К вопросу о событиях 11 сентября 2001 г. в США

К вопросу о событиях 11 сентября 2001 г. в США и «антитеррористической операции» в Афганистане: взгляд слева

 

Этот текст писался как доклад на проходившую летом 2002 года в Барнауле конференцию, посвященную «вкладу России в борьбу с мировым терроризмом». Само собой еще до обсуждения предполагалось, что такой вклад Россия может внести лишь в фарватере «миротворческих» усилий США. Казалось, дух «невинных жертв самого чудовищного теракта в истории человечества» незримо витал над залом заседаний. Поэтому вряд ли является случайностью, что, организаторы, сославшись на нехватку времени, не дали возможности автору прочитать свой доклад. Ни в коем случае не претендуя на абсолютную истину, автор, предлагая свой текст читателям «Альтернатив», всего лишь надеется на объективную оценку своей версии трагических событий сентября прошлого года.

***

Изменения международной ситуации в мире, произошедшие после известной трагедии в США 11 сентября 2001 г. и начала «антитеррористической операции», заставляют и будут еще долгое время заставлять экспертов, политиков, общественность обращаться к анализу сущности и обстоятельств всего произошедшего и происходящего в связи с этими событиями. Вряд ли серьезные эксперты и аналитики удовлетворены официальной версией случившегося 11 сентября в США: «чудовищная атака международного исламского терроризма во главе с Усамой бен Ладеном против мирового бастиона демократии, цивилизации и процветания». Слишком много вопросов, связанных с этой, безусловно, чудовищной акцией остается без вразумительного ответа со стороны Администрации США и американских спецслужб.

Начнем наш анализ с того, что ни одна из радикальных экстремистских организаций, в том числе исламистского толка, не взяла на себя ответственность за террористические акты в Нью-Йорке и Вашингтоне (заявления мелких и разрозненных радикальных групп типа японской Красной Армии, думается, всерьез рассматривать не стоит) и не выдвинула каких-либо требований. «Террорист номер один» Усама бен Ладен и другие лидеры «Аль-Каиды», как известно, начали делать свои заявления, лишь оказавшись в условиях преследования «всем цивилизованным миром». Между тем, всем известно, что те же исламистские радикалы обычно не скрывают своей причастности к террористическим актам на Ближнем Востоке, в России, в других странах и регионах мира. Вызывает недоумение и то, что цели для атаки, которые должны были привлечь политических террористов в первую очередь - Белый Дом, Капитолий, Конгресс США - не привлекли организаторов террористической атаки. С другой стороны, такие технические объекты, как АЭС, ГЭС, предприятия химической промышленности, склады боеприпасов и т.п., атака на которые вызвала бы не только гибель тысяч людей и массовую панику, но и утрату контроля над частью территории страны, также не были атакованы. Можно, конечно, предположить, что Белый Дом или АЭС должен был атаковать четвертый, упавший, самолет, но все же он был четвертым, а не первым. Как это не цинично звучит, но атака на США оказалась мощной ровно настолько, чтобы стимулировать Америку на «борьбу с терроризмом», но явно недостаточной, чтобы серьезно пошатнуть американскую экономику, государственность и безопасность. Далее, даже далеких от авиации людей поражает синхронность и точность действий трех экипажей, таранивших «Нью-Йоркских близнецов» и здание Пентагона. Специалисты же могут объяснить такую четкую работу только высочайшим профессионализмом летчиков. Причем, если Всемирный торговый центр представлял все-таки неплохую «мишень» для профессионалов-камикадзе, то безошибочный таран Пентагона мог совершить лишь человек, неоднократно видевший его с воздуха, что просто невероятно. По свидетельству бывшего главнокомандующего силами НАТО Уэсли Кларка, «воздушная зона над Пентагоном является самой запретной на территории США». Заметим, однако, что атаковавший Пентагон ас выбрал точкой своего «последнего приюта» именно то крыло здания, где располагались офисы высшего военного командования, причем атаковал его так, что все крыло здания быстро обрушилось. Все эти факты подводят к мысли о том, что «Боинги» вели не пилоты-любители, окончившие курсы летчиков, а военные профессионалы, асы, по крайней мере, один из которых служил в ВВС США.

Открытым остается вопрос и о методах захвата самолетов. Как-то уж очень несерьезно сопоставлять чудовищные последствия террористической атаки и сообщения о террористах, захвативших самолеты, вооружившись ножами для резки бумаги. Но даже если допустить, что во время полета в салоне появились террористы, вооруженные ножами, и потребовали изменить курс полета, то на этот случай существуют специальные инструкции, предусматривающие, что экипаж должен заблокировать дверь в кабину летчиков, связаться с диспетчерской службой и вести переговоры с террористами через стюардов. Известно, что инструкции часто нарушаются, но странно, что примерно в одно и то же время их нарушили сразу, по крайней мере, три экипажа. Непонятно и то, чем занимались в это время наземные диспетчерские службы, которые осуществляют связь с экипажами во время полета. Во-первых, даже сами летчики не должны уметь отключать систему связи с землей. Во-вторых, если связь самолетов с диспетчерской службой прекратилась, почему никто не забил тревогу сразу? В-третьих, какова судьба «черных ящиков»-самописцев, которые в принципе не могли отключить ни члены экипажей, ни террористы? «Черные ящики» с «Боингов», таранивших здания в Нью-Йорке, обнаружить, может быть, и не возможно, но найден ли самописец с самолета, упавшего на Пентагон? Почему об этом нет никакой информации?

Далее, американские силы ПВО в первые сорок минут трагедии вполне могли оказаться в полной растерянности. Почти аналогичная ситуация произошла с советскими силами ПВО во время знаменитого перелета Руста. Почти аналогичная, потому что Руста от самой государственной границы все же вели советские перехватчики. Но почему американские силы ПВО бездействовали еще 22 минуты между вторым и третьим таранами? Ведь за пять минут до атаки на Пентагон Федеральное управление гражданской авиации США официально стало сажать самолеты, находящиеся в это время в воздушном пространстве страны. В этой ситуации войска ПВО должны были атаковать любой летающий объект, приближающийся на бреющем полете к Вашингтону. Фактор внезапности в данном случае оправданием быть не может, так как самолет-убийца прилетел к цели, по официальной версии, из Бостона, а не с местного аэродрома. Ракетчики, конечно, могли промахнуться, но ведь залпов не было. Или все же были? Четвертый самолет ведь упал недалеко от Питсбурга. Кстати, странно, почему с родственниками по телефону смогли связаться пассажиры именно этого рейса? Был ли этот самолет на самом деле захвачен? Уж слишком усердно официальные лица из Вашингтона сначала настаивали на версии самопроизвольного падения, затем, без проведения обстоятельного расследования, объявили национальными героями пассажиров этого рейса, якобы, вставших на пути террористов, а теперь все эти события СМИ вообще перестали освещать. И еще, интересно, кому-то из нас придет в голову в условиях экстремальной ситуации найти время позвонить жене по сотовому телефону? Согласно нормальной логике, даже если бы пассажир и позвонил, сообщив о создавшейся ситуации, то уж не стал бы однозначно прощаться с жизнью. Ведь нет смысла вступать в схватку с бандитами, будучи заранее уверенным в поражении.

Еще одно странное обстоятельство: американские службы безопасности за несколько дней до взрывов попросили 160 тысяч американцев, находящихся в Японии и Южной Корее, «проявлять осторожность и сохранять спокойствие». При этом японским официальным представителям объяснили, что подобный циркуляр необходим, однако другие разъяснения по этому поводу службы безопасности США дать отказались.

Как видим, в осмыслении трагических событий в Америке очень много странного и наводящего на определенные выводы. Тем более что в истории США существует зловещая закономерность: вступлению США в тот или иной военный конфликт обычно предшествует крупная катастрофа, влекущая за собой большое количество человеческих жертв. Как известно, гражданская война в этой стране началась с провокации южан под фортом Самтер. Причем, хотя этот факт требовал дополнительного расследования, президент Линкольн объявил войну Югу, заметив, кстати, что «если бы штурма не было, его стоило бы организовать». Далее, война США с Испанией в конце XIX в. началась с непонятного взрыва американского крейсера «Мэн» на кубинском рейде. Президент Мак-Кинли даже не стал проверять сообщение о взрыве и отдал приказ о начале военных действий против Испании. К этой же цепи событий следует отнести, на наш взгляд, инцидент спровоцированный американцами в Тонкинском заливе в 1965 г. при президенте Джонсоне. Вступление же США в обе мировые войны долгое время, как известно, сдерживалось миролюбивыми настроениями в американском обществе. Поводом к вступлению в первую мировую войну послужило то, что немецкие подводные лодки стали топить американские гражданские суда, а во вторую мировую войну - бомбардировка японцами Перл-Харбора. Казалось бы, в обеих случаях вступление США в войну вполне справедливо. Однако есть и здесь интересные обстоятельства. Миролюбивый президент Вудро Вильсон приказывал пассажирским судам своей нейтральной страны открыто перевозить военные грузы, а президент Франклин Рузвельт грубо оборвал переговоры с Японией, заморозив японские банковские счета и лишив их источников нефти. Итак, как нам видится, провоцирование военных конфликтов является для американской внешней политики обычным делом, причем из всех этих конфликтов США выходили (если не считать провал во Вьетнаме, который был обеспечен американцам только благодаря братской помощи вьетнамскому народу со стороны Советского Союза), получив огромные геополитические, политические и экономические прибыли. Более чем не являются в этом ряду исключением и последствия событий 11 сентября.

Конечно, страшно даже было бы думать, что ради тех или иных даже грандиозных выгод на такую чудовищную акцию решился официальный Вашингтон. Однако мы согласны с мнением ряда экспертов, в частности с точкой зрения известного отечественного специалиста Михаила Делягина, что подобная акция просто не могла быть успешно осуществлена без участия американских спецслужб и представителей вооруженных сил США (продолжающих проходить службу или бывших). Мы бы предположили, что представители спецслужб и военные решились на террористическую атаку, прекрасно сознавая, что все это в итоге принесет Америке необычайные среднесрочные и долгосрочные выгоды, и в этих условиях реальное расследование обстоятельств трагедии будет спущено на тормозах. Для США «спуск на тормозах» громких дел, как известно, также является традиционным. Наиболее хрестоматийные примеры здесь - дела по убийствам президента Кеннеди и Мартина Лютера Кинга. Встает, однако, вопрос: как в эти страшные террористические атаки были вовлечены военные и спецслужбы? Попытаемся проанализировать этот вопрос. Специалистам известно, что для обеспечения оперативной независимости многие спецслужбы развитых стран, в том числе США занимаются «самофинансированием спецопераций», и такой бизнес практически всегда был связан с криминалом, с нарушением законов. То же распространение наркоторговли и наркомании в США многие независимые эксперты связывают в том числе и с тем, что спецслужбы использовали и используют для самофинансирования, прежде всего, наркобизнес, развивая наркомафию в качестве контролируемого источника финансирования деликатных операций. Положение здесь усугублено еще и тем, что в США развитие наркомафии и наркомании оказалось своеобразным социально-этническим стабилизатором, действенно тормозящим развитие конкурирующих с белым население страны этнических групп и осуществляющим «выбраковку» асоциальных элементов.

О связях того же ЦРУ с мировой наркомафией свидетельствуют, например, следующие факты. К середине 1960-х гг. мировой рынок наркотиков был захвачен преступным синдикатом, действовавшем в «золотом треугольнике» в районе маковых плантаций на стыке границ Бирмы, Таиланда и Лаоса. Производством опиума занимались горные племена хмонг, для которых это было практически единственным средством к существованию. Сотрудники ЦРУ, делая вид, что готовы помочь хмонгам отстаивать право заниматься этим промыслом, сколотили из горцев армию во главе с генералом Ванг Пао, которую использовали для тайных операций против патриотических сил Лаоса. За это ЦРУ обеспечивало сбыт продукции опиумных плантаций, предоставляя самолеты кампании «Эйр Америка» и прикрывая торговцев наркотиками. В специальном американском правительственном докладе 1970 г. отмечалось, что из районов, подконтрольных армии Ванг Пао, поступало 70% героина, сбывавшегося в то время в США и Западной Европе. Более того, в 1972 г. во главе отдела спецопераций Управления по борьбе с наркотиками США был назначен Люшиен Конейн - бывший сотрудник ЦРУ, один из организаторов спецопераций в Индокитае, безусловно, знавший о роли ЦРУ в деятельности наркобаронов. Организуя в УБН свою секретную группу из 19 человек, он включил в нее 14 бывших коллег по работе в Индокитае. Впоследствии Конейна повысили, сделав шефом отдела стратегической разведки ЦРУ. В результате вся деятельность УБН оказалась под контролем этой организации. Между тем роль ЦРУ в деятельности мировой наркомафии отражена в докладе Главного счетного управления США, подготовленном еще в 1975 г., но получившем огласку только в июне 1985 г. В докладе показана роль ЦРУ в борьбе с наркобизнесом, в связи с чем отмечается, что основную часть сведений в связи с наркоторговлей ЦРУ получает от «высокооплачиваемых осведомителей, которых многие годы обхаживали и готовили» и которые сами являются наркодельцами. Отмечалось также, что ЦРУ «принимает все меры предосторожности, чтобы уберечь этих людей от возмездия со стороны УБН. Авторы доклада прямо заявляли, что таким образом ЦРУ препятствовало действенной борьбе с наркобизнесом.

Как известно, в 1980-е гг. центр мирового наркобизнеса переместился из «золотого треугольника» в «золотой полумесяц» - это полоса, протянувшаяся от восточных районов Турции через Иран и Пакистан к Афганистану. Однако еще после апрельских событий в Афганистане новые афганские власти приняли решительные меры по борьбе с наркобизнесом - это было признано даже директором УБН США. События в Иране подорвали наркобизнес и в этой стране. Естественно, наркомафия не желала терять свои производственные базы. Таким образом, у ЦРУ, руководившего в Афганистане подрывной работой против просоветского правительства, и у афганской наркомафии появились «точки взаимных интересов». Задачи установления контактов с афганскими наркобаронами были возложены на Джорджа Гриффина, агента ЦРУ, аккредитованного в качестве «сотрудника» американской миссии в Исламабаде, и агента ЦРУ Луиса Адамса, возглавлявшего представительство УБН США в Лахоре. Эти люди сумели организовать вербовку крупных деятелей афгано-пакистанской наркомафии. Одним из таких агентов стал, например, Сайед Ахмад Гилани, потерявший после апрельской революции свои наркоплантации в районе Кандагара и Нангарской провинции, но сумевший наладить «дело» в Пакистане и не потерявший связь с Афганистаном. Другим важным агентом стал, например, душманский полевой командир Гульбеддин Хекматьяр, который также являлся крупной фигурой в афганском наркобизнесе. Именно через этих людей ЦРУ сумели наладить контрабандную тропу, по которой из Афганистана на Запад текли наркотики, а с Запада в Афганистан, за вырученные от наркобизнеса деньги стало поступать вооружение для душманов. Таким образом, ЦРУ стало крепким связывающим звеном между афгано-пакистанской наркомафией и наркобаронами США и Европы. Думается, что установившиеся в то время связи, продолжают существовать по сей день. Причем, как считает, например, Михаил Делягин, ЦРУ, как и другие спецслужбы развитых стран, используя наркомафию в своих целях, не могут сами не попадать под ее влияние, а иными словами, у наркомафии в рядах спецслужб имеются, видимо, свои агенты, свои «сотрудники». Опыт показывает, что такое сотрудничество спецслужб и наркобаронов неминуемо отражается на всей политике развитых государств. Классический пример здесь - поддержка НАТО наркопартизан в Косово, завершившаяся фактически отделением этого края от Югославии и превращением его в рай для наркомафии. В то же время, практика «самофинансирования спецопераций» может обеспечить частичный выход спецслужб из-под гражданского контроля своей страны.

Мы подводим, таким образом, наш анализ к следующему выводу: не является ли трагедия 11 сентября 2001 г. в Афганистане результатом чудовищного союза мировой наркомафии и американских спецслужб? Абсурд? Попробуем порассуждать дальше. Как известно, к 2001 г. большая часть территории Афганистана оказалась под контролем исламского радикального движения «Талибан», а под контролем Северного Альянса - не более 5% территории на севере страны. Антиталибская коалиция Афганистана практически была прижата к южным рубежам СНГ. В массовом сознании россиян на сегодняшний день утвердился ложный стереотип - «Талибан» - это героин. Однако, на самом деле, это, мягко говоря, не совсем верная посылка. По некоторым данным, талибы уничтожили на подконтрольных им территориях до 98% наркоплантаций. Афганский наркобизнес оказался на грани краха, наркобароны были вынуждены срочно переводить героиновые лаборатории, наркосклады и всю свою инфраструктуру на территории, подконтрольные Северному альянсу, которая сжималась под ударами талибов, как шагреневая кожа. К 2001 г., по оценкам Управления по контролю над наркотиками при ООН, практически все производство афганского героина сосредоточилось на севере страны. Только через Таджикистан отсюда в 2000 - 2001 гг. ежегодно вывозилось на Запад не менее 110 тонн высококачественного героина. Месячный оборот наркотиков в северных провинциях Афганистана составлял: в провинции Кундуз - 4,5 тонн, в Тахоре - 5 тонн, в Бадахшане - 7 тонн; экспертами ООН здесь установлены 43 точки складирования героина. В случае окончательной победы «Талибан» наркобароны Центральной Азии и Запада рисковали потерять свои многомиллиардные прибыли. Именно в этой ситуации и могли пригодиться им давние связи со спецслужбами США/представителями спецслужб США, которые, в свою очередь, вполне могли, пользуясь тем же наркофинансированием, спланировать и провести свою чудовищную и гениальную операцию 11 сентября 2001 г., которая перевернула мир, утвердила и оправдала мировую гегемонию США и, в качестве побочного эффекта, спасла от краха мировой наркобизнес.

 

О.В. Боронин, к.и.н. (Барнаул)