Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

В. Першин. К вопросу о единстве материального и идеального

Аватар пользователя В. Першин
Русский

I

  Участники форума на сайте Альтернативы наверняка помнят, что данный вопрос как бы повис в воздухе после моей полемики об экономических категориях с анонимом под ником Человек (он же, как выяснилось, А.П. Петров). Я настаивал на том, что внутри материальных процессов производства и товарно-денежного обмена (обращения), выражающихся в движении соответствующих категорий стоимости, денег, цены, прибавочной стоимости и прибыли, последние являются идеальными и в то же время материальными. Аноним просто разделил эти категории на материальные и идеальные и тем самым превратил их и порождающие их процессы в оторванные друг от друга мертвые абстракции. А это принципиально разные точки зрения. Моя позиция материалистическая и диалектическая, а позиция анонима – идеалистическая и метафизическая. В доказательство провожу аналогию с простейшими категориями объективной реальности вода и H2O. С моей точки зрения, обе категории являются идеальными и в то же время материальными, то есть объективными мыслительными категориями для данной, существующей вне нас и независимо от нас объективной реальности. Согласно логике анонима вода, H2O и процесс питья, существуют сами по себе. H2O — идеальное форма, а вода и процесс питья – формы материальные. Получается, в процессе питья вода попадает в организм и в сознание обычного человека, а два атома водорода и один атом кислорода – исключительно в сознание ученых химиков. Разве это не абсурд? В общении, в художественной литературе, в поэзии, в песнях люди пользуются понятием вода, как идеальной категорией. Но глотают-то они реальную воду и реальные химические элементы, из которых она состоит. Точно также в экономической жизни. Капиталист оперирует не научными категориями – например, «стоимостью» и «прибавочной стоимостью», а их формами – «ценой» и «прибылью», обычными для капиталистической практики. Последние фигурируют в процессе производства и обращения капитала как общественно значимые, следовательно, объективные мыслительные формы капиталистического способа производства, и в тоже время как чисто идеальные формы – например, в планах производства и сбыта продукции, в бухгалтерской отчетности и т.д. Аноним отказался это понимать. Представим себе врача, который, чтобы исследовать голову живого человека на предмет какой-либо болезни, «реально абстрагирует» — просто отрежет ее, а потом попытается пришить обратно. Именно так, но только мысленно (метафизически), поступает аноним с различными диалектически взаимосвязанными категориями и соответствующими им процессами при исследовании общественного  организма.  

В одном  из последних комментариев я написал, что корень политэкономических ошибок и фантазий анонима в его философском мировоззрении, и прежде всего в том (здесь я уже конкретизирую), как он решает основной вопрос материалистической диалектики – вопрос об отношении материи и сознания, общественного бытия и общественного сознания, материального и идеального. При этом имелся в виду не только вопрос о том, «что первично, а что вторично?», но и какова диалектика идеального и материального, материи и сознания, общественного бытия и общественного сознания. Непонимание ее обнаружилось у анонима именно тогда, когда он не смог ответить на поставленный мною простой вопрос: «в чем единство или тождество идеального и материального». Из его сообщений следовало, что в настоящее время современные философы, включая самого анонима, не могут однозначно ответить на этот вопрос, потому что он до настоящего времени никем окончательно не решен, является ключевым и чуть ли ни эпохальным философским вопросом. Едва ли не единственным марксистом, кто попытался полностью решить его, является советский философ  Ильенков, который, в силу известных обстоятельств, просто не успел довести до конца начатое дело. Вот несколько выдержек из комментариев анонима.

16.03.2012. «Вы напрасно так принижаете важность заданного Вами вопроса («Не могли бы Вы чётко показать, в чем состоит тождество или единство между такими противоположностями, как материя и сознание или материальное и идеальное»), характеризуя его как «простой». Это вопрос не простой, а фундаментальный, на который до сих пор нет однозначного ответа. Недаром его в своё время называли «основным вопросом философии». История показала, что декларирования первичности материального и вторичности идеального явно недостаточно для выяснения их соотношения, взаимодействия, противоположности и тождественности. Совершенно обоснованно обратился к этой теме Ильенков, едва ни единственный из марксистов. Но постановки проблемы и некоторых выводов, сделанных им, недостаточно, чтобы убедительно раскрыть всю тему. И ребяческим наскоком её не решить».

19.03.2012 «…о материальном и идеальном». Дело не в их абстрактном «различении и противопоставлении», а в выработке нового подхода в понимании их единства и различия, взаимодействия и соотношения. Уверен, что именно занимаясь проблемой идеального Ильенков увидел это и пытался заново осмыслить Спинозу, к сожалению, не успел… Здесь корень многих проблем».

02.07.2012 «Моё понимание идеального основано на исследовании Ильенкова, а также на материалистическом прочтении Гегеля. Трактовка Ильенкова соответствует сути стоимости как её видел Маркс. Но для того, чтобы понять это, надо за формой марксовых рассуждений увидеть их сущность, а это очень непросто для тех, кто не знает или отвергает Ильенкова. Могу ещё добавить, что за стоимостью Маркса совершенно явно просматривается и идеальное Гегеля, которое, поставленное на ноги, будет снятием материального процесса в его идеальном представлении…».

08.07.2012 «…об Ильенкове, предпринявшем отважную попытку поднять проблему идеального (что перекликается с работами Маркса), и затоптанного тогдашними «марксистами», Вы отзываетесь небрежно, свысока, что совершенно явно следует из контекста. И это о человеке, пытавшемся именно осмысливать Маркса, развивать некоторые его мысли в своих работах, о человеке, работу которого об идеальном, несмотря на критические замечания, высоко оценил М.А. Лифшиц, имевший большой авторитет в международном сообществе марксистов (не тех, верующих, а настоящих)».

После смерти Ильенкова его последователи регулярно организуют его чтения и другие подобные форумы. Анонсы об их проведении размещаются в интернете, в том числе на сайте «Альтернативы». Обсуждают на них как саму «проблему идеального и его отношения к материальному», так и ее преломление в различных отраслях знаний. В частности, предпринимаются попытки обосновать, что от решения этой проблемы зависит решение целого ряда теоретических и практических проблем, накопившихся в различных отраслях знаний и сферах жизнедеятельности общества. Например, в комментарии от 16.03.2012. аноним нам почти торжественно сообщил, «…что без решения проблемы взаимоотношения материального и идеального найти источник прибавочной стоимости при автоматизированном производстве не удастся».

На мой взгляд, весь этот ажиотаж вокруг имени Ильенкова и его «Проблемы идеального» только вредит философу, причем так же, как «псевдомарксисты» вредили и продолжают вредить Марксу. А если присмотреться повнимательнее, то это лишь банальная «буря в стакане воды», породившая массу надуманных или, как говорят в народе, «высосанных из пальца» проблем типа той, которую тщетно пытается решить аноним, разыскивая «источник прибавочной стоимости в условиях полностью автоматизированного производства». На самом деле вопрос об отношении идеального и материального является сегодня действительно простым, потому что в свое время был принципиально решен классиками марксизма-ленинизма методом материалистической диалектики.

II

Метод материалистической диалектики – это «магический кристалл», выстраданный всей историей философии и увенчанный именами Маркса, Энгельса и Ленина. Именно он послужил им руководящей нитью во всех их научных исследованиях.

О самом методе написаны горы книг и ничего о том, где было бы видно, что им действительно владеют и сознательно применяют при анализе реальной действительности, особенно общественной практики. В свое время генеральный секретарь ЦК КПСС Андропов заявил с большой трибуны буквально следующее: «Если говорить откровенно, мы еще до сих пор не знаем в должной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические. Поэтому вынуждены действовать, так сказать, эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок». И он был прав. Причем не только в отношении того общественного строя, который существовал в СССР и других стран социалистической ориентации, но и капитализма второй половины ХХ века. Это было как «обухом по голове» целой армии «советских марксистов» (а на самом деле – «псевдомарксистов»), занимавшихся научным обеспечением деятельности руководителей коммунистической партии и советского государства. Вот куда метил Ильенков, философски ставя «вопрос об идеальном», а политически – о решающей роли общественной науки в практике социалистического и коммунистического строительства. Отсюда его известное «Письмо в ЦК» (см. «Эвальд Васильевич Ильенков», Москва, 2008, с. 378-387), которое было написано в конце 60-х и в котором прямо говорится об «очень плохом», более того, «трагическом» состоянии философии и, как следствие, других отраслей наук, особенно политической экономии. Независимо от того, было оно отправлено адресату или нет (в этом отношении прямые доказательства отсутствуют), лично я расцениваю это письмо на уровне гражданского подвига. Всего лишь три цитаты из первой страницы письма, чтобы убедиться в удивительном для тех лет мужестве философа.

Заглавие письма: «О положении с философией» и тут же о самом главном: «Положение это – чувствую себя не только вправе, но и обязанным сказать – очень плохо, если не трагично. Если мерить, разумеется, не отдельными успехами и недостатками, а той ролью, которую философия обязана играть в коммунистическом преобразовании мира».

«Но самое грустное, пожалуй, это то обстоятельство, что подлинная материалистическая диалектика улетучилась и продолжает улетучиваться из политической экономии. Вот это уже совсем трагично. А это – факт».

«На естествознание и гуманитарные науки вроде лингвистики, литературоведения и искусствоведения можно было бы пока махнуть рукой – в конце концов, дело не от них зависит. От политэкономии зависит если не все, то все же главное, ключевое».

Прочтите все письмо, и у вас не останется никаких сомнений, почему Ильенков был буквально затравлен тогдашней «идеологической и политической элитой» страны и трагически ушел из жизни.

III

Вернемся, однако, к анониму. В поисках ответа на вопрос об отношении идеального и материального он, как ему казалось, глубокомысленно заговорил об их «субстациональном единстве», а потом и вообще «заумно» – о «субстациональном монизме». Но ход его мысли представить совсем не трудно. Ясно, что единство материального и идеального может состоять или в материальности, или в идеальности – по аналогии с решением вопроса о единстве мира. Все зависит от того, являетесь вы идеалистом или материалистом. Но наш аноним материалист, да еще позиционирует себя знатоком диалектики. Он, конечно, замечает, что в таком определении единства идеального и материального не хватает чего-то третьего, да и «попахивает» оно явной тавтологией. Как материалист он обращается к Спинозе, заимствует у него категорию «субстанция» и начинает оперировать теперь «субстациональным единством идеального и материального». Естественно, вопрос он не решил, а лишь перешел «от Понтия к Пилату», зато сочинил красиво звучащую, а на самом деле пустую, философскую фразу. А все потому, что аноним совершенно забыл о процессе, который выражается в движении категорий «материальное» и «идеальное».

Идеальное и материальное – это две стороны целесообразной деятельности человека, внутри которой только и может иметь место их единство и противоположность. Сами по себе, то есть вне целесообразной деятельности человека, идеальное и материальное могут существовать лишь в представлении, умозрительно, теоретически. Именно поэтому марксизм (как, впрочем, и объективный идеализм Гегеля, но только в мистической форме) является учением не об абстрактных категориях, характерных различным историческим формам общества, а о происходящих внутри этих форм реальных процессах, которые выражаются в движении и развитии различных категорий, одних процессов внутри других. «Великая основная мысль, — что мир состоит не из готовых, законченных предметов, а представляет собой совокупность процессов, в которых предметы, кажущиеся неизменными, равно как и делаемые головой мысленные их снимки, понятия, находятся в беспрерывном изменении, … –  эта великая основная мысль со времени Гегеля до такой степени вошла в общее сознание, что едва ли кто-нибудь станет оспаривать ее в общем виде. Но одно дело признавать ее на словах, другое дело применять ее в каждом отдельном случае и в каждой данной области исследования» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т. 21, стр. 302-303). Подобно тому, как точка в геометрии является самой абстрактной составляющей различных линий, точно так же в материалистической диалектике материальное и идеальное являются самыми абстрактными моментами материи и сознания, общественного бытия и общественного сознания. Это сразу становится очевидным, если последние рассматривать как процессы, а не как застывшие категории.

Следовательно, на простой вопрос «в чем единство идеального и материального?» можно дать не менее простой, но правильный с точки зрения метода материалистической диалектики ответ – «в целесообразной деятельности человека».

IV

Резюмируем сказанное выше.

Во всех системах мироздания — в природе, обществе и мышлении, действует всеобщий закон прямых и обратных связей, который по праву можно отнести к уже известным законам диалектики. Материя определяет сознание — это прямая связь. Но и сознание активно воздействует на материю — это обратная связь. Более того, в рамках познанной и преобразуемой людьми объективной реальности («ноосферы» по Вернадскому) сознание в форме знания имеет первенство над материей. То же самое относится к общественному бытию и общественному сознанию. Отсюда парадоксальное, на первый взгляд, положение Ленина: «политика не может иметь первенство над экономикой». Отсюда и решающая роль революционной теории и правильности ее усвоения и развития организаторами строительства социализма и коммунизма. Это также означает, что Гегель был прав, но не абсолютно, а относительно. Не упразднение объективного идеализма, а лишь диалектическое его снятие. Отсюда неиссякаемый интерес к трудам этого великого мыслителя, а также к известным работам Вернадского, Ильенкова и им подобным. За границами познания, то есть в сфере непознанной людьми объективной реальности, никакие идеалистические фантазии неприемлемы, действует исключительно прямая связь — материя первична, сознание вторично.

Сознание (идеальное) – это противоположная материи (материальному) сторона целесообразной деятельности человека, высшая, присущая только человеку, форма отражения существующей вне его и независимо от него объективной реальности. Единство и противоположность материи и сознания, общественного бытия и общественного сознания, материального и идеального имеет место только в рамках целесообразной деятельности человека.

Материя является в то же время сознанием, а сознание – материей. Это может показаться парадоксальным с точки зрения метафизического способа мышления, но не с точки зрения метода материалистической диалектики. Материя и сознание – это не застывшие стороны целесообразной деятельности человека, а два равноправных диалектически взаимосвязанных материальных ее процесса, которые идеально выражаются в движении категорий материя и сознание. Материя первична, сознание вторично. Этот методологический принцип не нарушает указанного равноправия, ибо сознание активно воздействует на материю. Но при этом недопустимо забывать о процессе в целом, составляющими которого являются материя и сознание — о целесообразной деятельности человека. Например, вещь — это отношение между человеком и природой, у которого две стороны: материальная и идеальная. Между ними существует опосредствующее их движение — целесообразная деятельность человека вообще, чувственная в частности и мыслительная в особенности. Именно о них повсеместно забывают вульгарные (грубые) материалисты или строго раскладывают по отдельным полочкам педантичные метафизики при комплексном решении основного вопроса философии.

Сознание как материальный процесс, рассматриваемый в целом, состоит из трех основных моментов:

1) процесса чувственного восприятия, заканчивающегося отражением в мозге человека представлений и созерцаний об окружающем мире;

2) процесса абстрактного мышления – переработки созерцаний и представлений в понятия, в системы понятий, в целые теории, обеспечивающие понимание человеком представлений и созерцаний, полученных посредством чувственного восприятия;

3) процесса производства знаний – выработки посредством абстрактного мышления новых, полезных для человека, представлений об окружающем мире и целесообразное воплощение их в практику, подтверждающую истинность и ложность полученных знаний.

Подобно тому, как материальной основой всех общественных отношений являются производительные силы общества, точно так же материальной основой указанных трех процессов является деятельность нервной системы и мозга человека. Общая форма этой деятельности – сознание, существует сначала в форме созерцаний и представлений, затем – в форме их понимания, то есть в форме понятий, систем понятий и целых теорий, и, наконец, в форме выработанных знаний, подтвержденных практикой. Следовательно, только в рамках этой практики (то есть понятой и преобразуемой человеком действительности) сознание в форме своего третьего момента – знания, имеет первенство над материей по той простой причине, что человек сначала ставит субъективную цель, а потом достигает ее посредством целесообразной практической деятельности. Согласно Марксу этим и отличается самый плохой архитектор от самой лучшей пчелы. Вот куда метил философ Ильенков – в научное доказательство того, что знание революционной теории классиков марксизма во всех ее трех составляющих – философской, политэкономической и политической, имеет решающее, первостепенное значение в практике строительства социализма и коммунизма. Теперь это уже доказано историей.  Трагическое положение, о котором писал Ильенков, сложившееся в сфере преподавания, изучения и понимания революционной теории, стало главной причиной поражения социалистической революции в СССР и других странах социалистической ориентации.  

В заключение несколько цитат из работ Маркса и Ленина, подтверждающих сказанное выше.

«Метод, примененный в «Капитале», был плохо понят…», констатирует Маркс в «Послесловии ко второму изданию первого тома «Капитала» (К. Маркс и Ф. Энгельс, соч. т. 23, стр. 19). К сожалению, до настоящего времени дело обстоит именно так трагично. Исключениями продолжают оставаться Энгельс и Ленин. Вот почему восстал Ильенков в 60-х, и уже только за это его имя навсегда останется в истории общественной науки.

«Мой диалектический метод по своей основе не только отличен от гегелевского, но и является его прямой противоположностью. Для Гегеля процесс мышления, который он превращает даже под именем идеи в самостоятельный субъект, есть демиург (творец – В.П.действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. У меня же, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» (там же, стр. 21).

«От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике – таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности» («Философские тетради», В.И. Ленин, полн. собр. соч. т. 29, стр. 152-153).

«Диалектичен не только переход от материи к сознанию, но и от ощущения к мысли etc.» (там же, стр. 256).

«Истина есть процесс. От субъективной идеи человек идет к объективной истине через «практику» (и технику)» «Жизнь рождает мозг. В мозгу человека отражается природа. Проверяя и применяя в практике своей и в технике правильность этих отражений, человек приходит к объективной истине» (там же, стр. 183).

Все основные работы классиков марксизма являются живым воплощением разработки и творческого применения метода материалистической диалектики, следовательно, принципиальным и комплексным решением основного вопроса философии, включая вопрос об отношении идеального и материального. Среди них на первом месте стоят все варианты марксовой «Критики политической экономии» вообще, его «Капитал» в частности и «Метод политической экономии» в особенности (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, том 46, часть I, параграф 3). И как бы там не утверждали современные злопыхатели и добросовестно заблуждающиеся философы, политики  и экономисты о том, что марксизм безнадежно устарел, именно благодаря его методу материалистической диалектики он продолжает оставаться самым современным, живым и всесильным учением. Именно он убеждает в том, что ум человеческий может бесконечно возвышаться и обретать власть над материей, лишь признавая свою вторичность перед ней, познавая ее объективные законы и руководствуясь ими.