Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Теоретические высоты ОКП.

Аватар пользователя bobrov-sa

На сайте Объединённой коммунистической партии (ОКП) появилась статья секретаря ЦК этой партии Сергея Иванникова «В ожидании теории» http://ucp.su/category/articles/1084-v-ozhidanii-teorii/ , наглядно демонстрирующая теоретический уровень их главных идеологов. И вот такая партия претендует на объединение в своих рядах всех коммунистов. Привожу её полностью и здесь, если там надумают убрать.

В ожидании теории

В глубине левых СМИ нет-нет, да раздается протяжный стон, полный тоски по «хорошей теории». «Дайте мне точку опоры, и я переверну мир» (Архимед). Дело за малым – за точкой, за «хорошей теорией». Вот всплывет посреди тишины новый «Манифест Коммунистической партии» и скажет, что было, что будет, чем сердце успокоится, и что надо сделать, чтобы из недовольства «пенсионной реформой» сразу получилась социалистическая революция.

«От жажды умираю над ручьем…» Марксизма словно не было. Впрочем, наверное, дело в том, что марксизм – это многабукаф, и он сильно уступает, например, Евангелию по части окончательности изложенных истин.

Не будем спорить с  Густавом Робертом Кирхгофом насчет «нет ничего практичнее хорошей теории». Но добавим – только если есть практика, на вооружение которой берется «хорошая теория». Применительно к левому и коммунистическому движению – если  общественные противоречия достигли минимальной зрелости, если у коммунистов накоплена какая-то организационная, агитационно-пропагандистская, информационная, массовая политическая и прочая практика. Иначе «хорошая теория» становится чем-то вроде Царь-пушки или Царь-колокола: они много на что годятся – символизировать, привлекать туристов и т.п., вокруг них можно много чего устроить — хороводы водить, гордиться и т.д., кроме собственно стрельбы и звона. Практика – это и критерий истинности теории, и ее почва и материал.

Не приходится спорить, что «без теории нам смерть, смерть» (последние прижизненные слова Сталина). Но потребность в теории вовсе не тождественна нетерпеливому ожиданию спасительных рецептов.

Позволю  себе немного поумничать, не боясь «дремучей свежести мысли». Хотя бы в постановочном плане.

*****

Устройство бесклассового общества, живущего охотой, рыболовством, собирательством с использованием простых ручных орудий труда, называют первобытным коммунизмом. Коммунизмом без прилагательных мы называем бесклассовое общество, основанное на высокоразвитых производительных силах, без государств, частной собственности и денег.

С социализмом дело обстоит несколько разнообразнее. Социализмом можно назвать общественную собственность и общественный контроль над экономикой, перераспределение доходов, исходя из конкретного для данного общества понимания принципов справедливости. Такой социализм политически и идеологически обычно укомплектован социал-демократией. У такого социализма главным исполнителем служит государство, хотя, например, в национал-социализме сделана попытка поменять местами социализм и государство, поставив первый на службу второму. Надо заметить, что социализм такого рода в различных дозах известен уже много веков, причем не только в виде теоретических построений, но и в практике.

Коммунисты понимают социализм как общественный строй, представляющий собой первую фазу коммунизма. Наиболее впечатляющим историческим опытом социализма в таком понимании стал советский период истории нашей страны, в своем апогее именовавшийся «развитым социализмом». Однако социализм на основе доиндустриальных и индустриальных производительных сил более заслуживает названия «первобытный социализм»*. Его исторически обусловленная, огромная прогрессивная роль не уступает сыгранной в свое время роли первобытного коммунизма. Великая Октябрьская социалистическая революция не состоялась в законченной, полной мере своих первоначальных идей. Но она состоялась как всемирная Великая Октябрьская социалистическая эволюция своим влиянием на весь ход мировой истории.

Первобытный социализм, основанный на государственной собственности, не мог не сохранить в важнейших своих составляющих родимые пятна того строя, от которого унаследован институт государства. Этот институт по своей роли в истории рода человеческого занимает не менее важное место среди других людских изобретений, подчинивших своего творца, чем боги или деньги. Способ производства и государственное устройство тесно взаимосвязаны. Анархисты, например, считают, что капитализма без капиталистического государства не существует (с этим можно согласиться, но лишь ограничившись рассмотрением фотографии современного капитализма, но не его биографии) и видят корень зла в капиталистическом государстве. «Все перевороты усовершенствовали эту машину вместо того, чтобы сломать ее». (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч.т. 8. с. 206).

К слову о первобытном социализме будут весьма уместны некоторые весьма иллюстративные цитаты.

«Разделение труда и частная собственность, это — тождественные выражения: в одном случае говорится по отношению к деятельности то же самое, что в другом — по отношению к продукту деятельности.» («Немецкая идеология.» К. Маркс и Ф. Энгельс. — т.3, с.31). Особо подчеркнем разделение труда физического и умственного, выделение управленческих функций.

«Бюрократия имеет в своем обладании государство…Это есть ее частная собственность.» (К. Маркс «К критике гегелевской философии права» ( т.1, с. 270). Следует добавить, что это собственность не отдельных бюрократов, но всего класса в целом – как говорят, общеклассовая частная собственность.

«…В основе политического господства повсюду лежало отправление какой-либо общественной должностной функции… политическое господство оказывалось длительным лишь в том случае, когда оно эту общественную должностную функцию выполняло». (Ф.Энгельс, «Анти-Дюринг»).

«Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства» ** (Ленин В.И., ПСС — т.39, с.15).

Наверное, отнюдь не по забывчивости Ленин не берет в расчет наличие или отсутствие родственных связей между поколениями одного класса, не принимает во внимание значение личных моральных или деловых качеств представителей класса, не упоминает роль энтузиазма, восхищения лидерами или проявленных талантов***. Общественная формация также безразлична к этим обстоятельствам.

«… социализм есть объявление непрерывной революции, классовая диктатура пролетариата как необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям, к перевороту во всех идеях, вытекающих из этих общественных отношений.» ( «Последствия 13 июня 1849г.». К.Маркс и Ф. Энгельс. т.7, с. 64)

Социализм является, как и положено не чистым, а переходным формам, пожалуй, одной из наиболее сложных проблем теории и практики коммунизма. Да и понимание ошибок прошлого не гарантирует безошибочного настоящего и будущего.

Считается, что один из принципов социализма – это распределение по труду. Капитализму распределение по труду тоже не чуждо. Капиталисту – по труду, накопленному в капитале, рабочему – по труду, необходимому для воспроизводства рабочей силы, то есть по его стоимости. Заметим также, что труд — не товар, и не может быть оценен. Оценить можно рабочее время. «По труду» — это значит по общественно необходимому труду, то есть по стоимости.

Пролетариат (класс, не имеющий капитала, имеющий в качестве единственного источника средств к существованию продажу своей рабочей силы) в настоящее время «утратил революционность». Действительно, глобальный капитал и локализованный пролетариат вместе создают картину, навевающую подобные мысли. Отдельно взятые пролетариаты играют роль системных классов капиталистического строя, борются за свои экономические интересы, полагаясь в политически продвинутом случае на социализацию капитализма.

Однако: «Коммунисты отличаются от остальных пролетарских партий лишь тем, что, с одной стороны, в борьбе пролетариев различных наций они выделяют и отстаивают общие, не зависящие от национальности интересы всего пролетариата; с другой стороны, тем, что на различных ступенях развития, через которые проходит борьба пролетариата с буржуазией, они всегда являются представителями интересов движения в целом.» («Манифест Коммунистической партии». К.Маркс и Ф. Энгельс. т.6. с.437).

Пролетариат может стать внесистемным для капитализма классом лишь в своем интернациональном единстве. Без него пролетариат обречен проигрывать глобальному капиталу.

Во всякой шутке есть доля шутки. Остальное - правда.

Товары на рынке обмениваются по их стоимости. Как рынок сравнивает стоимости, может показать известный опыт: публике предлагают оценить количество разноцветных драже в стеклянной банке, и оказывается, что с увеличением числа оценщиков средняя оценка стремится к действительному их количеству.

Но что именно сравнивает рынок, сравнивая стоимости? Трудовая теория, основы которой заложены У.Петти, А.Смитом, Д.Рикардо, получившая в марксизме завершенную форму, утверждает, что вложенный труд. Абсолютной меры, эталонной единицы труда не существует, поэтому стоимости сравниваются, выражаясь в ценах, то есть сравнением с универсальным товаром – деньгами, примерно так же, как расстояния  измеряются сравнением с линейкой. Именно трудовая теория раскрывает механизм капиталистической эксплуатации через категорию прибавочного труда и прибавочной стоимости****, то есть неоплаченного труда – а именно превышения вложенного в товар труда над трудом, необходимым для воспроизводства рабочей силы, и возмещаемым работнику в виде зарплаты.

Таких — смущающих классовую идиллию, — неудобств лишена субъективно-идеалистическая теория предельной полезности (ТПП), которая выводит рыночные оценки стоимостей не из оценки им вложенного в товар труда, а из оценки покупателем полезности товара. Под этой предельной полезностью подразумевается та польза от какого-либо блага, которую приносит последняя единица этого блага, причём последнее благо должно удовлетворять самые маловажные нужды. То есть товар, грубо говоря, стоит на рынке столько, сколько покупатель готов за него заплатить разве что из желания вежливо отделаться от продавца, чтобы сразу отдать покупку первому попавшемуся бомжу. Также эта теория с милой непосредственностью напрямую объявляет редкость (то есть чрезвычайную трудоемкость) товара, его ценностью.

Однако нужды покупателя, самые маловажные из которых как будто бы определяют стоимость товара, нынче все более становятся производными нужд продавца. Продавец создает покупательские нужды, формирует потребности, о которых покупатель сам ни за что бы не догадался.

Ввиду усугубляющейся вторичности потребностей покупателя по отношению к способностям продавца эти потребности формировать настала пора теории, согласно которой цена товара на рынке определяется оценками производителя. Известно, что от работы кони дохнут, поэтому теорию следует назвать «теорией предельной вредности» (ТПВ). Предельная вредность, означает вред или ущерб, претерпеваемый производителем первой единицы нового блага, причем это благо должно удовлетворять самые острую нужду. Думаю, картина с каким-нибудь очередным айфоном может послужить наглядной иллюстрацией.

Предлагаемая ТПВ не свободна от недостатков ТПП, но лишена ее субъективной идеалистичности, поскольку опирается на реалии производства. Она сможет, как и ТПП, неплохо описывать равновесный насыщенный рынок, подобно системе Птолемея, веками неплохо описывавшей видимое движение планет.

* Само по себе слово «первобытный», разумеется, ничего не объясняет и не дополняет. Однако, и первобытный коммунизм, и первобытный социализм опирались на производительные силы, не достаточные для решительного избавления от этого прилагательного.

** Желающие могут подразумевать под словом «классы» и что-то иное. Например, ввести в оборот статистическую категорию «средний класс», безразличную к способам получения своей доли общественного богатства.

*** Романтики либерального людоедства считают талантливыми российских олигархов. Спору нет, во всяком деле нужен свой талант. Дележ советского наследия – не исключение.

**** На категорию прибавочной стоимости буржуа смотрят как паровоз на Анну Каренину. Заметим, что представители «экономикс» ниспровергают Маркса как экономиста (Мама, кто такой Маркс?. Экономист. Как наша тетя Софа? Нет, тетя Софа – старший экономист.) Можно также покритиковать Маркса, взяв его на роль юриста. Встречал даже такую критику Маркса, что основана на непригодности его экономической теории … для бухучета.

Сергей ИВАННИКОВ

Комментарии

Аватар пользователя Совок

    Именно этим и занимаются юристы во власти в нынешней Росссии.  Но им и невдомёк что Маркс на все времена это в первую очередь философ. Это кстати наверно непонятно и автору статьи, который ничтоже сумняше оседлал привычную тему экономики. стимости, труда и пр. атрибутов демагогов в контексте марксизма.

    Нет господа Маркс и его марксизм в контексте вечности, это не про экономику, а про философию, про мировоззрение, идеологию, про теорию эволюции Ч.Дарвина.  Экономика, политика это переменные вещи в пространстве и времени.  Во времена Маркса они были одни, сейчас другие. А вот эволюция человеческого общества это на все времена.  И именно это и имел в виду Маркс представив нам смену общественно-экономических формаций.

Аватар пользователя Толмач

По-моему, применительно к левому и коммунистическому движению, проблема не в отсутствии теории, а в полном непонимании той теории, которая выработана основоположниками этого движения. Казалось бы, чего проще, ведь всю свою теорию классики уложили в трёх словах. Классики коротко записали в Манифесте Коммунистической партии — «…коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности». Заблудиться в трёх соснах – это надо уметь.

Но перед тем как рассуждать о марксизме и, конкретно о частной собственности, нужно усвоить, что марксизм является этапом развития материалистического мировоззрения, при котором даже субъективное восприятие окружающего мира и поведение людей принято напрямую связывать с их материальным бытием. Поэтому уничтожение частной собственности, как и её порождение  в марксистской трактовке происходит не в результате чьего-то злого или благостного умысла, а в результате развития материального производства. Следует так же отметить, что частная собственность не предмет, которым мы пользуемся или который мы потребляем индивидуально или коллективно. Это отношение людей друг с другом по поводу тех или иных предметов.

Отношения частной собственности начинаются с ремесленной организации производства и индивидуальной частной собственности на средства производства и производимый продукт. Заканчиваются эти отношения  при фабричной организации производства, порождающей капиталистическую, акционерную форму отношений частной собственности. Фабричная организация производства и капиталистические отношения ведут к обобществлению производства в крупные многоотраслевые производственные корпорации. С помощь корпоративного взаимодействия происходит объединение множества видов производств в едином производственном комплексе.

Теперь можно обратить внимание на приведённую в выложенном Бобровым тексте цитату: «Разделение труда и частная собственность, это — тождественные выражения: в одном случае говорится по отношению к деятельности то же самое, что в другом — по отношению к продукту деятельности». («Немецкая идеология.» К. Маркс и Ф. Энгельс. — т.3, с.31). Этот продукт деятельности при разделении общественного труда на множество производств, организуемых  частным образом, называется товаром (продукт, производимый не для собственного потребления, а для обмена). Именно названное разделение общественного труда порождает необходимость обмена производимыми продуктами, порождает товарное производство. Вне организации частных производств, вне  отношений частной собственности на средства производства не существует товарного производства. Вне товарного производства не существует отношений частной собственности. Поэтому разделение общественного труда на множество работ, производимых кому как вздумается и продукт такой деятельности являются выражением одного и того же отношения между людьми – отношений частной собственности.  

Случай, когда мы частную собственность понимаем в виде отношений людей по поводу продукта их деятельности, вроде бы всем понятен. И описывается это следующим образом:

«Чтобы данные вещи могли относиться друг к другу как товары, товаровладельцы должны относиться друг к другу как лица, воля которых распоряжается этими вещами: таким образом, один товаровладелец лишь по воле другого, следовательно каждый из них лишь при посредстве одного общего им обоим волевого акта, может присвоить себе чужой товар, отчуждая свой собственный. Следовательно, они должны признавать друг в друге частных собственников. Это юридическое отношение, формой которого является договор, — все равно закреплен ли он законом или нет, — есть волевое отношение, в котором отражается экономическое отношение» (К. Маркс. Капитал. — т.1, с.94 )

Отожествление частной собственности с деятельностью, с разделением труда понимается сложнее. «Особо подчеркнем разделение труда физического и умственного, выделение управленческих функций» – написано в приводимом  Бобровым тексте. И далее приводится цитата: «Бюрократия имеет в своем обладании государство…Это есть ее частная собственность» (К. Маркс).

Очевидно, что государство это волевое отношение. Это отношение принуждения к заданному поведению одних людей по воле других. Король не тот, у кого на голове корона, а тот, кому подчиняются другие. Классики определяли государство как аппарат насилия, принуждающий к подчинению одного класса другому в условиях отношений частной собственности. В этих отношениях и само государство является частной собственностью господствующего класса управляющего этой своей собственностью с помощью государственных чиновников, с помощью силовых ведомств, с помощью бюрократии. Воля господствующего класса при государственном управлении может выражаться не только в прямом принуждении. Она может быть выражена так же и в правовых механизмах управления поведением людей, выражаться в соответствующих законах. Такое государство принято называть правовым государством.

А что происходит при иной общественной организации труда, когда общественный труд не разделён на множество производств организуемых по принципу «кому как вздумается», организуемых для удвоения в первую очередь потребностей частных владельцев средств производства, владельцев крупного капитала? Порождает ли отношения частной собственности всякое разделение труда, само по себе, например, разделение труда физического и умственного?  Становится ли частной собственностью управленческие функции реализующие не волю господствующего класса, а волю всех членов общества в их общинном взаимодействии, выраженную, например, на референдуме или в иной форме, иным способом реализации прямой общинной демократии?   

 «В древнеиндийской общине труд общественно разделен, но продукты его не становятся товарами. Или возьмем более близкий пример: на каждой фабрике труд систематически разделен, но это разделение осуществляется не таким способом, что рабочие обмениваются продуктами своего индивидуального труда. Только продукты самостоятельных, друг от друга не зависимых частных работ противостоят один другому как товары» (К. Маркс. Капитал. — т.1, с.51).

То есть, если производство в стране организовано как на одной фабрике, то разделение труда уже не порождает товарно-денежные отношения частной собственности. То есть разделение осуществляется не таким способом, что рабочие обмениваются продуктами своего индивидуального труда. Такое разделение труда не тождественно частной собственности.

В доказательство сказанного приведу из первого тома Капитала Маркса ещё одну и очень длинную цитату:

«Более близкий пример дает нам деревенское патриархальное производство крестьянской семьи, которая производит для собственного потребления хлеб, скот, пряжу, холст, предметы одежды и т. д. Эти различные вещи противостоят такой семье как различные продукты ее семейного труда, но не противостоят друг другу как товары. Различные работы, создающие эти продукты: обработка пашни, уход за скотом, прядение, ткачество, портняжество и т. д., являются общественными функциями в своей натуральной форме, потому что это функции семьи, которая обладает, подобно товарному производству, своим собственным, естественно выросшим разделением труда. Различия пола и возраста, а также изменяющиеся со сменой времен года природные условия труда регулируют распределение труда между членами семьи и рабочее время каждого отдельного члена. Но затрата индивидуальных рабочих сил, измеряемая временем, уже с самого начала выступает здесь как общественное определение самих работ, так как индивидуальные рабочие силы с самого начала функционируют здесь лишь как органы совокупной рабочей силы семьи.

Наконец, представим себе, для разнообразия, союз свободных людей, работающих общими средствами производства и планомерно расходующих свои индивидуальные рабочие силы как одну общественную рабочую силу.

<…>Весь продукт труда союза свободных людей представляет собой общественный продукт. Часть этого продукта служит снова в качестве средств производства. Она остается общественной. Но другая часть потребляется в качестве жизненных средств членами союза. Поэтому она должна быть распределена между ними. Способ этого распределения будет изменяться соответственно характеру самого общественно-производственного организма и ступени исторического развития производителей. Лишь для того, чтобы провести параллель с товарным производством, мы предположим, что доля каждого производителя в жизненных средствах определяется его рабочим временем. При этом условии рабочее время играло бы двоякую роль. Его общественно-планомерное распределение устанавливает надлежащее отношение между различными трудовыми функциями и различными потребностями. С другой стороны, рабочее время служит вместе с тем мерой индивидуального участия производителей в совокупном труде, а следовательно, и в индивидуально потребляемой части всего продукта. Общественные отношения людей к их труду и продуктам их труда остаются здесь прозрачно ясными как в производстве, так и в распределении» (К. Маркс. Капитал. — т.1, с.88-89).

Уяснив сказанное о союзе свободных людей, работающих общими средствами производства и планомерно расходующих свои индивидуальные рабочие силы как одну общественную рабочую силу с комсомольским задором можно перейти к понятию «коммунис». Понять суть коммунистического способа организации производства порождающего коммунистические производственные отношения в данном конкретном общественно-производственном организме, существующем в сегодняшней реальности в форме отдельных государств или экономического союза государств.

Обобщая написанное, «коммунизмом без прилагательных» я бы назвал организацию производства «как на одной фабрике». Всё остальное это порождаемые этой формой общественной организации труда явления.

При этом я особо подчеркну следующее. Как и отношения частной собственности, порождаемые организацией производства по принципу «кому как вздумается», так и противоположные им отношения общественной собственности порождаемые организацией единого программируемого производственного процесса в данной стране или группе стран, и те и другие общественные отношения возникают в результате достигнутого этапа технологического развития. То есть возможность установления коммунистического способа производства появляется не при появлении каких-то абстрактных высокоразвитых производительных сил. Всякие производительные силы в последующий период исторического времени более высокоразвиты, чем в предшествующее историческое время. Коммунистический способ производства становится возможным, когда развитие технологий позволяет и даже требует объединения всех производств в единую программируемую производственную систему.

Технологическое объединение современных производств в единую всеотраслевую производственную систему это то качественное изменение в организации производства, с которого начинается движение на новой ступени общественного развития. Я подчёркиваю, что естественными границами общественно-производственного организма, именуемого «коммунистическое общество» является вмещающийся в эти границы весь комплект современных производств, способный удовлетворить весь набор существующих потребностей современного человека.

Организация единой плановой системы производств «как на одной фабрике» была создана в СССР в 30-тых годах прошлого века. С тех пор коммунистическое общество не является теоретическим предположением. Коммунистическое общество существовало в СССР на протяжение полувека как исторический факт. Другое дело, что его производственную систему после смерти Сталина начали ломать. Вместо дальнейшего усиления организационно-технологических связей различных производств и их нацеливания на удовлетворения всего набора, всего разнообразия существующих потребностей современного человека, производственным предприятиям дали полную самостоятельность. А эта самостоятельность вновь возродила частнособственнические отношения.

То, что последние прижизненные слова Сталина были — «без теории нам смерть, смерть», это фантазия тех, кто сталинские теоретические выкладки не читал. Нет в документах написанных Сталиным ничего подобного. Нет подобного высказывания и в его публичных выступлениях. Сталин не страдал из-за отсутствия теории коммунизма. Всё необходимое ему в практической деятельности он находил у классиков марксизма. Всё что создано в экономике СССР к 30-тым годам и развивалось до средины 50-тых годов, всё это практическое воплощение марксистской теории. Тот социализм, что был построен в СССР, с позиций организации производства являлся первой фазой развития коммунистического общества. Это не «первобытный социализм», как пишет автор размещённой тут Бобровым статьи, а первый этап развития коммунизма. В своём начале коммунизм присваивает себе те производительные силы, что имеются у капитализма в наличие и другим более совершенным производством обладать не может, так как оно не возникает из ничего как «улыбка Чеширского Кота».

Другое дело, что новая форма общественной организации труда не успела породить в СССР характерные для неё явления. Имевшаяся материальная база хотя и строилась на единой всеотраслевой плановой системе производства, но была ещё не достаточной, чтобы удовлетворить всё разнообразие существующих потребностей трудящегося  человека. Человек с помощь автоматизации производства не был освобождён от неприглядного  рутинного труда осуществляемого не добровольно, а с помощью экономического и административного принуждения. Творческий труд, делающий сам труд первой жизненной потребностью, не стал повсеместным. Государственное принуждение и представительная демократия, характерные для отношений частной собственности не были преодолены и заменены прямой общинной демократией и властью авторитета. Доля каждого производителя в жизненных средствах определялась не его рабочим временем, а в абстрактных денежных единицах. Поэтому рабочее время не являлось  мерой индивидуального участия производителей в совокупном труде, а следовательно, и в индивидуально потребляемой части всего продукта. Общественные отношения людей к их труду и продуктам их труда не стали прозрачно ясными как в производстве, так и в распределении.

К сожалению, руководство страной после смерти Сталина было захвачено Хрущёвым. А Хрущёв, как и все последующие руководители СССР действительно ничего в теории коммунистического развития не понимали. Хрущёв представил коммунизм как религиозную веру в «светлое будущее», где каждому через двадцать лет воздастся по потребностям. Он не понимал что коммунистический способ производства в СССР уже существует и требует дальнейшего развития по перечисленным тут направлениям. Что процесс коммунистического развития длительный исторический процесс и не сводится к «празднику живота» после двадцатилетнего воздержания и накопления продуктов производства.

Сошествие с небес хрущёвского божественного коммунизма не случилось, а реально существовавший коммунистический способ производства был разрушен. Его разрушение началось с хрущёвских экономических реформ, продолжилось косыгинскими реформами и завершилось горбачёвской перестройкой.

 Интересно читать ваши рассуждения, но к сожалению вы не продвигаетесь вперед. Все таже аргументация в пользу единой фабрики. Согласен и с плановым производством и с обобществлением производства. Но это, как мне кажется первые этапы. Основным поворотным моментом является переход общества к потреблению, к осмысленной его фазе, и в первую очередь осмысленному производственному потреблению. Творческий труд он основывается на творческом производственном потреблении. Современное общество на подходе к этой стадии развития. Владение производственными мощностями ( в частной или общественной форме) — это капитализм в разной фазе. Коммунизм- это эффективное творческое использование(производственное потребление) средств производства. Творческое развитие личности с помощью эффективного использования средств производства и производства общественно-значимого продукта.

Производство технологий, а не продуктов потребления, должно стать основным принципом коммунистического производства. 

Аватар пользователя Толмач

С тем, что вы написали про коммунистический способ производства, я полностью согласен. То же самое я не раз так же утверждал на данном сайте. Но ряд активных участников дискуссий демонстративно не замечают моих аргументов. Поэтому я их повторяю, и буду повторять, пока они их не заметят и не приведут свои контраргументы.

Например, Савок всё время пишет, что во многих странах Европы уже существует социализм, о котором писали классики и который строили в СССР. Все мои аргументы о том, что социализм в отношениях частной собственности и социализм при общей собственности на средства производства это две большие разницы, на него не действуют. Но и мои доказательства он не опровергает. А просто постоянно повторяет, что социализм в Европе уже построен. 

Бобров, если не ошибаюсь, утверждал, что переход к коммунистическому способу производства в прошлом веке был невозможен, так как производительные силы не были достаточно развиты. Поэтому мы имели ущербный, первобытный социализм, а не воплощение мечты предшествующих поколений. И только в будущем возможность построения коммунизма может появиться.

Я же доказываю, что если коммунистический способ производства понимать лишь как следствие объединения всех видов производств в единую плановую замкнутую систему производства, то такая система в СССР была построена уже к 30-тым годам прошлого века. Не мной придуман и всем понятный образ единой системы производства «как на одной фабрике». Образ системы производств, связанных не внутрисистемным товарно-денежным обменом, а директивным плановым заданием. Такой образ неоднократно приведен в работах Маркса, Энгельса и Ленина. Есть в работах классиков и другой понятный образ – это образ монополии, обращённой на пользу всех в равной мере, образ всеотраслевой производственной корпорации.  Если я в качестве аргументов привожу высказывания классиков, то почему бы мне постоянно не пользоваться соответствующими их высказываниям придуманными ими образами.

Современный капитализм нас всё ближе подводит к качественно новым коммунистическим общественным отношениям. Но как бы близко мы к ним не подходили, это всегда будет всего лишь существующая в реале возможность. Существующая, но нереализуемая в системе капиталистических отношений.

Полноценное творческое производственное потребление, доступное каждому гражданину страны в равной мере, возможно только при условии объединения всех производств в единую систему производств, находящихся в общей собственности. Иначе мы имеем то, что имеем.

Если уже в начале 50-тых годов Сталин заявлял о необходимости перехода на 5-часовой рабочий день, то сегодня, наверняка, размер времени обязательной работы на общее благо, на создание и развитие производственного потенциала наверняка  можно было бы ограничить 3 или даже 2 часами. Или в годовом исчислении трудовой стаж до пенсиона, требование работы на общее благо ограничить 10 годами. Всем остальным временем своей жизни человек мог бы распоряжаться по своему собственному усмотрению, получая из общественных фондов  все материальные блага в счёт уже отработанного времени. Включая и аренду производственных мощностей на реализацию своих творческих замыслов.

А что мы имеем сегодня? – Пенсию после 65 в размере прожиточного минимума и невозможность этот минимум увеличить по собственному желанию ввиду утраты здоровья и нахождения средств производства не в общей собственности, а в частной собственности очень узкого круга лиц.

 А что мы имеем сегодня? Россия безидейная страна. Не знает куда идти. Отсюда нулевой прирост ВВП. Все развитые страны используют деньги как инструмент учета и обращения и только Россия с подачи либералов использует деньги, как средство накопления. Либералы выбрали показатель инфляции, как инструмент развития — полный бред. Пока Путин не порвет с либералами, что мало вероятно, ничего существенного в России не произойдет. Россия это пример застоя и хронического отставания от передовых стран мира.

 Что касается коммунистического развития человечества здесь интерес представляет пирамида Маслоу. Ее первые три уровня развития- есть уровни развития личного потребления то есть уровень личной безопасности, уровень личного благосостояния, уровень семейного благополучия. Эти уровни развития может обеспечить как развитый капитализм так и первая стадия коммунизма — социализм. Разница лишь в том, что капитализм обеспечивает это за счет неравенства с инородцами и их ограбления, а социализм за счет внутреннего саморазвития. Чего кстати не хотят понимать Путин и  либералы.

Четвертый уровень развития в пирамиде Маслоу, общественно значимый творческий труд может предоставить только коммунистическая организация производства, то есть средства производства в свободном творческом обращение ассоциациаций творческих работнитков. То есть должна быть создана ситуация когда работник ищет не трудоустройства, а творческий коллектив соответствующий его творческим интересам.  Именно такой коллектив может вывести его на пятый, высший уровень развития, самореализации творческой личности.

Аватар пользователя Толмач

«Пока Путин не порвет с либералами…»??? Причём тут Путин?!! Проблема не в Путине. Проблема в коммунистах. Среди коммунистов нет харизматического лидера, который бы на простом языке в понятных образах разъяснил гражданам не кто виноват – это и так очевидно, а «что виноват и кто делать». И в этом ни Маслоу с его пирамидой, ни обещания достижения высшего уровня развития не помогут. Россияне не верят ничьим обещаниям. Прекрасное будущее все политики обещают. Делают это, чтобы у власти удержаться. И Путин много чего уже наобещал. И в каждом своём послании продолжает обещать. А где обещанное? Всё ещё в пути. Когда оно в дверь нашего дома постучится? Так и помрём не дождавшись. Коммунисты, начиная с Хрущёва, то же светлое коммунистическое будущее обещали. И где оно? Нет больше веры в коммунизм. Ни во что больше веры нет. Никому больше веры нет. Не хотят люди больше  ни обещанного коммунизма, ни революционных потрясений. Даже на простой митинг протеста никого не затащить, не то что бы революцию устроить. Русский мужик хватается за топор лишь когда его жизнь уже больше ничего не стоит. В такой ситуации, когда жизнь ничего не стоит — где своя кровь, где кровь врага уже не важно. И тогда небесный спаситель является в образе Сталина…

Против путинизма вместе с его либерализмом нужно бороться с помощью приёмов восточных единоборств, которые Путин обожает. Использовать движения этого хитрого врага в свою пользу, направив его движение в нужном для победы направлении.

Самые развитые, самые успешные экономики мира сегодня представляют многоотраслевые концерны, крупнейшие финансовые и производственные корпорации с частичным и даже полным государственным участием в управлении. В России порушили многие государственные монополии, но не все. Страшно резать курицу несущую золотые яйца — Госпром, Росвооружение, Роскосмос и другие корпорации. Пора такую дурь назвать дурью. Предложить народу вернутся к монополизации производства – на магистральный путь развития мировой экономики и довести объединение производств до высшей точки.

Народу нужно предложить не коммунизм, а финансово-производственную корпорацию размером во всю страну со 100% государственным участием в управлении. Предложить создать государство-корпорацию под именем ЗАО «Россия». Где каждый гражданин на добровольной основе становится работником и одновременно акционером этой корпорации. Как акционеру каждому гражданину страны должна принадлежать одна именная не  передаваемая никому другому виртуальная акция, на которую начисляются дивиденды от прибыли корпорации в равной для всех доле. Акционером может быть только тот, кто одновременно является так же и работником корпорации и отработал на её  производствах, например, не менее 30 тыс. часов (15 лет при 40 часовой рабочей неделе, или 30 лет при 20 часовой рабочей неделе, или 45 лет при 10 часовой рабочей неделе). Размер обязательного трудового участия каждого акционера в работе корпорации должен определяться самими акционерами.

Дивиденды от прибыли могут выдаваться в виде натурального продукта или услуги. Каждый акционер индивидуально или коллективно может арендовать по установленному нормативу в специально установленное для этого время производственные мощности входящих в корпорацию производств с оплатой в размере необходимых амортизационных отчислений. Оплата может производиться частью выпущенной продукции. Например, как в СССР, на подобии натуроплаты колхозов государству за аренду тракторов МТС. То есть акционеры могут реализовать свои творческие замыслы и  производить по собственному усмотрению всё, что вздумается. Это как самодеятельные артели во времена Сталина, арендовавшие у государства производственные помещения, станки, энергоресурсы и прочие средства производства.

Сегодня Россию США и Евросоюз своими  санкциями выталкивают из международного разделения труда. Российские либералы вынуждены возрождать собственное самодостаточное производство, ориентированное на внутреннее потребление. Нужно приветствовать это движение и довести его до организации полного набора всех существующих в мире видов производств. Установить полную государственную монополию во всех  ресурсодобывающих  отраслях, полную монополию в производстве средств производства.

Российские либералы вынуждены отказыться от доллара, отвязаться от него, от соотношения рубля к доллару при внутренних расчётах. Приветствуем это и выстраиваем полностью независимую от внешних воздействий  внутреннюю замкнутую кредитно- денежную систему страны. Ликвидируем все коммерческие банки и все финансовые расчёты поручаем государственному банку. Все финансовые расчёты с внешним миром осуществляем только через один государственный Внешторгбанк в специальной валюте, не применяемой при внутренних расчётах. В СССР такая валюта называлась «переводной рубль». Используем опыт СССР.

Сегодняшнее государство стремится к созданию глобальной электронной базы данных. Всеми силами доводим это движение до высших показателей. Все финансовые расчеты переводим на безналичную оплату. Никаких бумажных денег. Все производственные задания внутри производственной корпорации переводим на натуральные физические измерители и качественные характеристики.

Создаём электронный паспорт гражданина, в который включаем все его отличительные биологические характеристики, характеристики здоровья и природных задатков, склонности и предпочтения, полученное образование, квалификацию, опыт работы, места работы и занимаемые должности и прочие данные находящиеся в сегодняшней реальности в различных местах хранения. Используем эти данные для безбумажной дистанционной идентификации каждого человека в различных ситуациях. Например, в медицинских учреждениях, при поиске кандидатов на выполнение тех или иных работ, для фиксации нахождения на рабочем месте, при фиксации передвижения в пространстве, в расчётах за приобретённую продукцию или услугу, при заключении договоров и прочих сделок и т.д. Всё это создаёт возможность общественные отношения людей, их отношения между собой, их отношения к труду и продуктам их труда, определение их индивидуального участия в совокупном труде, а следовательно, и в индивидуально потребляемой части всего продукта сделать прозрачными и  ясными.

 Сделать прозрачными и  ясными доходы и расходы государственных чиновников это неосуществимая мечта нынешней российской  власти. Нужно ей помочь и пойти дальше — сделать прозрачными и ясными все общественные отношения.  

Сегодняшнее государство жалуется на нехватку инвестиций. Но все материальные ценности создаются не деньгами, а трудом людей. Инвестиции, как заёмный труд, совершенно не нужны когда труд всех граждан страны правильно организован. Они не нужны, когда потенциал совокупной рабочей силы полностью известен, планово используется и планово увеличивается, когда планомерное распределение совокупного и индивидуального рабочего времени устанавливает надлежащее соотношение между различными трудовыми функциями и различными потребностями.

Не буду дальше описывать программу плавного направления существующей реальности в русло коммунистического будущего без его публичного провозглашения в виде эксклюзивной идеи. Но надеюсь, основная мысль понятна – я не призываю к коммунизму, я вслед за Энгельсом предлагаю довести уже существующее до логического завершения, до высшей точки развития.  

Аватар пользователя bobrov-sa

Уважаемый толмач, программ что и как должно функционировать написано уже множество, у каждого своя. Но чтобы что-то сделать, нужна власть. А вот о тм, как взять власть и кому, программ (технологий) я не встречал. Голосуйте за нас и мы вам всё сделаем, разумеется не  в счёт. 

С. Бобров.

Аватар пользователя Толмач

Всё в счёт, в том числе и «голосуйте за нас». Власть приобретается в борьбе по правилам и без правил. Победа достаётся тому, кто завоевал больший авторитет у масс, собрал больше сил в свою поддержку, у кого сильнее воля к победе. Поддержка обретается пропагандой и агитацией резонирующими в массовом сознании с тоской по новой жизни – чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы…

Аватар пользователя bobrov-sa

«Победа достаётся тому, кто завоевал больший авторитет у масс» То есть, власть Авторитеру! Воистину «коммунистический» лозунг.surprised

С. Бобров.

Аватар пользователя Толмач

Именно так – авторитет личности против авторитета должности.

В общественной организации, в общине, как правило, лидером избирают самого авторитетного товарища, яркую личность. При общинных отношениях все равны и подчиняются человеку обладающему авторитетом, а должность обозначает лишь характер и направление деятельности.

Государственная власть строится на отношениях принуждения к заданному поведению одних людей по воле других. Тут должность указывает твоё место в системе подчинения. В структуре государственной власти руководителем выдвигается тот, кто поднялся наверх по ступенькам иерархической пирамиды должностей. А обладает ли он авторитетом у своих подчинённых как личность, это особого значения не имеет. Тут так: я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак. Если не согласен  подчиняться вышестоящему начальнику в силу неуважения к данной личности – выметайся с должности.

Мне, как рядовому гражданину наплевать на всю чиновничью иерархию. Моё внимание может привлечь только яркая харизматическая личность. Поэтому я и написал, что победа достаётся тому, кто завоевал больший авторитет у масс. А что вас в этом смущает?

Кстати, почитайте спор Энгельса с Бакуниным по поводу власти авторитета. Именно о такой власти  в альтернативу анархии и государственного насилия Энгельс и писал.

На данном форуме есть авторы, которые думают, что назвавшись профессором выглядят умнее других. Таким людям не понять, что свой авторитет при свободном общении нужно завоёвывать по-другому…

Аватар пользователя bobrov-sa

Ясно и понятно, как становятся авторитетами в зверином обществе — загрыз претендента, и ты авторитет. Понятно, как становятся авторитетами в малообразованном обществе, когда образованных не много, а предлагающих что-то внятное массам можно и на пальцах пересчитать — предложил наиболее понятный, а следовательно и простой вариант и массы пошли за тобой (в России Ленин, в Германии Гитлер), сами-то они вообще ничего в этом не смыслят. А вот как определиться с авторитетов в высокообразованном обществе, где уже тысячи отдельных направлений знаний и каждый старается всё осмыслить, и осмыслить со своей колокольни, исходя из имеющихся именно у него знаний со всей их спецификой? И всё же Авторитет может появиться, но только тогда, когда народ будет доведён до крайне бедственного положения (как это и всегда бывало). Тогда народу будет не до раздумий, согласится на любой авторитаризм. Вы этого ждёте? Но даже и в этом случае шансов на прогрессивный авторитаризм очень мало. Судя по всему, это авторитаризм будет крайне реакционный. Нет у нас приемлемого для большинства членов общества выхода, кроме как их объединение в самоуправляемую систему, взятие власти ими самими, а не делегирование её каким бы то ни было Авторитетам.

С. Бобров.

Аватар пользователя Толмач

Делегирование власти каким бы то ни было Авторитетам это объективная необходимость организации каких бы то ни было совместных действий в каком бы то ни было социальном организме – хоть среди зверей, хоть среди людей. Басню про лебедя рака и щуку читали? Или вот это - цитата:

«Некоторые социалисты начали в последнее время настоящий крестовый поход против того, что они называют принципом авторитета. Достаточно им заявить, что тот или иной акт авторитарен, чтобы осудить его. Этим упрощенным приемом стали злоупотреблять до такой степени, что необходимо рассмотреть вопрос несколько подробнее.

Авторитет в том смысле, о котором здесь идет речь, означает навязывание нам чужой воли; с другой стороны, авторитет предполагает подчинение. Но поскольку оба эти выражения звучат неприятно и выражаемое ими отношение тягостно для подчиненной стороны, спрашивается, нельзя ли обойтись без этого отношения, не можем ли мы — при существующих в современном обществе условиях — создать иной общественный строй, при котором этот авторитет окажется беспредметным и, следовательно, должен будет исчезнуть.

Рассматривая экономические, промышленные и аграрные отношения, лежащие в основе современного буржуазного общества, мы обнаруживаем, что они имеют тенденцию все больше заменять разрозненные действия комбинированной деятельностью людей… Комбинированная деятельность, усложнение процессов, зависящих друг от друга, становятся на место независимой деятельности отдельных лиц. Но комбинированная деятельность означает организацию, а возможна ли организация без авторитета?

Предположим, что социальная революция свергла капиталистов. Предположим, становясь вполне на точку зрения антиавторитаристов, что земля и орудия труда стали коллективной собственностью тех рабочих, которые их используют. Исчезнет ли авторитет или же он только изменит свою форму?..

…Известный авторитет, каким бы образом он ни был создан, а с другой стороны, известное подчинение, независимо от какой бы то ни было общественной организации, обязательны для нас при тех материальных условиях, в которых происходит производство и обращение продуктов…

…Нелепо поэтому изображать принцип авторитета абсолютно плохим, а принцип автономии — абсолютно хорошим. Авторитет и автономия вещи относительные, и область их применения меняется вместе с различными фазами общественного развития. Если бы автономисты хотели сказать только, что социальная организация будущего будет допускать авторитет лишь в тех границах, которые с неизбежностью предписываются условиями производства, тогда с ними можно было бы столковаться. Но они слепы по отношению ко всем фактам, которые делают необходимым авторитет, и они борются страстно против слова». (Ф. Энгельс. Из статьи «Об авторитете» т. 18, с. 302, 303, 304—305)

 «…Как только что-нибудь не нравится бакунистам, они заявляют: это авторитарно, и думают, что тем самым вынесли приговор па веки вечные. Если бы они были рабочими, а не буржуа, журналистами и т. п., или если б они хоть немного изучили экономические вопросы и условия современной промышленности, то знали бы, что никакое совместное действие невозможно без навязывания некоторому числу людей чужой воли, то есть без авторитета. Будет ли это воля большинства голосующих, или руководящего комитета, или одного человека — это всегда будет воля, навязанная инакомыслящим; но без этой единой и руководящей воли невозможен никакой совместный труд. Попробуйте-ка заставить работать какую-нибудь крупную фабрику Барселоны без руководства, то есть без авторитета! Или управлять железной дорогой без уверенности, что каждый инженер, кочегар и т. д. будет на своем месте именно в тот момент, когда он должен там быть! Хотел бы я знать, доверил бы бравый Бакунин свое жирное тело железнодорожному вагону, если бы железная дорога управлялась в соответствии с принципами, согласно которым никто не обязан быть на своем месте, если ему не нравится подчиняться авторитету правил… Все эти широковещательные ультрарадикальные и ультрареволюционные фразы прикрывают лишь полнейшее убожество мысли и полнейшее незнание условий, в которых протекает повседневная жизнь общества…»(Ф. Энгельс. Из письма Полю Лафаргу. т. 33, с. 307, 309)

Аватар пользователя bobrov-sa

«не можем ли мы — при существующих в современном обществе условиях — создать иной общественный строй, при котором этот авторитет окажется беспредметным и, следовательно, должен будет исчезнуть»

«…Известный авторитет, каким бы образом он ни был создан, а с другой стороны, известное подчинение, независимо от какой бы то ни было общественной организации, обязательны для нас при тех материальных условиях, в которых происходит производство и обращение продуктов»

«Авторитет и автономия вещи относительные, и область их применения меняется вместе с различными фазами общественного развития»

Так вот, в области управления государством, в области политики и т.п. никаких авторитетов фактически давно уже нет, во всяком случае в достаточно развитых странах. Есть просто представители тех или иных группировок, которые выражают их волю.

И давайте не будем отождествлять авторитет с руководящей должностью.

С. Бобров.

Аватар пользователя Толмач

А почему это мы не должны отождествлять авторитет с руководящей должностью?

Авторитет в том смысле, о котором здесь идет речь, означает навязывание чужой воли; с другой стороны, авторитет предполагает подчинение. Это навязывание и подчинение существует в каком бы то ни было социальном организме – хоть среди зверей, хоть среди людей.

Авторитет личности и авторитет должности это навязанное подчинение авторитету. Только в первом случае человек сам, по собственной воли заставляет себя подчинятся чужой воли, подчинятся авторитету. Во втором случае он подчиняется воли господствующего класса выраженной в законах, принуждающих людей к заданному поведению по воли лиц занимающих руководящую должность в иерархии государственных должностей установленных законом.

Конечно, если не признавать авторитет должности (а это значит не признавать существующую реальность), то тогда действительно в области управления государством, в области политики и т.п. никаких авторитетов нет и авторитет окажется беспредметным. И плевать на тенденцию все больше заменять разрозненные действия комбинированной деятельностью людей… Но комбинированная деятельность означает организацию, а возможна ли организация без авторитета? Крылов в своей басне про лебедя, рака и щуку, утверждает, что не возможна. Бобров утверждает, что возможна, и даже о том, что в достаточно развитых странах государственная деятельность никаким образом не организована и граждане авторитету власти и авторитету закона не подчиняются. …И тридцать витязей прекрасных, чредой из вод выходят ясных и с ними дятька их морской. И никакого авторитета. Просто сказка.

Аватар пользователя bobrov-sa

Вы с понятием «авторитет» определитесь. А то у Вас получается, что и надсмотрщик над рабами для них авторитет, причём такой же как и крупный специалист в определённой области для менее разбирающихся в этих вопросах.

С. Бобров.

Аватар пользователя Толмач

Это вы попробуйте понять, что помимо авторитета личности, обладающей специфическими профессиональными знаниями, в общественных отношениях существует ещё и авторитет должности, навязываемый государством в качестве элемента организации совместной деятельности людей. Вы пытаетесь доказать, что авторитета должности не существует, но в различных общественных отношениях подчиняетесь авторитету должности. Именно авторитету должности без относительно того, кто конкретно её занимает и какими личностными качествами обладает.

И надсмотрщик над рабами и специалист в определённой области знаний это разные формы одного и того же понятия «авторитет». Надсмотрщик обладает авторитетом должности, специалист обладает авторитетом знания.

Противоположным понятию «авторитет», Энгельс, в приведенном мной высказывании  рассматривает понятие «автономия». Автономия, это отсутствие всякой  связи отдельной частички социального вещества с другими его частицами. Движение автономных частиц это броуновское движение, беспорядочное движение частиц социального вещества.

Противоположностью автономии является взаимосвязь частиц, их структурирование. Противоположностью беспорядочного движения является организованное движение, сложение разрозненных усилий в единую силу направляющую движение в заданном направлении к единой цели.  

Для сложения разрозненных усилий нужен субъект такого действия, навязывающий свою волю другим людям, починяющий некое число людей своей воли на добровольных началах или насильственными действиями. Будет ли это воля большинства голосующих, или руководящего комитета, или одного человека — это всегда будет воля, навязанная инакомыслящим. Но в любом случае это навязывание чужой воли, исходит от конкретного субъекта, потому что воля не существует абстрактно, негде. Волей обладает конкретный субъект. Этот конкретный субъект, Энгельсом называется авторитетом.

Вы боритесь против применения к названию субъекта волевых действий  слова «авторитет»? Найдите другое слово, которое бы характеризовало все виды подчинения как добровольного, так и по принуждению. Например, слово «диктатор» подойдёт для характеристики только насильственного подчинения. Нелепо называть диктатором человека, воли которого подчиняются добровольно. Это слово не подойдёт и для характеристики силы закона.

Так есть ли у вас иное слово на замену неприемлемого вами слова «авторитет»? Определитесь с понятиями.

Аватар пользователя professor-v

На данном форуме есть авторы, которые думают, что назвавшись профессором выглядят умнее других. Таким людям не понять, что свой авторитет при свободном общении нужно завоёвывать по-другому…

Поскольку на этом форуме лишь я один выступаю под именем «профессор», то есть все основания думать, что эта реплика Толмача относится именно ко мне. Отвечаю.

Во-первых, я не «называюсь» профессором. Я действительно доктор наук и профессор, о чем имею соответствующие диплом и аттестат.

Во-вторых, не собираюсь «выглядеть умнее других». Просто высказываю свое мнение, а уж как выгляжу — судить не мне.

В-третьих, не имею намерения завоевывать авторитет ни у Толмача, ни у других на этом форуме. Кому интересны мои высказывания — читает, кому не интересны — игнорирует. Вольному воля.

Владислав Фельдблюм, профессор

Аватар пользователя Совок

   Конечно главная идея статьи Иванникова о современной теоретической пустоте левого движения в человеческом обществе актуальна, но надо отметить что и однобока. Наличие теории само по себе не достаточно чтобы решать общественные проблемы, необходимо ещё наличие сил способных понять эту теорию.  Например главная идея марксизма о диалектической борьбе существующей в человеческом обществе была правильно понята Лениным и большевиками в России и это привело к победе их в революции в России.  Напротив такая же революционная ситуация в тоже время в Германии привела к поражению коммунистов под предводительством Розы Люксембург и Эрнста Тельмана. Можно было бы списать это только на разные условия революций в Германии и России но это было бы справедливо, если бы не было разногласий по поводу теоретических трактовок между Лениным и Розой Люксембург, которая критиковала действия Ленина и большевиков. К чему привела эта критика, вызванная не пониманием  теории марксизма, известно из истории. Она окончилась трагически для германских коммунистов и лично для Розы Люксембург. 

   Тоже можно отнести и к оппоненту Ленина царю Николаю Второму. Правда их теоретические разногласия были более фундаментальными и касались глобальных  мировоззренческих позиций. 

    Отсутствие сил способных понять основы материализма, сконцентрированных в теории эволюции Ч.Дарвина ярко демонстрирует современная реальность.  Уже почти 200 лет существует эта теория. но не находит никакого практического применения. Она совершенно забыта. Никто не упоминает имени Дарвина не говоря уже об объективной  необходимости связать проблемы человеческого общества и человека с его животной сущностью, хотя предельно ясно что теоретическое осмысление устройства общества невозможно без осмысления теории эволюции Дарвина. 

   Ну что же.  Это объективная реальность была отмечена классиками марксизма, которые сформулировали отставание идеологической надстройки общества над материальным базисом в виде опережения развития производительных сил  развития производственных отношений.

   Надо время чтобы человек понял свою сущность и необходимость революционного качественного изменения  этой сущности в соответствие с изменившимся материальным базисом.