябушинский построил не аэрокосмический, а аэродинамический институт. АМО это другой брат и другая история. Автомобильное московское общество изначально собиралось выпускать лицензионный форд, а ни как ни космические корабли. Что касается Цандера, то он создал ГИРД, где действительно занимались реактивным движением и практической космонавтикой. Из цандеровской лаборатории вышло большое количество инженеров, включая Сергее Королева.

Относительно 60-гг. и Берлинской стены. В социалистический лагерь в 60-ые тоже бежали, причем целыми странами. Есть пример Кубы, ряд арабских стран, прежде всего насеровский Египет, страны в Азии и Африке. Далеко не последнюю роль в этом процессе бегства из капиталистического мира играл образ будущего, который транслировал Светский Союз, и в котором космические достижения нашей страны играли главенствующую роль.

Отвечая Никите. Я хотел бы сказать, что я с его словами в целом согласен. Единственное хотел бы отметить, что я говорил не о том, что целью революции была модернизация, а о том, что большевики гордились тем, что смогли ее провести. Модернизация действительно может быть разной, но левое без футуризма, на мой взгляд, — это луддизм или Кампучия времен красных кхмеров. Что касается двух идеологий, то для меня это две стороны одной медали, я считаю, что коммунистическая и космическая идеология взаимосвязаны и взаимодополняемы.

 

 

Материал подготовлен Н.Атряскиной