1. "Ледокол" в поисках истоков патологической агрессивности большевиков

"Господа, я поймал коммунистов на слове и позвольте им защищаться самостоятельно" - написал Резун в декабре 1987 года, сидя в Бристоле. На каких же словах поймал нас Резун?

"…Для Маркса и Энгельса грядущая война желательна", - начинает Резун первую главу "Ледокола". А вот и подтверждение - цитата из Энгельса про "всеобщее истощение и создание условий для окончательной победы рабочего класса" как результат грядущей всемирной войны. Да, Энгельс писал, обращаясь к господствующим классам: “И если вам ничего больше не остается, как открыть последний великий военный танец, - мы не заплачем” (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 21, с. 361). Однако желал ли Энгельс этого “великого военного танца”? Вот опять его собственные слова, написанные в том же году: “Мы стоим перед лицом чрезвычайной опасности. Нам угрожают войной, в которой французские и немецкие пролетарии, ненавидящие ее и имеющие одни лишь общие интересы, будут вынуждены истреблять друг друга” (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 21, с. 354). Годом раньше Энгельс пишет: “Всеобщая же война, напротив, отбросила бы нас в область непредвиденного. Революция в России и во Франции была бы отсрочена; наша партия в Германии подверглась бы участи Коммуны 1871 года. Без сомнения, в конце концов события повернулись бы в нашу пользу; но сколько бы пришлось потерять времени, принести жертв и преодолеть новых препятствий!... Война, если она начнется, будет вестись только с целью помешать революции... Социалисты обеих стран (имеются в виду Франция и Германия - А.К.) одинаково заинтересованы в сохранении мира, так как именно им придется оплачивать все издержки войны” (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 21, с. 326-327).  Где же тут желание войны?

Думаю, достаточно. Владимир Резун, ты не только перебежчик. Ты к тому же еще лжец и клеветник.

Но этого Резуну мало. Он мимоходом превращает ленинский лозунг поражения собственного правительства в лозунг поражения собственной страны (Ледокол. М.: Издательский дом "Новое время", 1993, с. 15)[1]. В самом деле: какая разница - страна или правительство? Страна может быть разорена и погублена, а правительство жить припеваючи. Или наоборот - страна процветает, а правительство пало. Но Резуну непременно надо представить большевиков ненавистниками вовсе не правительства, а собственного народа. И вот, на первой странице первой главы мы видим еще один шулерский прием.

На следующей странице Резун делает новое "открытие", выделяя его заглавными буквами - оказывается, Ленин уже в 1916 году мечтал о второй мировой войне, обосновывая ее необходимость для построения социализма во всем мире (16). Каждый, кто читал “Военную программу пролетарской революции”, может убедиться, что Ленин, вслед за Энгельсом, имел в виду “оборону победившего пролетариата против буржуазии других стран” (Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 133), а вовсе не мировую войну ради мировой революции!

А что же Ленин действительно писал о грядущей мировой войне? А вот что: “Мы не хотим игнорировать той печальной возможности, что человечество переживет - на худой конец - еще вторую империалистическую войну...” (Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 139-140). Конечно, после таких слов впору объявить Ленина страстным борцом за новую мировую войну!

Затем Резун забывает, что только что сам цитировал слова Энгельса про "всеобщее истощение" в результате грядущей войны, и приписывает эти слова Марксу, говоря про "желаемое еще Марксом "всеобщее истощение" (17)

Резун повторяет зады антикоммунистической литературы, заявляя, что Ленин предал Россию, заключив Брестский мир и лишив тем самым Россию плодов победы над Германией, которая вот-вот должна была быть повергнута (18). Разумеется, нужны были еще новые сотни тысяч убитых и искалеченных, чтобы Россия, получив формальный статус победительницы, имела право наблюдать, как ее бесцеремонно отпихивают от раскройки послевоенной карты: Германия повергнута, и зачем тогда нужна сильная Россия? Ссылка на отданные Германии миллионы квадратных километров плодородных земель (18) может значит только одно - что России надо было схватиться за эти земли еще и с Украиной в союзе с Германией. То-то славно стало бы на Руси от столь патриотического решения!

Логика Резуна хорошо видна в следующем его заявлении: "все силы большевиков были брошены на внутренние фронты, на борьбу против народов России, не желавших коммунизма" (19). Интересная получается картина - несколько сотен тысяч большевиков, возглавляемых бездарными в военном отношении претендентами на роль полководцев (как это подробно старается разъяснить Резун в "Очищении"), идут походом против всех народов России, в первых рядах которых сражаются добровольческие офицерские полки, цвет российской армии… и первые почему-то побеждают последних. Почему? Было бы странно искать у Резуна и сам этот вопрос, и ответ на него. Резун, конечно, знает о существовании такого вопроса, но разумные ответы на него Резуну не нравятся. Поэтому он предпочитает не замечать этот вопрос и уж тем более не отвечать  на него.

Вообще компетентность Резуна в военных вопросах и внимание к соблюдению точности в деталях, характерная для кадрового разведчика, так и сквозит во всей его книге. Так, М.Н. Тухачевский объявляется стоящим "во главе советских войск", воюющих против Польши в 1920 году. "В критический момент у Тухачевского не оказалось стратегических резервов, и это решило исход грандиозного сражения" (19). Во-первых, против Польши действовало два фронта - Западный и Юго-Западный, и Тухачевский командовал только одним из них (Западным). Во-вторых, стратегические резервы находились не в распоряжении Тухачевского, а в распоряжении главкома Каменева, и обвинять Тухачевского в том, что у него не оказалось стратегических резервов, по меньшей мере нелепо. Тухачевского можно обвинить лишь в том, что он не потребовал приостановки наступления на Варшаву, когда обозначилось истощение сил наступающих соединений и сосредоточение поляками вдвое превосходящей группировки войск.

Причинами военного столкновения с Польшей Резун объявляет стремление Советского руководства разжечь пламя революционной войны в Европе, прорвавшись через Польшу на территорию Германии, которая была близка к революционному взрыву. Он полностью игнорирует и попытки Советского правительства заключить мир с Польшей в январе 1920 года, предлагая полякам линию границы в 250-300 км восточнее определенной Версальским договором, и факт польского наступления в апреле, приведшего к взятию ими Киева. Лишь после этого Красная Армия двинулась на Варшаву. Да, Советское руководство имело намерения воспользоваться глубоким прорывом на территорию Польши, в случае его удачного продолжения, чтобы революционизировать Германию. Но нет (и не может быть в природе) никаких доказательств, что это соображение было причиной войны с Польшей, тем более, что не Советская Россия была инициатором этой войны.

Резун заявляет, что большевики уже в 1920 году собирались "готовить Вторую мировую войну" (21). Доказательства? Пожалуйста! Ленин говорил: "новая такая же война неизбежна", "мы кончили одну полосу войн, мы должны готовиться ко второй". Итак, если я говорю о неизбежности новой войны, значит, я и готовлю эту войну. Неподражаемая строгость логики!

"По Марксу и Ленину, революция возникает в результате войны", - заявляет далее Резун (24). А какие здесь доказательства? Но разве недостаточно того, что было сказано выше про кровожадность большевиков? Какие же вам еще доказательства!


[1] В дальнейшем при ссылках на это издание будет указываться только номер страницы.