User login

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

You are here

Толстых В. И.

ТОЛСТЫХ Валентин Иванович – родился 28 февраля 1929 года в городе Баку (Азербайджанская ССР), в семье рабочего-плотника. Среднюю школу окончил в Николаеве — (Украина), куда переехал вместе с семьей в 1944 году, после освобождения Украины от немецко-фашистских войск. В 1947 году поступил в Одесский государственный университет им. И.И.Мечникова, закончил филологический факультет (диплом с отличием) в 1952 году, затем аспирантуру по кафедре философии, написав и защитив диссертацию по теме «Проблема типического в эстетике реализма» (1957). С 1955-го до 1970 года преподает курсы философии и эстетики в вузах Одессы и Москвы. С февраля 1970 года по настоящее время работает в Институте философии Академии наук в качестве главного научного сотрудника – сектора социальной философии, в настоящее время – сектора этики. Доктор философских наук (1973), профессор (1981). Тема докторской диссертации – «Искусство и мораль. Социальная сущность и функция искусства», которая под этим названием опубликована в 1973 году издательством Политической литературы.

В 1986 году присуждена Государственная премия СССР за учебник «Эстетическое воспитание» для учащихся профессионально-технических училищ. Учебник выдержал несколько изданий и был переведен на все языки народов, входивших в состав СССР. Фактически — награда за многолетние усилия В.И.Толстых по внедрению учебного предмета «эстетическое воспитание» в систему профессионально-технического образования.

За сорок лет пребывания в головном философском учреждении страны В.И.Толстых создал более двухсот научных работ, посвященных актуальным проблемам развития социальной философии, эстетики и этики. Помимо названной выше монографии докторской диссертации, он является автором книг – «Образ жизни», «Сократ и мы», «Мы были. Советский человек как он есть», «Настоящее будущее: без утопии и возврата в прошлое»; был инициатором и руководителем многочисленных проектов – теоретических трудов по темам: «Культура чувств» (1968), «Наука и нравственность» (1969), «Искусство нравственное и безнравственное» (1972), «Мода: за и против» (1973), ««Социалистическое общество» (1975), «Духовное производство» (1981), «Общественное производство как процесс» (1986), «Общественное сознание и его формы» (1986), «Марксизм: pro и contra» (1992), «Перестройка. Десять лет спустя» (1995), «Драма советской философии» (1997), «О стратегии российского развития» (2003), «Перестройка. Десять лет спустя» (1995), «Перестройка. Двадцать лет спустя» (2005), «Диалог цивилизаций, Повестка дня» (2005), и другие. Научный эксперт раздела философии культуры в «Новой философской энциклопедии» (изданий 2000 и 2009 годов), а также автор статей-терминов – Цивилизация, Культурная революция, Искусство, Образ жизни, Образ художественный, и др. Автор многочисленных публикаций публицистического характера в журналах «Вопросы философии», «Журналист», «Свободная мысль», «Театр», «Искусство кино», «Российская Федерация», в газетах – «Советская культура», «Литературная газета», «Правда», «Комсомольская правда», и др.

В.И.Толстых является инициатором и руководителем появления теоретического Клуба «Свободное слово», возглавляя его (бессменно) в течение двадцати лет (1988-2008). Время и события этих лет – перестройка, распад Советского Союза и становление Российской Федерации – таков предмет внимания и аналитического исследования 170 заседаний-дискуссий, развернутые стенограммы которых представлены 11 книгах альманаха «Свободное слово. Интеллектуальная хроника событий». Большая часть этих материалов получила оперативное отражение и в периодической печати, в газетах и журналах. Представляя «свободное слово» интеллектуалам самых разных взглядов и авторских позиций, Клуб практически подтвердил и продемонстрировал возможность появления в постсоветской России гражданского общества, более тесного сотрудничества фундаментальных наук с конкретными жизненными событиями и процессами.

Свою научную и преподавательскую деятельность В.И.Толстых успешно сочетал с участием в творческой практике театра и кинематографа: руководил сценарным отделом Одесской киностудии (1958-1960 гг.), внештатным редактором Второго и Третьего творческих объединений киностудии «Мосфильм» (1963-1992 гг.), членом художественного совета театра на Таганке (1964-1972 гг.), секретарем Союза кинематографистов СССР (1987-1991 гг.). Он член Союза театральных деятелей с 1959 г. и член Союза кинематографистов – с 1963 года. Является действительным членом кинематографических академий «НИКА» и «ЗОЛОТОЙ ОРЕЛ».

В течение двенадцати с лишним лет (1992-2005) В.И.Толстых сотрудничал с Фондом Горбачева, сначала в качестве руководителя исследовательского центра проблем культуры, проводя встречи интеллигенции — дискуссии с обсуждением актуальных вопросов современности, в том числе научную конференцию по теме «Культура и реформы» (1993), «Этос глобального мира» (1999), а затем принял активное участие в разработке проблем глобализации («Глобальные вызовы и поиски ответа: социокультурный аспект» (1999-2003), и стратегии российского развития, предложив свое видение и прогноз дальнейшего хода событий в Аналитическом докладе («Труды Фонда Горбачева», том 8, 2002 г., «Грани глобализации. Трудные вопросы современного развития», М., Альпина паблишер, 2003).

Comments

Прочла материалы заседания Вашего клуба “Свободное слово” от 18 апреля 2001 года. Заинтересовалась тем, как относятся участники клуба к сегодняшним дискуссиям о модернизации России.


Полагаю, что состав участников клуба сегодня значительно расширился. Ваши высказывания и оценки я разделяю. С уважением, Т.И.

Здравствуйте! Пожалуйсто, опубликуйте, книги “Мода: за и против” под редакцией В.И.Толстых и “Мода как социальный феномен”. Никак не могу найти данные книги. Искала и в интернете, и в книжных магазинах, и в библиотеках. Заранее благодарю.

Деньги — это оптический обман и орудия смерти.


Насколько деньги — обман, показывает вся экономика Америки, построенная на голых деньгах и их печатании. Такого в истории еще не было, чтобы людьми управляла иллюзия, принимающая форму всемирного закона. Но реально здесь одно: Америка стремилась к всемирному господству. И ради этого она желала стать всеобщим интеллектом, управляющим миром. И если она достигала в этом желаемых результатов, то все это она делала, опираясь не на силу денег, а на индустрию, которая потом была подкреплена деньгами. И только став транснациональной компанией и головой, Америка утвердила и власть денег. Стало быть, деньги отражали мощь этой страны, ее могущество. И этого могущества она продолжает сохранять, но уже в виде илюзий. Деньги — эквивалент реального богатства. Когда-то деньги действительно были средством обмена. Но когда на этой бумаге сегодня сидят целые государства, а другие на них работают, то начинаешь убеждаться, насколько еще живуча мифология, которую усиленно производит именно западная идеология. Поэтому инфляция подрубает их корни. Поэтому они больше всего боятся раскрытия этого обмана. Интересно, что в капиталистических странах в этом отношении еще нет подозрения. А вот в постсоветском пространсте, уже разъединившегося и потерявшего свой прежний охват, это сомнение уже возникло. Причина же в том, что деньги у нас действительно не работают, и не только в обществе, но все больше и в руках людей. Часто людей заводят в тупик. Становится все яснее, что с деньгами человек идет все разрушать. Так что же нас ждет впереди и к чему мы идем, задавленные денежным рабством? Посмотрим на примерах.
Понятия “здоровье”, “болезнь”, “смерть” и т. д. изучались и раскрывались только с точки зрения науки, общества, искусства, церкви. И понятие деньги тоже изучались с точки зрения общественных наук. А люди смотрели на общество и на науки и всего ждали от них, полностью отдав свою жизнь в их руки. Даже в СССР у людей не было никакого сомнения относительно истинности гармонии между должным и сущим и тем идеалом, который вырабатывался обществом. И они доверяли себя государству, доверяли врачам, учителям и т. д. Сегодня впервые ситуация коренным образом изменилась, и люди полностью свою жизнь перестали доверять миру. И отчуждение углубляется. Принцип делать друг на друге деньги все перевернул. И обман, скрывавшийся за идеологией, здесь обнаружился сразу. И здоровьем нации общество уже перестает управлять. Впервые всеми этими вопросами стали управлять деньги. Деньги есть — решаешь, нет — умирай. И за тебя никто не отвечает. А это значит, что сегодня и здоровье, и болезнь, и смерть, как и все богатство общества, на первый взгляд оказались просто во власти денег. И впервые деньги столь стремительно и тотально захватили сознание людей, людей, предоставленных себе. И впервые в истории появляется необходимость, чтобы ими управляли сами люди, предоставленные себе, а не какие-то внешние силы, стоящие над ними в виде бога, государства, американского интеллекта и т д. Разве это не прогресс? Деньги стали просто ширмой, загораживающей вам весь мир, вобрав его и всю его красоту в себя. И эти деньги нам говорят, люди, откройте глаза! И эти деньги сегодня каждому человеку говорят: я ваш обман, я вобрала в себя обман и ложь всего мира, и я хочу их унести с собой. Отодвиньте меня, и вы увидите настоящую красоту жизни. Вот видите, куда нас подвела история.
И вот таким образом люди и делают свои первые шаги в самостоятельном освоении этих сил при помощи денег, правда, пока еще ослепленные этими деньгами. Хотите жить, хотите процветать и быть здоровыми и счастливыми, управляйте собой сами, управляйте своим здоровьем, и решайте сами, когда вам умирать и сколько вам жить на белом свете. Ни чему постороннему, даже природе себя и свою жизнь не доверяйте. И это глубокая историческая необходимость. Это объективное требование общества, оставившего своих граждан на произвол судьбы в распаде. И это же общество объективно требует, чтобы люди имели знание и стремление к нему. Только к знанию. Жажда знания людей не будет разрушать, а впервые организует и объединяет. И люди действительно должны объединяться на этой новой основе и создавать свое человеческое общество, устранив все внешние силы, которым они до этого покланялись. Поклоняйтесь только знанию, поклоняйтесь только истине и справедливости! Только тогда вы шагнете вперед. Вот современный призыв нашей жизни, облаченный только в деньги и прокладывающий себе путь через все препоны обмана и иллюзий. А деньги действительно вобрали в себя весь обман нашей жизни и теперь на наших же глазах самоликвидируются, чтобы освободить нас от этой иллюзии, тысячелетней иллюзии. И Америка уже стремительно теряет свое первенство в этом мире. И она уже перестает быть мировым интеллектом. И я не думаю, что тот самый интеллект, который она создала и которого хотела утвердить как мировую силу, поможет ей выжить в хаосе, которого она же создала в “модернизации капитализма” — этой мировой иллюзии, отражающей перевернуто лишь гибель капитализма. И мы для того и ударились в “модерн”, чтобы побыстрей покончить с капитализмом, в то же время воображая, что будто возвращаемся к капитализму на западный лад. Тем самым Запад с самого начало нам ясно показывал, как мы будем умирать, быстро или медленно, больно или совсем безболезненно, в молчаливом согласии со смертью. И все это облекалось в деньги. И деньги нас обманывали. Деньги постоянно от нас уходят и, уходя, истошным криком нас зовут, чтобы мы шли за ними. И те, кто идет за ними, поверив этому лживому зову, умирают в погоне за ними.
Теперь жизнь человека определяют не деньги, а их самоликвидация и их этот лживый зов. И они постоянно твердят, люди, вы без меня пропадете! Природа и история человека теперь объективно подвели именно к этому. Чтобы он осознал этот обман, вырабатывавшийся исторически. Ведь дело не в том, что те люди, которые имеют много денег, живут блаженно и что и остальные могут жить так же, если они пустятся в погоню за деньгами. Эту тайну денег люди должны осмыслить и задуматься о том, как раздвинуть завесу и жить им без денег. И если об этом будут размышлять много людей, то они, безусловно, выйдут из тупика, в который их загнали деньги, уходящие от них и уходя манящие их к себе. И, в конце концов, овладев тайнами своего существования, человек на свете божьем, наконец, может жить сознательно, ни делая проблему ни из своего здоровья, ни из своей смерти, ни из своего социального или индивидуального существования. И смерть придет как надобность по естественным законам, а не общественным, что кому-то надо делать деньги на тебе, что кому-то выгодна твоя смерть, а тебе на другом.
Деньги всегда были не только эквивалентом богатства общества, но и заключала всю ту энергию, которую вырабатывало общество. И эта энергия распределялась по экономическим законам. А они отражались в деньгах. И чем быстрее общество продвигалось вперед, тем больше росла и эта энергия. И сегодня деньги стали всеобщим богатством, вобравшим в себя всю эту энергию человечества. Но помимо экономических законов, развиваются законы духа, опустошающие сегодня нас психологическиезаконы. И они уже не нуждаются в этих законах, не заряжаются экономикой как самоцелью. И теперь люди сами должны управлять собой, познав законы этого духа, объединяющих людей внутренними узами.


Сейчас создают искусственные законы, и им поклоняются. Тем самым беспрерывно производят иллюзий. И создаются они громадными силами. И ни как-нибудь просто, а прямо как богу люди до сих пор покланяются им, хотя общества, создавшего их, уже нет. И они продолжают существовать, как бы синтезируясь в деньгах. И сегодня они сидят уже в нас, в нашей груди и разрывают ее. Искусственную среду своего обитания, совершенно противоречащую законам природы, люди создали сами. Вот деньги и есть такой исторический закон, создававшийся людьми и теперь отживший себя исторически. И сами же люди должны изменить их и уничтожить. Но вот беда состоит в том, что теперь люди никогда не смогут изменить ничего, во-первых, бессознательно, а во-вторых — в одиночестве. И вот история, подводив людей к этому, впервые их поставила перед выбором: или или. И она же, загнав человечества в денежное рабство, поставила перед ним именно эту задачу, а не задачу, как надо безболезненно умирать и блаженно добираться до царства божьего.
Если в мире, в котором мы живем, все окружено тайной, то этой тайной теперь окружены деньги, в деньгах, существующих с незапамятных времен и крепко сидящих в наших головах, скрыто и наше настоящее, и наше будущее, наше счастье и несчастье. Ведь если говорить по существу, то Маркс открыл, главным образом, тайну прибавочной стоимости, опираясь на законы диалектики, впервые четко сформулированные великим Гегелем. А нам предстоит открывать тайну денег. История же не написала на роду человека, чтобы он, прожив на земле миллионы лет, вдруг и впрямь скончался от денежного рабства. Имейте в виду, он и не такого рабства сбрасывал и всюду выходил победителем, познав тайну своего существования на каждом данном переломном этапе истории. И мы живем именно на таком переломном этапе. И оно сегодня поэтому давит на каждого. И люди должны задуматься, пока она их не раздавило. Никто не имеет право гонять людей на смерть. Смерти люди должны противостоять сами, если она является не естественной, а искусственной.
Отсюда и понятие «владелец денег», для которого значение имеет только делание денег. И сущность нашей системы может быть раскрыта только через осмысление сущности денежных отношений в их историческом развитии и установление их функции применительно к данному этапу. И здесь мы имеем дело не с рынком как с основополагающей категорией, а с деньгами и с человеческой личностью, которая облачена в эти деньги. Деньги приводят в движение индивидуальную деятельность и вместе с тем парализуют общество, парализуя людей и их деятельность в социальном созидании, общении, сотрудничестве. В этом смысле человек и превращается в бессознательного разрушителя. И поскольку все это происходит на денежной основе, то безжалостно устраняется все то, что препятствует этому процессу и мешает полному развертыванию «делания денег».
Но деньги – лишь временная основа, как способ индивидуализации человека. И они же столь же безжалостно будут устранятся, когда созреют собственные законы личности. И в истории это будет великим крушением, вызванным теперь распадом денежных отношений, где в силу вступает самоликвидация денег как великая историческая тенденция. И если в прежние времена все коренные перемены осуществлялись в кровопролитных битвах и классовых боях, то теперь впервые в силу вступит самоликвидация денег как самая таинственная сила нашей эпохи. Так что «эра денег» — это отнюдь не длительный исторический период, а, напротив, короткий. Эпохи, в историческом развитии начавшись длительными, в конце концов, сокращаются и исчезают по мере вступления в эру человеческого общества.
В каком отношении развивается человек, мы видим на практике. Любое развитие может быть сведено к владельцу денег, который не имеет перспективы. Ибо человек, находящийся в рамках денежных отношений, за пределы этих отношений не сможет выходить. А если выйдет, то он деградирует и превращается в бомжа или преступника. У изолированного человека здесь нет другого пути. Мы дальше увидим, насколько зыбко общество, сидящее на деньгах, а значит и владелец денег. И самое тяжелое, к чему мы идем, — это необходимый распад владельца денег, который будет происходить по мере подготовки внутренних предпосылок перехода. В этом смысле начала «эры денег» есть конец капитализма и полное крушение эгоизма и собственнического отношения к жизни.
Опыт развития Казахстана за последнее десятилетие показывает, на какой основе Казахстан падал и на какой потом «процветал» и какую роль здесь играли деньги и их делание. Мы преуспели именно в делании денег и в целом смогли их использовать, смягчая разрушительную силу денег, сдерживая порывы страстей людей и их амбиции, поворачивая деньги к людям. А ведь настоящей проблемой является именно использование денег, которые, как мы уже знаем, не работают по методам Запада, а главным образом только в деятельности индивидов, в карманы которых они попадают различными и самыми непостижимыми путями. Но все обстояло бы иначе, если бы деньги применялись как капитал, тогда они созидали бы. Тогда у нас и проблемы были бы другие, и мы вместо того, чтобы искать инвесторов, сами инвестировали бы других и развлекались бы на процентах. Пока же у нас все обстоит наоборот, и на нас давят не только проценты, но вообще вся масса денег в виде необузданных страстей людей. Было время, когда церковь давила на людей, классы давили на классы. Но теперь на всех давит вся денежная масса. И неужели надо думать, что, преодолев все названные формы рабства, человек вдруг не выдержит давления денег и согнется под его таинственной властью и на это теперь у него не хватит ума. В этом я сильно сомневаюсь. Просто люди об этом еще не знают, а идеология бизнеса их просто мистифицирует, как мистифицировала их коммунистическая идеология. Ведь сбросили же люди коммунистическую идеологию без каких-либо кровопролитных войн. Так должно произойти и теперь.


Но, следует иметь в виду, что предприниматели – не классы, сплоченные и объединенные едиными интересами. Напротив, они — изолированные индивиды, в большинство своем одинокие и стремящиеся к своему собственному благу и друг с другом находящиеся в жестокой конкурентной войне. Их движение основано на «побивании друг друга» Они именно поэтому не способны объединиться и противостоять власти денег. На предыдущем этапе и крестьянство, и рабочие, и капиталисты и т. д. объединялись в классы и сплоченными силами могли защищать свои интересы, отстаивать права, протестовать, выражать недовольства различными путями. Они организовывались в партии, руководившие общественными движениями классов и представлявшие собой политическую силу. А здесь все обстоит наоборот, и все существует только в чисто формальном виде. Здесь основную роль играют сила и могущество денег, обладание которыми выступает самоцелью для владельцев денег. Но поскольку сущность денег еще не раскрыта и она до сих пор отождествляется с рынком, всеобщим богатством, в целом сохраняется слепое отношение к развитию общества, основанного на разрушительной функции денег. Отсюда нам до сих пор не ясно, в чем состоит сущность «революции» в отличие от прошлого.


В этом смысле от «рынка» меньше всего надо ждать всеобщего благоденствия. Напротив, необходимо осознать смысл и историческое значение этих отношений и то, что они как раз выдвигают и все более отчетливо ставят проблему освобождения человека, как раз порабощая его, проблему, с которой до этого никогда не сталкивались. И здесь речь идет о денежном рабстве, в какое попадают индивиды и где и люди действуют, как персонификации денег. А освободить можно только порабощенного человека, а не свободного. Здесь, напротив, необходимо осмыслить, как на основе денежных отношений парализуется деятельность индивидов, как они порабощаются деньгами и т. д. Человек капиталистического общества так же уже входит в это рабство, и капиталистический мир расстраивается на наших же глазах, не видя во всем ни какого просвета. Социализм парализовал деятельность индивидов, выходивших из лона буржуазного общества, превратив деньги в самоцель и подчинив их потреблению, а вместе с ним и развитие общества. Если полагают, что неограниченное потребление есть развитие личности или развитие общества, то мы впадаем в глубокое заблуждение, сущность чего мы будем раскрывать позже.
Денежное рабство – понятие, характерное только нашему времени, смысл чего мы будем раскрывать в этой работе. Во всяком случае, здесь речь уже не идет об общественном порабощении, как, например, экономическом. Это – денежное рабство, которое человека превращает в глухого, жестокого и бездушного монстра, парализуя его во всех отношениях, даже опуская на дно жизни, и тем нам ясно показывая, как он в этом состоянии саморазрушается, превращаясь в «раба денег». И в этом мы должны увидеть последнюю функцию денег, неизвестную К. Марксу, и в силу чего и общество распадается. Ведь когда речь идет о революциях, через которые в мире происходили качественные обновления жизни, низвергались одни силы, поднимались другие и приходили к власти, то имеются именно классовые отношения как отношения социальные, следовательно, как отношения экономические. Необходимость здесь состояла в том, чтобы отобрать у одного класса средства производства и передать их другим классам. И это требовало переворотов, насилия. В нашем случае речь идет о владельце денег, который так или иначе самоликвидируется и отношения которого к человеку уже более не являются общественными. А рабство здесь является просто денежным рабством. Ясно, капиталистическое рабство надо отличить от денежного, причем последнее так же объективно, как и капиталистическое и другие виды рабства, от которых человек освобождался исторически. Денежное рабство – последняя форма рабства, но вместе с тем и самая упрощенная и тотальная, до которого человек теперь должен дойти просто своим умом. И последняя функция денег состоит в том, что они порабощают людей, но для того только, чтобы их освободить от экономического рабства. Стало быть, те же самые деньги, которые парализовали людей, должны их освободить, причем, как это мы увидим дальше, сделав каждого владельцем денег и тем уничтожив такое положение вещей, в котором деньги накапливаются только в руках отдельных людей. И мне думается, что мы стоим на кануне уникального исторического процесса.
Самоликвидация денег освобождает людей от денег против их воли, и это происходило по мере становления владельца денег. И если бы на этом история завершила свою работу, то она привела бы человечество к полному краху. Но деньги таким образом накапливаются для того, чтобы освободить людей. А это есть не что иное, как полная ликвидация денег.