Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

БРЕХТ ПРОТИВ ТЕАТРА

Художники, рожденные Октябрем

«БРЕХТ ПРОТИВ ТЕАТРА.

(Необыкновенный текст с эффектом очуждения)»

Автор- Виктор Ткачев.

 

«Тот, кто вживается в образ другого

человека, и притом без остатка, тем самым отказывается от критического

отношения к нему и к самому себе. Ему попросту навязывают

определенный образ жизни. Поэтому метод театральной игры, взятый на

вооружение фашизмом, не может рассматриваться как положительный образец для

театра, если ждать от него картин, которые дадут в руки зрителей ключ к

разрешению проблем общественной жизни.»

(Б. Брехт «Критика выживания в образ»)

 

Главный парадокс теории и практики Бертольта Брехта- сделать театр антитеатральным. Нужно из него убрать все! Оставить развлекательную функцию и еще добавить «поучение».

Но при столь смертельном для театра парадоксе, история этого искусства немыслима без Брехта.

Он занимался парадоксами всю жизнь. Родился в состоятельной семье, а одевался как рабочий. Всю свою театральную карьеру боролся с театральными традициями. Не следовал привычным канонам построения пьесы. Вместо драматургии принцип «монтажности».

Он переворачивал истины аристотелевского театра, основанного на иллюзии и идентификации. То есть на иллюзии полного погружения в театральное действо и идентификации зрителя и актера с чувствами персонажа.

Брехт, чтобы сбить магическую дрему театра, вводит такой прием, как «очуждение», то есть «показ показа», выход из роли, прямое обращение к публике не от имени играемого персонажа, а от имени актера, его личности.

Брехт проблематизировал в театре абсолютно все. И свет, и декорации, и поведение зрителя, и репертуарную политику.

«Долой написанные декорации, если их можно заменить фильмом, заснятым на месте события и обладающим достоверностью документа. Даешь размалеванный картон!»

Брехт- это вызов всему театральному даже в политике. Гитлеровский режим, например, является порождением аристотелевского театра. Театр- это оплот всякого режима. Театр- это когда правитель показно целует детей перед камерой, театр- это когда мелкий обыватель корчит из себя спасителя расы, государства и веры. Режим берет на вооружение театральные приемы и эффекты, он растворяет вашу личность в своих иллюзиях и от вас остается лишь поклонник актерского мастер класса от фюрера.

ГИТЛЕР:

Хочу нaдеяться. Однaко все же,

Когдa в чaсы бессонницы я ворочaюсь нa своем

ложе,

Донимaет меня, неотвязней всех прочих вопросов

стрaнных,

Вопрос: что говорит обо мне м_a_л_е_н_ь_к_и_й

ч_е_л_о_в_е_к в европейских стрaнaх?

ГИММЛЕР:

Мой фюрер, он любит вaс, нa вaс все его

уповaния,

Европa вaс любит точь-в-точь кaк Гермaния.

Онa обожествить вaс готовa, прaво…

(Бертольт Брехт «Швейк во Второй мировой войне»)

Все свои театральные эксперименты Брехт придумывал с одной единственной целью: разрушить четвертую стену. Четвертая стена отделяет зрителей от актеров. За нею царят законы сценического действия, эмоции, переживания. Вам дается лишь одна участь: сопереживать всему, что можно увидеть. Но не критиковать.

Природа театра такова, что критике в ней нет места. Театр- это вам не митинг, а портал в чужие мысли, которые вы должны принять.

Цель Брехта- вовлечь публику в спектакль, сделать ее соучастником этого события. Каждый должен чувствовать себя не зрителем, но критиком, мыслителем.

УИ:

Что важно знать? Как маленькие люди

Хозяина себе воображают

(Б. Брехт «Карьера Артуро Уи»)

Театр сугубо общественное место. Арена борьбы разных эстетических и политических программ. Брехт отождествлял театр с государством. А что, собственно говоря, говоря их отличает? Разве, что в театре диктатуру над зрителем и актерами публично признают.

«Когда министр пропаганды

Захотел запретить народу критиковать правительство,

прежде всего он

Запретил театральную критику. Режим

Очень любит театр. Если режим

Кое-чего достиг, то это главным образом в области театра.

Виртуозному применению прожекторов

Он обязан не менее,

Чем виртуозному применению резиновых дубинок.

Его гала-представления

Радио передает по всей империи.

В трех колоссальных фильмах

(В последнем — восемь тысяч метров)

Главный исполнитель играл фюрера.»

(Б. Брехт)

Вот это подражание политиков театру и театра политикам раздражало Брехта. Ореол их величия- его враг. Катарсис не духовное удовлетворение, за которым надо приходить в театр, а величайший обман. Политик, играющий на публику- популист. Свет в театре должен гореть ярко. Черное- не белое.

«Ввиду того что актер не отождествляет себя с персонажем, которого изображает, он может избрать по отношению к этому персонажу определенную позицию, выразить свое мнение по его поводу и побудить к критике зрителя, который тоже уже не должен перевоплощаться.

Нет сомнения, что фашисты ведут себя подчеркнуто театрально. Они питают к

театральности особое пристрастие. Они откровенно толкуют о _режиссуре_ и

вообще используют множество средств, заимствованных непосредственно из

театра: прожекторы и музыкальный аккомпанемент, хоры и даже неожиданности.»

(Б. Брехт)

Уроки Брехта до сих пор не выучены. Мы добровольно заключаем «общественный договор» не только в политике, но и в театре. Нас давно не возмущает обман.

А между тем: «Лучшие зрители те, которые уходят из театра»,- так говорил Брехт.