Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Новые записи в блогах

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Был ли Ленин негодяем?

Был ли Ленин негодяем?

В. Мустянц

Каждый раз накануне определенных дат в «демократической» и
некоторой «патриотической» печати появляются статьи и
«научные» изыскания, в которых Ленин объявляется главным и чуть
ли не единственным виновником всех постигших Россию несчастий.
Обвиняют его в победе революции, поражении России, развязывании
Гражданской войны, заключении Брестского мира. Террор, пытки,
расстрелы — вроде бы не знала Россия всего этого до Ленина…

«Шпион»

«Немецкий шпион, получающий деньги из рук Вильгельма, прибывший в Россию в «пломбированном» вагоне с целью совершить переворот и отдать империю в руки Германии». Примерно так с подачи яковлевых, волкогоновых и прочих выглядит Ленин в головах дебильных обывателей.

И теперь, когда, казалось бы, открыты все архивы и можно публиковать все, что угодно, публикаций нет. С доказательствами у господ «демократов» что-то туго. Есть общие рассуждения, вот где-то в архивах не то французских, не то немецких что-то обнаружено, вот «есть расписка о выдаче денег» какому-то еврею, а он знаком с другим, который встречался с Лениным. Подобные «факты» услужливо подхватываются лакейскими СМИ и тиражируются на многомиллионную аудиторию. 8 ноября 1997 года Доренко в «Аналитической программе» делает очередное «открытие»: «Считается, что Ленин не покидал Финляндию, но вот французская разведка обнаружила документы… Вот телеграмма, где Ленин просит 2000, а еще лучше 3000, а кассир был связан с неким N, а тот в свою очередь имел фирмы и был немецкий шпион».

Что же касается немцев, очевидно, в германском генштабе — в отличие от советского образца 90-х — идиотов и предателей было мало. И естественно, что любая подпольная организация, любая партия, любой кружок, которые можно было использовать против России наверняка немцами негласно поддерживались и финансировались. Сейчас уже ни для кого не секрет и опубликованы документы об участии ЦРУ в создании и финансировании польского (и не только) профсоюза «Солидарность». Не раз газеты писали о финансировании другими государствами некоторых националистических партий. Целые телевизионные каналы оказались в руках заграничных попечителей, но обывателя больше волнует и возмущает то, что было 80 лет назад, чем то, что творится сейчас.

Но даже если допустить, что действительно партию большевиков финансировали немцы, Ленин четырежды гений. Во-первых, потому что не только обосновал теоретически, но и на практике доказал, что можно создать общество, в котором будет исключена эксплуатация человека человеком. Во-вторых, потому что сделал революцию в России на немецкие деньги, в-третьих и в-четвертых, потому что на немецкие же деньги сделал революцию в Германии и сбросил кайзера Вильгельма. Кстати, в 1914 году Ленина арестовали в Галиции по подозрению, что он… русский шпион. И только при содействии австрийских социал-демократов он был освобожден и выехал в Швейцарию.

Версия с «пломбированным» вагоном в действительности имела место. Но в представлении того же обывателя выглядело это примерно так. Кайзер вызывает Ленина, сует ему в руки пачки денег и велит отправиться в Россию делать революцию. Представители немецкого генштаба для маскировки сажают Ленина в закрытый вагон, обвешивают со всех сторон пломбами, а кайзер собственноручно пишет на вагоне: «Александру Федоровичу Керенскому до востребования от друга Вилли» и отправляет вагон в Россию. В России из-за неразберихи и беспорядков Ленин не то сбежал, не то его освободили разбойники-грабители, решившие, что в вагоне золото. Прибыв в Петроград, по немецким картам и планам он и сделал революцию.

И хотя и советские, и нынешние историки (в кавычках и без), говоря о «пломбированном» вагоне, подробностей не приводят, «вагон» имел место. В действительности дело обстояло так. «После победы Февральской революции в эмигрантской среде в Швейцарии возник план проезда в Россию через Германию путем обмена русских политэмигрантов на германских военнопленных. В.И. Ленин решил воспользоваться этим планом. Через секретаря Социал-демократической партии Швейцарии Ф. Платтена удалось получить пропуск на проезд через Германию. 27марта 1917 г. В.И. Ленин, Н.К. Крупская с группой эмигрантов выехали из Цюриха. На германской пограничной станции Готтмадинген им был предоставлен вагон, три двери которого были опломбированы, четвертая, задняя, была открыта. Около нее в купе находились два офицера германского командования, на полу коридора мелом была очерчена граница, через которую никто кроме Ф. Платтена, сопровождавшего группу русских эмигрантов, не мог переходить.

30 марта поезд прибыл на побережье Балтийского моря, эмигранты пересели с поезда на шведский грузовой пароход, который переправил их в шведский город Треллеборг, а оттуда поездом они прибыли в Стокгольм. В Стокгольме В.И. Ленин пробыл один день, организовал там Заграничное бюро ЦК РСДРП, встретился со шведскими социал-демократами и вечером выехал из Стокгольма. 2 апреля В.И. Ленин и его спутники переезжают на санях (финских вейках) по льду Ботнического залива от шведской границы к русской. С пограничной станции Торнео В.И. Ленин посылает телеграммы в Бюро ЦК РСДРП, в Петроград к сестрам и просит их сообщить о своем приезде в редакцию «Правды». 3 апреля на станции Белоостров В.И. Ленина и его спутников встречает делегация петроградских и сестрорецких рабочих, члены ЦК. Вечером этого же дня петроградские рабочие, солдаты и матросы устраивают торжественную встречу В.И. Ленину на Финляндском вокзале».

Закрывая тему о шпионаже, отмечу, что Временное правительство в свое время создало следственную комиссию по проверке версии о шпионаже Ленина в пользу Германии. Но, проведя громадную работу, следователи не нашли никаких доказательств и дело закрыли.

Мир

С легендой о «германофильстве» Ленина и его якобы шпионаже в пользу Германии связывают так называемый «Брестский мир», заключенный по настоянию Ленина.

Что же предшествовало подписанию «мирного договора», а по сути капитуляции перед Германией. Начавшись с выстрелов в Сараево, Первая мировая охватила практически всю Европу. Миллионы русских солдат были посланы царским правительством защищать чужие интересы. Голод и холод, тиф и холера сотнями тысяч косили крестьян, составлявших основу армии.

А в это время либеральная интеллигенция между балами и шампанским призывала царя вести войну до победного конца и водрузить крест над Святой Софией. Русский, да и немецкий мужик не понимал ради чего он проливает кровь, мерзнет в окопах, кормит вшей. К началу войны русская армия имела 1,1 млн. человек, а к 1916 году из армии дезертировало уже 1,2 млн. Едва ли не в первых рядах бежало или сдавалось в плен «доблестное» русское офицерство. Генерал-лейтенант Деникин в книге «Очерки русской смуты» писал: «Знаю размеры дезертирства и уклонения от военной службы, в чем повинна наша интеллигенция едва ли не больше, чем темный народ». На 13914 убитых офицеров и военных чиновников 14328 сдались в плен. «Организация, возвращающая русских из плена, имела в 1918 году списки на 3,9 миллиона пленных в лагерях Германии, Австрии, Турции и Болгарии». Секретариат ЦК в письме от 8 января 1918 года отмечал: «На фронте, как и вообще у нас на севере и в центре России, плохо дело с продовольствием и фуражом. Война немыслима уже по одному этому. У немцев дело обстоит не лучше… На фронте идет сплошной торг: наши несут хлеб, а немцы всякую всячину: бритвы, ножницы, электрические батареи, коньяк и т.д.»

Придя к власти, большевики встали перед дилеммой — продолжать войну и тем самым обречь на смерть сотни тысяч солдат или заключить мир с Германией, признавая унизительную капитуляцию.

Воевать хотела лишь Антанта. На чужой территории, до победного конца, до последнего солдата. Естественно, до последнего русского солдата. Главковерх Крыленко докладывал: «Англичане предлагают по сто рублей в месяц за каждого нашего солдата в случае продолжения войны». Подкуп и уговоры Антанта подкрепляла угрозами. Так, Англия требовала продолжения войны Советской России с Германией, в противном случае она угрожала усилением нашествия Японии. Не ограничившись этим, «союзнички» подталкивали к войне и Германию. На заседании военной секции РКП(б) отмечалось: «Имеются в этом направлении определенные сведения, что Антанта, не желая использовать свои силы — французские и английские войска, двигает германские и польские части против нас, пугая Германию, что советское правительство займет Восточную Пруссию и тем самым усилит движение коммунизма в Германии».

Ленин и большевики считали войну империалистической, захватнической и предрекали, что она закончится революцией и поражением обеих сторон, что, в конце концов, и случилось.

Сейчас по-разному трактуют высказывания Ленина по этому поводу. Подробно свою позицию Ленин изложил в письме к московским большевикам. Письмо, к сожалению, в архивах не найдено, но сохранилось письмо Бухарина Ленину, отправленное из Лозанны в январе 1915 года, где говорится: «Мы написали письмо, рассеивающее легенду о «германофильстве». Но, с другой стороны, очевидно, что «поражение России» толкуется как практический лозунг партии и вводит многих в заблуждение… «поражение России» для нас — и это нужно со всей силой подчеркивать — не является лозунгом, т.е. партийной директивой, влекущей за собой определенные практические действия, способствующие поражению… поражение России» есть положение, выражающее лишь объективный прогноз — и не более».

Как же принималось решение о заключении мира, что этому предшествовало? Представление об этом дают стенограммы заседаний и письма секретариата ЦК РСДРП(б), выступления и работы Ленина: «Сейчас все спасение не в открытом разрыве Брестского договора, а в умении лавировать среди сложившихся сложных международных ситуаций, благодаря противоположности интересов отдельных империалистических стран…» (В.И. Ленин).

«…Можем ли мы вести войну? На этот вопрос приходится ответить отрицательно, так как армии у нас нет, она дезорганизована, наступления немцев она не выдержит, а отступая, мы отдадим в руки немцев всю нашу артиллерию (за отсутствием фуража мы не сможем увезти артиллерию). Сдавая ее, мы открываем путь на Ревель и губим Петроград, а с ним вместе и социалистическую Российскую республику» (Письмо Секретариата ЦК 11 января 1918 г.)

«…Условия, которые предложили нам представители германского империализма, неслыханно тяжелы, безмерно угнетательские, условия хищнические. Германские империалисты, пользуясь слабостью России, наступают нам коленом на грудь. И при таком положении мне приходится, чтобы не скрывать от вас горькой правды, которая является моим глубоким убеждением, сказать вам, что иного выхода, как подписать эти условия, у нас нет»(В.И. Ленин на заседании ЦК 24 января 1918 г.).

Необходимо отметить, что в ЦК по поводу заключения мира не было полного единодушия. На заседании ЦК 21 января за тезисы Ленина о заключении сепаратного мира проголосовало всего 15 человек, 32 поддержало позицию «левых коммунистов» во главе с Бухариным (отказ от мира, ведение революционной войны), 16 голосовали за позицию Троцкого (объявление войны прекращенной, отказ от подписания мира и демобилизация армии).

Но дальнейшие события показали, что война невозможна, народ устал и жаждет мира.

Советник президента США Вильсона, эксперт по внешней политике А.Кулидж в докладе Госдепартаменту писал: «Нельзя закрывать глаза на тот факт, что народные массы России жаждут установления мира почти любой ценой».

Об этом же говорилось в письме секретариата ЦК от 3 марта: «По тем сведениям, которые имеются в нашем распоряжении, ясно, что большинство рабочих крупных центров и крестьянство стоят за мир, а мелкие города — за революционную войну».

1918 год, февраль. Совещание с представителями воинских частей подтвердило — армия развалилась, продолжение Войны привело бы не только к падению Советской власти, но и России. 25 февраля Совнарком направил запрос всем местным Советам, проведя своего рода референдум. Из 500 Советов всех уровней большинство высказалось за мир.

8 марта VII экстренный съезд 30 голосами против 12 принял резолюцию: «Съезд признает необходимым утвердить подписанный Советской властью тягчайший, унизительнейший мирный договор с Германией».

Бездоказательно обвиняя большевиков в пособничестве немцам, почему-то умалчивают о сотрудничестве с иностранными державами белых. Эти «патриоты» России готовы были сотрудничать с кем угодно: с Антантой (Деникин), с японцами и чехами (Колчак), с поляками и румынами (Врангель), с эстонцами (Юденич).

А так любимый современными бряцающими шпорами и трясущими эполетами ряжеными генерал Краснов просил помощи у немцев на условии отторжения Донской Области от России в пользу Германии, за это презираем был теми же белыми офицерами. В эмиграции ему руки никто не подавал. Во время Великой Отечественной войны этот «Рыцарь Русской Правды» воевал вместе с эсэсовцами против своих, за что был справедливо наказан…

«Грабитель»

Война и разруха сделали свое дело, страну охватил голод. Особенно остро он чувствовался в городах. Миллионы рабочих, их семьи пухли от голода. В Петрограде норма на одного работающего достигала 1,2 кг хлеба в месяц. В стране, зажатой в кольце блокады, под угрозой оказались жизни миллионов, хлеб необходим был для армии, для защиты революции. Единственным выходом было взять хлеб в деревне, там, где еще были большие запасы.

«…Мы, будучи в осажденной крепости, не могли продержаться иначе, как применением разверстки, т.е. взять все излишки у крестьян, какие только имеются, взять иногда даже не только излишки, а и кое-что необходимое крестьянину, лишь бы сохранить способной к борьбе армию и не дать промышленности развалиться совсем», — писал Ленин.

Хотя продразверстка и была крайней и жесткой мерой, но не была она, как пишут, изобретением большевиков, а была введена 29 ноября 1916 года царским правительством. (Для сравнения: в 1917-1918 г.г. большевики заготовили 30 млн. пудов хлеба, в 1918-1919 — 110 млн. пудов, 1919-1920 —  260 млн. пудов. А заготовки царского правительства составили в 1914-1915 — 302 млн. пудов и в 1917 году — 772 млн. пудов , т.е. в три (!) раза больше). Хлебную монополию узаконило в марте 1917 года и Временное правительство. Осенью 1917 года оно же направило воинские команды в деревни для изъятия продовольствия. И если продотряды Временного правительства основной упор делали на изъятие хлеба у бедноты, то большевики изымали хлеб у кулаков и делились этим хлебом с бедными.

«При проведении хлебной монополии — признать обязательными самые решительные, ни перед какими финансовыми жертвами не останавливающиеся меры помощи деревенской бедноте и меры дарового раздела между нею части собранных излишков хлеба кулаков, наряду с беспощадным подавлением кулаков, удерживающих излишки хлеба»(В.И. Ленин. «Тезисы по текущему моменту»).

Естественно, на местах при проведении продразверстки допускались насилия и перегибы.

Ленин всегда был сторонником жесткой линии к врагам и категорическим противником насилия над крестьянином. «Военный коммунизм» был вынужден войной и разорением. Он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политикой. Он был временной мерой».

И во время гражданской войны и после ее окончания Ленин постоянно подчеркивал, что в отношении с крестьянином необходимо соблюдать принцип добровольности и согласия: «Уметь достигать соглашения со средним крестьянином — ни на минуту не отказываясь от борьбы с кулаком и прочно опираясь только на бедноту — это задача момента…» (20 ноября 1918 г.).

После победы в Гражданской войне тон высказываний Ленина изменился. Та же жесткость, но уже к товарищам по партии: «Нет ничего глупее, как самая мысль о насилии в области хозяйственных отношений среднего крестьянина»… «учиться у крестьян способам перехода к лучшему строю и не сметь командовать!» «При объединении крестьянских хозяйств необходимо соблюдать принцип добровольности. Нужно крестьянина убеждать и нужно убеждать практически».

«Богоборец»

Аналогичны отношения Ленина с церковью и духовенством. Вначале церковь как бы присматривается к новой власти. Затем, почувствовав угрозу материальному благополучию, церковь начинает проводить агитацию против большевиков. К середине 1918 года агитация резко усиливается, что не осталось незамеченным большевиками. На заседании ЦК под председательством Ленина отмечается «… в последнее время усилилась агитация духовенства против Советской власти». Здесь же принимается «жесткое» решение: «Решено провести против духовенства усиленную письменную агитацию» (Протокол заседания ЦК РКП(б) от 19.05.1918 г.).

Пока шла война, большевикам было не до духовенства. После войны ситуация резко меняется. Страна разорена полностью. Все, что можно, разграблено, вывезено отступающими «господами» и их зарубежными «союзниками», что нельзя было вывезти - разрушено.

Перед большевиками и Лениным дилемма — страну надо восстанавливать, народ и армию кормить. Золотой запас частично вывезен за границу, частично разграблен. Кредиты молодой державе не дают, а в это время в монастырях и церквях сосредоточены громадные ценности, изъятые у того же народа. В письме к В.М. Молотову Ленин пишет: «Нам, во что бы то ни стало, необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом. Без этого фонда никакая государственная работа, никакое хозяйственное строительство совершенно немыслимы. Все соображения указывают на то, что позже сделать нам этого не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс».

Естественно, церковь активно сопротивлялась. Деньгами и оружием поддерживала подпольные террористические группы, подбивала верующих на антисоветские выступления. Такие выступления произошли в Петрограде у Казанского собора, у церкви Скорбящей божьей матери, Владимирского собора на Петроградской стороне, Покровской церкви на Боровой и т.д. Были избиты члены комиссий и отдельные граждане, пытавшиеся успокоить толпу, имелись раненые. В городе Шуя комиссию встретили камнями и поленьями. Для успокоения толпы прибыли красноармейцы. Из толпы раздались выстрелы. В завязавшейся перестрелке погибли 4 человека, 10 были ранены. К вечеру были произведены аресты. На судебном процессе выяснилось, что выступление было подготовлено заранее рядом священнослужителей, купцами, эсерами и др. 11 человек, главные организаторы кровопролития, были приговорены к высшей мере, ряд выступавших получили от 1 года до 5 лет заключения, 14 человек были освобождены от наказания. По ходатайству того же духовенства 6 человек из 11 приговоренных к высшей мере были помилованы.

В постановлении Политбюро ЦК РКП(б) от 18 мая 1922 года говорилось: «…Смягчение наказания шести осужденным обосновывалось исключительно соображениями о возможности с наименьшим ущербом для существа приговора, справедливого по отношению ко всем 11-ти, пойти максимально навстречу ходатайству прогрессивного духовенства».

Активная работа части духовенства, подбивающих народ на антисоветские выступления, поддержка в том числе деньгами и оружием подпольных террористических группировок, укрытие громадных ценностей, когда в стране царил голод, вызывали ответные меры: «…изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть проведено с беспощадной решительностью, безусловно, ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».

Сейчас, сидя в кресле у телевизора, легко осуждать подобные высказывания, но тогда ситуация требовала жестких и решительных мер. Страну необходимо было спасать от голода, восстанавливать после разрухи.

Приводя как доказательство жестокости Вождя революции его высказывания типа «посадить», «расстрелять», «повесить», почему-то умалчивают о том, как выполнялись подобные «указания». Сколько и где расстреляно, кого и за что повесили, многих ли утопили, четвертовали, сожгли по приказу Ленина. А ведь такие «грозные приказы» можно встретить у Ильича повсеместно.

Друг чекистов

В октябре 1921 года Нарком иностранных дел Чичерин жалуется Ленину на произвол чекистов. В Армавире, Туапсе, Новороссийске чекисты арестовывают дипломатов, вскрывают дипломатическую почту, проводят обыски.

В ответ грозное: «…арестовать паршивых чекистов и привезти в Москву виновных и их расстрелять». В конце письма вообще ужасное: «подвести под расстрел чекистскую сволочь».

Казалось бы, бежать «паршивым чекистам» без оглядки или, на худой конец, слезно вымаливать прощение, но «чекистская сволочь» невозмутимо ждет своей участи. Решение было «суровым». Чекистов приговорили к… двухнедельному изучению инструкции. Не менее грозное наказание «светит»Наркому просвещения: «за срыв монументальной пропаганды — Луначарского следует повесить».

Ну а в письме, написанном в 1921 году Петру Богданову, Ильича вообще «занесло»: «Коммунистическую сволочь» следует сажать в тюрьму, а нас всех и Наркомюст, сугубо, надо вешать на вонючих веревках».

Почему-то до сих пор не найдены тела повешенных на «вонючих веревках», спокоен был Луначарский, переживший Вождя почти на 10 лет. Да и писались все эти грозные фразы скорее для устрашения, чем для исполнения.

И когда кого-то надо было помиловать, избавить от ареста или наказания, обращались не в ЧК, не в Политбюро, а лично к Ленину.

В мае 1919 года ЧК арестовала ряд экспертов-искусствоведов. В защиту экспертов выступил Горький. В письме, отправленном Зиновьеву, он писал:

«Сегодня арестована целиком составленная мною по поручению Луначарского коллегия по экспертизе вещей датского поданного Блюма… Я покорно прошу освободить арестованных экспертов, ибо их арест — глупость или нечто худшее».

Ответ Зиновьева: «…Арестов производится, действительно, очень много. Но — что делать? Против нас оперируют граф Пален, Бенкендорф, ген. Родзянко, имеющие массу агентов и шпионов в Питере. А кормит и холит их, конечно, Антанта, которая тоже имеет немало здесь агентов.

…Я сам в такие дни испытываю самые тяжелые чувства. Но — бороться надо, во что бы то ни стало».

Однако Горький не успокаивается и пишет письмо на этот раз Ленину, где просит освободить арестованных интеллигентов, связанных с партией кадетов.

«Дорогой Алексей Максимович, — пишет В.И. Ленин, — …и до Вашего письма мы решили в Цека назначить Каменева и Бухарина для проверки ареста буржуазных интеллигентов околокадетского типа и для освобождения кого можно».

И это при том, как писал далее Ленин, «…что околокадетские профессора дают сплошь да рядом заговорщикам помощь. Это факт». Не ограничившись ответом Горькому, Ленин собирает специальное заседание Политбюро ЦК РКП(б) в сентябре 1919 г. Политбюро принимает постановление: «Предложить т.т. Дзержинскому, Бухарину и Каменеву пересмотреть совместно списки и дела арестованных во время последних массовых арестов. Разногласия по вопросу об освобождении тех или других арестованных вносить в ЦК».

После постановления Политбюро дела арестованных начали пересматриваться. Уже через неделю были освобождены профессор С. Сазонов, левая эсэрка Шкловская-Дворецкая и ряд других интеллигентов.

В этом же году Советское правительство и Верховный революционный трибунал при ВЦИК освободили от суда и наказания всех членов тех политических групп и партий, которые объявили об отказе от вооруженной борьбы с Советской властью.

Неугомонный Алексей Максимович не раз обращался к Ленину по разным вопросам, и всегда Владимир Ильич внимательно рассматривал всевозможные, даже самые незначительные прошения, если необходимо, ставил вопрос в ЦК или решал сам. Решение как правило было положительным.

Точно также реагировал Ленин на просьбы рядовых граждан. В январе 1921 года прихожане церкви при Военно-медицинской Академии Петрограда просят отменить распоряжение о ликвидации церкви.

«Т. Красиков! — пишет Ленин члену коллегии Наркомюста. — Удобно ли, даже при особых условиях, превращать церковь в клуб? Есть ли налицо какие-либо особые условия? Не лучше ли отменить и вернуть церковь?»

«Расказачиватель»

Отношение Советской власти к казачеству. Эта тема периодически появляется на страницах печати, в том числе и «патриотической». Однако, когда знакомишься с документами, относящимися к данной теме, понимаешь, что не все, а если быть точнее, все обстояло совсем не так, как это трактуется сегодня.

Большевики вели среди трудового казачества большую пропагандистскую работу. Трудовому крестьянству и казачеству были переданы офицерские, церковные и монастырские земли, а также земли войскового запаса, за трудовыми казаками сохранялись их наделы.

Несмотря на это, казаки продолжали колебаться в выборе окончательной линии и в своих действиях метались между восстанием против Деникина и предательскими ударами в спину Красной Армии.

Казаки-середняки, не приемля Деникина, тем не менее пытались договориться с ним посредством Всеказачьего круга. Однозначно против Советской власти выступили верхи казачества и станичное кулачество.

К началу 1919 года, разуверившись в красновском режиме, все больше казаков-середняков стали переходить на сторону Советской власти. Ленин не раз подчеркивал: «…Основная масса казачества рассматривается нашей партией не как классовые враги, а как возможные союзники и друзья».

Однако действия органов власти, особенно на местах, оттолкнули, а затем и озлобили казаков. Громадный вред нанесла политика «расказачивания», в процессе которой репрессиям подвергались все без исключения казаки, участвовавшие в антисоветских выступлениях. Не были также приняты во внимание сословные традиции и обычаи казаков.

Такие действия обострили отношения казаков с властями. Середняцкие массы донских казаков стали вновь переходить на сторону белых. На Дону стали вспыхивать антисоветские мятежи, участились антисоветские выступления.

По указанию Ленина с целью исправления ошибок в ЦК РКП(б) были разработаны «Тезисы о работе на Дону». Вот некоторые отрывки из «Тезисов» и постановлений ЦК РКП(б), разработанных под руководством Ленина:

«Мы строжайше следим за тем, чтобы продвигающаяся вперед Красная Армия не производила грабежей, насилия и прочее, твердо помня, что в обстановке Донской области каждое бесчинство красных войск превращается в крупный политический факт и создает величайшие затруднения».

«Необходимо ясное и настойчивое проведение в агитации и на практике той мысли, что мы не приневоливаем к коммуне».

«Ввиду явного раскола между северным и южным казачеством на Дону и поскольку северное казачество может содействовать нам, мы приостанавливаем применение мер против казачества и не препятствуем их расслоению».

«…члены Донского ревкома, игнорируя указания ЦК партии, придерживались старой линии «разказачивания» и этим нанесли серьезный вред Советской республике».

«Столь же демонстративный характер нужно придавать расправе над теми лжекоммунистическими элементами, которые проникнут на Дон при его освобождении и попадутся в каких-либо злоупотреблениях против казачества».

Своевременные меры, принятые ЦК и правительством, изменили обстановку. Казаки-середняки снова стали переходить на сторону Советской власти…

«Ловелас»

Несколько слов об отношениях Владимира Ильича с Елизаветой Федоровной Стеффен (Инессой Арманд).

Очерняя, обливая грязью Вождя, можно ли было обойти его интимную жизнь? Естественно, нет, обыватель патологически обожает смаковать сплетни. «Имел несколько любовниц», «жил с ними по очереди», «умер от сифилиса (а почему не от СПИДа?), «имел несколько внебрачных детей».

И чем дебильнее версия, тем дольше ее смакуют. Если бы только обыватели, на том же уровне и наши «самые массовые» средства информации. Уже несколько лет обсасывали эту тему, и вдруг «Телевизионная Служба Новостей» (ТСН) 27.12.97 делает открытие: «Сотрудники Британского музея работали в секретных архивах ЦК КПСС. Из архивов… стало известно, что И. Арманд была не только любовницей Ленина, но и жила с ним в Кремле до 1920 г., чуть ли не с благословения Н.К. Крупской».

А что об этом говорят архивы? Возьмем письма В.И. Ленина к И. Арманд. Казалось, они должны были начинаться со слов «милая», «любимая», «родная», но вместо этого сухое: «Дорогой друг», так же как письма к Ганецкому, Тихомирову, Шляпникову, Зиновьеву, Цеткин и др.

Март 1917, «любовники» в Швейцарии. Он в Цюрихе, она в Кларене, практически рядом. «Дорогой друг!» Давно что-то нет от Вас вестей». «Жму Вашу руку». «Предыдущий листок набросал в ответ на Ваше письмо с вопросами».

Странные «любовники», только на «Вы», общаются редко и в основном по переписке. Может быть, в 1917 «роман» еще не начинался? Заглянем еще раз в архивы. Март 1920 года, если верить ТСН, самый «пик» в отношениях Ленина и Арманд. «Товарищ Инесса! Звонил к Вам, чтобы узнать номер калош для Вас. Надеюсь достать». Или «… Дорогой друг! Посылаю Вам кое-что для чтения. Газеты верните (позвоните, мы пришлем за ними к Вам)». И так в каждом письме.

А вот письма Крупской: «…моя родная», «любимая», «милая моя Иночка». Наверное, обычные слова между близкими подругами, давно знающими друг друга. Такими словами обмениваются тысячи женщин, подруги близкие и не очень.

Но, следуя «логике» клеветников, в «сожительстве» с И. Арманд, очевидно, можно обвинить и Надежду Константиновну…

Либералы

…1917 год. Как любят выражаться историки, Россия была беременна революцией. Если продолжить образное сравнение, отцом революции был мировой империализм, матерью — Первая мировая война.

Эксперт по внешней политике США Арчибальд Кулижд в докладе «О политике США в отношении России» докладывал правительству: «Русская революция является триединым целым — политическим, националистическим и социальным. Причем весь процесс ее развития усложнен и обусловлен мировой войной, которая принесла стране неисчислимые бедствия».

По мнению некоторых, революция, большевики и Ленин стали причиной всех несчастий. И не в прогнившей монархии, не в войне и голоде видели они беды России. Характеризуя революцию 1917 года, сбежавший из России монархист Н. Обручев писал:

«Русская Православная Монархия была отменена; Россия была объявлена федеративной республикой и разным ее национальностям дано было право «самоопределения вплоть до отложения»; Русская Православная Церковь была отделена от Государства; Русский народный гимн был заменен марсельезой; Русский национальный флаг был заменен красным — эмблемой крови; для пополнения кадров революционных активистов преступники всех категорий были выпущены из тюрем; для поощрения грабежей, убийств и анархии смертная казнь была отменена; для разложения армии были созданы кадры правительственных комиссаров и Солдатские Комитеты; дисциплина была отменена приказом N 1; с морских офицеров были сняты погоны; генералитет был дискредитирован и разогнан; была введена чехарда верховных главнокомандующих; правительственные комиссары и солдатские комитеты контролировали служебную деятельность командного состава армии и отменяли боевые приказы и т.д., полиция была перебита, из уголовных преступников была организована заменившая ее милиция; на железных дорогах введен 8-ми часовой рабочий день; русский неподкупный, быстрый и справедливый суд был заменен более быстрым судом Линча; Государственный Совет, Сенат и Государственная Дума были закрыты, была организована ЧЕКА (Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией), заменившая собой следственные власти судебного ведомства; по обвинению в измене были отданы под следствие ЧЕКА Государь, Государыня и Члены правительства».

Не правда ли, ужасная картина, написанная очевидцем?

Специально для тех, кто злорадно потирает руки, прочтя очередное «свидетельство» жестокости большевиков, повторим сказанное Обручевым еще раз.

В изданных в США записках («Государь Император Николай II») монархист писал:

«Когда большевики взяли власть в свои руки и вместо марсельезы Керенского запели Интернационал Ленина о разрушении старого мира, разрушать в России было нечего. Многовековое государственное устройство России к приходу к власти большевиков было разрушено Керенским до основания. Не спрашивая на то разрешения русского народа, во имя и от имени которого якобы он действовал, Керенский произвел следующие реформы: Русская Православная Монархия была отменена; Россия была объявлена Федеративной республикой и разным ее национальностям дано было право «самоопределения вплоть до отделения» и т.д.

Далее Обручев продолжает:

«Ни одно убийство генералов, офицеров, священников, полицейских, помещиков не было расследовано, и виновники за все время царствования Керенского никогда не были переданы суду; царские деньги были заменены «керенками», которые к концу его власти курсировали не одиночными купонами, а аршинными лентами на вес. В результате всех этих реформ законы не функционировали, армия была разложена, транспорт разрушен, нравственность уничтожена. Петроград голодал, и люди умирали на улице. Лошадей всех съели, потому извозчики перестали существовать, школы не функционировали, валюта была обесценена, страна была погружена в состояние анархии, грабежи были повсеместные, от убийств по всем просторам России гибли ежедневно сотни, если не тысячи людей».

Как видит читатель, многое из того, что приписывали и приписывают большевикам, не было их изобретением, а рождено революцией Февральской.

Английский историк Э. Карр в работе «История Советской России» писал: «Февральская революция 1917г., свергнувшая династию Романовых, была стихийным взрывом недовольств масс, доведенных до отчаяния лишениями войны и явной несправедливостью в распределении жизненных тягот. Она была восторженно встречена и использована широкими слоями буржуазии и чиновничества, потерявшими веру в систему самодержавного управления и, особенно, в самого царя и его советников».

И, говоря о свергнутой монархии, почему-то забывают, что Октябрю предшествовал Февраль. И не большевики, а либеральная интеллигенция сдала монархию, не Ленин заставил спившегося, слабовольного царя отречься от престола. Не солдатские комитеты, а офицеры, в том числе и из ближайшего окружения царя, требовали его отставки. Даже родственники Николая II, нацепив красные банты, пили шампанское и кричали: «Да здравствует революция».

Сменявшие друг друга Временные правительства (их было четыре) издавали приказы, принимали резолюции, которые никто не выполнял. В стране царили хаос и анархия. Ленин писал: «Катастрофа невиданных размеров и голод грозят неминуемо. Об этом говорилось во всех газетах бесчисленное количество раз. Неимоверное количество резолюций принято и партиями, и Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов —  резолюций, в которых признается, что катастрофа неминуема, что она надвигается совсем близко, что необходима отчаянная борьба с ней, необходимы «героические» усилия народа для предотвращения гибели и так далее. Все это говорят, все это признают. Все это решили. И ничего не делается. Прошло полгода революции. Катастрофа надвинулась еще ближе. Дошло до массовой безработицы.

Подумать только: в стране бестоварье, страна гибнет от недостатка продуктов, от недостатка рабочих рук, при достаточном количестве хлеба и сырья — и в такой стране, в такой критический момент в стране выросла массовая безработица.

А между тем достаточно самого небольшого внимания и размышления, чтобы убедиться в том, что способы борьбы с катастрофой и голодом имеются, что меры борьбы вполне ясны, просты, вполне осуществимы, вполне доступны народным силам, и что меры эти не принимаются только потому, исключительно потому, что осуществление их затронет неслыханные прибыли горстки помещиков и капиталистов» («Грозящая катастрофа и как с ней бороться», сентябрь 1917 г.).

…И если сравнить Россию с кораблем, то большевики и Ленин ступили на корабль, брошенный командой, и взяли штурвал твердой рукой…

«Террорист»

Террор и репрессии — эти темы постоянно муссируются в средствах массовой информации и особенно накануне дня рождения В.И. Ленина или 7 ноября.

Но первый известный террористический акт в Гражданской войне совершили не большевики, а белые в 1918 году. Захватив Кремль и взяв в плен свыше двухсот красноармейцев, поставили их возле Кремлевской стены и расстреляли.

Первые концлагеря построили тоже не большевики, а американцы в Архангельской области. Сюда сгоняли не только пленных, но и мирное население. Через тюрьмы на острове Мудьюг и в Иоканьге прошли десятки тысяч арестованных, многие из них были расстреляны, замучены, погибли от голода.

Американский исследователь Р. Дулен приводит отрывок из дневника одного из американских солдат, участвовавших в интервенции против России: «Мое сердце сжимала боль при виде женщин, падающих к моим ногам, судорожно хватающих за них, целующих мои руки и умоляющих не делать этого. Но приказ есть приказ. Я выполнил свой долг». (В ноябре 1918 года солдаты получили приказ уничтожить деревню под Архангельском в качестве «превентивной меры»).

Взяв власть практически без выстрелов и насилия (если не считать «штурма» Зимнего, который, как признают многие историки, штурмом был только в фантазиях кинематографистов), большевики попытались привлечь на свою сторону все сословия. К сотрудничеству приглашались все партии, интеллигенция, военные. Даже арестованные офицеры отпускались под честное слово, но очень скоро большевики на собственной шкуре почувствовали, чего стоит слово чести офицера. Генерал П.И. Краснов, назначенный А.Ф. Керенским командующим войсками, направленными с фронта на Петроград с целью подавления революции, был разбит. После этого казаки через своих делегатов изъявили готовность сложить оружие. 14 ноября 1917 г. советская делегация во главе с П.Е. Дыбенко подписала с ними соглашение о прекращении борьбы и аресте Краснова. Он был доставлен в Смольный. Давши честное слово, что не будет бороться против революции, был отпущен. Бежал на Дон, где в мае 1918 г. был избран атаманом Донского казачества и возглавил белоказачью армию. Осенью этого же года возглавил заговор в Царицыне начштаба Северо-Кавказкого военного округа, бывший полковник царской армии Носович. Освобожденный по указанию Л. Троцкого, вместе с другими участниками заговора бежал к белогвардейцам.

Заговоры, контрреволюционные выступления, убийства представителей власти вынуждают большевиков принимать меры по защите революции. В мае 1918 (только через семь месяцев после прихода к власти) ЦК РКП(б) принимает решение «ввести в практику приговоры к смертной казни за определенные преступления».

В Петрограде и других городах проводятся аресты офицеров, подозреваемых в связях с контрреволюцией. За арестованных активно хлопочет Троцкий. 25 октября 1918 года на заседании ЦК принимается решение: «Предложение т. Троцкого принимается с указанием, что освобождению подлежат лишь те офицеры, относительно которых не будет обнаружена их принадлежность к контрреволюционному движению». Необходимо отметить, что во многих городах местные власти, столкнувшись с актами террора, саботажа, пыток и убийств требуют от центральной власти принятия решительных мер, а в некоторых сами принимают ответные меры. Центральному комитету во главе с Лениным приходится резко осаждать подобную «инициативу». На приведенном выше заседании ЦК принимается еще одно решение. В протоколе заседания записано: «В N 3 «Вестника чрезвычайных комиссий» была напечатана статья за подписью Нолинского исполнительного комитета и партийного комитета, восхваляющая пытки. При этом редакция в примечании не указала на свое отрицательное отношение к статье нолинцев. Решено осудить нолинцев за их статью и редакцию за ее напечатание. «Вестник ЧК» должен прекратить свое существование». То же самое в письме ЦК елецким большевикам. «Уважаемые товарищи! Считаем необходимым указать, что какие-либо репрессии по отношению к елецким левым эсерам считаем совершенно излишними» (июль 1918 г.).

И это после того, как чекисты захватили в штабе эсеров документы о подготовке терактов: «…в интересах русской и международной революции необходимо в самый короткий срок положить конец так называемой передышке, создавшейся благодаря ратификации большевистским правительством Брестского мира. … ЦК партии (эсеров) считает возможным и целесообразным организовать ряд террористических актов… Что касается формы осуществления настоящей линии поведения в первый момент, то постановлено, что осуществление террора должно произойти по сигналу из Москвы». (Из «Протокола заседания ЦК партии левых эсеров 24 июня 1918 г.»).

Пытаясь столкнуть большевиков с немцами, левые эсеры убивают немецкого посла Мирбаха. Советское правительство вынуждено принять к террористам ответные меры (напрашивается «красный террор»). Но о каком «красном терроре» можно говорить, если ряд левых эсеров, в том числе и непосредственные убийцы немецкого посла Мирбаха, Блюмкин и Андреев, приговорены Ревтрибуналом ВЦИК от 27.11.1918 г. к трем годам принудительных работ. Организаторы убийства Спиридонова и Саблин — к одному году тюрьмы. Узнав о «сверхжестоком» приговоре, Блюмкин добровольно сдался чекистам и уже 16 мая 1919 г. был досрочно освобожден. А ведь срыв мирного договора грозил продолжением войны и сотнями тысяч погибших. И только активный участник мятежа левых эсеров в Москве, командир одного из отрядов ВЧК Д.И. Попов, был заочно приговорен к расстрелу.

Посчитав такую мягкость слабостью большевиков, террористы наглеют, теракты следуют по нарастающей. 25 сентября 1919 г. в зале заседания Московского комитета партии в Леонтьевском переулке, дом 18, где проходило партийное собрание, покушавшиеся бросили две бомбы, силой взрыва которых было убито и ранено около 40 человек. В числе погибших секретарь Московского комитета партии В.М. Загорский. Несмотря на значительное количество жертв и призывы с мест принять решительные меры против террористов, ЦК РКП(б) рассылает губкомам циркуляр: «Цека постановило: совершенное в Москве покушение не должно изменить характера деятельности чека. Поэтому просим: террора не объявляйте» (4.10.1919).

Резко активизируется Антанта. На заседании военной секции VIII съезда РКП(б) отмечалось: «…На Южном фронте кроме добровольческих армий, как выяснилось за последние 2-3 дня, начинают в южные порты прибывать французские и английские инструкторы, появляется французская артиллерия в деникинских войсках, появляются танки. Словом, со стороны Антанты оказывается известная материальная помощь, кроме пехоты».

Одновременно, по поручению президента США и премьер-министра Великобритании, Вильям Буллит требует от Советов признать власть всех белых и др. правительств и уплатить все долги Западу. Условия кабальные, но Ленин согласился: «Мы сказали, что настолько ценим кровь рабочих и крестьян, которая давно уже лилась в России, что хотя мир для нас крайне невыгоден, но мы на него готовы», однако Колчак нарушил мир, начав наступление на Восточном фронте. Война продолжалась…

Очень часто как доказательство жестокости Вождя приводят сказанную им фразу: «Надо поощрять энергию и массовость террора». При этом не приводят ее полностью, не объясняют по какому поводу она была высказана и как бы подводят к мысли, что раз террор массовый, значит направлен против масс и прежде всего против крестьян и рабочих.

Полностью эта фраза звучит так: «Террористы будут считать нас тряпками. Время архивоенное. Надо поощрять энергию и массовость террора против контрреволюционеров и особенно в Питере, пример коего решает». Написано Лениным (письмо к Зиновьеву от 26.06.18) в ответ на убийство Володарского. Как видно из письма, «энергию и массовость террора» Ильич требует направить не против мирного населения, а против самих террористов.

Пытаясь убедить обывателя, часто наши «внезапно прозревшие» «историки» приписывают Ленину то, что он вообще никогда не говорил, никогда не писал, никогда не делал.

В книге В. Солоухина «При свете дня», изданной в 1992 г. при участии американской фирмы, читаем: «По личным распоряжениям, по указаниям, приказам Ленина уничтожено несколько десятков миллионов россиян». К «уничтожению россиян» нетерпеливый Владимир Ильич приступил немедленно после взятия власти, когда по его указанию арестовали министров Временного правительства и, «не мешкая ни часу, ни дня, посадили их в баржу, а баржу потопили в Неве». Что тут скажешь. Не знает история такого факта. Некоторые из «временных» были изловлены и расстреляны на берегу Иртыша белыми. Большая часть перебрались за границу, где на несколько десятков лет пережили своего «палача». Были и такие, которые сотрудничали с большевиками. Таким стал, например, Булатов, комиссар Временного правительства по Новгородской области, впоследствии председатель артельсоюза. В мае 1919 года был на приеме у Ленина. По возвращении арестован ЧК вместе с заведующим инструкторским отделом Любимовым.

Узнав об этом, Ленин шлет срочную телеграмму в Новгородский губисполком, копию в ЧК: «По-видимому, Булатов арестован за жалобу мне. Предупреждаю, что за это председателей губисполкома, Чека и членов исполкома буду арестовывать и добиваться расстрела» (20.05.19).

А вот более раннее указание Ленина, посланное возглавлявшему охрану Таврического дворца П.Е. Дыбенко: «Предписывается товарищам солдатам и матросам, несущим караульную службу в стенах Таврического дворца, не допускать никаких насилий по отношению к контрреволюционной части Учредительного собрания и, свободно выпуская всех из Таврического дворца, никого не впускать в него без особых приказов».

Но на войне не все обстояло просто. Когда шли бои и обстановка менялась в течение буквально часа, было не до судов и следствия. На одном из заседаний ЦК принимается постановление, которое касалось только районов, где непосредственно шли боевые действия или находящихся на осадном положении:

«Признать возможным в местностях, объявленных на военном положении, расстреливать без суда предложенные т. Дзержинским категории лиц: продавцов кокаина, взломщиков общественных лавок, поджигателей, фальшивомонетчиков, шпионов, предателей, должностных преступников и семьи перешедших на сторону белых, за исключением семейств перебежчиков и преступников по должности».

И здесь же:

«а) Разрешить т. Дзержинскому освободить с подпиской о невыезде тех из меньшевиков, которые не настроены активистски.

б) Неофициально объявить освобождаемым, что в случае каких-либо их публичных выступлений они будут немедленно вновь арестованы.

в) Предложить им занять на советской службе невоенные должности по их специальности» (11.06.1919).

По окончании войны тон постановлений и выступлений меняется, отменяется смертная казнь, объявляется амнистия.

«Террор был нам навязан терроризмом Антанты, когда всемирно-могущественные державы обрушились на нас своими полчищами, не останавливаясь ни перед чем. Мы не могли бы продержаться и двух дней, если бы на эти попытки офицеров и белогвардейцев не ответили беспощадным образом, и это означало террор, но это было навязано нам террористическими приемами Антанты. И как только мы одержали решительную победу, еще до окончания войны, тотчас же после взятия Ростова, мы отказались от применения смертной казни и этим показали, что к своей собственной программе мы относимся так, как обещали. Мы говорим, что применение насилия вызывается задачей подавить эксплуататоров, подавить помещиков и капиталистов; когда это будет разрешено, мы от всяких исключительных мер отказываемся. Мы доказали это на деле». (В.И. Ленин, доклад на сессии ВЦИК 2 февраля 1920 года).

«Как особое задание Контрольной Комиссии рекомендовать внимательно-индивидуализирующее отношение, часто даже прямое своего рода лечение по отношению к представителям так называемой оппозиции, потерпевшим психологический кризис в связи с неудачами в их советской или партийной карьере. Надо постараться успокоить их, объяснить им дело товарищески, подыскать им (без способа приказывания) подходящую к их психологическим особенностям работу, дать в этом пункте советы и указания Оргбюро цеха и т.п.»(Записка В.И. Ленина в Политбюро ЦК в октябре 1920 года).

Злобствующие иуды

Самое поразительное, что больше всего злобствуют и поливают грязью Ленина те, которые делали карьеру на возвеличивании его имени, на прославлении идеи коммунизма. «Ленин причастен к террору… Я даже знаю один документ, где он приказывает докладывать ему еженедельно, сколько расстреляно попов».

Как Вы думаете, читатель, кому принадлежит эта фраза? Какому-нибудь русскому эмигранту или пострадавшему от Советской власти диссиденту? Нет. Принадлежит она главному цензору Главного политического управления Советской Армии, автору таких эпохальных произведений, как «Идеологическая борьба и коммунистическое воспитание», «Мировоззрение строителя коммунизма», «По заветам Ленина», доктору философских наук, генерал-полковнику Д. Волкогонову.

Еще в 1987 году один из главных подхалимов перестройки писал: «Ленин, его идеи, мысли, дела, надежды, свершения — в нашей действительности. Сколько мы знаем себя, воскрешая в своей памяти солнечное детство, мысленно оглядывая дороги, пройденные нами и нашими отцами, всегда с нами в сердце было имя Ленина».

Буквально через три года «внезапно прозрев», вместе с сотоварищами начал вакханалию «переосмысления истории». Не отстали от него и другие «собратья по разуму». И. Бунич в «исторической» работе «Ошибка в третьем знаке» делает очередное «открытие»: «Ленин сказал, что можно уничтожить 90% населения России, лишь бы оставшимся 10% удалось пожить во всемирной коммунистической зоне».

Этот бред тут же подхватила и процитировала газета наших доморощенных социал-демократов «Альтернатива». Другой «писатель-историк», русский «патриот» В. Солоухин дает свою версию якобы сказанного вождем:

«…летом 1918 г. вождь революции бросил крылатую фразу: пусть 90% русского народа погибнет, лишь бы 10% дожили до мировой революции». И как бы в подтверждение этой крылатой фразы, по словам Солоухина, Лацис, заместитель Дзержинского, опубликовал 1 ноября 1918 г. в журнале «Красный террор» своеобразную инструкцию всем своим подчиненным: «Мы истребляем буржуазию как класс… Не ищите на следствии материала и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти». Вот как ответил собрату по перу публицист В. Бушин.

«Казалось бы, все солидно, серьезно, основательно: названы имена, указаны даты, источники. Но при проверке оказывается, что все это липа, халтура. Во-первых, «крылатая фраза» звучала несколько иначе, а именно: «Мы должны увлечь за собой 90 миллионов из ста, населяющих Советскую Россию. С остальными нельзя говорить — их надо уничтожать». Конечно, фраза все равно ужасная, но все-таки соотношение в ней обреченных на гибель и остающихся жить не 9:1, как уверяет Солоухин, а 1:9, т.е. ужасную фразу автор как бы поставил с ног на голову, сделав ее просто чудовищной, кошмарной. Во-вторых, эта фраза, подлинная, слетела с уст не Владимира Ильича, а Зиновьева, что не совсем одно и то же. Интересно, что сказал бы Солоухин, если бы ему приписали, допустим, фразу одного известного поэта: «Я люблю смотреть, как умирают дети».

А то, что Ленин и Зиновьев или Ленин и Лацис это далеко не одно и то же, доказывает не только пример с «крылатой фразой», но и тот факт, что Владимир Ильич решительно заявил по поводу приведенной «инструкции»: «Вовсе не обязательно договариваться до такой нелепости, которую написал в своем казанском журнале «Красный террор» товарищ Лацис…».

Читаешь труды «историков» о зверствах большевиков и волосы встают дыбом. И «лампасы» из кожи жертв вырезали, и иголки под ногти загоняли, и в баржах сотнями тысяч топили (интересно, откуда в России столько барж?).

Ненавидели, если верить им, большевиков все: крестьяне (тамбовское восстание), матросы (кронштадский мятеж), рабочие (выступление рабочих в Петрограде). Четырнадцать государств — белые, синие, зеленые — все были против них, а они взяли и победили. Кто же такие эти большевики —  марсиане, пришельцы из космоса?

Да, не были они святыми. Тот же русский мужик-крестьянин, привыкнув на войне к смертям и крови, отвыкнув от сохи и бороны, придя домой, брался за колья и вилы. И вот уже пылали помещичьи усадьбы, насиловались жены и дочери, убивались сыновья. И когда началась Гражданская война, когда брат шел на брата, отец на сына, сама обстановка способствовала жестокости, и если «красные» расстреливали и топили в баржах, то любимым видом казни у «белых» было закапывание живьем в землю. А чтобы мучения были сильнее, обреченных опускали в яму связанными и закапывали вниз головой.

Анализируя причины поражения белых, корниловский офицер Роман Гуль (впоследствии писатель-историк) подчеркивал: «Демократический лозунг созыва Учредительного собрания стал фиктивным. Монархическая верхушка армии придала ему антидемократический, антинародный характер. В отношении крестьян применялись бессмысленные жестокости, бессудные расстрелы, чем Белая Армия отталкивала от себя самые главные антибольшевистские силы, основную массу населения России - крестьян».

То же самое утверждает автор «Красного террора» Мельгунов. Немногие знают, что он готовил к изданию книгу, которую, по аналогии, назвал «Белый террор», где писал, что ужасен был «красный террор», но ничто не может сравниться по бессмысленной жестокости с «белым террором».

В заключение несколько цитат, принадлежащих перу зарубежных политологов и обозревателей. Канадский профессор Р.Х. Макнил: «С исторической точки зрения Ленин был политическим гением, который организовал партию с жесткой структурой, приведя ее к власти и превратив ее в эффективную диктатуру. При всех своих недостатках он оставался главной исторической фигурой».

О.Арин, политолог (Ванкувер): «Ленин восстановил исконно российский строй — социализм, придав ему коммунистическую перспективу, не побоявшись внедрить в него нэповский механизм — использования частной собственности как инструмента разгона экономики. Самое главное, он оставил страну с населением, верующим в социализм, верующим в свое будущее».

И наконец: «По сравнению с Марксом Ленин претворил веру в действие. Он изобрел практические методы, с помощью которых марксистские теории могли быть применены в свое время.

Его ум представлял собой удивительный инструмент. Озарение его ума давали возможность сразу охватить весь мир, всю его историю, его горести, глупости, позор и в первую очередь несправедливость. Он с одинаковой силой фокусировал все факты — наиболее нежелательные и, наоборот, вдохновляющие. Его интеллект был обширен и в некоторых фазах великолепен. Он обладал способностью достигать той степени универсального понимания, который редко достигал человек.

Он один мог вывести Россию из трясины, он один мог найти и свернуть на вымощенную дорогу. Он нашел, он повернул, но он погиб. Русские люди остались барахтаться в болоте. Их величайшим несчастьем было его рождение, но их следующим несчастьем была его смерть».

Эти слова, сказанные в 1929 году, принадлежат лютому врагу большевизма, отцу «холодной войны» Уистону Леонарду Спенсеру Черчиллю.

* * *

В последнее время многие обратили внимание на странные совпадения. Стоило кому-то начать глумиться над памятью Ленина, как через некоторое время его настигало возмездие.

Тяжело заболел А. Нуйкин, первым предложивший перезахоронить Ленина. Отправился «дописывать» историю в мир иной Д. Волкогонов. Умерли от странных болезней «театралы» Венедикт Ерофеев («Моя маленькая лениниана») и Курихин («Ленин — гриб»). Недолго прожили песенник Б. Окуджава, поэт-пародист А. Иванов, писатель Адамович. И даже считавшийся своим среди части русских патриотов В. Солоухин закончил жизненный путь вскоре после написания нескольких клеветнических книг о Ленине.

По сообщению одной из российских газет («Завтра»), напуганные внезапной чередой смертей представители правительства через Российское посольство обратились в Музей истории Египта узнать, не повредит ли Ельцину решение о перезахоронении Ленина. Эксперты подтвердили: ученые и спонсоры экспедиций по расконсервации захоронений в Пирамидах, подвергаются нервным стрессам и опасным заболеваниям. Фиксируется большое количество смертей при загадочных обстоятельствах. Энергия духов наносит смертельный удар по святотатцам.

* * *

И в заключение несколько слов об эпизоде, который, казалось бы, не имеет отношения к данной теме. Москва, 1995 год. После нескольких лет запрета Ельцин решил провести парад Победы на Красной площади. Площадь украшена голубыми плакатами и транспарантами, сразу и не поймешь, что это — парад Победы или парад сексуальных меньшинств? Получив от властей форменную одежонку и денежную подачку, перед «Верховным» проходят «победители».

На Украине ветераны войны стоят по стойке «смирно» под бандеровским «жовтоблакитным» флагом, под звуки «Ще не вмерла Украина». Жалко смотреть на этих «победителей». Чью победу празднуют они? Победу Ельцина-Кравчука-Шушкевича или Клинтона-Буша-Гитлера?

Один удачный бой, одно даже блестяще выигранное сражение — это еще не победа. Ту Победу, то сражение, за которое отдали жизнь их товарищи, они проиграли, растранжирили, сдали по частям.

Вначале сдали историю, потом государство, теперь за жалкие подачки сдают будущее своих детей и внуков.

И на груди среди юбилейных значков и медалей, среди потом и кровью заработанных наград блестит тусклым змеиным светом еще одна, не утвержденная, — орден «Иуды Искариота».

 

г. Луганск

 

Источник: http://duel.ru/200226/?26_5_1