Российский капитализм в условиях глобальной экономики

Российский капитализм в условиях глобальной экономики

Михаил Магид?

Система так называемого реального социализма не имела ничего общего с действительно социалистической экономикой, при которой производство ориентировано на непосредственное удовлетворение потребностей людей. Это была особая, недоразвитая форма товарного производства, и так называемый советский режим последовательно проводил разновидность форсированной индустриально-капиталистической модернизации. В условиях относительно высокоразвитой стадии системы товарного производства на Западе и далеко зашедшей конкурентной борьбы на мировом любая новая попытка модернизации в еще неразвитых регионах мира должна была приобрести характер особо жестокого догоняющего развития, при котором этатизм, свойственный для раннего этапа нового времени, не только повторялся, но и выступал в более чистом, последовательном и строгом виде, чем в давно ушедших в прошлое западных оригиналах... Особая насильственность советской буржуазной модернизации объясняется тем, что в ней за чудовищно спрессованный промежуток времени вместилась эпоха протяженностью в 200 лет: меркантилизм и французская революция, процесс индустриализации и империалистическая военная экономика, слитые воедино (Роберт Курц. Коллапс модернизации. Франкфурт-на-Майне, 1991). Большевики-ленинцы-сталинцы форсированным темпом создали в России основы индустриально-капиталистической системы. Исторически они совершили то, чего не смогли сделать борец с крестьянской общиной Столыпин и слабый российский капитал, широко использовав при этом механизмы, унаследованные от так называемого военного социализма кайзеровской Германии времен Первой мировой войны. Когда во время Первой мировой войны Германия ввела у себя принудительное хозяйство почти во всех отраслях промышленности, немецкое государство устанавливало твердые цены, отбирало весь продукт, нормировало распределение не только промышленного сырья, но и непосредственного потребления людей путем карточек и пайков. Государство глубоко вторглось в сферу частных интересов, заменив рынок централизованным обменом между отраслями экономики, способствовало созданию огромных промышленных монополий. Была отменена свободная торговля и введена принудительная трудовая повинность. Ленин в 1917 году охарактеризовал эту систему как военно-государственный монополистический капитализм и назвал ее военной каторгой для рабочих. Вместе с тем он утверждал, что государственно-монополистический капитализм полностью обеспечивает материальную подготовку социализма и между государственно-монополистическим капитализмом и социализмом никаких промежуточных ступеней нет. Нужно только поставить вместо государства капиталистического государство рабочее. Получалась удивительная вещь: оказывается для перехода к социализму на военной каторге для рабочих требовалась лишь смена правительства и изменение структуры госаппарата! Военный коммунизм оказался ни чем иным, как оригинальной российской версией немецкого военного социализма (т.е. военного капитализма), при этом, плотно окутанного пеленой левой фразы. Для России 1918 года, с ее подорванной войной экономикой, этот введенный большевистским государством тоталитарный общественный порядок, с его жестокой государственной централизацией экономики, равно как и всех прочих сфер общественной жизни и насильственным выкачиванием хлеба из деревни, оказался одним к возможных вариантов общественного устройства. Тем самым, большевики, осуществили обусловленные военным положением преобразования. Однако, эти меры натолкнулись из решительное сопротивление части рабочего класса и многомиллионной массы трудовою общинного крестьянства. Поэтому в 1921 году большевиская диктатура едва не была сметена полной крестьянских восстаний и вынуждена была отказаться отданной политики. Наступила передышка перед новым мощным наступлением на трудящихся города и деревни.

К концу 20-х годов СССР оставался еще слаборазвитой, преимущественно аграрной страной. Около 80% населения жили в сельской местности; около 2/3 продукции народного хозяйства давали сельскохозяйственные отрасли, и лишь 1/3 - промышленность. Индустрия страны едва только начала превышать довоенный уровень. Оказавшись у власти в огромной стране, правящая партийно-хозяйственная номенклатура, по существу, очутилась в том же положении, что и царский режим. Она не меньше его стремилась к имперской, державной политике, но материальная база для такого курса оставалась по-прежнему чрезвычайно узкой. Для этого понадобилась бы широкомасштабная модернизация страны, создание мощной современной тяжелой и военной промышленности. С этим власти связывали не только решение внутренних проблем, но и независимость и мощь государства, а значит, стабильность господства и привилегий правящего слоя. Партийно-государственная бюрократия рассчитывала на то, что опираясь на национализацию земли, промышленности, транспорта, банков, торговли, проводя строжайший режим экономии, можно будет накопить достаточные средства, необходимые для восстановления и, развития тяжелой индустрии (Сталин). Речь шла, по существу, о специфическом государственном капитализме, при котором государство бюрократии действовало более или менее как совокупный капиталист, как огромная раздувшаяся капиталистическая фабрика. Эта гигантская корпорация под названием СССР была интегрирована в мировую экономику. Она продавала за границу сырье - в 30-е годы золото, добывавшееся главным образом системой концлагерей и хлеб, выкаченный из деревни с помощью коллективизации, а в более поздний период нефть, газ, лес, золото, алмазы и т.д. Средства, полученные от экспорта, использовались как для осуществления индустриализации (так, только по германо-советским торговым соглашениям, действовавшим с 1931 по 1936 годы была получена значительная часть станков для строящихся советских заводов в обмен на хлеб и золото), так и для поддержания внутренней стабильности режима.

Именно создание мощного ВПК было основной целью сталинской индустриализации. Именно в нем концентрировались лучшие, наиболее профессиональные кадры рабочих и специалистов. Кроме того, на оборонку работала колоссальная часть мирной промышленности: одни добывали руду, другие плавили сталь, третьи делали из этой стали танки и самолеты. Но поскольку безграничная завоевательная политика, имеющая целью ограбление чужих территорий, в ядерную эпоху стала невозможной, ВПК после Второй мировой войны работал в значительной степени вхолостую, исключительно на себя, транжиря ресурсы страны и не давая ей взамен ничего ценного. Такое положение вещей неизбежно вело советскую экономику к краху. Даже на уровне внедрения в гражданском секторе новейших технологических разработок, сделанных в рамках ВПК, существовали гигантские препятствия из-за доходящего порой до абсурда режима секретности. Существование советской экономики, тратившей сумасшедшие средства на ВПК, во многом обеспечивалось в 60-е - 80-е годы доходами от экспорта нефти и газа, а также некоторых других видов сырья. Именно за счет экспортно-импортных операций и удавалось поддерживать более-менее сносный уровень жизни значительной части населения СССР. Ведь общинное сельское хозяйство было практически полностью разрушено на предыдущем этапе индустриально-капиталистической фордистской модернизации в 30-е - 50-е годы, который вызвал массовое бегство в города крестьян, спасавшихся от колхозно-совхозной сверхэксплуатации (точные цифры назвать сложно, по приблизительным оценкам речь может идти о более чем 50 миллионах человек), а советская легкая промышленность, громоздкая, негибкая, слабо ориентированная на непосредственные нужды потребителей, оснащенная устаревшим оборудованием, не была в состоянии удовлетворить спрос населения на товары широкого потребления.

В условиях жесткого сталинского режима, когда какие-либо явные формы сопротивления отсутствовали, подавленные массовым террором, режим мог закрывать глаза на последнее обстоятельство. Однако, ситуация начала меняться со смертью Сталина и началом хрущевской оттепели. Чудовищное перенапряжение советской экономики и игнорирование действительных нужд людей не могло пройти даром. В ситуации, когда контроль над обществом стал менее жестким, появилась потенциальная возможность для более явного выражения недовольства. Хотя открытые выступления эксплуатируемых трудящихся (восстания в концлагерях, стачка рабочих Новочеркасска в 1962 г. и другие) по-прежнему подавлялись со зверской жестокостью, власти уже не могли просто не замечать народного недовольства. К тому же, стало расти уклонение от труда, рабочие систематически снижали темпы работы, отлынивали, прогуливали. В этих условиях режиму пришлось пойти в 60-е - 70-е гг. на значительные социальные уступки трудящимся (повышение зарплаты и пенсий, продление отпусков, введение второго выходного дня и т.д.). В результате сложилась своего рода молчаливая сделка между правящим классом и рабочим классом - вы делаете вид, что работаете, мы делаем вид, что платим. Так образовался советский вариант социального государства. Вследствие освобождения из концлагерей и восстановления в правах (реабилитации) многих миллионов советских граждан, все они начали предъявлять такой же спрос на товары широкого потребления, как и остальные. Это не могло не привести к дальнейшему росту экономических диспропорций и дефицитов.

Уровень жизни трудящихся во многих регионах СССР был крайне низок по сравнению с Западной и даже с Восточной Европой, полученных денег в этих регионах с трудом хватало на питание, так как в условиях товарного дефицита значительную часть продуктов приходилось покупать на рынке, фактически не субсидируемом государством. Кроме того, уровень обслуживания в бесплатных медицинских учреждениях и коммунальных службах мог быть чудовищным. Наконец, не следует забывать о том, что попытки забастовок подавлялись арестами, а то и расстрелами (как в Новочеркасске в 1962 году). И все это в условиях контроля над обществом со стороны спецслужб, когда даже сам факт участия в дискуссии по тем или иным животрепещущим вопросам мог привести к аресту или заключению в психиатрическую спецлечебницу (что, как правило, и происходило с активистами рабочего движения). Именно потому и приняло гигантские размеры уклонение от труда, что у российских работников просто не было возможности вести легальную борьбу за свои права.

Огромные военные расходы и возросшие издержки на рабочую силу ограничивали общие доходы и возможности правящей квазикапиталистической бюрократии. Начали сказываться противоречия между различными ее группировками, делившими власть и ресурсы. Режим, отказавшийся от массового террора, как от метода подавления любой угрозы своей монолитности, вынужден был искать обходные пути. Так постепенно сложилась система разделения ролей и сфер влияния между различными группировками по линиям центр регионы, между различными отраслевыми структурами, а также ведомствами, основанная на сложной системе экономической кооперации, клиентальных связей и властных сдержек и противовесов.

Основной экономической базой для улаживания межрегиональных и межотраслевых противоречий, а также для ведения социальной политики в этот период стал экспорт нефти и газа, доходы от которого составляли свыше 50% от ежегодного экспорта из СССР (его общая сумма составляла в 70-е годы около 30 млрд. долларов). Подъем цен на нефть в на­чале 70-х гг. стабилизировал на время советский режим, но, в свою очередь, падение цен на нефть в 80-е гг. (произошедшие не без влияния стратегической политики США, направленной на поощрение разработок новых нефтяных месторождений в различных регионах планеты, с тем, чтобы уменьшить доходы от советского экспорта) способствовало краху советской экономики.

 

* * *

 

Ухудшение социально-экономической ситуации в СССР привело к обострению социальных противоречий и к разрушению внутреннего молчаливого консенсуса в советском обществе вследствие разложения сложившихся на протяжении десятилетий клиентальных связей в многоуровневой бюрократии. Обострились противоречия и возникли разломы по различным линиям. Прежде всего, между региональными (республиканскими) бюрократическими элитами и институтами центральной бюрократии, причем первые в целях идейно-политического обеспечения своих властных притязаний во все большей степени начали апеллировать к идеям национализма. Номенклатура бывшего Союза очень быстро об­наружила, что для задуманного ею раздела и передела собственности и власти, для того, чтобы заставить трудящихся больше работать и на меньшее претендовать, прежняя красная идеология не годится. Перекрасившиеся властители постарались откреститься от своих предшественников и конкурентов, а заодно и выбросили вон всякие социальные мо­тивы. Республиканские и областные партбоссы стремились стать полновластными хозяевами на управляемых ими территориях. Наилучшая возможность для этого возникала с образованием новых, контролируемых ими государств, а для оправдания этих актов служила национальная идея. Конкурентом бюрократии в борьбе за власть выступила во многих республиках местная интеллигентская верхушка. Она привыкла считать себя солью земли , глашатаем и хранителем национальной культуры - теперь она объявила себя альтернативной элитой и претендовала на свою долю пирога. В России она первое время провозгласила идеологию западного либерализма, но ее флер скоро потускнел. В других республиках СССР интеллигентские клики учредили разнообразные народные фронты и потребовали национальной независимости, то есть собственной власти. Уступив в итоге своим более опытным и хитрым номенклатурным соперникам, эти патриотические писатели, художники и ученые сомкнулись с ними на почве национализма. Усилились противоречия между различными производственно-отраслевыми группами советской бюрократии, прежде всего, нефтегазовым комплексом, приносившим государству основной доход в виде иностранной валюты и фактически обеспечивающим социально-экономическую и социально-политическую стабильность государственно-капиталистического советского режима, и военно-промышленным комплексом, бывшим доминирующей частью советской обрабатывающей промышленности. Первый был, несомненно, заинтересован в том, чтобы скинуть со своих плеч балласт в виде предприятий обрабатывающей промышленности (расплачивающихся за нефтепродукты отнюдь не по ценам мирового рынка) и социального государства путем радикального изменения политического и экономического курса. Второй настаивал на необходимости в целом сохранить сложившуюся экономическую и политическую систему, хотя и осознавал необходимость ее существенной модернизации.

Под угрозой оказалось и неписаное соглашение между контролирующей производство бюрократией и рабочим классом, так как уменьшились возможности для осуществления советским государством широкой социальной политики и поддержания стабильного уровня жизни за счет импорта иностранных продуктов и товаров широкого потребления. Вдобавок ко всему этому, обнаружилось прогрессирующее технологическое отставание от развитых стран мира, в том числе и в военной области, что вело к ослаблению политической мощи СССР на международном уровне. Но попытки советского руководства осуществить структурный переворот в промышленном производстве путем форсированного внедрения современных капиталоемких технологий на первом этапе перестройки в ходе так называемого ускорения провалились, отчасти из-за недостатка средств, обеспечивающих внедрение этих технологий, отчасти из-за громоздкости и неповоротливости советской плановой экономики с ее бюрократическими монстрами в лице министерств и гигантских промышленных объединений, а также вследствие тихого саботажа со стороны широких слоев рабочего класса. Провалился и ряд мер, призванных обеспечить трудовую дисциплину (в частности - горбачевская антиалкогольная компания). Подобное напряжение усилий оказало пагубное влияние на архаическую экономику советского государственного капитализма. К сожалению, активность рабочего класса, проявившаяся во время мощных шахтерских забастовок 1989-1990 гг. и в различных социальных движениях типа локальных гражданских инициатив и комитетов самоуправления в микрорайонах, оказалась несамостоятельной из-за отсутствия у трудящихся опыта самоорганизации. Она была использована (канализирована) различными бюрократическим элитами в целях осуществления властных притязаний через всевозможные Демократические России и народные фронты.

Усилившиеся противоречия заставили советское руководство во все большей степени рассчитывать на кредиты международных монетарных центров, что, естественно, способствовало росту как политической, так и экономической зависимости СССР от этих организаций. В конце концов, властные притязания отраслевых и территориальных бюрократических элит разорвали на части советское государство и подстегнули быстрые и радикальные экономические преобразования в неолиберальном духе, чему в немалой степени способствовали международные банки-кредиторы, поставившие в качестве одной из своих целей взламывание экономического протекционизма, очерченного границами СССР, и полную интеграцию советской экономики в мировой рынок.

Нет ничего удивительного в том, что и в условиях рыночной системы, пришедшей на смену командно-административной, большая часть военных заводов оказалась нерентабельной: их продукция не в состоянии найти мирный спрос, а у российского государства нет в нынешней политической и экономической реальности ни средств, ни потребности производить оружие в прежнем количестве. Пушки и танки нельзя намазать на хлеб. Боссы нефтегазового комплекса типа Черномырдина и Вяхерева более не намерены, в той же мере, что и в прежние времена, делиться своими доходами с ВПК и государством. Их политическая и экономическая мощь такова, что с ней нельзя не считаться. От того в тяжелейшем положении оказалась и российская промышленность, ориентированная на нужды ВПК. С другой стороны, в условиях открытости границ для потоков иностранной продукции, многие советские предприятия оказались не в состоянии выдержать конкуренцию с аналогичными западными производителями. Разумеется, в современной России немало богатых фабрик и заводов, вполне рентабельных и приносящих доходы. Но они относятся, в основном, к сфере добывающей индустрии. Что же касается обрабатывающей промышленности, то большая ее часть приказала долго жить. Результат - колоссальная и, возможно, не имеющая аналогов в мировой истории скрытая безработица, вследствие которой десятки миллионов людей практически перестали получать зарплату, во все большей степени (по мере санации убыточных предприятий) превращающаяся в открытую.

Олигархические группировки, управляющие страной, предлагают сегодня различные варианты решения проблемы безработицы и недозанятости, принявшей чудовищные масштабы. Первый вариант (за него, по крайней мере на словах, ратуют некоторые боссы ВПК, а также некоторые ультрапатриотические маргинальные группы) заключается в том, чтобы, грубо говоря, сделать как раньше - в той или иной форме восстановить империю в прежних масштабах - СССР. Нужно, говорят они, на все имеющиеся в государстве средства опять начать строить танки и прочее вооружение, и таким образом обеспечить рабочие места. Танкам же надлежит совершить последний бросок на юг или еще куда-нибудь. Надо признать, что такие идеи имеют сегодня определенное распространение, ибо они опираются на привычные, имперские стереотипы мышления. Но к счастью, на практике такой проект абсолютно нереален, потому что и время не то, и силы у России не те, чтоб совершать подобные броски. Ведь даже СССР, еще, будучи сверхдержавой, и не мечтал ни о чем подобном: в мире, где существует ядерное оружие это попросту невозможно. Так что попытка реализации такого проекта на практике, может быть, лишь гальванизирует на время труп российской промышленности, а затем приведет к очередному краху. Да и политическое восстановление СССР в прежнем виде - задача, по совершенно тривиальным причинам не осуществимая. Впрочем, весьма популярное сегодня ультраправое Русское Национальное Единство (РНЕ) всерьез говорит о необходимости абсолютной автаркии российской экономики (понимая здесь под Россией всю территорию бывшего СССР), но политические и экономические возможности для реализации такого проекта сегодня отсутствуют. Второй вариант - за него ратуют на пропагандистском уровне все политические группы мейнстрима - заключается в том, чтобы сделать существующие предприятия эффективными и рентабельными в условиях рыночной экономики, либо создать новые. Теоретически такая возможность, наверное, существует. Но все экономисты признают, что это потребует колоссальных капиталовложений. Ведь нужно будет закупать новое дорогостоящее оборудование, и модернизировать старое, осуществить дорогой, долгий и трудоемкий процесс конверсии оборонки, найти новые рынки сбыта, выработать новую маркетинговую стратегию. И притом, никто не сможет гарантировать успех такого предприятия, дело это, с точки зрения коммерческой, чрезвычайно рискованное. Но откуда взять на это средства, кто станет вкладывать капиталы в умирающие предприятия, где имеется лишь устаревшее, уже много лет не ремонтировавшееся оборудование? Государство? Ему такая задача явно не по силам, у него для этого нет ни средств, ни возможностей. Будь оно даже достаточно компетентно для решения данной проблемы (а оно - это всем известно - некомпетентно и предельно коррумпировано), оно все равно обременено внешним долгом в 150 млрд. долларов и никакие дорогостоящие инвестиции позволить себе не может. Российский капитал? Зачем ему это, ведь куда как выгоднее и безопаснее зарабатывать деньги на финансовых спекуляциях и торговле. Да и что понимают в промышленности господа Потанины и Березовские?

Эти господа заработали свои миллиардные состояния исключительно за счет разворовывания бюджетных средств (в чем, собственно, в отличие от западных аналогов, и состоит основная функция российских банков, именно это, а не предоставление кредитов или работа с депозитными вкладами, является основным источником их доходов), а также за счет финансовых махинаций и сомнительных торговых сделок. Промышленность для них - темный лес. С другой стороны, директорский корпус промышленных предприятий, сформировавшийся еще в советское время, не имея ни малейших представлений о том, как следует работать в условиях рыночной экономики, ищет любые возможности для максимально быстрого индивидуального обогащения. К тому же, в условиях перманентной политической нестабильности и высокой инфляции, ни администрация предприятий, ни нувориши не заинтересованы в долгосрочных инвестициях в производство. Поэтому средства, поступающие на счета предприятий, будь то государственные или частные инвестиции, ими просто-напросто разворовываются, оборудование распродается, а деньги переводятся за границу, либо вкладываются в финансовые спекуляции. Примеры обратного являются скорее исключением из общего правила и, опять таки, относятся, главным образом, к предприятиям, связанным ссырьевиками (например, некоторые нефтяные компании). При этом, даже на относительно преуспевающих предприятиях далеко не всегда производится ремонт и обновление основного капитала. Такая практика в перспективе ведет к исчезновению этих предприятий.

А экспорт оружия? Некоторые виды российского оружия не уступают западным образцам. Но, вне зависимости от качества, большинство рынков оружия будет для России закрыто. Торговля оружием теснейшим образом переплетается с политикой, с влиянием сверхдержав в каждом конкретном регионе. Нынешняя Россия мировой сверхдержавой не является. Сегодня она экспортирует оружие на несколько млрд. долларов ежегодно, и при всем желании не сможет существенно увеличить эту цифру.

Иностранный капитал? Но ему требуется, прежде всего, полная общественная и политическая стабильность, а в стране раздираемой острейшим кризисом, в стране, где большинство населения живет в нищете, такой стабильности нет. Конечно, уровень развития рабочего движения абсолютно не соответствует масштабам кризиса. Но все же, в катастрофических социально-экономических условиях неизбежно существует угроза волнений и даже бунтов. Кроме того, дальнейший процесс развала российского государства имеет свою собственную логику, и уже появились признаки того, что этот процесс принял необратимый характер. Сейчас уже ни для кого не является новостью наличие в российских регионах собственных денежных знаков или их заменителей, ограничения на вывоз из этих регионов продуктов питания, собственная автономная политика регулирования цен, растущая политическая самостоятельность. В таких условиях центральное правительство, конечно, может попытаться террористическими мерами навести относительный порядок и, создав благоприятные условия для ввоза западного капитала (налоговые льготы и др.), обеспечить его участие в уже существующих проектах, равно как и в создании новых. Однако, из-за развала (вследствие тотальной коррупции) централизованного аппарата финансирования государственных служб (в том числе и репрессивных служб, например, аппарата снабжения армии) контроль над ними со стороны центрального правительства в значительной степени утрачен и постепенно переходит в руки региональных царьков, Россия все больше становится похожа на лоскутное одеяло - уровень жизни и условия труда резко разнятся в зависимости от региона. И если одни регионы, обладая большим количеством природных ресурсов, либо благоприятным политико-географическим положением, могут рассчитывать на иностранные инвестиции, то другие практически лишены перспективы на будущее.

Глобализирующийся капитализм - это мировая система, основанная на постоянном расширении. Он уже включил в свою сферу новые гигантские пространства после распада государственно-капиталистических систем на Востоке и аграрно-капиталистических преобразований в странах третьего мира. На этом основаны представления о том, что когда-нибудь , как-нибудь и в какой-либо мере международный капитал придет и в ныне оставленные и заброшенные сферы и регионы, сегодня не представляющие для него интереса (по мере развития этого процесса, будет неизбежно происходить включение - регионов России в зоны экономического и политического влияния различных сверхдержар). Но весь вопрос именно в этих когда, как и в какой мере. Капитал будет вкладываться в эти зоны лишь в том случае, если экономические издержки и социальное факторы риска удастся свести к минимуму, если рабочая сила дешева, но ситуация стабильна. Но может ли быть действительно стабильным регион, где подавляющее большинство населения вообще не обладает платежеспособным спросом? Во всяком случае, для интеграции таких регионов потребуется диктаторская жесткая власть и вымирание миллионов людей, не имеющих возможности вписаться в рынок.

Вот почему в ближайшем будущем можно рассчитывать на все большее углубление региональных различий в России и других республиках СНГ Складывается несколько типов развития . Во-первых, это минимальное число зон, в большей или меньшей степени интегрированных в мировой рынок: как мировые центры услуг и финансовых спекуляций (к, примеру, Москва), сырьевые придатки (нефтегазовые регионы) или свободные экономические зоны, работающие на экспорт. Во-вторых, это регионы, сравнительно близкие к интернациональным экономическим центрам (согласно логике джаст-ин-тайм, обладающие сравнительно дешевой рабочей силой и имеющие шанс на то, что там будут созданы новые производственные придатки метрополий для нужд мирового рынка): Эти зоны займут свое место в международном капиталистическом разделении труда как различные пороговые, полупериферийные или периферийные формы (потенциально - Калининград и Дальний Восток) И, наконец, многие территории будут, по-видимому, надолго оставаться без притока капиталовложений и обречены на полное разрушение всей экономической структуры, которая до сих пор базировалась на советском сельском хозяйстве или устаревшей обрабатывающей промышленности (пример: зона красною пояса в России, Нечерноземье и т.д.)

Кроме того сложно рассчитывать на крупные иностранные инвестиции сегодня, в условиях мирового финансового кризиса. После кризисов в Юго-Восточной Азии и Латинской Америке наблюдается паническое бегство капиталов из многих пороговых стран. Так что, даже и по самым оптимистическим экономическим прогнозам миллионы людей в обозримом будущем будут голодать.

Настоящее решение экономических и политических проблем, стоящих сегодня перед трудящимися, под силу осуществить только им самим. В конце концов, мы живем на огромных территориях, полных неисчислимых природных богатств. Проблема в том, что богатства эти присвоила себе эксплуататорская верхушка из бывших партчиновников и кри­минальных авторитетов, стыдливо прикрывшаяся, как фиговым листком, национальными интересам и священным правом частной собственности . Но проблема и в нас самих. Пока мы надеемся на то, что кто-то решит наши проблемы вместо нас, ничего не изменится

 

* * *

 

К несчастью, уровень реального сопротивления на сегодняшний день далеко отстает от требований времени и ситуации. Причины этого следует искать в разрушении социальных связей в постсоветском обществе, разрушении, которое зашло очень далеко. Люди крайне пассивны и, подобно изолированным атомам, предпочитают часто спасаться в одиночку, пытаясь решить свои проблемы отдельно от других или даже за их счет. Их способность и желание действовать коллективно и солидарно отстаивать свои интересы сократились до крайности.

На трудящихся СССР и СНГ как бы обрушились исторически две волны атомизации, которые последовательно уничтожили общинные связи и коллективистские структуры мышления трудового крестьянства, промежуточных слоев трудящихся (крестьян-рабочих, т.е. тех, кто работал на городских предприятиях сезонно, сохраняя хозяйство в деревне) и рабочих-ремесленников (высококвалифицированных профессиональных рабочих, чей труд содержал в себе творческий элемент) начала века - тех социальных сил, которые в эпоху революции создавали рабочие и крестьянские Советы и фабзавкомы. Первая волна была связана с осуществленной большевистским режимом индустриально-капиталистической модернизацией (индустриализация и коллективизация). В результате подверглась разрушению общинная система деревни, как на экономическом так и на культурно-психологическом уровне. Общинные структуры социальной взаимопомощи, мышления и языка, основанные на идеалах равенства и солидарности, оказались утрачены. В то же время, в городе сформировался тип фордистского массового рабочего. Фордистско-тейлористские структуры наложили сильнейший отпечаток на социальную психологию и поведение большинства трудящихся. Прежде всего, резко сузился горизонт трудовой жизни. Привычка в течение всей жизни закручивать одни и те же гайки и знать только свою узкую исполнительскую сферу разительно отличала фордистского рабочего от квалифицированных рабочих-ремесленников начала века: теперь работник плохо представлял себе задачи и нужды производства в целом и соответственно не испытывал такого стремления к установлению собственного контроля над процессом производства. Функции управления производством в целом как бы естественно должны были принадлежать компетентным управленцам, откуда развивалось (и к тому же усиленно насаждалось сверху) представление о единстве интересов между рабочими и директором (это явление получило название патернализма или корпоративизма). Остатки этого мышления, типичного для советского варианта фордистского рабочего, можно очень часто встретить до сих пор, несмотря на то, что сегодня директора строят себе особняки, а работники месяцами не получают зарплату.

Кроме того, десятилетия жесткого централизованного государственного индустриализма не прошли и не могли пройти даром. Люди, помещенные государством и индустриальной системой в огромные города-соты, подчиненные жестким приказам, отчужденные друг от друга, непрерывно конкурирующие друг с другом за обладание дефицитными ма­териальными ценностями, эти люди сегодня не в состоянии договорится друг с другом даже о самых элементарных вещах, а не то что о социальной революции. Наконец, попытки открытого рабочего сопротивления в СССР (забастовки, собрания и т.д.) обычно приводили к тому, что активисты исчезали в концлагерях и психушках, поэтому не происходило накопления опыта коллективных социальных действий даже на уровне небольших групп сопротивляющихся рабочих - их слишком быстро рассеивали. В результате всех этих процессов были почти утеряны навыки сопротивления, самоорганизации, взаимопомощи, социального творчества, с другой стороны, в мышлении и в языке (равно как и в политике и в экономике) закрепились жесткие авторитарные структуры. И рабочий класс здесь не является исключением.

Такие настроения сильно подорвали готовность и способность трудящегося класса СССР найти самоуправленческую альтернативу режиму КПСС в конце 80-х гг. Люди оказались вполне в состоянии активно бороться с попытками правительства Горбачева выйти из кризиса развития за их счет (протесты против намечавшейся ценовой реформы, стачки 1989-1990 гг.), однако так и не смогли выступить в общественной борьбе как самостоятельная социальная сила. А после отстранения КПСС от власти и поворота к неолиберализму на них обрушилась вторая волна атомизации. Теперь и сама жизнь в условиях рыночной экономики, и СМИ внушали им, что коллективизм бессилен, что коллективными дей­ствиями ничего в действительности нельзя изменить, что спастись можно только поодиночке ( каждый за себя ). Пропаганда и политика неолиберализма в немалой степени способствовали распространению эгоизма, националистических, профашистских (анисемитских, антикавказских и других) настроений в обществе, в том числе среди трудящихся классов. Все это можно считать не только типичной попыткой найти козла отпущения и свалить на него вину за социальную катастрофу, но и проявлением отсутствия солидарности - стремлением выйти из кризиса за счет других, иначе говоря, асоциальными и антисоциальными патологическими формами активности.

Разумеется, нельзя полагать, будто указанные тенденции действуют как некая железная, заданная необходимость и раз и навсегда делают невозможной любую самоорганизацию работников. Как показывает опыт реального рабочего сопротивления (например, самоорганизованная и самоуправляемая борьба рабочих Ясногорского машиностроительного комбината в 1998-1999 гг.), трудящимся достаточно осознать две самые простые истины: во-первых, если ничего не делать, не бороться, то все просто погибнут, вымрут от голода, и, во-вторых, если уж что-то делать, то действовать только самим, без вождей, партий и профсоюзных бюрократов, через общие собрания и подотчетные им механизмы рабочего самоуправления (советы). Вероятно, такой выбор бывает проще сделать в том случае, когда сами рабочие имеют лучшее образование и квалификацию, в большей мере представляют себе, как и зачем работает их производство в целом. К сожалению, примеры независимых рабочих выступлений до сих пор уникальны в современной России.

* * *

Каким бы ни был нынешний уровень социального сознания низов, мы не верим в то, что какое-либо правительство в состоянии решить те задачи, которые стоят сегодня перед обществом. Только сами люди, сами трудящиеся смогут это сделать, если, конечно, захотят. Если рабочий класс окажется в состоянии стать субъектом исторического процесса и сформулировать в процессе борьбы социально-революционную альтернативу существующей реальности, только тогда у него появятся шансы на выживание. Но в каком направлении могут быть приложены его усилия? Мы не обладаем и не можем обладать точным рецептом выхода из кризиса, так как не можем заранее предугадать совокупные творческие действия и решения в рамках социального классового движения, объединяющего миллионы людей. Но у нас есть некоторые соображения по этому поводу. Мы убеждены в том, что в борьбе классов бессильны традиции старого рабочего движения, которое находится под полным контролем профсоюзных и политических функционеров. ФНПР, НПГ, КПРФ, РКРП и т.д. - это централизованные бюрократические структуры с широко разветвленным аппаратом профессиональных, хорошо оплачиваемых чиновников. Очевидно, что этот аппарат, в силу самого своего положения, обладает огромной властью над рабочим классом и имеет собственные политические и экономические интересы. Поэтому для всех таких организаций рабочие - лишь статисты, пушечное мясо, которое необходимо этим господам в борьбе за власть. Ничего не дают так называемые акции гражданского неповиновения - символические забастовки на пару часов и митинги протеста с заранее подобранными ораторами. До тех пор, пока рабочее движение катится по старой накатанной колее, выплескивая свое недовольство на дирижируемых профбюрократией митингах или символических стачках, трудящиеся не могут накопить опыт самоорганизации, они лишь повторяют роли прежнего, не ими написанного спектакля. Вновь и вновь наемные работники становятся средством, которое используется чиновниками и вождями в борьбе за власть.

Массовые перекрытия дорог в 1998 г. стали актом отчаяния рабочих. Однако легко видеть, что они поддерживались и использовались партийной, профсоюзной и региональной бюрократией, директорами и владельцами предприятий для выпускания пара и давления на Кремль в своих корпоративных интересах (а вовсе не в интересах рабочих). Недовольство трудящихся отвлекается от местных паразитов и направляется исключительно против нынешней центральной власти. Поэтому некоторые рабочие инициативы выступают сегодня против перекрытия дорог, считая такого рода акции лишь средством выпускания пара. Эти рабочие инициативы ратуют за те или иные формы производственного самоуправления и рабочего контроля. Мы поддерживаем такого рода идеи. Только разрушив капиталистическую систему и взяв управление заводами и инфрастуктурой в свои собственные руки, трудящиеся смогут решить большую часть своих проблем. Но подобные предложения нуждаются в серьезной доработке. Дело в том, что нигде рабочие не обладают ни достаточно эффективной организацией, ни достаточными опытом и знаниями для того, чтобы уже сегодня осуществлять производственное самоуправление. В рамках существующих в современном обществе правил и системы организации управления выхода нет. Но, возможно, он есть вне этой системы. Победить можно только в том случае, если работники не будут соучаствовать в чужой борьбе за чуждые им интересы и установят свои правила игры. Необходимо новое рабочее движение. Это движение призвано отличаться от старого тем, что оно будет служить не интересам политиков и профбюрократии, а напротив, станет именно движением рабочих для самих рабочих. Оно должно быть основано на принципах самоорганизации и самоуправления. Опыт самоорганизации и самоуправления невозможно приобрести иным путем, кроме как сообща борясь за свои социальные и человеческие права, помимо воли профсоюзных и политических чиновников. Такой опыт накапливается только тогда, когда трудящиеся выходят из под контроля лидеров (политиков и профчиновников) и начинают действовать самостоятельно (пусть и хаотично на первых порах). Это станет началом нового рабочего движения.

Важно с самого начала соблюдать принцип абсолютного равенства всех участников движения: нет умников и дураков; каждый должен быть выслушан; все равны при обсуждении. Никаких авангардов и революционного (партийного, профсоюзного) руководства, право принятия решений принадлежит только общим (цеховым, заводским) собраниям рабочих, либо их делегатам, которые полностью контролируются общими собраниями, действуют только в рамках инструкций, данных этими собраниями, и могут быть в любой момент отозваны по их решению. Структура нового рабочего движения должна состоять из общих собраний коллективов трудящихся и всецело контролируемых ими рабочих советов и их федераций. В ней нет места постоянно оплачиваемым чиновникам (освобожденным работникам), которые по сути являются уже не рабочими, а профессиональными управленцами (менеджерами, буржуазией), и в силу своего классового и профессионального положения не заинтересованы в развитии самоорганизации трудящихся. Эти господа заинтересованы в максимальном сосредоточении управленческих функций в своих руках, поскольку от этого зависят их зарплата и руководящее положение, а следовательно - в подавлении ассамблеарных структур и других элементов самоорга­низации. Если же органы рабочих действует на общественных началах и без отрыва от производства, то они не отделяются по своему реальному положению от всех остальных работников и чисто практически в огромной степени заинтересованы в развитии базисной самоорганизации, так как это позволяет освободиться от большого объема работы. Задача инициативных групп, базисных комитетов и ассамблеаристских революционных рабочих союзов, объединяющих в своих рядах лишь меньшинство работников своих предприятий, может состоять в организации и налаживании работы общих собраний, вовлекающих в процесс самоорганизации как можно большее число рабочих. Для того, чтобы рабочие смогли осуществить свои заслуженные и оправданные притязания, им необходимо наладить прочную и эффективную координацию своих действий, а для этого необходимо огромное структурированное движение трудящихся, включающее в себя сельские, фабрично-заводские, городские и региональные собрания-ассамблеи, союзы и рабочие советы (как в Испании в 1936 г. или в Венгрии в 1956 г.), а также организации, способные обеспечить координацию действий на уровне отрасли, между различными отраслями, по технологическим цепочкам, и на территориальном уровне. Нельзя забывать о том, что экономика страны является единым организмом. Рабочие лишь тогда смогут управлять производством, когда вся страна будет покрыта прочной сетью структур рабочего самоуправления, свободных от партийности и бюрократизма и действующих на основе наказов трудовых коллективов и коллективов жителей (императивного мандата). Необходимо также приобрести больше знаний о производстве. Стоит попытаться органи­зовать курсы для рабочих по изучению того, как функционирует их производство. Подобная инициатива была недавно предложена активистами с завода Ростельмаш. Советская индустриально-капиталистическая система строилась на жестком разделении труда, на жесткой специализации. Следствием этого стал раскол работников на своего рода касты, зачастую враждебно относящиеся друг к другу. Подобные отношения внутри рабочего класса, включающего в себя не руководящих работников как физического, так и умственного труда, подпитывались и пропагандой тоталитарного режима, действовавшего по известной схеме: разделяй и властвуй. Рабочим, занятым, в основном, физическим трудом, говорили, что они якобы являются правящим классом, а интеллигенция играет роль подчиненную и не заслуживает доверия, специалистам же внушали презрение к этой темной, тупой и управляемой рабочей массе. Очевидно, что целью социального освобождения является самоорганизация и объединение всех категорий работников с целью преодоления как капиталистической эксплуатации, так и разделения труда. Очень важно поэтому попытаться привлечь на свою сторону специалистов, не являющихся руководящими работниками, технический персонал. Именно спайка между рабочими и специалистами, основанная на равноправии и взаимном уважении, обеспечила относительный успех действий венгерских рабочих советов. При отсутствии такой спайки, говорить о производственном самоуправлении сложно, оно легко может превратиться в опасное и разрушительное пред­приятие. К сожалению, в настоящее время инженерно-технические работники занимают в большинстве случаев негативную позицию по отношению к независимым рабочим инициативам. Эта ситуация в принципе может быть преодолена только путем вовлечения их в рабочее движение в качестве равноправных партнеров по борьбе. Ведь все те, кто зараба­тывает себе на жизнь собственным трудом, не прибегая к эксплуатации наемного труда, являются представителями трудящихся классов.

Если говорить о тех заводах, которые имеют в обозримом будущем шансы на выживание, то работники, занятые на них, могут пытаться развивать рабочее самоуправление с тем, чтобы, в конце концов, предприятия оказались в руках тех, кто на них трудится. Но беда в том, что многие российские предприятия обречены на исчезновение уже в самое ближайшее время. Даже если предположить, что в условиях полномасштабной социальной революции, охватывающей все звенья народнохозяйственного комплекса, данная проблема могла бы быть каким-то образом разрешена, то нельзя закрывать глаза на то обстоятельство, что современная Россия находится за миллион миль от такой революции. А, между тем, уже сегодня массы людей выброшены за ворота своих предприятий и лишены средств к существованию.

Миллионам людей помогают выжить их крошечные огороды и приусадебные участки. Именно это спасает сейчас страну от голода. И если городская промышленность явно не в состоянии обеспечить рабочие места и приличную зарплату, не логично ли было бы попытаться захватить огромные пустующие участки земли? Земля - это в настоящее время практически неиспользуемое средство производства. В начале века она кормила свыше ста миллионов человек. Насильственная коллективизация, которую жесточайшими методами осуществляло ленинистское государство, убила деревню, и большинство крестьян бежало в города. Земля осталась, вот только пользоваться ею сегодня почти некому, потому что деревня практически обезлюдела. А между тем, уже есть примеры успешного заселения пустующих земель, например в Поволжье, причем, некоторые новые поселения смогли обеспечить себе довольно приличный, по российским меркам, уровень жизни. Разумеется, такого рода задачи не могут решаться в индивидуальном порядке, здесь необходим коллективизм во всем, начиная с противостояния властям (ибо государство постарается не допустить подобных захватов) и кончая совместным обустройством хозяйства. Но если рабочие могут действовать коллективно, перегораживая железные дороги, то почему бы им не провести коллективные захваты земли и пустующих домов в деревнях? По этому пути идет сейчас часть рабочего класса Бразилии. Тысячи рабочих, выброшенных за ворота своих заводов, вместе с крестьянской беднотой захватывают землю, создают на ней коммуны и хозяйственные кооперативы. Данный коммунитарно-социалистический эксперимент может иметь очень большое значение, потому что он демонстрирует пути решения проблем, стоящих перед населением многих стран мира, включая и Россию. Общие собрания работников предприятий, коммунальных служб, врачей, учителей, жителей городских кварталов, сельских коллективов и их советы делегатов - вот тот способ организации жизни и прямой власти трудящихся, который со временем позволит им взять свою судьбу в собственные руки. Но самоорганизация не возникает на пустом месте. Нужно, чтобы люди ясно сознавали свои права и потребности и имели позитивный идеал общественного переустройства. Нищеты с отчаянием мало, чтобы возбудить социальную революцию, - говорил Михаил Бакунин. - Они способны произвести... местные бунты, но недостаточны, чтобы поднять целые народные массы. Для этого необходим еще и об­щенародный идеал, вырабатывающийся всегда исторически из глубины народного инстинкта, воспитанного, расширенного и освященного рядом знаменательных происшествий, тяжелых и горьких опытов, нужно общее представление о своем праве и глубокая, страстная, можно сказать, религиозная вера в это право. Когда такой идеал и такая вера в народе встречаются вместе с нищетою, доводящей его до отчаяния, тогда Социальная Революция неотвратима, близка, и никакая сила не может ей воспрепятствовать.

Рабочее движение в России пока еще только делает первые шаги и очень далеко отстоит от осознания своих глубинных интересов и прав. Оно робко, на ощупь ищет решения своих проблем, медленно, с трудом вырабатывая в процессе социальной борьбы навыки самоорганизации. Оно не видит для себя реального выхода из создавшегося отчаянного положения и потому поддается на агитацию различных авторитарных и бюрократических групп - от ленинистов до бюрократических профсоюзов типа НПГ и ФНПР. В то же самое время, благодаря влиянию этих групп блокируется процесс развития общественного сознания. Впрочем, рабочие, кажется, уже научились не доверять политикам и не являются сегодня столь же легким объектом для манипуляций, как в эпоху перестройки. Кроме тою, в рабочей среде появляются инициативные группы, которые предлагают новые нестандартные решения, основанные на принципе самоорганизации. И все же, движение пока еще отнюдь не обрело независимый, альтернативный по отношению к существующей общественной системе характер, не стало движением рабочих для самих рабочих.

? Магид Михаил - публицист.

Аватар пользователя Milyantsev

Капитализм в России

Многие утверждают, что у нас в России капитализм. Абсолютно с этим не согласен. Ведь капитализм по определению, это частная собственность на средства производства. Ср. пр. это не ваш дом и не магазин и не склад, это станки, заводы, фабрики, земля. В США в германии в Англии капитализм, вот и живут люди богато и счастливо. Правда в последние годы все больше предприятий национализируется государством, поэтому живут все хуже и хуже.

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Соцмализм развитый, недоразвитый это все слова, а вот методологи

 

Существо метода триединства от идеалистического начала.

 

Всякая из систем по предмету, методу организации и тенденции (логике, правилам и пр. факторам существования) находится одновременно в трех качественно разнородных формах бытия. Каждое из свойств, элементов, качеств как элементарные составляющие такой предметной сущности, как «Тройная точка» распредмечиваются на совокупность или систему или пр. определения этого единичного в отдельное многообразие свойств элементов качеств (каждое из которых также триедино, но как объективное или субъективное видение проблемы), сведенных в процесс и реально, моделированно, идеально протекающих в определенной среде существования. Ипостасная (триединая) сущность, согласно позиций триединства от идеалистического начала (метода лежащего в основе Православного Христианства), распредмечивается сообразно господствующей предметно-методологической основе. Светское толкование этой основы имеет (на сегодня) крайне инновационный характер, что вполне объяснимо ходом общественно-исторического развития цивилизации, в целом и каждого из господствующих субъектов системы, в частности. Многообразие оснований организации сведенных в систему жизнедеятельности людей предполагает и имеет такое же многообразие форм этих организующих начал от элементарного к простому и сложному.

Поэтому излагаемый материал будет построен как процесс систематизации многообразия в единое начало с позиций триединства от идеалистического начала. Этот метод, как метод организации многообразия в нечто единое, позволят свести это многообразие с позиций целеполагания, т.е. с позиций известного и заданного алгоритма построения в совокупность (систему, что тождественно в данном случае) какого-либо процесса. Инновационность построения систем на основе триединства от идеалистического начала требует соответствующего восприятия излагаемого материала и его познания в аспекте инновационности организационных начал.

Хотя по предметной сущности первооснов, господствующих при мотивации организации определенной системы методов триединства, также три:

Во-первых, это метод триединства от материалистической предметности начал. В иерархии общественно–исторического процесса этот метод формируется в первую очередь. По мере развития (это процесс прогресса, регресса, существования в их тройной точке, т.е. одновременно протекающих) эта предметно–методологическая основа в параллельно – последовательно – взаимоувязанной форме связей с прочими втянутыми в конкретный оборот усложняется от элементарных форм бытия сущего к простым формам и далее к сложным (триада «элементарное, простое, сложное»).

Во-вторых, это метод триединства от экзистенциональной сущности предмета первоосновы организации системы. К таковым можно отнести всевозможные теологические направления в их многообразии сообразно персонифицирующему этносу, природно–климатическим условиям и пр. мотивациям (традиции, обычаи, нравы и т.д.), которые сформировали мировую религию – Ислам.

В-третьих, это метод триединства при мотивации организующих начал от идеалистической предметной сущности исходного мотива организации системы (вначале было слово …). Это направление в теологии представляет третья мировая религия – Христианство, но от элементарного к простому и далее к сложному – католицизм, протестантство, православие. В этом направлении мировых религий ярко выражена тенденция или закон направления движения системы в ключе триединства – это элементарное, простое, сложное; затем по динамике формирования сущего как накопление необходимого и достаточного количества качеств в виде прогресса, регресса, существования. Триединая сущность здесь проявляется в процессе развития от элементарного бытия сущего предметно–методологической основы религиозного учения «Католицизм» в его полной структуре в параллельно-последовательно-взаимоувязанной форме связей к простому бытию сущего религиозного учения «Протестантство», также в его полной структуре бытия строения этой системы и далее к сложной - «Православие».  Равновесие в экономической системе выстраивается как количественно– качественная пропорциональность по поводу обмена ценностями в определенной количественно–качественной характеристике. Тогда равновесие - это определенная пропорциональность связей в системе (системах).

Следовательно, о равновесии можно говорить в трех вариантах: - как о величине количества и качества пропорциональности обмена господствующего качества с прочими (противоречивыми и гармонизирующими) и организации системы на основе законов бытия этого господствующего предметно– методологического начала. Гармония, где связи строятся на основе принципа господства; - какой-то совокупности противоположных качеств (от двух и более, вплоть до бесконечности), пропорциональности, формируемой в определенных противоречивых условиях организации связей системы. Гармония, где связи строятся на основе принципа противоречия; - либо о гармоничной пропорции взаимо… деятельности, отношений, отражений. Эти условия равновесия самой системы, между системами и систем в их многообразии втянутых в какой-либо конкретный оборот. Определенное качество равновесия дает свою количественную сторону, характеристику пропорциональности отношений. Гармония, где связи строятся на основе принципа триединства, или полной структуры гармонии.  Методологических начал в системе связей компонентов всякой из систем три и, причем не по количеству этих методов, а по их качеству.

Всякое накопление необходимого и достаточного для организации элементарного метод формирует простор качественного перехода и организации элементарного, простого, сложного и затем следующей методологической ипостаси простой формы организации (в той же ипостаси триединства, но используемых случайно, стихийно, целенаправленно) и затем к сложной в параллельно – последовательно – взаимоувязанной форме связей. При этом накопление происходит в объеме необходимого и достаточного количества качеств, как самих компонентов, так и их связей. Прочие компоненты, выходящие за рамки необходимого и достаточного, выходят из реального оборота и становятся потенциальными или свернутыми или пр. формами.

Обусловим эти три метода принципиально, т.е. по существу их структуры, принципу построения:

Монистический метод (метафизика). Основополагающим принципом организации связей компонентов этого метода является принцип господства одного из свойств, элементов, качеств в какой-либо системе, что и приводит к формированию метафизической (монистической) методологии организации системы свойств, элементов, качеств. При этом во всякой системе, как отмечалось выше, функционируют прочие формы существования факторов в виде случайных, стихийных, целенаправленных факторов системы, которые существуют на уровне индивид, коллектив, общество во времени бытия в конкретной системе по времени бытия - прошлое, настоящее, будущее. Присутствует многообразие компонентов, но организующим началом является господствующее, а прочие втягиваются в меру (мера как граница совокупности необходимого и достаточного количества качеств системы) в силу необходимости. Метафизика как система господствующих начал обуславливает совокупность элементарных форм существования факторов, способов их взаимосвязей и тенденции существования. При этом из полной структуры совокупности всякий раз выделяются господствующие факторы и организуются целенаправленно, а противоречивые - стихийно и гармонизирующие - случайно.

Диалектика. Диалектический метод в качестве господствующего организующего начала принимает к использованию методологический принцип – противоречие. Этот методологический принцип формирует условия противоречивого соединения двух и более сторон отношения. Отношения, где одна из сторон господствует и в противоречии с прочими формирует условия противоречивого отношения, причем господствующая предметная сущность этого метода это именно отношения. Диалектика как метод имеет, по крайней мере, два типа противоречия потому, что в противоречие втягиваются три количества качеств – материальное, экзистенциональное, идеальное. Следовательно, отношение строится таким образом, что одна из сторон господствует, а прочие гармонизируют отношение. В этой форме отношений складывается три качества противоречий – это противоречащее (антагонистическое или противоречащее противоречие при господстве одной из сторон), материалистическая и идеалистическая диалектика. С другой стороны, формируется непротиворечивое противоречие, или неантагонистическое. Это противоречие характеризуется как экзистенциональное (экзистенсис – сущее существующее).  

Триединство. Триединство как методологический принцип формируется в условиях распредмеченной какой-либо всякий раз конкретной, реально мотивированной совокупности связей компонентов полной структуры системы свойств, элементов, качеств. Полную структуру этого предметно-методологического принципа можно построить в виде структурно логической блок-схемы. Визуальное отражение расположения компонентов системы представляет элементарное видение расположения в иерархии строения методологических принципов, сведенных в систему единого, т.е. монистического, элементарной формы мотивации первоосновы организационного начала. При усложнении методологических начал эта блок – схема претерпевает преобразования в более сложные связи – моно – ди – три, а это уже матрица иного характера математического выражения и опредмечивания (арифметическая, алгебраическая, теории чисел). Представленная система предметно-методологических начал организации системы, систем в прочих статьях материала будет раскрыта через предметную сущность экономики. Хотя в качестве предметной сущности можно втягивать и прочие формы бытия сущего.

 

Предметная обусловленность количества и качества необходимой денежной массы.

Организация экономического процесса требует конкретно определенного количества и качества денег в целом как денежной массы во всех качествах их функций в экономике, так и их количественной определенности в объеме действующего в каждый конкретный момент процесса динамики экономики на предмет количественно-качественной определенности масштаба цен. Для обращения необходимы наличные деньги, кроме которых в экономической системе обращаются деньги опредмеченных в виде натурально-вещественной формы, как товары, блага и т.д. кроме того деньги обращаются в экономике как стоимости или безналичные деньги опредмеченные в различных носителях, различных формах реализации масштаба цен (ценные бумаги, «грязные деньги», кредитные и пр.). Реальное, моделированное, идеальное существование денег усложняется возможностью, так называемого двойного счета, если определять их в классической и неоклассической концепциях. Русская экономическая школа этот момент исключает в силу применения триединства и матричной методологии исчислений экономических показателей и единиц их измерения.

ВНП, стоимость которого характеризует национальная валюта, содержит некоторые особенности исчислений и специфических терминов составляющих его (ВНП) в характеристиках различных экономических школ. Первая особенность состоит в том, что при измерении созданного продукта (товара, благ, услуг, и пр. наименований) необходимо избегать двойного счета или учета стоимости продукции дважды - как товар и как предположим полуфабрикат. Предположим в животноводстве учитываются затраты на корма, как основные средства производства, в одной из отраслей с/х, которые в другой отрасли учитываются как перенесенные на созданный в этой отрасли продукт, но которые уже были отражены в балансе. Труд и его отражение как стоимости в ВНП как добавленной к прочим каждым из собственников позволит избежать искажений.

Добавленная стоимость - это стоимость продаж собственника за вычетом издержек на покупку производственных факторов (согласно позиций маржинализма). Поэтому в ходе расчетов ВНП появляются дополнительные показатели и единицы их измерения характеризующие многообразие составляющих факторов конечного товара и форм их существования в экономике. Экономическая система это совокупность трех сфер приложения труда, каждая из которых использует в процессе производства совокупность трех качественно разнородных групп факторов - материальные, социальные, духовные. Причем всякая из совокупностей распредмечивается по экономической функции на систему, которые характеризуются следующими понятиями - предметы труда, орудия труда, рабочая сила, процесс труда, продукт труда и т.д. Добавленная стоимость, в этой системе факторов, это процесс труда или "вновь сознанная стоимость", стоимость созданная в ходе процесса «живого труда», т.е. приложение какого либо из факторов труда (деятельность, отношения, идеи во всем их триединстве), а все предыдущие затраты труда это перенесенная стоимость. И если марксизм эти понятия толкует конкретно в силу характеристики производственных отношений, то для маржинализма они определяются через рыночный механизм как совокупность стоимостей благ представленных к обмену. Поэтому, если использовать в расчетах одну из методик, то формируется явно выраженная возможность ошибочного исчисления и возникновения кризисных явлений, девальваций, нулизаций и пр. ваций. Этот момент и обуславливает необходимость применения в ходе производственного процесса методологии марксизма, а в ходе менового отношений (рынка) маржинализма. Причем, для их взаимоувязки в концептуальном плане требуется методология Русской экономической школы или методологии триединства. Эта необходимость обусловлена тем, что три диалектических метода (материалистическая диалектика, экзистенциональная, идеалистическая) гармонизируются (взаимоувязываются) только методом триединства, хотя здесь (в методологии триединства) можно исходить, и исходят от материального начала, экзистенционального или от идеального.

Стоимость создается не только в процессе производства, но в ходе обмена и потребления согласно толкованиям методологии Русской экономической школы, что и не позволяет на сегодня, по крайней мере, целенаправленно исчислить масштаб цен в полной структуре в силу отсутствия методологических оснований. Масштаб цен на сегодня складывается стихийно через рынки, биржи и прочие структуры обмена - для маржиналистских концепций и через количество и качество воплощенного в товаре общественно необходимого физического труда - для марксизма (советской экономики).

Маржинализм толкует, что современная стоимость потока будущих платежей составляет сумму, которую необходимо в текущее время инвестировать (капитализировать) для обеспечения поступлений данных платежей в будущем. Изменение масштаба цен приведет к количественным преобразованиям инвестируемой суммы. Поэтому при инвестициях учитывают процентную ставку. Капитализация, инвестиции это затраты осуществляемые за счет так называемого отложенного спроса. Хотя по масштабу цен сегодняшняя денежная единица стоит дешевле чем будущая (в силу повышения производительной силы труда и повышения масштаба цен, отраженных в денежной единице), но если инвестированные деньги поместить либо в банк, либо в основные активы, т.е. в воспроизводство и использование, то они будут расти соответственно процентной ставки и потому будущая денежная единица дороже действующей. Инвестиции (производство экономического процесса в будущем такими средствами производства в производстве экономического процесса как деньгами, товар, рабочая сила и пр.) по характеру их действия в процессе формирования и использования стоимости подразделяются на виды: валовые планируемые субсидированные, фактические, чистые (в маржиналистской концепции толкований) «Валовые инвестиции - это сумма продукции, направленной в течении данного периода на увеличение основного капитала и запасов, чистые инвестиции отличаются от валовых суммой амортизации». Планируемые инвестиции - это по существу сбережения, которые осуществляет или отдельный хозяйствующий субъект или государство в целом. Инвестиционный налоговый кредит это закон, по которому фирма исключает из суммы налога ту часть налога, которую она реинвестирует. Эта форма воздействия на структуру совокупного спроса более целенаправленно и менее грубо воздействует на фискальную политику государства.

Динамика масштаба цен в общественно-историческом развитии, и её концептуальное отражение через деньги.

Денежная единица как отражение масштаба цен, тройной точки труда и пр. показателей денег и единиц их измерения в ходе динамики общественно-исторического процесса показывают, что, как и классическая, так и маржиналистская школы не в состоянии (в силу случайного и стихийного характера методологических оснований экономических исчислений) исчислить этот показатель. Следовательно, понятие инфляции следует рассматривать в ином аспекте, в аспекте динамики масштаба цен, но в триедином основании методологии - производство-воспроизводство-использование.

Инфляция с точки зрения классической экономической школы, трудовой теории стоимости это изменение масштаба цен или стоимости опредмеченной в денежной единице, которую отражает денежная единица собственника в целом, а в условиях товарно-денежных отношений это собственника государства. Таким образом, государства обязаны пересчитывать масштаб цен регулярно сообразно изменениям производительной силы труда и ценностной системы меновых отношений относительно необходимости полезности, стоимости блага, товара, благ, услуг и пр. Изменения масштаба цен происходит в результате изменений производительной силы совокупности видов труда, приложенных в процессе производства, воспроизводства, использования материального, социального, духовного продукта труда. Стоимость, которую отражает денежная единица в силу относительных и абсолютных изменений формирует необходимость инфляционных процессов. Хотя инфляционные процессы (как изменения в масштабе цен) могут протекать, как случайно, так стихийно и целенаправленно в силу постепенного перехода от одной формы организации к иной, где процесс раскрывается, как накопление необходимого и достаточного количества и качества масштаба цен в последовательно-параллельно-взаимоувязанно форме, согласно толкованиям Русской экономической школы.

Таким образом, переходы от одного масштаба цен к иному происходят и случайно (в силу отдельного повышения производительной силы труда в каком из секторов экономики, или труда отдельного работника, можно употребить понятие предпринимательство), и стихийно (в силу изменений рыночной коньюктуры и пр. факторов) и целенаправленно (согласно матричной методологии).

Условия свободной конкуренции формируют механизм случайных изменений в силу того, что роль денежного материала на любых уровнях собственности (индивид, коллектив, общество) выполняет натурально-вещественная форма, будь то товар, золото, валюта и пр. Свободная конкуренция отражает производительную силу реального конкретного собственника через его конкретный совокупный труд, воплощенный в реальном товаре, благе, полезности и пр. материале потребления материального, социального, духовного характера. Поэтому и инфляционные процессы трактуются по-разному, с различных точек зрения. Предметная сущность экономики, методология и тенденция динамики экономического процесса формирует различную систему, как самих реально протекающих правил, так и их опредмечивания в виде экономических наук. Так Дж. М. Кейнс и его школа объясняли и объясняют инфляционные процессы с позиций отношения спроса и предложения как нарушение баланса со стороны спроса, т.е. как превышение спроса над предложением и соответственно изменений ценовой системы рынка в сторону увеличения цены товара, при прежней его стоимости. Так Макконел К.Р. определяет инфляцию как «повышение общего уровня цен», и причем, данное толкование ближе к понятию масштаба цен, т.е. ближе к истине. Марксова, классическая экономическая концепция характеризует инфляционные процессы как переполнение денежных каналов, т.е. как превышение пущенных в оборот денег относительно стоимости предвосхищенного к продаже товара и некоторых прочих операций, втягивающих наличные деньги в оборот. Здесь деньги, как количественно-качественная их характеристика - это количество и качество воплощенного в товаре общественно-необходимого физического труда приложенного в материальной сфере хозяйства, как труда производящего стоимости.

Как следствие этих толкований денег и их движения в экономической системе сложилось достаточно прагматичное определение, т.е. без участия научных, теоретических методологических взглядов на организацию этого процесса (инфляцию). Инфляция по своему существу - это отставание формального отражения уровня масштаба цен от реального через деньги, т.е. это динамика реального, моделированного, отраженного опредмечивания масштаба цен или тройная точка труда на всякий конкретный промежуток времени приложения рабочей силы, процесса труда, воплощенной формы. С этих точек зрения и были сформированы определения самого движения инфляционных процессов. Представим некоторое многообразие видов инфляционных процессов:

1. Ползучая или умеренная инфляция - это темпы инфляции, не превышающие 10 % в месяц.

2. Галопирующая инфляция - это темпы инфляции в пределах от 20 до 200 % в год;3. Галопирующая инфляция - это когда темпы превышают 200%.

3. Кроме указанных видов определяют нарастающую, непредвиденную, отрицательную и некоторые другие мене употребимые определения вариантов проявления инфляционных процессов. Представленные определения инфляционных процессов и собственно формулировка показателей этих процессов наглядно показывают стихийный характер их формирования и обыденный вербальный характер, что указывает на отсутствие теоретического основания разработки концепции понятия инфляция. Отсутствие теоретического основания формирования категориального аппарата приводит науку к противоречию в силу различий в толкованиях и названиях одних и тех же явлений, процессов. На сегодня каждая экономическая школа имеет явно выраженный характер национальных понятий, толкований, и пр. определений согласно национальным обычаям, нравам, языку нации и т.д. Этот момент может быть преодолен на основе применения метода триединства в целом и триединства от идеалистического начала в частности, так как этот метод с необходимостью объективного явления требует формирования категорий для уровня персоны собственности - общество как господствующего субъекта отношений в экономике.

И, раскрывая эту проблематику далее, во многих экономических публикациях, если не во всех даются следующие толкования этого явления в обыденном варианте. Инфляционные процессы могут быть стабилизированы в силу применения ряда мер, но в любом случае мировая практика показывает относительность применяемых мер. Ни одна из стран не исключает полностью инфляционные тенденции из экономических процессов. Конечно, представленное толкование этого момента определяется триединством самого методологического характера организации реального, моделированного, отраженного экономического процесса - метафизика, диалектика, триединство; случайность в организации, затем стихия, затем целеполагание; в процессе производства, воспроизводства, использования масштаба цен, стоимостной наполняемости денежной единицы, национальной валюты. Многосложность реального исчисления этого показателя в первой инстанции, затем во второй, и затем В-третьей является основанием для предметно-методологических ошибок в расчетах этого явления различными экономическими школами и не возможность сопоставления в международных отношениях.

Предметно-методологическое основание динамики денежного обращения.

(метафизика, диалектика, триединство).

С возникновением отношений обмена, овеществленным в предмете обмена трудом, где с одной стороны выступает реальный предмет, а с другой идеальная форма его существования, как противоположность товара, благ, услуг и пр. качеств меновых отношений (рынка) возникли деньги. Деньги сформировались как необходимость инструмента обмена, как способ замещения одного из товаров другим этот другой товар и является денежным материалом, но не деньгами. Деньги это функция, социальное качество, отношение одного товара к другому. Если выразить процесс обмена формулой Х товара А = У товара Б то в этой формуле правая сторона будет выполнять роль функцию денег, а левая функцию товара. Следовательно, деньги как экономическое свойство, как моделированная (социальная, экзистенциональная сущность) с необходимостью объективного процесса должны иметь реальную форму существования, а в силу триединства всякого реального эта реальная форма существования опредмечивается и в материальном и в социальном и в идеальном качествах. Триединство предметной сущности и определяет необходимость характеристики правил соответствующей совокупности факторов: Для субъекта индивида деньги это любая форма натурально - вещественного денежного материала будь то золото, бумага, магнитный носитель или прочие формы. Для этого уровня (потребитель денег) необходима непрофессиональная форма опредмечивания денег. Для уровня субъект коллектив, который, кстати, и является господствующей персоной производства денег, так как деньги это отношение, а отношение это взаимодействие в коллективе. Здесь деньги имеют свою социальную реальность - фиксированного отношения, инструмента обмена, решающего средства производства в производстве экономических отношений, форму опредмеченного масштаба цен, т.е. уровня производительной силы труда физического, управленческого, умственного приложенных в материальной, социальной, духовной сферах в определенный промежуток времени и для определенного собственника. Для уровня персоны собственности общество деньги опредмечиваются в виде стоимости, "тройной точки", т.е. в виде идеально существующего труда в его ипостасной форме бытия в экономической системе. Труд существует как необходимость, полезность, стоимость в виде способности к труду, в виде процесса труда, в виде продукта труда. Субъект-общество формирует идеальную (идеальную, т.е. отраженную через сознание) форму существования образуя при этом системы безналичного расчета, клиринга и т.д. Начало денежного оборота принято считать от момента появления моделированной формы денег, её господствующей социальной предметности, от момента начала функционирования так называемых "наличных денег". Хотя это не вполне профессиональный подход к постановке проблемы денежного оборота, но он имеет вполне оправданный момент, который заключается в появлении товарности денег и персоны производящей деньги, собственника и со стороны производителя и со стороны потребителя. Однажды возникшая необходимость денежного оборота затем с необходимостью воспроизводилась. В ходе развития и усложнения оборота, усложнялись (и до сих пор усложняются) правила оборота денег, они отрабатываются методом априорного, апостериорного, трансцендентального способов, т.е. на основе практики, на основе опыта, на основе знаний, теории. Заметим, что последний прием на сегодня имеет достаточно слабую форму развития, если не сказать, что полностью отсутствует. Россия начинала наличное денежное обращение с монетарной системы. Князь Вяземский после длительного неприятия идеи бумажных денег внес проект выпуска ассигнаций - банковских билетов в 1768 году в момент начала русско-турецкой войны, на сумму 3 миллиона рублей. Кстати, происхождение слова рубль от слова рубить, рубленный. Решением Государственного совета 29 декабря 1769 года бумажные деньги были приняты к обороту с соответствующими последствиями - банки, печатный станок и т.д. Дальнейшая судьба российских денег сложна и не всегда безоблачна в части профессионализма их производства и использования, но полного уничтожения они не претерпели.

Деньги, валюта, финансы - основные принципы

организации

Деньги в экономике выполняют роль опредмеченной (выраженной предметно) формы количества и качества стоимости, которая выражает действующий всякий раз масштаб цен или количественную характеристику понятия «богатство», отраженного через сознание персоны собственности. Согласно трудовой теории стоимости, это количество и качество овеществленного в товаре труда. Денежная единица какого-либо государства это валюта, а система отношений между собственниками по поводу обращения денег определяется как финансовая система. Финансовая система это совокупность ряда аспектов, факторов, свойств и потому финансовую систему можно рассматривать через призму совокупности в целом и через призму совокупности отдельного набора элементов, либо через отдельный фактор, элемент, свойство. Важнейшим аспектом финансовой системы является обращение денег и потому:

во-первых, необходимо определить объективные правила существования финансовых процессов, присущих какому-либо из уровней собственности и их субъективное отражение в виде норм, тарифов, инструкций, конституций и т.д. Реальность финансовых процессов всегда имеет особенности, исключения из правил и прочие "неучтенные" моменты, которые порой до такой степени "искажают" наши представления, знания о финансовых процессах, что они приобретают, на первый взгляд, противоположный вид. Финансовая система это часть или подсистема экономической системы, которая, в свою очередь, является частью хозяйственного процесса (системы). Хозяйственная система в целом является формой проявления человека в среде существования. Денежное обращение в силу этого в каждом конкретном случае имеет определенную форму существования, которая и определяет систему правил функционирования денег в ходе формирования и удовлетворения потребностей персоны собственности.

Уровень персоны собственности - субъект-индивид, как господствующее свойство определяет в качестве предмета экономики  деятельность (работа в производстве материальных ценностей). Поэтому формирует систему правил, которая базируется на основе методологии и идеях естественных наук - физики, химии, биологии. В результате чего система правил организации финансовых процессов формализуется в конкретные экономические науки, где одновременно опредмечивается полная структура факторов экономики, но господствующая из них (деятельность в данном случае) опредмечивается целенаправленно, отношения - стихийно, а знания - случайно.

Субъект-коллектив опредмечивая в качестве предмета экономики и деятельность и отношения формализует уже правила организации экономической деятельности и отношений. Данная предметная особенность персоны собственности формирует объективную необходимость появления специфических экономических наук, где господствующими науками становятся концептуальные направления - политическая экономия, экономикс и пр. Причем господствующим предметом являются отношения, как в процессе непосредственной регламентации, так и в предмете науки. Финансовая система здесь уже опредмечивает отражение через денежную единицу полезность экономической деятельности и экономических отношений, т.е. несет диалектический характер.

Субъект-общество, формализуя правила организации финансовой системы для полной структуры, в целенаправленной форме втягивает в оборот систему правил, которая формализуется через теоретические экономические науки. Хотя и конкретные, и эмпирические, и теоретические экономические науки соответственно уровню персоны опредмечиваются на обыденном эмпирическом, теоретическом уровне. Финансовая система в силу этого имеет не только различные формы существования, но и различную совокупность правил. На сегодня система правил формализуется в основном через конкретные экономические науки и отчасти через эмпирические. Рассмотрим некоторые из принципов функционирования финансовой системы:

1. Принцип материалистической диалектики (марксизм, как развитие классического направления в эмпирике) рассматривает финансовую систему как совокупность экономических процессов материальной сферы хозяйства и совокупность социальных институтов, организующих перемещение денежных масс от одного собственника к прочим. При этом все прочие сферы человеческой деятельности рассматриваются как непроизводительные и затраты на них регламентируются пропорционально от стоимости товаров, созданных в материальном производстве. Эти сферы хозяйства выпадают из экономических толкований. К. Маркс сформулировал основной экономический закон функционирования финансовой (денежной) системы как проявление закона стоимости. Существо закона стоимости можно определить как закон эквивалентного обмена. Эквивалентность в формировании и исчислении количественно-качественной пропорции взаимообмена овеществленным трудом здесь определяется соответственно воплощенному физическому труду. При этом из трех качеств, составляющих труд как экономическое качество, данная экономическая концепция (концепция прибавочной стоимости) опредмечивает правила целенаправленной регламентации только лишь экономической деятельности, а стихийно либо случайно как сопутствующие учитывает факторы, учитывает отношения и идеи.

2. Принцип экзистенциональной диалектики, диалектики непротиворечивых отношений, т.е. при тождестве противоположностей определяет финансовую систему как систему денежного обращения при субординировании функций денег и персон, осуществляющих процессы. Субординация персон позволяет формировать товарность экономических идей (методик) в свободной конкуренции, рыночном механизме либо в государственной (планомерной) форме. «Ни среди экономистов, ни среди государственных должностных лиц не существует единого мнения о том, из каких отдельных элементов состоит денежное предложение в экономике.» (Фишер С. и др. Экономикс Т.1.Стр.265.) Денежное предложение обозначается М 1, состоит из двух элементов - это (1) Наличность, то есть металлические, бумажные деньги , (2) чековые вклады, т.е. деньги, размещенные в банках, сберегательных учреждениях и на которые могут быть выписаны чеки. Различают денежные обороты М 1, М 2, М 3. М 1- это деньги наличные, плюс чековые вклады, М 2 -это безчековые вклады, мелкие срочные вклады равновесия, М3 - это крупные срочные вклады равновесия (срочный вклад). Финансовая система - это, во-первых, совокупность бюджетов различных уровней от федерального до местного, кроме того, это фонды социального страхования, денежные фонды предприятий, организаций, фирм и прочие денежные фонды. Денежные обороты это господствующее качество финансовой системы, наряду с которыми существуют взаимосвязанные субъекты и объекты, т.е. персоны собственности. Субъектом финансовой системы является государство. Используя систему законодательных функций, государство как совокупность законодательных, исполнительных структур формирует методику механизма взаиморасчетов между собственниками (объектами) и реальные показатели. В России на 1993 год 95% дохода федерального бюджета составили налоги, 1,3% прибыль ЦБ, проценты по кредитам, доходы от приватизации. Принцип бюджетного федерализма, т.е. перераспределение функций от федерации к местным бюджетам имеет следующую тенденцию - 8,5% ВВП в 1990 году до 14,9% в 1993 году. Принцип бюджетного федерализма или фискальной децентрализации происходит как в силу объективных причин - децентрализация персоны собственности, профессионализация функций управления, так и чисто субъективных, т.е. внедрение качественно новых концептуальных подходов - маржинализм, монетаризм, меркантилизм и прочие “ - измы». Концептуальный подход к организации механизма функционирования финансовой системы на сегодня обособляется в самостоятельную структуру и определяется как финансовая политика. Существо финансовой политики определяется в месте и роли каждого из отдельных хозяйственных звеньев в производстве, воспроизводстве, использовании ВВП, которые (ВВП), в свою очередь, определяются каждым государством на сегодня самостоятельно, хотя и формируется необходимость совместного опредмечивания этого показателя. Финансовая политика определяет приоритеты в структуре движения денежных потоков хозяйственной системы, направление кредитования, льготы, налоги и пр. прочисти

Роль и функции бюджета в финансовой системе.

Бюджет, с позиции экономической теории, - это совокупность доходов-расходов государства предыдущего периода, текущих и перспективных, где представлены экономические интересы всех хозяйствующих персон, как субъектов (производителей), так и объектов (потребителей). Сбалансированность доходов и расходов бюджета это приоритетная функция государства. Решение этой проблемы возможно с трех качественно разнородных позиций - со стороны господства частного интереса; с позиций приоритета частного и коллективного экономического интереса; с позиции гармонии совокупности втянутых в оборот собственников - индивида, коллектива, общества. Государство решает проблему сбалансированности, используя фискальную политику, политику налогообложения. Правительство, используя экономические, политические, правовые рычаги, стабилизирует отношение стоимостного выражения ВНП и реального хозяйственного потенциала, тем самым ограничивая темпы инфляции. Если учесть, что денежная масса это отражение совокупности воплощенного в товаре труда физического, управленческого, умственного, приложенного в материальной, социальной, духовной сферах, то неучтенный брак любой из сфер хозяйства, отраслей приводит к изменениям масштаба цен и, естественно, к инфляции. Отсутствие профессионализма в какой-либо из отраслей хозяйственной системы приводит к стихийной либо случайной форме определения товарности продукта труда, что и не позволяет планировать эффективные меры сбалансированности доходов и расходов государства, отношений доходов и расходов частного, коллективного, общественного уровня собственности. Отсутствие же целенаправленных форм исчислений стоимости различных товарных форм (законы, конституции, методологии экономических расчетов и пр. товарностей), приводит к завышению пропорции затраты - полезность. Таким образом, затраты, т.е. реальные стоимости затрат превышают стоимость реально созданных полезностей (дутые, фиктивны и пр. определения не созданных денег). Результатом несбалансированности экономических интересов государства в целом как системы собственников всех трех уровней является дефицит государственного бюджета. Господствующим экономическим инструментом балансировки является, как уже отмечалось, фискальная политика и налоговая система как реализация этой политики. Структуру хозяйственной системы, где протекают экономические процессы, можно распредметить на систему трех сфер приложения труда и для уровня частной собственности, и для уровня коллективной, и для уровня общественной. Балансировка возможна и через отдельный господствующий показатель, и через диалектическую систему показателя - деньги, и через показатель, гармонично взаимоувязывающий совокупность показателей в стоимость (явно прослеживается тенденция системы показателей труд - деньги - стоимость). Опираясь в расчетах на господствующее качество экономики - овеществленный в товаре труд (трудовая теория стоимости), можно сформулировать одну систему правил. В этом случае труд опредмечивается как деятельность, а в качестве господствующей ценности будет выступать материальный товар. Формализация опредмеченной в носителе стоимости полезности или экзистенционального качества воплощенного труда приводит к необходимости формулировать несколько иную систему правил организации бюджета, так как эта методика расчетов, помимо материального продукта труда, втягивает и диалектически противоположное либо диалектически не противоположное (или духовное, или социальное). Здесь в силу применения диалектического метода труд имеет две противоположные стороны - это труд физический и умственный. При этом труд умственный в силу объективных обстоятельств имеет две стороны - это труд непосредственно умственный и труд управленческий ("белые воротнички"). Поэтому товарности подвергается труд, с одной стороны, умственный, куда объединяются практически два вида труда - это умственный и управленческий, а с другой стороны, труд физический ("синие воротнички").

Отметим, что мировая экономическая идея одновременно располагает системой экономических идей, где они находятся в одной из форм одновременно на обыденном, эмпирическом, теоретическом уровнях (опредмечена полная структура предметно-методологических основ). Но одна из них является господствующей и мотивирует организацию системы. Другая втягивается в отношения как противоречивая и детерминирует организацию системы. Третья гармонизирует полную структуру всякий раз действующей совокупности, втянутой в организацию системы.

Марксистская экономическая концепция рассматривает материальную сферу как сферу, производящую стоимости, т.е. делит экономику на две сферы в производстве стоимости - это производительную сферу и непроизводственную сферу или так называемую бюджетную. Труд умственный и управленческий отождествляется с непроизводительными затратами в силу предметно-методологической основы марксизма «…что такое стоимость товара? Предметная форма затраченного при его производстве общественного труда. А чем мы измеряем величину стоимости товара? Величиной содержащегося в нем труда».

Наемный работник (уже с позиций русской экономической школы), труд, которого подвергается в "формальной экономике" регламентации, неотделим от носителя от работника, а иначе бы он продавал товар, произведенный трудом, а не рабочую силу. При этом индивидуальные затраты труда товаропроизводителя нетождественны его оплате. В силу этого одна и та же общественно-необходимая цена рабочей силы имеет различную стоимость. Исключение из совокупности рабочей силы в её общественно-необходимой форме таких качеств, как управленческий и умственный труд, и дают основу к выводу об эксплуатации лишь "одного" рабочего, а не наемного труда в целом, где в качестве субъекта собственности выступает господствующий субъект реального хозяйственного процесса - собственник средств производства. Хотя сама неэквивалентность обмена между господствующим, приоритетным и гармонизирующим собственниками всегда существует, так как при развитии системы необходимы перспективные затраты. Опредмечивая экономику, где господствующим качеством является целенаправленность в организации пропорциональности взаимообмена стоимостями и которая является продуктом умственного труда, можно сделать вывод, что умственный труд является господствующим и наиболее подверженным неэквивалентности в ходе динамики процесса от элементарных начал или непрофессиональной работе персоны собственности к более организованным и далее к целенаправленно организованным. Хотя авансирование государства со стороны наемного работника происходит и как сам процесс оплаты труда. Наемный работник вначале производит товар, а затем получает эквивалент.

Теория спроса - предложения имея в качестве предмета полезность затрат труда, её рыночную полезность и признающая производительным трудом труд как физический, так управленческий, умственный (хотя и объединенные в общую структуру) позволяет более сбалансировано организовать бюджет. Хотя и с использованием элементов предметно-методологической основы трудовой теории стоимости, но с приложением её в сфере обращения, в меновом механизме. Поэтому рыночная форма организации экономики в целом формирует необходимость деления на производственный и так называемый управленческий учет, т.е. учет производственный и управленческий; на финансовый и управленческий. Это, по существу, эволюционный путь развития в параллельно-последовательно-взаимоувязанной форме экономической отрасли хозяйства формирования товарности продукта труда экономистов, но экономистов практиков, управленцев, теоретиков. Система производственного учета с необходимостью выполняет функцию фиксации полной совокупности затрат в производственном процессе. При этом управленческий учет призван представить в товарной форме экономические расчеты, т.е. показатели для пользователя, предположим, такие, как  производительность, прибыльность, инфляция и множество пр. показателей, всякий раз появляющихся с развитием экономических отношений.

Налоги как система социальных платежей, или определение стоимости товара управленческого и умственного труда.

Отношения обмена между народом и властью, государством, наемным работником в ходе формирования товарности управленческого продукта труда государственного аппарата управления и прочих управленческих структур по отраслям и сферам формируют в общественно-историческом процессе налоговую систему. Налоговая система по существу это товарно-денежные отношения внутри народа и, с другой стороны, народа и власти, т.е. отношения обмена социального продукта труда (законы, конституции, деньги, финансы и пр. продукт), а также с прочими благами, товарами, услугами материального и духовного характера. Фискальная функция государства может быть сведена к проблеме баланса инвестиций. Занятости и уровня потребления, т.е. баланса текущих расходов, сбережений и перспективных расходов. Налоговая система это система налогов и методик их расчетов. Каждая из стран, исходя из собственных приоритетов, устанавливает конкретную форму налога, методику его расчета и сферы его применения - отрасли экономики, потребления.

Законодательно закрепленная форма налогов, методик их расчета составляет налоговое законодательство, которое является средством производства в производстве экономических отношений. Несмотря на индивидуальность налоговой системы каждого из государств в, силу применения каждым методик, сформированных в общественно-историческом процессе, можно выделить нечто общее для всякой из систем. Налоговая система, кроме налогового законодательства, имеет совокупность институтов - от законодательных до исполнительных. При этом выделяют федеральный уровень и местный. Стенли Фишер выделяет два основополагающих качества налогообложения - это эффективность и справедливость. Справедливая налоговая система призвана через перераспределение доходов "выровнять" уровень благосостояния населения. Здесь два принципа являются основополагающими - это принцип горизонтальной справедливости, когда хозяйствующие субъекты, находящиеся в равном положении, должны трактоваться фискальными структурами одинаково; второй - принцип горизонтальной справедливости, когда разные уровни должны трактоваться по-разному.

Таким образом, одинаковый доход должен облагаться тождественным налогом. В определении справедливости налогообложения необходимо учесть не только уровень дохода, но и инвестиции, сбережения, реинвестиции и прочие движения финансов. Следовательно, справедливость для каждого из государств своя. Духовность как господствующий показатель налогообложения всякий раз с необходимость коррелируется необходимостью воспроизводства и потребления, т.е. необходимостью переквалификации обновления технологии, оборудования и т.д., а кроме того необходимостью расходов (издержек) потребления, уровнем культуры государства и так далее. Принцип платежеспособности против принципа выгод. Этот принцип определяет приоритет в уплате налогов за более доходной частью населения и отдает большее предпочтение в получении выгод для менее доходных слоев населения. Принцип платежеспособности формирует такой аспект налогообложения, как прогрессивность и регрессивность налогообложения. Считается налогообложение прогрессивным, если после выплаты налогов экономическое неравенство сокращается, и регрессивным, если увеличивается. Поэтому для выравнивания экономического равенства используют налоговую ставку. Определяют предельную и среднюю ставку налога. Предельная это ставка, обложения налогом дополнительного доллара доходов, а средняя это отношение суммы налога к величине дохода Эффективность налогообложения это совокупность потерь в фискальной системе, которые возникают в результате уклонения населения от уплаты налогов.

Брутто-эффект налогообложения - это совокупность потерь в величине излишка для потребителей и производителей, которые возникают из-за искажения в процессе распределения ресурсов под воздействием налога. Кроме этого, в налогообложении определяют эффект "невидимой ноги", т.е. когда население "голосует" "против" или "за" действующую систему налогообложения путем переезда в другой район и перелива капитала в другую отрасль. Хотя в данном концептуальном подходе явно прослеживается предметно-методологическая недостаточность динамики и самого процесса, и его выражения через школы, теории, конституции, законы и пр. факторы организации экономики.

Соответственно изложенному материалу сделаем некоторые основные выводы:

Во-первых, следует отметить, что предметная сущность денег (с позиций Русской экономической школы) это стоимостное выражение экономического отношения или его количественно-качественная характеристика для конкретной характеристики понятия богатства, которое, в свою очередь, определяется такими понятиями, как материя, пространство и время экономического отношения и выражается через масштаб цен.

Во-вторых, деньги как инструмент организации экономики или средство производства в производстве экономического отношения (количественно - качественная пропорциональность в ходе организации процесса производства - обмена - потребления), имея ипостасную сущность, проявляются через денежный материал или опредмечиваются в денежном материале, который имеет тенденцию развития от реальной формы к моделированной и отраженной.

В-третьих, в качестве денежного материала может выступать, и выступают три качественно разнородные предметные сущности (реальные, моделированные, идеальные), представленные в трех уровнях сложности (индивид, коллектив, общество) и в трех этапах динамики экономического процесса (производство, обмен, потребление), таким образом, приводя систему к усложнению и формированию качественно новых экономических концепций.

В-четвертых, деньги, как и любая предметная сущность в целом, имеют динамичную форму существования и развиваются по мере изменений реального экономического процесса и подчиняются правилам бытия этой господствующей конкретной экономической среды.

 

 

Рабочие, упраленческое, капиталистическое и т.д.

 

Основы методологии русской экономической школы и её влияние на количественные характеристики экономических показателей

Чефонов В.М.

Общественный культурный фонд «Возрождения русской философской культуры».

Труд является основой образования стоимости согласно канонам классической экономической школы. Маржинализм или теория полезности формирует условия образования рыночной ценности произведенного продукта. Русская экономическая школа формирует предметно-методологические условия исчислений полной структуры стоимости, т.е. в ходе её производства, обмена, потребления. Метод триединства позволяет исчислять необходимость, полезность, стоимость труда во всем его многообразии.

Ключевые слова: стоимость, классическая школа, неоклассика, русская экономическая школа.

Labor is the basic source for forming and satisfying demands of man, collective groups and society, therefore, stability and existence without any conflicts as well as development of the economic system both of an employee and State and society in the whole depend on proper organization of labor forms and methods as well as on its payment. The existing economic concepts due to widely-used methodologies do not allow to do it. In accordance with it there rises the question: what to do and where to go? The answer is quite simple: we need innovative methodology.

Keywords: cost, classical school, neoclassics, Russian economic school.

 

 

Вниманию читателя представляется материал по проблематике предметно–методологических основ образования стоимости и организации экономики в хозяйственной системе для определенной персоны собственности во всем их многообразии. Основой предложения вниманию читателя этого материала является желание возобновления теоретических дискуссий в ракурсе экономической теории по совокупности актуальных проблем, что обусловлено объективной необходимостью - усложнением экономических связей. Эта необходимость проявляется в том, что общественно-исторический процесс развития требует организации мировой экономики как единой системы связей частной, государственной, межгосударственной форм собственности, применения международных экономических показателей с использованием единых математических алгоритмов в целенаправленной форме, а не наугад, интуитивно и т.д. Все это требует развития экономической теории в области качественно новых форм систематизации хозяйственных, в целом, и экономических процессов - в частности. Материал в книге излагается в ключе Русской экономической школы. Основоположником этого направления является Русский Народ, сформировавший своеобразие мышления в виде национальных традиций, обычаев, нравов, искусства, культуры, теологии, философии и пр. духовных национальных пластов.

Метод, методология, система правил, способ организации, логика бытия и т.д., - это категории, которые вербально отражают или выражают и определяют такую систему организационных начал, согласно которой всякая конкретная реально – потенциально – свернуто существует, может существовать или имеет возможность к осуществлению. Это идеальная, духовная и т.д. сущность предмета, лежащая в основании, начале всякого из явлений и формирующая последующую мотивацию формирования тенденции этого явления. Тенденция явления это те процессы, которые формируют движение явления в определенной среде бытия при накоплении необходимого и достаточного количества качеств для формирования полной структуры системы, явления. Движение явления как совокупности связей компонентов в параллельно – последовательно – взаимоувязанной форме связей формирует необходимое – полезное – достаточное количество свойств – элементов – качеств конкретного явления. В ходе движения явления протекает процесс, где в вышеуказанной форме раскрываются такие качественно разнородные процессы, как прогресс – регресс – существование одновременно как в тройной точке. Эта тройная точка (соответственно тройной точке физического состояния воды сразу в твердом – жидком – газообразном состоянии) явления распредмечивается от исходного к полной структуре и затем происходит качественный переход от бесконечно малого к бесконечно большому, которое является исходным для иного бесконечно малого высшего качества. Такой процесс происходит до достижения предельного уровня и по достижении его приходит изначально изначальное, из системы которых в определенной среде бытия может формироваться всякое иное качество изначального: прогресс – регресс – существование всякого реально мотивирующего вплоть до бесконечного. В ходе развития система выражает совокупность связей компонентов, на основании которых строится материя – пространство – время существовании определенного явления.

При этом следует отметить, что материал имеет достаточно высокий инновационный уровень, как в самой излагаемой методологии организации систем, так и в терминологии, категориальном аппарате и новизной в видении экономических процессов, в их статике, динамике, логике предметно – методологических начал. Эта инновация с одной стороны формируется требованием времени, этапом общественно – исторического развития земной цивилизации, а с другой стороны инновация становится препятствием, трудностью самого процесса разработки и внедрения этих инноваций (противоречие противоречий), где препятствие формирует консерватизм существующего... Трудно рушить, а скорее преобразовывать, менять … сложившееся, накатанное, привычное, дорогое и т.д. Всякая инновация будет затребована там и тогда, где и когда будет сформирована необходимость в этом, где сложилась среда существования данной конкретной формы связей компонентов. Поэтому вся предыдущая работа автора этого материала и является работой, что называется «в стол», а хотелось бы иметь рабочий процесс с применением на практике. Отмечу, что данная концепция (концепция Русской экономической школы) особенно актуальная в ходе формирования межгосударственной формы собственности, наряду и совместно с частной и государственной. Здесь необходимо применение метода триединства наряду и совместно с монистическим и диалектическим методами.

В работе раскрываются вопросы организации микро - макро - мезоэкономики в части матричной пропорциональности организации взаимодействия - взаимоотношения - взаимоотражения всего многообразия втянутых в оборот собственников. В процессе постижения излагаемого материала от читателя требуется, хотя, скорее всего, требовать невозможно, можно просто выразить пожелание интереса постижения научных просторов, неведомых до сих пор. Предложенный автором вниманию читателя материал предполагает интерес читателя в целях формирования инновационного видения перспектив развития предметно - методологических начал организации связей компонентов, как внутри системы, так и в связях между системами. Естественно, в процессе постижения инноваций должны и с необходимостью будут возникать всевозможные направления противоречий, возражений и пр. отрицаний, и это неизбежно, но это и есть процесс развития науки. Хотя при этом следует заметить, что есть всеобщие законы, закономерности и пр. формы правил организации систем, и как в любом научном процессе система познания развивается от и до, где с необходимостью формируются господство, противоречия, гармонии (об этом подробнее в материале книги). Книга предвосхищает вашу динамику мышления – единичное, отдельное, общее, где каждое из них раскрывается и для уровня «индивид», и для уровня «коллектив», и для уровня «общество», ваши конструктивные возражения или какие-либо дискуссионные направления …

В работе представлены вопросы реализации методологии Русской экономической школы в толкованиях, терминологии и т.д. современных экономических школ, концепций, направлений экономической теории. Здесь следует отметить, что коррекция разногласий в сторону утверждения собственного консервативного понимания концептуальных толкований приводит к бессмысленным, ненаучным дискуссиям, что не представляет возможности для целенаправленного развития, а уводит дискуссию к «бесплодному» рождению направлений для «выкачивания денег под авторитет». Хотелось бы работать для формирования тенденции развития при сохранении необходимого.

Методологическим началом Русской экономической школы является метод, лежащий в основе мировых религий, в целом, и Православного Христианства, в частности – это метод триединства, или всеединства (русская теология, философия). Светское толкование предметно-методологического начала этого основания дает простор для развития философской концептуальной идеи от диалектики, как некогда господствующей концепции, к более сложным формам – триединство от материалистического, экзистенционального, идеалистического начала.

Представляется методология организации процесса микро – макро - мезоэкономики, т.е. частной, коллективной, вплоть до и включая государственную и межгосударственную, или общественную формы собственности. Матричная методология систематизации экономических свойств, элементов, качеств позволяет взаимоувязать всё многообразие втянутых в оборот персон собственности, используя математические методы.

Основа метода Русской экономической школы формировалась на протяжении достаточно длительного периода истории Российского государства, где в основе лежит постулат, идея и т.д. триединства, или всеединства, понятие «Святой троицы». Светское толкование этого факта методологии и позволило автору выстроить качественно новую форму методологического основания организации систем, в целом, и экономических систем, в частности.

Изначальным моментом процесса экономических расчетов являются те формы и методы, которые лежат в основе определения стоимости предложенного к обмену товара, блага, услуги либо прочего материала потребления. В определении стоимости в её количественном и качественном составе основным показателем является богатство. Поэтому следует выяснить, каким образом различные экономические школы определяют этот показатель и под воздействием, каких факторов он (показатель) создается.

- Классическая школа (марксизм, в частности), используя материалистическую диалектику как методологическое начало, в качестве фактора образования богатства принимает совокупность материальных ценностей и создающий их физический труд как единственный фактор, формирующий эту ценность.

- Маржинализм в силу применения экзистенциональной диалектики формирует стоимость из совокупности факторов – труда (физического и умственного), земли, капитала, предпринимательства.

- Русская экономическая школа на основе применения метода триединства от идеалистического начала («Вначале было слово…») формирует показатель стоимости как матрицу, втягивающую в оборот совокупность всего многообразия свойств, элементов, качеств, участвующих в формировании исчисления и реализации потребностей всех персон собственности, участвующих в конкретном хозяйственном обороте.

И если прочие концепции достаточно исследованы, то Русская экономическая школа остается, слабо говоря, в тени. Для многих экономистов данное видение экономики, по существу, как и сам метод триединства, практически незнаком, так как на протяжении ряда десятилетий он был закрыт не только для мировой аудитории, но и собственно творца – Русского народа. И если теологическое изложение триединства, духовное возрождение на сегодня это восходящий процесс, то для светского, научного применения - «за семью печатями» в силу полного засилья в этих областях материалистической диалектики, марксизма.

Прагматика применения метода «Русской экономической школы» позволяет сформировать не только инновационную систему экономических расчетов, гармонизирующую экономические интересы всей совокупности персон собственности, втянутых в конкретный экономический процесс, но и исчислять масштаб цен денежной единицы для уровня персоны – межгосударственной или общественной. На сегодня этот показатель формируется случайно через рыночный механизм, без какого-либо теоретическо-методологического фундамента. Оно и понятно, в силу того что используется метод экзистенциональной диалектики, который не позволяет увидеть предметность экономических расчетов указанного характера.

Предлагаемый материал имеет достаточно высокий уровень инновации, хотя и строится на предельно известном концептуальном теологическом взгляде Православного Христианства – триединства или всеединства, потому и требует соответствующего подхода со стороны читателя. В силу этого, возникает определённое требование к читателю – страсть к познанию нового, неизведанного, научному творчеству. При этом, иные подходы – критика с позиций отрицания разработки новизны научных направлений и защита «своих», хотя доля консерватизма в науке необходима, но даже действие диалектических законов требует инноваций. Прочие подобные подходы, отрицающие казуальные формы развития научной мысли необходимые для формирования дискуссий в данном случае просто вредны и совершенно бесполезны. Необходимость инноваций требует анализа научного направления, дискуссий, критики и пр. форм выработки формулировок категорий, определений показателей и единиц их измерения, и в самом наилучшем варианте выбора критерия познания – это научный интерес, который должен быть сформирован целенаправленно в научно определенном алгоритме, предметно-методологической основе. Именно с этих позиций автор материала и обращается к читателю. Инновационный характер статьи требует от читателя нетривиального взгляда, отхода от стереотипов, шаблонов и пр. «наезженных» толкований, что, в свою очередь, осложняет восприятие материала.

Тенденция общественно-исторических преобразований экономики в материале представлена с позиций её переходов от элементарных форм организации к современной, ныне действующей форме, где с необходимостью втягивается такой предельный уровень персоны собственности, как субъект - общество, т.е. целенаправленное использование организационных начал межгосударственных связей множества государств, втянутых в систему отношений. Этот уровень персоны собственности требует от науки разработки и внедрения методологии всеобщего или триединого.

Материал изложен как основа структуры динамики правил, закономерностей, законов организации без привязки к конкретным этапам общественно-исторического процесса развития. Данный подход к изложению общественно-исторического развития выбран в связи с тем, что в мировой практике научные подходы к иерархированию исторических этапов достаточно разнятся по выбору критериев, определению методологии и пр. факторам. Выбор критериев разрабатывался автором на протяжении ряда лет в иных работах, а данная работа направлена на изложение иерархирования с позиций Русской экономической школы.

Марксизм строит иерархию как процесс соотношения развития «производительных сил и производственных отношений» с привязкой к развитию материальной сферы хозяйства (марксизм, материалистическая диалектика).

Маржинализм строит иерархию тенденции динамики общественно-исторического процесса в ключе преобразований рыночных отношений от свободной конкуренции к более регулируемым формам организации с вмешательством государства. Это иерархирование формируется на основе применения экзистенциональной диалектики с поиском предельных величин экономических показателей.

Такие подходы, конечно, имеют научное обоснование и отвечают реалиям предметно–методологических начал практики организации экономических процессов, но они односторонни и не разрешают как собственных межконцептуальных противоречий, так и не формируют простор для качественных переходов к более сложным основаниям экономических связей.

Преобладание межгосударственных экономических процессов требует конгломерации (объединения) всевозможных подходов к организации со стороны всеобщего. В данном случае ни одна из общественно утвержденных методологий (диалектика материалистическая, экзистенциональная) не отвечает требованиям практики, так как не имеет в своей структуре такого предметно-методологического основополагающего принципа, как гармония в её полной структуре. Хотя, принцип гармонии для уровня персоны собственности «индивид» это принцип господства, для уровня «коллектив» это противоречие, а для уровня «общество» это гармония в полной структуре, т.е. взаимоувязанность методов монистического, диалектического, триединого.

Основа структуры динамики правил, закономерностей, законов организации экономических связей таких уровней персон собственности, как индивид, коллектив, общество в материале раскрываются в таких аспектах, как:

- изложение основ предмета, метода и тенденции экономики с позиций Русской экономической школы, с позиций метода триединства, или всеединства;

- представляется общая характеристика позиций понятия богатства, стоимости, где труд является ключевым фактором в экономической среде при формировании этих компонентов;

- характеризуются конкретные формы структуры предмета, метода и тенденции в их динамике, происходящие в ходе экономических процессов от элементарных строений к более сложным формам;

- определяются сущностные вопросы денег и денежного обращения, организации матричной системы учета движения экономических показателей и единиц их измерения;

- даются формулировки прагматики влияния предметно-методологических оснований различных экономических школ, направлений на расчеты конкретных экономических показателей и пр. прагматику организации экономических связей.

- раскрываются вопросы организации микро - макро - мезоэкономики в части матричной организации взаимодействия - взаимоотношения - взаимоотражения всего многообразия втянутых в оборот собственников, т.е. частной, коллективной, вплоть до и включая государственную и межгосударственную, или общественную, формы.

- вся терминология, категориальный аппарат и пр. формулировки, вопросы реализации методологии Русской экономической школы даны в толкованиях, терминологии и т.д. современных экономических школ, концепций, направлений экономической теории.

Работа имеет структуру изложения:

Введение раскрывает основу системы связей предметно - методологических начал организации различных типов многообразия – от элементарного к простому и далее к сложному. При этом распредмечиваются уровни сложности от персоны субъекта индивида с персонификацией в лице отдельного человека, коллектива, общества. Затем представляется характеристика персоны субъекта – коллектива, такой же персонификацией. И завершает уровни сложности организационных начал персона субъекта – общества. Причем в работе характеризуется динамика процесса развития в параллельно – последовательно – взаимоувязанной форме связей.

В материале первой статьи представлены вопросы реализации методологии Русской экономической школы в толкованиях, терминологии и т.д. современных экономических школ, концепций, направлений экономической теории. При этом используется метод Русской экономической школы, лежащий в основе мировых религий, в целом, и Православного Христианств, в частности, – это метод триединства, или всеединства.

Представляется методология организации процесса микро-макро-мезо экономики, т.е. частной, коллективной, вплоть до и включая государственную и межгосударственную, или общественную, формы собственности. Матричная методология систематизации экономических свойств, элементов, качеств позволяет взаимоувязать всё многообразие втянутых в оборот персон собственности, используя математические методы.

Основа формирования стоимостного выражения экономических показателей, где основополагающим является определение экономического понятия богатства. В силу этого, проследим влияние различных экономических школ на формирование масштаба цен как количественное выражение такого качества, как стоимость, представляемая в денежных единицах. Деньги на сегодня определяют национальную методику исчисления представленных выше понятий и организацию бухгалтерского учета – отчетности в конкретном государстве. В статье представлены три основные методологии: классическая, маржинализм, русская школа.

Представлено влияние методологических различий экономических школ на конкретную количественную характеристику одних и тех же экономических показателей. Анализируется влияние толкований этих школ на формирование понятия богатства и, как следствие, качественную и количественную определенность понятия «стоимость», масштаб цен, денежной единицы. Выраженная в «условных единицах» стоимость в текущих пропорциях национальных валют наглядно демонстрирует уровень собираемости налогов и их распределения и перераспределения в пропорции «золотого сечения – 68/32».

Использование метода Русской экономической школы позволило автору с третейских позиций провести анализ методологических различий при формировании конкретных экономических расчетов.

Характеризуя необходимость внедрения в практику организации бухгалтерского учета, расчетов качественно новых толкований, методологических начал с основой на триединстве, или всеединстве, т.е. методологических начал Русской экономической школы. Структура этого материала имеет четыре раздела (темы), где в первом представляется общая характеристика предмета, метода и тенденции, а в последующих излагается характеристика конкретных факторов экономики.

Инновационный характер статьи требует от читателя нетривиального взгляда, отхода от стереотипов, шаблонов и пр. «наезженных» толкований, что, в свою очередь, осложняет восприятие материала.

Основа дохода для наемного работника в хозяйственной системе, которой является норма, или мера труда. Стабильность процесса формирования механизма исчислений оплаты труда (дохода) наемного работника, по мере усложнения самого экономического процесса и форм его организации, имеет качественные переходы при динамике от случайной мотивации к стихийной детерминанте и далее к целенаправленной организации. Динамичность воспроизводственного процесса и формируемые всякий раз предмет, метод и тенденция методики расчетов требуют объективно необходимых правил, закономерностей, законов организации системы этих отношений. Концепция, или теория организации, этой системы должна непрерывно изменяться согласно законам тенденции общественно-исторического процесса.

Представленные толкования понятия денег различными экономическими школами с позиций Русской экономической школы, с позиций метода триединства от идеалистического начала. Деньги в этом случае фиксировано отражают на конкретный момент уровень количественно-качественной характеристики тройной точки производительной силы совокупного общественного труда в его ипостасной (триединой) сущности. Деньги по своей сущности - это выражение стоимости и поэтому их количественно-качественная наполняемость, величина денежной единицы и пр. показателей экономики зависят от определения понятия «стоимость», которая, в свою очередь, выражает количество и качество понятия «богатство». Анализ в ходе общественно-исторического процесса показывает, что, как классические подходы к организации денег, так и маржиналистские взгляды не позволяют исчислить этот показатель целенаправленно в силу случайного и стихийного характера методологических оснований экономических исчислений.

Изложенная проблема изменений предмета, метода и тенденции экономической сущности хозяйственной системы в процессе развития и усложнения системы потребностей господствующей персоны собственности. Динамика хозяйственной системы или процесс прогресса-регресса-существования количественно-качественной сущности материала потребления человека, коллектива, общества происходит соответственно реальности среды существования всякой данной хозяйственной системы.

Основной постулат, заложенный в существо материала статьи, – это изменяемость, динамичность, вариативность и пр. формы количественно-качественных преобразований, происходящих в организационной сущности хозяйственной системы конкретного собственника, системы формирования – обмена – потребления предмета жизнеобеспечения.

Методология построения материала – это метод триединства от идеалистического начала, который сформировался в Русской теологической, философской мысли, народных традициях, обычаях, искусстве и пр. культурном наследии русского народа.

Существо метода триединства от идеалистического начала можно изложить реферативно в следующем виде.

Всякая из систем по предмету, методу организации и тенденции (логике, правилам и пр. факторам существования) находится одновременно в трех качественно разнородных формах бытия. Каждое из свойств, элементов, качеств как элементарные составляющие такой предметной сущности, как «Тройная точка» распредмечиваются на совокупность или систему или пр. определения этого единичного в отдельное многообразие свойств элементов качеств (каждое из которых также триедино, но как объективное или субъективное видение проблемы), сведенных в процесс и реально, моделированно, идеально протекающих в определенной среде существования. Ипостасная (триединая) сущность, согласно позиций триединства от идеалистического начала (метода лежащего в основе Православного Христианства), распредмечивается сообразно господствующей предметно-методологической основе. Светское толкование этой основы имеет (на сегодня) крайне инновационный характер, что вполне объяснимо ходом общественно-исторического развития цивилизации, в целом и каждого из господствующих субъектов системы, в частности. Многообразие оснований организации сведенных в систему жизнедеятельности людей предполагает и имеет такое же многообразие форм этих организующих начал от элементарного к простому и сложному.

Поэтому излагаемый материал будет построен как процесс систематизации многообразия в единое начало с позиций триединства от идеалистического начала. Этот метод, как метод организации многообразия в нечто единое, позволят свести это многообразие с позиций целеполагания, т.е. с позиций известного и заданного алгоритма построения в совокупность (систему, что тождественно в данном случае) какого-либо процесса. Инновационность построения систем на основе триединства от идеалистического начала требует соответствующего восприятия излагаемого материала и его познания в аспекте инновационности организационных начал.

Хотя по предметной сущности первооснов, господствующих при мотивации организации определенной системы методов триединства, также три:

Во-первых, это метод триединства от материалистической предметности начал. В иерархии общественно–исторического процесса этот метод формируется в первую очередь. По мере развития (это процесс прогресса, регресса, существования в их тройной точке, т.е. одновременно протекающих) эта предметно–методологическая основа в параллельно – последовательно – взаимоувязанной форме связей с прочими втянутыми в конкретный оборот усложняется от элементарных форм бытия сущего к простым формам и далее к сложным (триада «элементарное, простое, сложное»).

Во-вторых, это метод триединства от экзистенциональной сущности предмета первоосновы организации системы. К таковым можно отнести всевозможные теологические направления в их многообразии сообразно персонифицирующему этносу, природно–климатическим условиям и пр. мотивациям (традиции, обычаи, нравы и т.д.), которые сформировали мировую религию – Ислам.

В-третьих, это метод триединства при мотивации организующих начал от идеалистической предметной сущности исходного мотива организации системы (вначале было слово …). Это направление в теологии представляет третья мировая религия – Христианство, но от элементарного к простому и далее к сложному – католицизм, протестантство, православие. В этом направлении мировых религий ярко выражена тенденция или закон направления движения системы в ключе триединства – это элементарное, простое, сложное; затем по динамике формирования сущего как накопление необходимого и достаточного количества качеств в виде прогресса, регресса, существования. Триединая сущность здесь проявляется в процессе развития от элементарного бытия сущего предметно–методологической основы религиозного учения «Католицизм» в его полной структуре в параллельно-последовательно-взаимоувязанной форме связей к простому бытию сущего религиозного учения «Протестантство», также в его полной структуре бытия строения этой системы и далее к сложной - «Православие».  Равновесие в экономической системе выстраивается как количественно– качественная пропорциональность по поводу обмена ценностями в определенной количественно–качественной характеристике. Тогда равновесие - это определенная пропорциональность связей в системе (системах).

Следовательно, о равновесии можно говорить в трех вариантах: - как о величине количества и качества пропорциональности обмена господствующего качества с прочими (противоречивыми и гармонизирующими) и организации системы на основе законов бытия этого господствующего предметно– методологического начала. Гармония, где связи строятся на основе принципа господства; - какой-то совокупности противоположных качеств (от двух и более, вплоть до бесконечности), пропорциональности, формируемой в определенных противоречивых условиях организации связей системы. Гармония, где связи строятся на основе принципа противоречия; - либо о гармоничной пропорции взаимо… деятельности, отношений, отражений. Эти условия равновесия самой системы, между системами и систем в их многообразии втянутых в какой-либо конкретный оборот. Определенное качество равновесия дает свою количественную сторону, характеристику пропорциональности отношений. Гармония, где связи строятся на основе принципа триединства, или полной структуры гармонии.  Методологических начал в системе связей компонентов всякой из систем три и, причем не по количеству этих методов, а по их качеству.

Всякое накопление необходимого и достаточного для организации элементарного метод формирует простор качественного перехода и организации элементарного, простого, сложного и затем следующей методологической ипостаси простой формы организации (в той же ипостаси триединства, но используемых случайно, стихийно, целенаправленно) и затем к сложной в параллельно – последовательно – взаимоувязанной форме связей. При этом накопление происходит в объеме необходимого и достаточного количества качеств, как самих компонентов, так и их связей. Прочие компоненты, выходящие за рамки необходимого и достаточного, выходят из реального оборота и становятся потенциальными или свернутыми или пр. формами.

Обусловим эти три метода принципиально, т.е. по существу их структуры, принципу построения:

Монистический метод (метафизика). Основополагающим принципом организации связей компонентов этого метода является принцип господства одного из свойств, элементов, качеств в какой-либо системе, что и приводит к формированию метафизической (монистической) методологии организации системы свойств, элементов, качеств. При этом во всякой системе, как отмечалось выше, функционируют прочие формы существования факторов в виде случайных, стихийных, целенаправленных факторов системы, которые существуют на уровне индивид, коллектив, общество во времени бытия в конкретной системе по времени бытия - прошлое, настоящее, будущее. Присутствует многообразие компонентов, но организующим началом является господствующее, а прочие втягиваются в меру (мера как граница совокупности необходимого и достаточного количества качеств системы) в силу необходимости. Метафизика как система господствующих начал обуславливает совокупность элементарных форм существования факторов, способов их взаимосвязей и тенденции существования. При этом из полной структуры совокупности всякий раз выделяются господствующие факторы и организуются целенаправленно, а противоречивые - стихийно и гармонизирующие - случайно.

Диалектика. Диалектический метод в качестве господствующего организующего начала принимает к использованию методологический принцип – противоречие. Этот методологический принцип формирует условия противоречивого соединения двух и более сторон отношения. Отношения, где одна из сторон господствует и в противоречии с прочими формирует условия противоречивого отношения, причем господствующая предметная сущность этого метода это именно отношения. Диалектика как метод имеет, по крайней мере, два типа противоречия потому, что в противоречие втягиваются три количества качеств – материальное, экзистенциональное, идеальное. Следовательно, отношение строится таким образом, что одна из сторон господствует, а прочие гармонизируют отношение. В этой форме отношений складывается три качества противоречий – это противоречащее (антагонистическое или противоречащее противоречие при господстве одной из сторон), материалистическая и идеалистическая диалектика. С другой стороны, формируется непротиворечивое противоречие, или неантагонистическое. Это противоречие характеризуется как экзистенциональное (экзистенсис – сущее существующее).  

Триединство. Триединство как методологический принцип формируется в условиях распредмеченной какой-либо всякий раз конкретной, реально мотивированной совокупности связей компонентов полной структуры системы свойств, элементов, качеств. Полную структуру этого предметно-методологического принципа можно построить в виде структурно логической блок-схемы. Визуальное отражение расположения компонентов системы представляет элементарное видение расположения в иерархии строения методологических принципов, сведенных в систему единого, т.е. монистического, элементарной формы мотивации первоосновы организационного начала. При усложнении методологических начал эта блок – схема претерпевает преобразования в более сложные связи – моно – ди – три, а это уже матрица иного характера математического выражения и опредмечивания (арифметическая, алгебраическая, теории чисел). Представленная система предметно-методологических начал организации системы, систем в прочих статьях материала будет раскрыта через предметную сущность экономики. Хотя в качестве предметной сущности можно втягивать и прочие формы бытия сущего.

 

Принимая к расчетам масштаба цен или наполняемости денежной единицы две экономические школы марксизм и маржинализм будем иметь.

Деньги (рубль в данном случае) как всеобщий эквивалент по стоимостному наполнению будет равен количеству и качеству воплощенного в товаре общественно-необходимого труда в части затрат живого труда или вновь созданной стоимости и перенесенной стоимости или прошлого труда, или затрат средств производства. Стоимость в данном случае равна необходимым для общества затратам прошлого и живого труда на единицу продукции или стоимость рубля составит величину, рассчитанную по формуле:

 

Рассчитывая по золотому стандарту, стоимость денежной единицы определится стоимостью или трудозатратами (прошлого и живого труда) на производство золота, содержащегося в 1 рубле.

Трактовка маржинализмом (marginal the concept) денег дает не просто иную трактовку проблемы, а и иную методику расчета стоимостного наполнения, предположим, доллара США[1].

Согласно теории предельной полезности, стоимость составляет полезность представленного к обмену блага, что выражается этой концепцией через рыночную цену блага (товара). Экономическая полезность блага или его цена, представленная через призму экзистенциональной диалектики (exsistentia dialektike), представляет собой отношение в не - противоречивом противоречии двух сторон — экономический интерес производителя (продавца), с одной стороны, и экономический интерес потребителя (покупателя), с другой.

Математически это будет выглядеть так: минимизация издержек со стороны производителя при максимизации выпуска продукта (предельный продукт или объем продаж) в отношении к максимизации купленного блага при минимизации расходов потребителя (предельное благо или предельный объем покупок).

Эта трактовка и экономики, и стоимостного наполнения денежной единицы дает больший «объем» стоимости. Согласно этой методологии, денежная единица несет в себе, как единица счета экономической полезности благ, созданных как физическим, так и умственным (управленческим) трудом и, причем, как в материальной сфере хозяйства, так и в прочих (духовной, финансовой и пр.) и, причем, как на микроуровне, так и на макроуровне. Такая сложность стоимостного наполнения денежной единицы или расчетов масштаба цен определена методологией экономической школы, которая, в свою очередь, сложилась стихийно (апостериори, на основе опыта) в ходе общественно-исторического развития и восходит от практики к теории в экономической среде двухуровневой экономики. Формирование этой школы обусловлено системой национальных особенностей, сложившихся исторически.

Сравнивая по стоимостному наполнению или по масштабу цен две валюты, становится возможным не только практически соотносить валюту (через биржевой механизм) в определенной пропорции, но и теоретически определить это соотношение.

В первом случае (марксизм), где определение масштаба цен строится на основе затрат труда с использованием прочих критериев без диалектического противопоставления полезности этих затрат, формируется так называемый затратный механизм определения стоимости (господство материального производства). Методологически это обусловлено использованием противоречивого противоречия, т.е. отрицанием одной из противоположностей - это материалистическая и идеалистическая диалектика. Во втором же случае рыночное равновесие или рыночная цена блага определяется использованием диалектически непротиворечивого равновесие двух сторон – производитель и потребитель на уровне макро- и микроэкономических процессов.

Марксистское толкование экономики позволяет говорить о труде как о необходимости. Стоимость в данном случае равна необходимым для общества затратам прошлого и живого труда на единицу продукции или стоимость рубля составит величину, рассчитанную по формуле:

Маржинализм позволяет говорить не только и не столько о труде как о необходимости, но и об экономической полезности произведенного блага, что является результатом труда, но не только со стороны производителя, как в первом случае (марксизм), а и со стоны потребителя. Поэтому трактовка богатства через категорию полезности дает следующее математическое отношение, где min затрат при max получения прибыли производителя соотносится с max приобретенных благ при min расходов потребителя, что и выражается формулой:

С целью конкретного представления влияния методологии на конкретную форму экономических расчетов, характерную для двухуровневой экономики, примем методику расчета налогообложения, которую предлагает М. Шляйферт.[2] Он представляет пропорцию распределения совокупного оборота собственника на собственный оборот и на налог как деление средств в отношении "золотого сечения", т.е. как отношение 62/38[3]. Пропорция золотого сечения для диалектических систем, по мнению М. Шляйферта, наиболее рациональна в плане экономического равновесия, так как дает финансовую возможность опережающего роста противоположности определяющей рост системы.

Совокупный оборот товарных и денежных ресурсов собственника, как микроэкономики, так и макро - должны быть распределены на собственное потребление одной из сторон в сумме 62% от оборота и совокупные отчисления в виде налога в сумме 38%. И так как доход государственных структур состоит в основном из налогов, то 62% - это оборот микроэкономики, а 38% - это оборот макроэкономики.

Но при этом, эти 38% дохода государства в части налогообложения слагаются из суммы отчислений микроэкономики (частного сектора) 38 % и суммы отчислений макро- экономики (государственной собственности) 38%, т.е. 38%+38%=76%. Притом как на собственное потребление макроэкономики должно быть затрачено лишь 62%. Следовательно, процентная разница 76% и 62% и составит процент роста – 14%. Таким образом, темпы роста составят 14%, которые, в свою очередь, делятся на 62 и 38, т.е. 62 оборот роста и 38 % налог. Бюджет роста или возможных инвестиций составит 14% как результат деления оборота в пропорции «золотого сечения» в сторону собственного оборота и тенденции роста (76% - 62% = 14%). Отметим, что методика «золотого сечения» в данном случае применена для диалектических систем. Эта же методика в триединой системе дает несколько иную расстановку процентного соотношения.

Тогда, приняв предложенную методику экономических расчетов по налогообложению, будем иметь систему конкретных экономических расчетов, которая сложится следующим образом (повторимся из предыдущего):

При сумме ВВП[4]- 100 усл.ед.

1.Стоимость, созданная в микроэкономике – 62% ВВП, или 62 усл.ед., из которых 62%, или 38,44 усл.ед. как собственный оборот и сумма налога составит - 38%, или 23,56 усл. ед.

2. Стоимость, созданная в макроэкономике – 38% ВВП или, 38 усл. ед., из которых 62%, или 23,56 усл.ед. как собственный оборот и сумма налога составит - 38%, или 14,44 усл. ед.

3. Доход по налогам составит 23,56 (38% от 62 усл.ед. налог микроэкономики) + 14,44 (38% от 38 усл.ед. налог макроэкономики) = 38 усл. ед. (как суммы 38% + 38%=76%)

4. Бюджет роста или возможных инвестиций составит 14% как результат деления оборота в пропорции "золотого сечения" в сторону собственного оборота и тенденции роста (76% - 62% = 14%) от 38 усл. ед., т.е. 14% от суммы 76% как суммы 38% + 38%, что составит 5,32 усл. ед. (налоговые льготы в целом от ВВП, либо по совокупности собственников, либо по каждому из субъектов налогообложения не должны превышать 5, 32% от 100 % суммы оборота).[5]

 

В рублях, принимая трактовку денег Маркса, это будет выглядеть так:

При условии, что стоимость это затраты живого и прошлого труда в материальном производстве и что оборот материального производства образует ВВП, в России он составит, предположим, 100 усл.ед., где единица равна рублю как совокупность вновь созданной и перенесенной стоимости за год, что распределится:

1. Стоимость, созданная в микроэкономике – 100% ВВП или 100 усл. ед., или 100 рублей, из которых 62%, или 62 усл.ед., или 62 рубля как собственный оборот и сумма налога составит - 38%, или 38 усл. ед. (38 рублей).

2. Стоимость, созданная в макроэкономике – 0%[6] от ВВП или 0 усл. ед., или 0 рублей, из которых 62%, или 0 усл. ед. (0 рублей) как собственный оборот и сумма налога составит - 38%, или 0 усл. ед., или 0 рублей (хотя в практике оборот средств существует как процесс перераспределения созданной в материальном производстве стоимости, в силу чего и возникает недостаток денежных, стоимостных средств).

3. Доход по налогам составит 38 + 0 = 38 усл. ед., или 38 рублей

4. Бюджет роста или возможных инвестиций составит 14% от 38 усл. ед., т.е. 14% от суммы 76% как суммы 38% + 38%, что составит 5,32 усл. ед., или 5,32 рубля.

В валюте, исчисленной на основе маржиналистских концепций, в частности, теории полезности, теории спроса предложения, где ВВП определяется как совокупность рыночной цены полезностей, созданных в микроэкономике и макроэкономике, как видно выше, имеет большее стоимостное содержание, и, следовательно, за тот же период времени эта картина будет выглядеть несколько иначе.

Переведем условные единицы в валюте, где валюта формализует, согласно маржиналистской трактовке, экономическую полезность представленного к обмену блага, выраженную через рыночную цену. При соотношении валют 1 рубль и 1 доллар США как пропорция 1: 22, 4 налоговый поток составит:

1. Стоимость, созданная в микроэкономике – 62% ВВП, или 62 усл. ед., или 1388,8 руб., из которых 62%, или 38,44 усл.ед., или 861,056 руб. как собственный оборот и сумма налога составит - 38%, или 23,56 усл. ед., или 527,744 руб.

2. Стоимость, созданная в макроэкономике – 38% ВВП, или 38 усл. ед., или 851,2 руб., из которых 62%, или 23,56 усл. ед., или 527,744 руб. как собственный оборот и сумма налога составит - 38%, или 14,44 усл. ед. (323,456руб).

3. Доход по налогам составит 23,56 усл. ед. + 14,44 усл. ед. = 38 усл. ед. или, умножая на 22,4, будем иметь сумму 851,2 руб.

4. Бюджет роста или возможных инвестиций составит 14% от 38 усл. ед., т.е. 14% от суммы 76% как сумма 38% + 38%, что составит 5,32 усл. ед. (119,168) руб.

Таким образом, при тождестве методики налогообложения формируется различная количественная определенность суммы налога в силу различий в толкованиях экономического показателя богатство, деньги.

Снижение процента при изменении методики расчета масштаба цен приводит к росту суммы. Трактовка стоимости, которая действует в России, (марксизм) дает показатель совокупного налога в сумме 38 рублей, а маржиналистская стоимостная определенность денежной единицы дает показатель совокупного налога в сумме 851,2 рублей. Следовательно, повысить % собираемости налогов можно путем методологических преобразований нормативно-правовой базы, законодательного и исполнительного механизма, переведя его в русло двухуровневой экономики с основой на национальных, традиционных подходах в организации экономики, основу Русской экономической школы составляет методология Православного Христианства в светской её трактовке. Основной постулат этой религиозной философии заключается в том, что Бог един в трех лицах. Религиозная философия Православного Христианства формулирует идею триединства как божественной тайны всего сущего, как гармонию всего сущего, «товарного мира».

Как видим, стоимостное наполнение валюты, в основе которой лежит методология экономической школы, играет существенную роль в механизме конкретных экономических расчетов.

Тождественно можно выстроить отношение распределения налогового дохода между центром и регионами соответственно 38 в центральный фонд и 62 в фонд субъекта федерации и местный, что и определит процесс экономического перераспределения прав собственности по горизонтали и вертикали.

 



[1] Полезность в трактовке экономистов США отлична от трактовок иных государств, что и выражается в идеологии, экономической политике и т.д. этих государств. Предположим, трактовка основоположника «Кембриджской школы», см. Маршалл А. Принципы экономической науки. М., Прогресс 1993. 26л.

[2] Шляйферт М.А. Управление равновесием социально-экономических систем и процессов. СПб.: Изд. СПб. ГУЭФ, 1997г.197с. Стр.18.

[3] Впервые эта методика определена в монографии В.М. Чефонов Методология регламентации труда в условиях рыночных структур.

[4] В данном случае конкретная форма обобщающего показателя (ВВП, ВНП, НЧП или любой иной) не так важны потому, что это несколько иной вопрос.

[5] Примечание. Для диалектических систем в экономике необходимо сформировать равновесие в противоречии отношений противоположных сторон, иная функция этой же методики в гармонично организованных системах (покажем ниже)

[6] Согласно марксистской трактовке, стоимость создается физическим трудом в материальном производстве и соответствует количеству и качеству общественно-необходимых трудозатрат. Макроэкономика материальных ценностей не производит и потому стоимость равна 0.

 

К чему засорять вполне практический сайт квази-научными публикац

Borisov Eduard

К чему засорять вполне практический сайт квази-научными публикациями?

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Ленты новостей