На семинаре «Возможна ли оранжевая революция в России» небольшая аудитория набилась под завязку. Собралось больше 20 человек. Модератор Р. Юшков (Анархо-экологическое сопротивление, Пермь) поставил два вопроса: как можно оценить «оранжевые» события на Украине и какие уроки они могут иметь для российских активистов?

Практически все согласились с тем, что Ющенко, придя к власти, не способен реализовать чаяния проголосовавших за него людей. Даже представители «Поры», присутствовавшие на семинаре, заявили, что они боролись не за Ющенко («мы за него не агитировали»), а за смену прежней коррумпированной и бандитской власти.

На возражения, в том духе, что вместо одних бандитов и воров без слома существующей системы формальной буржуазной демократии неизбежно придут другие, украинцы отвечали, что помимо конкретных политических результатов (устранение нарушающего даже формальные процедуры демократии и законности режима Кучмы-Януковича) очень важным является психологический эффект –массовое убеждение, что народ может воздействовать на власть и заставить ее считаться с своей волей. Впрочем, и это утверждение подверглось критике. Представители группы «Рабочая демократия» говорили о том, что «оранжевая революция» вредна именно тем, что сеет среди масс иллюзии относительно того, что пришедший к власти буржуазный клан Ющенко способен решить проблемы трудящихся Украины. Неизбежный и скорый крах этих иллюзий приведет к еще большей апатии и ощущению безнадежности. С этим тезисом в совю очередь не согласился Д. Жвания (Движение сопротивления им. П. Алексеева, С-Пб), который предостерег от вульгаризации принципа экономического детерминизма. Оценивая результаты украинских событий, сказал он, нельзя исходить только из того, изменилось ли объективное экономическое положение большинства населения. Необходимо учитывать и пробудившееся чувство гражданского достоинства, когда люди нашли в себе силы (прежде всего, моральные) противостоять беспардонно попирающей их права власти. Этот всплеск гражданского мужества не сможет сразу бесследно уйти в песок, а, более вероятно, будет питать новый этап борьбы, уже против Ющенко. Это подтвердили и украинцы, когда говорили о том, что в начале противостояния многие активисты не были уверены в благоприятном его исходе и, тем не менее, шли на борьбу, несмотря на реальную опасность репрессий в случае поражения. На тот момент поддержка оппозиции была реальным актом мужества. Сейчас же в ряде городов (и не только на Востоке) уже разворачивается протестное движение, направленное против Ющенко.

Говоря о вытекающих из украинского опыта уроках для российских активистов, практически все отмечали, что более или менее точное повторение украинского сценария в России невозможно. И дело даже не в том, что уровень обнищания народа в России пока несравним с украинским – ударными темпами проводящиеся Путиным неолиберальные реформы скоро нивелируют это отличие.

По мнению некоторых участников, дело - в позиции Запада. В борьбе с российским империализмом за влияние над Украиной империализм западный вбросил протестное движение на Украине очень большие деньги и дальше как говорится, «все завертелось».. Против такого толкования резко выступили представители «Поры», которые утверждали, что за деньги можно заставить тысячи людей простоять час на проплаченном митинге, но заставить миллионы зимой сутками жить на площадях без сносных бытовых условий, под реальной угрозой репрессий, нельзя. Если все мерять деньгами, то в таком случае, у противоположной стороны были все шансы на победу, так как к их услугам были не только капиталы «донецких», но и государственная казна.

Другой аргумент сторонников неприменимости оранжевых рецептов для России – в России невозможен тот пафос национального возрождения (противостояния попытке диктата со стороны российской власти), который сглаживал классовые противоречия на Украине, обеспечивая подконтрольность действий масс группирующимся вокруг Ющенко буржуазным апологетам «незалежности»и тем самым обеспечивая ее бескровность, освобождая верхушку оранжевых от необходимости массовых репрессий против радикального крыла. В России националисты всех мастей скорее будут выступать под лозунгами защиты России от американского вмешательства в виде «пятой колонны» оранжевой оппозиции и поддержат «патриота» Путина. По этой же причине подобное по масштабу украинскому массовое движение, если оно возникнет, не будучи опутано лозунгами «национального единства» скоро приобретет четкий классовый характер и выйдет из под контроля буржуазных вождей. А в таком случае, российская «цветная революция» имеет все шансы окраситься в цвет крови, как этот произошло в Киргизии, где оппозиция, на волне народных выступлений захватив власть, тут же перешла к подавлению спровоцированных ей же народных волнений, для чего немедленно вступила в сговор с прежней элитой.

Представителем Совета общественной Солидарности был поставлен вопрос, возможно ли в российских условиях какая-либо коалиция левых с либералами. Очевидно, что для части российских либералов украинский вариант является оптимальным и в подготовке оранжевой российской революции уже задействованы определенные материальные и людские ресурсы. С другой стороны в начала года в России наблюдается всплеск массового протестного движения, вызванного монетизацией льгот и другими неолиберальными реформами. Возникнув стихийно, это движение к настоящему времени исчерпало ресурсы первого этапа экстенсивного развития и встало перед необходимостью перехода в новое качество, включая выработку общей программы по отношению к действующей власти и создание общероссийских структур. В рамках решения этих задач российским протестным активистам имеет смысл определиться по отношению к «оранжевым» инициативам российских либералов. Возможны ли совместные действия и, если да, то в какой организационной форме и до какого момента? При этом претенденты на роль вождей российской «оранжевой революции» уже известны – В. Рыжков, Г. Каспаров, возможно, М. Касьянов. Большинство участников семинара посчитали, что союзы с такими личностями если и возможны, то только временно и под конкретные требования. При этом недопустимо идти в такие блоки в качестве младших партнеров, а тем более, создавать с ними совместные партии. Т.о., оранжевая идея была окончательно отвергнута. А идея московских троцкистов- нужно создавать пролетарскую партию – напротив, вызвала в общем, положительную реакцию. Кто ж мешает – воскликнули остальные – власть соберетесь брать – позовите.

Андрей Демидов