Эра координационных советов: опыт Ижевска и Перми

Последнее время отмечается спад протестного движения. Однако он происходит намного менее заметно в тех регионах, где были созданы широкие и структурированные координационные советы (КС). Попробуем объяснить эту особенность через анализ деятельности двух КС: Перми и Ижевска, используя, в частности , интервью с их активистами.

На Российском Социальном Форуме эти комитеты были представлены в лице делегатов из Перми, Удмуртии, города Асино (Томская обл.), Тамбовской области, Санкт-Петербурга и Астрахани. Собравшись на совместный семинар, они решили создать «Союз координационных советов» (СКС), который предварительно включил в себя активистов этих шести координационных структур.

Как работают эти координационные структуры, и как они появились? Чтобы ответить на эти вопросы корреспондент ИКД взял интервью у двух лидеров КС в Ижевске и Перми.

Светлана Геннадиевна Бертонас, Председатель профсоюзной организации работников народного образования Октябрьского района, член Координационного Совета гражданских действий г. Ижевск

- ИКД: Благодаря чему образовался координационный совет в Ижевске?

- С.Б.: Нельзя объяснить чем-то одним. Главное, как всегда — человеческий фактор. Несколько человек, давно борющихся за социальные права, сошлись, и решили укрепить протестное движение созданием координационной структуры. Ведь, когда пенсионеры стихийно вышли на улицу, стало понятно, что им нужно помочь. Они сами по себе не имеют достаточно организационных ресурсов. Потом, нам казалось необходимо включить другие слои населения в протест, раз закон №122 касается далеко не только ветеранов. Решение о создании Координационного Совета было принято, кстати, на всероссийской акции протеста 12 февраля, когда нам стало известно о существовании Совета Общественной Солидарности и о попытках координировать движение на всероссийском уровне. Ведь очень важно для регионов иметь выход на всероссийский уровень, поэтому такая координация необходима.

- Какие организации входят в КС?

- Сейчас входят Общественный совет пенсионеров УР, Удмуртское отделение профсоюза работников народного образования РФ, «Движение в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки», КПРФ, РКРП, РДП «Наш выбор», Партия трудовой солидарности, Общероссийская общественная организация «За достойную жизнь!», независимые профсоюзы студентов, оппозиционная газета «День» и ряд других политических и общественных организаций. В его состав также вошли два депутата Государственного Совета УР.

- Как удалось привлечь профсоюз работников образования? Это ведь редкий случай, когда традиционные профсоюзы ФНПР включаются в такую оппозиционную структуру?

- Было нелегко, но все же наш профсоюз с самого начала участвовал в акциях протеста января-февраля этого года. И руководство профсоюза изменилось, новый председатель, Владимир Векшин, более открыт к подобному роду сотрудничества.

- Как организован КС?

- Количество членов четко зафиксировано. На сегодняшний день в КС входит 19 человек. Мы строго выбираем состав членов КС по следующим критериям. Это должно быть люди, способные конкретно и на деле защитить права. Это должно быть подвижники, т.е. люди, о которых мы знаем, что они не предадут под давлением властей. В третьих, это должно быть близки по духу люди, т.е. люди, которые действительно хотят помочь движению, которые живут этим. Вторая характеристика нашего Совета — все решения принимаются только консенсусом, что требует больших дипломатических способностей. Я, например, часто должна напоминать о принципе консенсуса. Если члены КС хотят, чтобы профсоюз остался в Совете, они должны понять, что мы не можем поддержать чисто политические акции, например, исключительно об отставке президента Удмуртии. Приходится иногда шантажировать, чтобы наша позиция и специфика профсоюза были приняты во внимание.

- Как удается наладить взаимодействие между разными членами Совета?

- Это один из самых сложных моментов. Все дело в межличностных отношениях и в мировоззренческих различиях. Идут постоянные споры и дебаты. Нужно проявлять чудеса дипломатии, сгладить конфликты, но в то же время не слишком отступить от своих позиций, чтобы баланс сохранился. Это нелегко удается, но это возможно благодаря тому, что все работают во благо народа. Никто из нас не пытается тянуть одеяло на себя, или заработать очки. И каждый из нас очень много работает. Времени не хватает даже выспаться.

- Как складываются отношения с представителями партий?

- Во-первых, мы не приняли в свои ряды представителей партий, очевидно дискредитировавших себя на взгляд народа — это, например, СПС. А что касается взаимоотношения с левыми партиями, входящими в КС, то они весьма проблематичны. Особенно сложно работать с КПРФ, которая не настроена на сотрудничество с другими организациями. Приходится быть постоянно начеку, дабы не давать КПРФ возможность монополизировать процесс.

- Как финансируются кампании, деятельность КС, это же большая проблема для общественных коалиций? Организации платят взносы в КС?

- Да, это больной вопрос. Пока, худо-бедно, мы находим минимальные финансовые ресурсы. Во-первых, мы все работаем на добровольной основе, и нередко сами скидываемся, чтобы осуществить какой-то проект. А сами организации не платят взносы. У нас, например, профсоюз работников образования довольно бедный. Наконец, мы еще добиваемся помощи у некоторых мелких местных предпринимателей, но, как известно, Ижевск не такой богатый город, так что нехватка денег остро ощущается.

- Как осуществляется информационная и пропагандистская политика КС?

Нам повезло в том, что с нами очень талантливые люди в этом плане. Это журналисты газеты «День» — единственная оппозиционная и прогрессивная газета в республике. Андрей Коновал, например, взял на себя функции пресс-секретаря. Но за исключением газеты «День», мы подвергаемся настоящей блокаде. Другие местные СМИ часто даже не освещают акции протеста, хотя тысячи людей в них участвуют. Так что мы рассчитываем, прежде всего, на собственные ресурсы. Опять-таки, это наша газета, это листовки, и это звонки. Мы образовали широкую сеть контактеров, каждый из которых звонит десяти человек, которые сами еще кому-то звонят, и т.д. Это уже налаженная система, которую мы расширяем через листовки. Например, созываем на акцию, и одновременно собираем подписи людей, допустим, за отставку президента республики. На каждом листе есть контактный телефон ответственного за 10 подписей, которому можем звонить, и предупредить о предстоящей акции, чтобы тот, в свою очередь, распространил информацию среди подписантов. Таким образом, мы можем организовать крупную акцию за две недели.

- Вы довольны результатами Российского Социального Форума?

Я вообще приехала за тем, чтобы участвовать в создании координационной структуры на всероссийском уровне. Я считаю, что необходимо вынести местечковое движение на общероссийский уровень, иначе движение потухнет. Сначала Форум меня разочаровал — слишком много болтовни и мало конкретных предложений. Но на последнем семинаре, когда ряд региональных координационных советов собрались вместе и решили создать межрегиональную структуру, причем с конкретным планом действий, я обрадовалась. Я возвращаюсь в Ижевск довольной, и с надеждой на перспективы протестного движения.

Координационный Совет акций протеста г. Пермь: отличительные черты

(на основе интервью с Анастасией Мальцевой, секретарем КС)

В Перми Координационный Совет организован по-другому. Во-первых, в отличие от удмуртского КС, нет председателя, и нет фиксированного состава членов КС. В зависимости от ситуации собираются от 25 до 30 человек. Есть только секретарь, ответственный за техническое осуществление решений. В КС могут участвовать люди, которые активно участвовали в акциях и в их подготовке, которые выполняют реальную работу. Решения принимаются большинством голосов, а голосования проходят либо по мягкому рейтингу, либо так, что человек может проголосовать только за одно предложение.

Еще одно различие состоит в том, что КС создан под эгидой политической организации — «Рабочей Демократии» (РД), за которой большой стаж оргработы, и которая в этом городе играет роль координационной силы для общественных инициатив. Кроме РД представлены в КС еще и независимые студенческие профсоюзы, анархисты, организации пенсионеров и т.п. Но также как и в Ижевске, эти организации нуждаются в организационной помощи КС.

Как и в Ижевске, не обходится без проблем межличностных отношений, но основная проблема касается отношений с КПРФ. Некоторое время местное отделение КПРФ отказывалось сотрудничать с КС, даже организовало альтернативные митинги, и пыталось перехватить протестное движение под свое начало. Однако этого не удалось, и компартии пришлось войти в КС.

Протестное движение подвергается информационной блокаде, которая преодолевается, так же как и в Ижевске, через единственную симпатизирующую газету («Пермский Обозреватель»), через листовочные кампании, «сарафанное» радио и сеть звонящих контактеров.

Естественно, существуют еще и идеологические различия между КС в Ижевске и Перми. Под влиянием троцкистской идеологии РД, пермский КС более политизирован, и ставит себе цель взятие власти, когда как в Ижевске, активисты КС более склоны считать своей целью установление контроля над властью.

Как сказал Андрей Коновал, «какая-то не была это власть, все равно без контроля со стороны организованных активных граждан, она не будет подотчетна населению».

И поскольку контролировать, и тем более сменить центральную власть кажется невозможным из Ижевска или Перми, ставятся еще и местные цели — отставка местных глав исполнительной власти, конкретные местные требования. По словам Евгения Козлова (Комитет Единых Действий Санкт-Петербурга), это принципиально, поскольку «абстрактно повышать активность людей невозможно, нужны конкретные и реализуемые цели».

Вот так выглядят основные черты этого совершенно нового явления современной России. Открывается эра новых — координационных — советов.

Карин Клеман