А.В.Бузгалин, д.э.н., профессор МГУ, координатор ОД «Альтернативы»

А.И.Колганов, д.э.н., ведущий научный сотрудник МГУ

Россия просыпается: социальный протест через сто лет после начала первой русской революции

Январь 2005 года стал для нашей страны принципиально значимым во многих смыслах, но, прежде всего – как месяц, когда наши граждане, впервые после многолетней спячки, проявили свою способность к солидарным действиям в защиту своих общих социальных интересов. До 300 тысяч человек в более чем 50 регионах России вышли на улицы за четыре недели, начиная с символичной даты столетия "кровавого воскресенья". Почему это произошло? Каков объективный смысл этих событий? Что смогли и чего не смоги сделать левые для того, чтобы помочь этим стихийным по преимуществу инициативам граждан? Что впереди и какой может и должна быть стратегия и тактика сторонников социального обновления? Какие уроки мы можем и должны извлечь из первых успехов и первых неудач?

Всякий анализ, сделанный непосредственно по горячим следам событий, имеет свои преимущества (эмоциональный настрой и "энергетика" социального творчества вдохновляют на работу) и свои недостатки ("лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии"; да и непосредственная погруженность в события несколько мешает научной беспристрастности). Тем не менее, я решусь на эти первые шаги анализа и первые обобщения, ибо марксисты тем и отличаются, что предпочитают осмысленные действия. И речь идет совсем не о навязывании гражданам и их союзам своих умозрительных программ, а о возможности понять логику, объективный смысл событий и субъективные факторы протеста для того, чтобы максимально энергично помогать движению в полной мере использовать свои возможности для достижения успеха.

1. Предыстория

Хорошо известно, что непосредственным поводом для первых выступлений (Подмосковье, 10 января) стала отмена бесплатного проезда для пенсионеров на общественном транспорте. Однако действительное начало событий лежит за рамками 2005 года. Разработка и подготовка к принятию ныне печального известного закона № 122, начавшаяся вот уже год назад, сразу же вызвала активную кампанию протеста в рядах оппозиции. Сложилось по сути дела три линии критики этого законопроекта. Первая по логике (но не по значимости) – интеллектуальная критика. Критически настроенная часть экспертного сообщества (в научно-исследовательских институтах РАН, МГУ, в региональных центрах), левые интеллектуалы (в том числе наше движение "Альтернативы"), ряд профессоров, являющихся к тому же независимыми депутатами Государственной Думы (О.Н. Смолин, С.Ю. Глазьев и др.) и многие другие эксперты еще до принятия закона предостерегали российское сообщество. В этих аналитических размышлениях были предсказаны практически все ныне проявившие себя проблемы, а так же ряд тех, что еще нас ожидают. Среди них:

Кроме того, мы указывали, что отмена льгот – лишь часть антисоциальных мер, инспирируемых законом №122. Нас далее ждут коммерциализация и приватизация ЖКХ, образования, науки, здравоохранения и т.п., т.е. слом последних остатков социальных гарантий и по сути дела отказ даже от идеи и элементов "социального государства" (что, кстати, гарантировано нам Конституцией, гарантом которой, как известно, является президент, который... и инициировал все антисоциальные реформы).

Наконец, мы утверждали, утверждаем и будем утверждать, что все эти меры есть не случайный всплеск "рыночного фундаментализма" (термин Дж.Сороса) властей, а часть (1) долгосрочной стратегии государства (т.е., прежде всего президента, правительства и "Единой России") и капитала по реализации курса на дальнейшую коммерциализацию и приватизацию всех сфер социально-экономической жизни и (2) общей волны глобальной неолиберальной экспансии, лидерами которой становится новая "протоимперия" (прежде всего, США и сращенные с этим супер-государством НАТО, ВТО, МВФ и крупнейшие транснациональные корпорации).

Второй волной противодействия закону № 122 стала думская оппозиция в лице, прежде всего, КП РФ. Более того, эта партия и ее союзники предприняли и ряд мер вне стен парламента, проведя летом ряд уличных акций. К сожалению, однако, активность этой крупнейшей оппозиционной организации была несоразмерна ее формальным количественным масштабам...

Наиболее интересным образованием, развернувшим борьбу против наступления на социальные права граждан, на мой взгляд, стали новые движенческие образования, возникшие в прошлом году. Среди них политическая левая сеть "Молодежный левый фронт", в которую вошли очень разнородные левые политические организации молодежи: от троцкистского "Социалистического сопротивления" до про-сталинского Аквангарда коммунистической молодежи (со звучной и знаковой аббревиатурой АКМ), включая и близкий к КП РФ Союз коммунистической молодежи, и далеких от КП РФ экспертов из Института проблем глобализации.

Еще более значимым стало соединение в единую сеть различных общественных организаций, представляющих те слои граждан, чьи интересы непосредственно ущемляет закон № 122. Это широкий спектр независимых профсоюзов (авиадиспетчеров, докеров, "Защита труда" и др.), инвалидных организаций, организаций чернобыльцев, правозащитников, женские, молодежные и многие другие организации и движения (наше движение "Альтернативы" то же вошло в эту сеть). Это содружество (со временем назвавшее себя Совет общественной солидарности)) стало инициатором ряда уличных акций. Особенно широко прозвучал митинг в Москве в июне 2004 года, куда приехали чернобыльцы и инвалиды из многих городов России.

Однако все эти выступления (и в прессе, и на улицах, и в Думе) произвели слабое впечатление на россиян и мало повлияли на принятие закона, окончательно вступившего в силу в конце прошлого года...

Иначе ситуация сложилась в нынешнем январе.

Но сначала несколько слов о важном историческом контексте событий – столетии Первой русской революции 1905-1907 годов.

2. Исторический контекст

Любопытно, что буквально накануне первых акций гражданского неповиновения (перекрытие Ленинградского шоссе в Химках 10 января) в воскресенье, 9 января в Москве мы проводили конференцию, посвященную анализ причин пассивности россиян и условий пробуждения их гражданской активности. Для конференции специально был выбран день, совпадающий по дате с днем "Кровавого воскресенья" (напомню для забывших историю: в этот день – по старому стилю – более 100 тысяч петербуржцев двинулись на дворцовую площадь с требованиями минимальных буржуазных общедемократических и социальных преобразований; эта мирная демонстрация была цинично расстреляна, погибло более тысячи мирных граждан – рабочих, интеллигенции,–- что и стало прологом к началу Первой русской революции).

Первым нашим удивлением стало обилие участников дискуссии – 100-местный зал Музея Маяковского был переполнен. Вторым стал крайне заинтересованный, личностно-откровенный, взволнованный тон дискуссии, где соединялись анализ и эмоции, острая полемика и совместные размышления. Впервые мы после конференции не разошлись по домам, а прошли колонной по продуваемой шквальным ветром Москве до памятника участникам революционной борьбы 1905 и 1917 гг. на Тверском бульваре.

Собственно анализ дал вполне предсказуемый, но, тем не менее, важный результат: выступления трудящихся наиболее вероятны не в условиях спада, но тогда, когда экономический подъем совпадает с откровенным наступлением на права граждан, когда власть не только угнетает, но и оскорбляет их своим откровенно антиобщественным поведением, когда низы (вспомним знаменитые ленинские тезисы) не хотят далее жить по старому. И сели в этот момент у оппозиции находятся достаточные силы для поддержки низовых выступлений и достаточно проработанная стратегия и тактика, для того, чтобы помочь этим выступлениям не захлебнуться в стихийной разноголосице, если она способна помочь перевести стихию с неизбежно присущей ей неорганизованностью в русло самоорганизации солидарного стратегически-выверенного действия,, если эта оппозиция пользуется популярностью и доверием граждан и их стихийно возникших форм самоорганизации – тогда есть все предпосылки для успешного выступления (о второй стороне предпосылок успеха – кризисе "верхов" – ниже).

Эти тезисы достаточно общеизвестны в левой среде (хотя о них многие уже – или еще – не знают, а кое-кто усердно старается "забыть"). Однако другой вопрос – какую именно роль и какие именно организации должны играть в этом процессе – вызвал большие дебаты. И здесь схлестнулись три подхода.

Первый – нужна партия-авангард, которая возглавит массы и поведет их за собой. Теза старая, но все еще популярная. автор уже не раз писал, как и почему в 21 веке модель авангардной партии должна трансформироваться в новую форму – открытой работающей ассоциации активистов, выступающих в качестве "прогрессоров" – но не авангарда – массового движения. Впрочем, даже если забыть о теории, опыт России последних лет показал, что такой партии, во-первых, нет, а во-вторых, те, кто претендуют на эту роль, оказываются по большому счету либо демагогами, за которыми мало кто идет, либо политиканами, пытающимися использовать выступления масс для раздувания собственной популярности через СМИ.

Второй – традиционный подход поборников "парламентского кретинизма", сводящих всю борьбу к подготовке условий для создания новой партии (так называемой "социальной"), способной на новых выборах преодолеть 7 % барьер и попасть в Думу (нелишне задаться вопросом: и что дальше? КП РФ имеет в Думе поболе мест, а толку чуть...). Для этой (впрочем, немногочисленной на нашей встрече группе) массовое движение есть не более, чем средство для создания своей будущей парламентской фракции.

Третий подход был выдержан в духе принципов и форм современного альтерглобалисткого движения с его акцентом на формирование открытых работающих сетей массовых общественных организаций и движений, практически участвующих в солидарной организации и проведении протестных акций. Роль левых в данном случае становится особенно велика – это и каждодневная низовая работа по содействию этой самоорганизации (но не подмене ее "партстроительством"), и интеллектуальная экспертиза, анализ, помощь советом, сопоставление с мировым и нашим собственным опытом, уроками истории (кстати, здесь обращение к опыту 1905 – 1907 годов оказывается до чрезвычайности важным, а сам опыт как нельзя более актуальным).

Первые шаги реальных выступлений, начавшиеся буквально на следующий день, на мой взгляд подтверждают правоту сторонников третьей линии, но об этом далее.

А сейчас коротко об актуальности исторического опыта. На конференции было принято и в тот же день распространено в сети обращение, в котором специально подчеркивалось: требования россиян столетней давности все еще актуальны, и за них необходимо солидарно бороться. Этот документ, содержащий большие цитаты из обращения столетней давности, мне кажется весьма символичным, и потому ниже я его привожу полностью.

Сограждане!

Через две недели исполнится ровно 100 лет с того дня, когда граждане России вышли на улицы, чтобы обратиться к самодержавной власти с требованиями обеспечения минимума гражданских прав и решения социальных проблем. Тогда власть встретила их пулями, шашками и нагайками. Тысячи были убиты и ранены. Так 9 января 1905 года стало «Кровавым воскресеньем» и началом Первой русской революции.

Сегодня, 9 января 2005 года, мы вынуждены констатировать, что многие требования столетней давности остаются актуальными. Вчитайтесь в эти выдержки из обращения, написанного сто лет назад:

«Мы, рабочие и жители города С.-Петербурга разных сословий, наши жены, и дети, и беспомощные старцы-родители, пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся как к рабам, которые должны терпеть свою горькую участь и молчать… Настал предел терпению. Для нас пришел тот страшный момент, когда лучше смерть, чем продолжение невыносимых мук…»

Продолжая требования, граждане настаивали, прежде всего, на Учредительном собрании, как первом шаге к подконтрольности власти народу и честных выборах:

«Пусть каждый будет равен и свободен в праве избрания, – и для этого повели, чтобы выборы в Учредительное собрание происходили при условии всеобщей, тайной и равной подачи голосов.

Это самая главная наша просьба, в ней и на ней зиждется все…Но одна мера все же не может залечить наших ран. Необходимы еще  и другие:

  1.  Меры против невежества и бесправия русского народа.

  2. Меры против нищеты народной.
  3. Меры против гнета капитала над трудом.

И сегодня актуальными остаются требования свободы слова и доступа к СМИ. И сегодня мы не имеем полномочного парламента и честных выборов. И сегодня мы работаем по 10-12 часов. И сегодня достойная зарплата остается мечтой для большинства рабочих и «рядовой» интеллигенции. И сегодня у работников нет реальных прав на участие в управлении производством и контроль за бизнесом.

Нынешняя российская власть:

Перечень этих мер, уводящих нас на сто лет назад, несложно продолжить.

Сегодня, 9 января 2005 года, мы, участники мирного шествия по улицам Москвы 9 января 2005 года, призываем всех граждан России, не верить в «доброго царя», а активно отстаивать свои гражданские и социальные права через солидарность и совместные действия, программу которых мы предлагаем обсудить на Российском социальном форуме в апреле 2005 года.

3. Анатомия гражданского неповиновения

Краткая хроника протестных акций начала 2005 года содержится в целом ряде интернет-публикаций и, в частности, в приводимом в качестве приложения тексте Андрея Подрезова, опубликованном на сайте Alternativy.ru. Предваряя анализ, выделим некоторые важнейшие эмпирически наблюдаемые черты этих действий.

Во-первых, это были именно акции гражданского неповиновения (прежде всего – перекрытие транспортных магистралей).

Во-вторых (и это очень важно!), они охватили практически все регионы России, распространившись на тысячи километров с Севера на Юг и более чем на десять тысяч километров с Запада на Восток, и стали действительно массовыми выступлениями граждан. И хотя каждый отдельный митинг или акция насчитывали от нескольких сотен до десяти тысяч человек, в целом они оказались общероссийским движением сопротивления.

В-третьих, эти акции стали общенациональным явлением. И не только потому, что в них приняло в общей сложности до 300 тысяч человек (для 150 миллионной России это не так уж и много). Они вызвали огромный общественный резонанс и поддержку подавляющего большинства населения, испугали власти в центре и на местах и потому получили широкое освещение в масс-медиа, что, в свою очередь, резко усилило эффект этих выступлений. В этой связи не могу не заметить очень симптоматичные дебаты известного российского поэта Дементьева (поддерживавшего выступления граждан) и Жириновского (выступавшего, естественно, против), на одном из центральных каналов телевидения. Здесь знаменательны сразу несколько аспектов: и то, что не-политизированный известный поэт выступил в защиты социальных требований граждан, и то, что дебаты шли по одному из центральных каналов в прямом эфире, и то, что в студию позвонило более 100 000 человек, и, наконец, то, что более 3/4 из них поддержало Дементьева, высказавшись в защиту акций протеста и за отмену закона №122. Немаловажно, что с аналогичной позицией выступили и известные интеллектуалы, в том числе многие крупнейшие экономисты России (академик, член президиума РАН Д.С. Львов, и.о. директора Института экономики РАН, профессор Д.Е. Сорокин, 1-й зам. директора Института труда, профессор В.В. Куликов и многие другие).

В-четвертых, эти акции были спонтанными, инициированными снизу, но очень быстро их поддержали все оппозиционные общественные силы. И здесь едва ли не впервые за последние 10 лет в нашей стране произошло очень важное событие: возникли многочисленные региональные (и возникают общероссийские) сети самых различных общественных и политических организаций, в том числе, принципиально различающихся по своим идейно-политическим позициям, действующие совместно для решения конкретных задач. В подавляющем большинстве реально работающие активисты очень быстро со-творили жизнью подсказанную модель создания координационных гибких открытых структур, осуществляющих функции содействия самоорганизации граждан. И хотя при этом среди вождей как всегда появились любители громоздить новые политические надстроечные структуры, жизнь очень быстро разрушила искусственные образования, оставив лишь реально работающие координирующие сети и штабы.

Безусловно, при этом никуда не исчезли противоречия и конфликты между различными ветвями оппозиции, постоянно дающие себя знать и сильно мешающие практическим действиям. Но это реалии политической жизни, от которых нельзя сбежать, хотя можно (и должно) эти проблемы минимизировать.

Таковы некоторые выделяемые многими аналитиками черты этих (все еще продолжающихся – на момент написания данного текста) событий.

Каковы же причины таких необычных социально-политических подвижек в нашей стране?

Они не так просты, ибо экономические и социальные права граждан в нашей стране нарушаются постоянно (я бы сказал даже – систематически): дикая инфляция начала 90-х гг., уничтожившая вклады и снизившая почти вдвое реальные доходы большинства граждан. Безработица, невыплаты заработной платы, дефолт 1998 года... – перечень социальных катастроф огромен. Даже в последние годы принятие нового Трудового кодекса стало жестким антисоциальным действием властей. Нельзя сказать, чтобы все эти проблемы не вызывали протеста. Он был. Но почти всегда (во всяком случае, после 1993 г.) относительно немногочисленным, организованным оппозиционными политическими организациями (исключение составляет, пожалуй, только кампания "КЗОТ – стоп", которую проводили по преимуществу все же независимые профсоюзы, но она была далека по масштабам и радикализму от нынешних акций).

Можно предположить, что "чаша терпения переполнилась...". И это предположение будет обоснованным. Но главное, на мой взгляд, все же не в этом. Этой зимой совпали несколько важнейших факторов, в сумме и вызвавших и эти стихийные акции, и консолидацию оппозиции для совместной борьбы.

Начну с того, что для левых широко известным (и мною выше уже упомянутым) фактом является активность выступлений оппозиционных социальных сил в условиях, когда налицо, с одной стороны, экономический рост, а с другой – наступление на социальные и экономические права граждан. Это предпосылка для возникновения протеста, причем не менее важная, чем переполнившаяся "чаша терпения".

Не менее важно и то, что граждане к началу 2005 года уже изверились в оппозиции (всех видов) и возможности чего либо добиться через парламент или обращения к администрации любого уровня. Партии, Дума, региональная и федеральная исполнительная власть у большинства граждан потеряла доверие (президент при этом поначалу как бы выносился за скобки, как лицо вроде бы непричастное к закону № 122, но в ходе выступлений граждане очень быстро выставили лозунг отставки и президента). Они оказались стихийно, подсознательно готовы к гражданскому неповиновению. Нужен был всего лишь яркий, четкий, жестокий и циничный сигнал: власть против Вас, граждане. И таким сигналом стала отмена бесплатного проезда для пожилых людей в общественном транспорте, с чем они и столкнулись в первый день после рождественских и новогодних каникул.

Весьма и весьма важно то, что к этому моменту начали складываться новые активные оппозиционные политические и общественные структуры: левые молодежные организации, входящие и не входящие в МЛФ, общественные организации инвалидов, чернобыльцев, независимые профсоюзы и т.п., координирующие свою деятельность через СОС и недавно возникший оргкомитет по подготовке Российского социального форума, и т.п. К тому же "старые" политические организации оппозиции (КП РФ и т.п.) уже оказались, что называется, "у разбитого корыта". Прежние формы и методы пассивно-парламентских действий исчерпали себя, КП РФ и большинство ее союзников оказались в кризисе и часть активистов и лидеров коммунистов оказалась способна включиться в непарламентскую борьбу.

Наконец, позитивным фактором стала и типичная для таких ситуаций растерянность властей – с одной стороны, поддержка этих акций в общественном мнении (и обусловленное этими факторами, на что уже было указано, достаточно широкое освещение протестных акций в прессе) – с другой. В результате первые же акции стали примером для действий в других регионах (как это произошло, например, в Питере, где пенсионеры пошли на перекрытие Невского и Садовой по примеру жителей Подмосковья). Что же до властей, то здесь не было ни решимости последовательно отстаивать толком не проработанную модель внедрения закона, ни, главное, единства в действиях федеральных и региональных властей (в некоторых случаях последние достаточно легко пошли навстречу обездоленным гражданам и сделали ряд уступок, но нередко местные власти жестоко расправлялись с активистами, в том числе пожилыми).

Именно это соединение разнородных, но усиливающих влияние друг друга факторов и стало, на мой взгляд ,совокупностью причин активных выступлений россиян в январе – феврале 2005 года.

4. Первые уроки и будущее январских событий в России.

Конечно же сейчас еще рано говорить об уроках все еще продолжающейся кампании гражданского неповиновения в России. Возможны лишь первые эскизные наброски. Но и они важны. Не претендуя на окончательные выводы, я хотел бы привлечь внимание к следующим важнейшим аспектам.

Во-первых, подтвердился тот вывод, который автор сделал на основе событий на Майдане на Украине. При всех многочисленных оговорках мы можем констатировать: на пост-советском пространстве массовые выступления граждан, акции гражданского неповиновения – реальность.

Во-вторых, в России, в отличие от украинских событий, за этими акциями не стояло и не стоит никаких олигархов или западных покровителей. Они родились снизу и идут на основе реальных инициатив граждан (партии и общественные организации лишь помогают этому процессу в меру сил). Следовательно, граждане наших стран способны на самостоятельные действия и низовую инициативу. Более того, начавшись с узко-экономических требований, эти акции очень быстро приобрели политическую направленность – отставка президента и правительства, роспуск Думы – таковы типичные требования, выставляемые на митингах (при этом стихийная политизация пошла даже дальше, чем предполагали и прелагали активисты общественно-политических сил).

В-третьих, эти акции показали возможность и необходимость, продуктивность новых форм общественно-политической самоорганизации.

Если мы посмотрим на особо показательный в этом отношении опыт Ленинграда, то там наиболее активной общественной силой, помогавшей организовывать и проводить акции, вести переговорный процесс с властями, осуществлять информационную и т.п. поддержку первоначально стихийных выступлений, оказалась не какая-либо из партий, а Комитет единых действий – сетевая координационная структура, включающая различные общественные и политические организации. Именно его активисты (не в первый раз) оказались в центре борьбы (и репрессии властей коснулись их едва ли не в первую очередь) и взвалили на себя основной воз организационной работы. Более того, эта сеть продемонстрировала свою открытость, способность к диалогу с другими, ранее не входившими в нее организациями, став основой для сложившейся в Питере сети гражданского неповиновения.

5. Дело не только в законе о монетизации льгот

Протестные действия граждан, хотя и имеют непосредственным поводом пресловутый закон №122 о монетизации льгот, на самом деле вызываются отнюдь не только этим законом, а связаны с годами накапливавшейся социальной напряженностью. И причины, и поводы для роста этой напряженности наша российская власть раздает весьма щедрой рукой.

Совсем недавно трое отчаявшихся шахтеров-инвалидов несколько дней пикетировали организацию «Соцуголь», ответственную за оказание социальной поддержки шахтерам. За их спиной – более 2500 таких же пенсионеров-инвалидов из угольной отрасли, уже более двух лет не получающих бесплатный уголь для отопления домов (а платный уголь обойдется дороже, чем полугодовая пенсия) и лишь недавно сумевших вырвать задержанные пенсии и пособия после двукратного перекрытия подъездных путей к шахте.

Случай с задержкой выдачи угля для бытовых нужд и с задержкой выплаты зарплаты и социальных пособий шахтерам-инвалидам в Ростовской области – это, к сожалению, отнюдь не единичный случай. За последние годы приходится постоянно сталкиваться с подобными проблемами, возникающими по любому поводу – от отключения отопления зимой до массового урезания социальных льгот. Во всех этих случаях государственная власть пытается уклониться от решения проблем социальной защиты уязвимых слоев населения, т.е. от обязательств, которые возложены на нее Конституцией и федеральными законами.

Типичными стали случаи, когда власть просто саботирует выполнение принятых ею самой законов, и отказывается принуждать к выполнению этих законов частных предпринимателей. И даже через суд невозможно добиться восстановления своих прав, ибо законным требованиям противостоит изощренное юридическое крючкотворство. Более того, участники борьбы за свои законные права сами подвергаются судебному преследованию! Но даже если суды признают законность требований людей, нередко эти решения самым беспардонным образом игнорируются, что демонстрирует истинную цену закона в глазах российского государства.

Людям наглядно показывают, что, идя законным путем, практически невозможно добиться восстановления попранных прав. Ну, хорошо, после долгих мытарств суд признал вашу правоту. Но его решения не исполняются. И что теперь делать гражданину? Начинать новый цикл судебных процессов, теперь уже с иском о неисполнении судебных решений? И до каких пор? Пока жизнь пенсионера-инвалида, превращенного государственной властью в невольного сутягу, не закончится?

Недавняя волна протестов пенсионеров против закона 122 о монетизации льгот вызвана тем же самым пренебрежением законными правами граждан. Ведь натуральные льготы были даны многим категориям граждан потому, что их денежные доходы не гарантировали и не гарантируют сейчас удовлетворения неотложных жизненных потребностей граждан (например, в лекарствах, в проезде на транспорте, в отоплении жилищ и т.д.). Эти льготы заменили денежными компенсациями, которые на самом деле для большинства из них не компенсируют утрату натуральных льгот в полном объеме.

Уже на стадии подготовки этого закона происходили акции протеста. Но власть стремилась как можно быстрее протащить этот закон и поставить людей перед совершившимся фактом. Не принимались в расчет даже голоса тех, кто не оспаривал концепцию закона, а лишь указывал на непродуманность практических мер по его осуществлению.

И что же? С начала нового года исполнение даже этого безобразного закона оказалось сорвано. Людей буквально вытолкнули на акции протеста. И только когда эти акции приняли общероссийский размах, власти, под аккомпанемент разглагольствований о неких «закулисных» силах, подталкивающих пенсионеров к митингам и перекрытию магистралей, все же стали принимать какие-то меры к исполнению закона.

Все это наглядно показывает, что власть не служит интересам большинства населения, что какое-то внимание на реальные нужды людей она начинает обращать только под влиянием массовых акций гражданского неповиновения.

А ведь тогда, когда нужно защитить интересы предпринимателей-толстосумов против возмущения трудящихся, власть тут же находит все и всяческие возможности, даже избыточные. Нисколько не оглядываясь на закон, в ход пускаются судебные преследования участников борьбы за свои права, милиция, ОМОН, даже специальные отряды по подавлению бунтов в тюрьмах, как это было при печально известных событиях на Выборгском ЦБК. Люди, призванные защищать закон, стреляли в безоружных рабочих, которые закон не нарушали, поскольку ситуация вокруг комбината еще не была юридически урегулирована.

Долгие годы наши власти находились под влиянием иллюзий о долготерпении российских граждан, и до сих пор продолжает уповать на бесконечность этого долготерпения, испытывая народ на прочность. Сделав незначительные уступки под давлением пенсионеров, власть продолжает свои эксперименты с наступлением на права большинства. На очереди – столь же антисоциальные реформы в сфере ЖКХ, образования, здравоохранения. Ну что же, если власть решила не считаться с риском роста социальной напряженности, она должна быть готова нести все последствия, которые из данной политики вытекают. Если у народа отнимают любые другие возможности отстоять свои интересы, кроме как на пути прямого противостояния власти, такое противостояние рано или поздно станет реальностью – и уже не в локальных масштабах, и не по локальным поводам.

Приложение.

Акции протеста – 2005: Краткая хронология

Акции протеста, проходящие в настоящее время по всей стране, являются одними из крупнейших за время правления В.В. Путина. Особенности января 2005 года не только в масштабности акций. Впервые протестное движение охватило более 70 регионов России, выступления прошли в более чем 120 населённых пунктах. Характерна смычка при поддержке протестных акций партий и движений самых разных флангов политического спектра – от националистов до партий либеральной ориентации (в Питере, например, вместе боролись против монетизации льгот представители КП РФ, РКРП, Социал-демократы, различные коммунистические молодежные организации, молодежь из Яблока, интеллектуалы из движения «Альтернативы», представители солдатских матерей, независимых профсоюзов и мн.др.). Пожалуй впервые региональная и местная власть идёт на некоторые уступки народу. И, наконец, наличие наряду с экономическими требованиями (помимо возвращения  льгот- повышение пенсий, зарплат, недопущение реформы образования «по Фурсенко») требований об отставке законодательной и исполнительной власти, в том числе массовых требований отставки Президента можно отметить впервые с 2000 года.

Несмотря на то, что последствия принятия ФЗ № 122 были очевидны с момента поступления законопроекта в Думу, масштабных протестных акций в 2004 году не последовало (хотя уже летом прошли многотысячные митинги в Москве и ряде городов России). Но, ощутив в полной мере последствия отмены льгот в первых числах января, льготники  перешли к решительным действиям.

Митинг, на котором тема монетизации льгот была одной из основных, произошел 9 января в Солнечногорске и был организован при содействии местных отделений КПРФ, РКРП, молодежных коммунистических организаций и др.. Численность митингующих составила, по оценкам организаторов, около 1500 человек (при населении города около 60 тыс.). Аналогичный митинг прошёл в тот же день в Мытищах.

Однако о протестном движении заговорили лишь после акции 10 января в Химках. В тот день льготники на несколько часов перекрыли Ленинградское шоссе. Акция вызвала настоящий шок и стала основной внутриполитической новостью в тот день. Губернатор Борис Громов пригрозил уголовным преследованием участникам митинга. Характерно, что 10 января одним из требований митингующих  была передача Химок Из Московской области в состав г. Москвы. После акции в прессе появились сообщения о том, что между правительством Москвы и Московской области было достигнуто соглашение о сохранении транспортных льгот в Москве для жителей Подмосковья. Помимо Химок, массовые митинги в тот день состоялись в Альметьевске (Татарстан, более 1000 человек), Старом Осколе (Белгородская область), Уфе и ряде других населённых пунктов.

Буквально в течение нескольких дней протестное движение получило широкий размах. Одним из основных его центров стал Петербург. 14 января состоялся митинг у Смольного. В 14-00 у метро «Парк Победы» состоялось перекрытие Московского проспекта. Затем состоялся митинг на углу Садовой улицы и Невского проспекта с перекрытием движения в этом напряженнейшем узле городского транспорта. 15 января на том же месте опять состоялся митинг опять же с перекрытием Невского проспекта. Акции протеста 14 и 15 января проходили в нескольких местах одновременно. Результатом акций стало то, что губернатор Валентина Матвиенко согласилась на встречу 17 января с представителями митингующих. 17 января также прошел несанкционированный митинг. Первый санкционированный митинг состоялся в Петербурге лишь 25 января. Акции протеста прошли также 26 и 29 января. Власти действовали противоречиво: с одной стороны арестовывая и подвергая издевательствам активистов (в том числе, больных пенсионеров), с другой – пытаясь найти возможность компромисса, но не идя ни какие серьзные шаги навстречу протестующим гражданам.

12 и 15 января состоялись акции в Пензе. 15 января митинги прошли во многих городах Подмосковья- Красногорске, Балашихе и других. Повторно прошла акция в Химках. Надо отметить, что, несмотря на то, что по ТВ была запущена дезинформация о том, что митинг не состоится, в акции приняли участие около 4000 человек.

17 января в Тюмени перед городской администрацией собралось более 200 пенсионеров. В то же день В. Путин выступил на заседании Правительства, возложив ответственность за ситуацию в стране на некоторых членов кабинета министров, не должным, по его мнению, образом обеспечивших исполнение федерального закона № 122.

18 января состоялся митинг в Перми. При этом митингующие попытались на какое-то время захватить в заложники и.о. губернатора. Против некоторых участников митинга были возбуждены уголовные дела. На следующий день акция повторилась. При этом была перекрыта дорога к мосту через Каму. В тот же день прошла акция протеста в Воркуте, митинги против отмены льгот 17-19 января состоялись также в других населенных пунктах Республики Коми.

19 января митинги прошли в Казани (где была перекрыта улица Татарстан), Самаре (где было перекрыто Московское шоссе), Хабаровске, продолжилась акция в Перми. Наиболее многочисленный митинг прошел в Тольятти, где на акцию протеста вышло, по некоторым данным, до 5000 человек. В Ижевске 19 и 21 января также прошли массовые акции протеста.

20 января продолжился ежедневный пикет в Петербурге у Гостиного двора, который проводился ежедневно. Продолжились так же волнения в Самаре. В Бийске (Алтайский край) выступления, начатые 20 января, продолжились 21-го. В Орехово-Зуево Московской области на митинг вышло более 4000 человек. В Туле в акциях протеста, организованных КПРФ, Российским Союзом пенсионеров, «Родиной» и сторонниками С. Глазьева приняло участие около 5000 человек. В Новосибирске митингующими была перекрыта главная улица города – Красный проспект.

21 января на митинг вышли жители Архангельска. Митинги также прошли в Петропавловске- Камчатском, Ленинградской области (Сланцы и Приозёрск) Иркутской области (Ангарск и Усолье- Сибирское). В Барнауле на митинг протеста вышли примерно 10 тыс. человек. Был перекрыт Ленинский проспект.

22 января акции протеста прокатились по многим городам России. Но наиболее примечательной стала акция в Москве на площади Белорусского вокзала. На митинг, организованный КПРФ, «Трудовой Россией», рядом других организаций, собралось около 5 тыс. человек. После завершения митинга группа членов АКМ и СКМ попыталась пройти к администрации Президента, но была остановлена ОМОНом. В ходе столкновения были задержаны 8 активистов АКМ и СКМ, в том числе лидер АКМ(КПСС) Удальцов. После проведения пикета у отделения милиции, в котором находились задержанные, их удалось освободить. Параллельно в тот же день в Москве проходила акция НБП.

23 января очередной митинг против отмены льгот прошел в Казани. Митинг в другом городе Татарстана- Набережных Челнах – был ещё более многочисленным. В Мурманске участники акции, организованной КПРФ и Партией пенсионеров, митинговали перед Дворцом культуры им. Кирова и, затем, городской администрацией. По оценке УВД Западного округа Краснодара в этот день митингующих в столице Кубани было от 300 до 500 человек. Как сообщает ИА «КПРФ-news»), акция протеста прошла и в Г. Дмитрове Московской области. Вообще, акции в Подмосковье были настолько многочисленными, что одно перечисление протестных действий лишь по этому региону заняло бы не одну страницу. На митинге в Дмитрове  собравшиеся единогласно приняли требование отставки Президента.

25 января на акцию во Владимире вышло, по оценкам ИА REGNUM, более 1000 человек. В тот же день прошла акция в одном из райцентров Владимирской области – Коврове. Продолжились протестные акции в Республике Коми. На этот раз митинговали жители Сыктывкара. В соседнем регионе – Кировской области – митинг состоялся впервые. По данным ИА REGNUM, число митингующих в Кирове превысило 3500 человек. Повторились акции во Владимире и Перми. В Петербурге, как было сказано выше, в этот день прошел первый санкционированный властями митинг. Против реформы выступили жители Архангельской области и Томска. В Нижнем Новгороде, по оценкам ИА REGNUM, на улицы вышло более 4 тыс. человек. В Кургане, по сообщению исполкома регионального профсоюза "Защита-Курган", несмотря на сильный мороз, протестовать против отмены льгот собрались более 300 бывших льготников.

26 января на акцию протеста вышли жители Екатеринбурга. Митинги состоялись в Смоленске и Ростове Великом. Как и 23 января, в Ростове инициатором акции стал «Союз Советских офицеров». В Воронеже митингующие перекрыли проезжую часть в районе площади Ленина. В Калининграде состоялась акция протеста местных студентов. В Якутске также прошел митинг в защиту социальных гарантий. Автомобильный мост через Волгу перекрыли участники акции протеста в г. Кимры Тверской области. В акции, по данным местных СМИ, приняло участие более 3000 человек. Многочисленные митинги прошли по Ставропольскому краю, причём местная власть не только не препятствовала митингам, но, по непроверенным данным, являлась одним из инициаторов акции.

27 января митинг прошел уже в самом Ставрополе. Вновь прошли митинги в Перми, Пензе, Самаре, Вологде, Иркутске, Якутске, Владимире и ряде других городов. В Москве более 500 человек митинговали у музея Ленина. Организаторами акции явились партия «Родина» и Союз молодёжи «За Родину». Запланированный пикет состоялся в Архангельске. В Омске прошли сразу три митинга и два перекрытия дороги. В райцентре Можги удмуртской республики, по данным ИА «День», протестовать вышли около 350 человек.

28 января в Калининграде помимо санкционированного митинга состоялся несанкционированный, в котором приняли участие более 200 пенсионеров. В Пскове наряду с митингом прошло собрание пенсионеров и ветеранов. Митингующие Архангельска дали власти 12 дней, в течение которых их требования должны быть удовлетворены. В противном случае акции протеста возобновятся. Акции протеста прошли также в Томске, Братске, Калининграде, Астрахани, Кирове, Пензе, Котласе.

29 января акции прошли в Петербурге, Москве, Великом Новгороде, Астрахани, Саранске, Брянске, Улан-Удэ и ещё многих городах России.

Несмотря на то, что протестное движение только разгорается, уже можно подвести некоторые итоги.

Первое. Власти не ожидали такого напора граждан и ведут себя противоречиво, непоследовательно. Если в некоторых регионах (Калининград, Пермь, Петербург, Москва), действия протестующих встретили жёсткий отпор со стороны властей, то во многих регионах местная и региональная власть проявила солидарность с требованиями митингующих. Имел место диалог участников акций протеста и губернаторов, как, например, на Ставрополье. В ряде регионов власть пошла на уступки народу. Так, в Новосибирской области социальный проездной билет будет стоить 90 рублей вместо 360. В Пензе отсрочено действие ФЗ № !22. Такая же ситуация во многих других регионах. В Удмуртии стоимость социального проездного будет компенсироваться из регионального бюджета (хотя многие требования удмуртских льготников пока остались неудовлетворёнными). В некоторых регионах отсутствие подобных уступок подвигло народ на требования отставки местной власти. Так, например, на митинге в Уфе было принято требование отставки М. Рахимова в срок до 26 февраля. Наконец, на состоявшемся в четверг заседании правительства РФ было принято решение о повышении базовой части трудовой пенсии на 240 рублей с 1 марта 2005 года. С 1 марта базовая пенсия, размер которой сейчас составляет 660 рублей, будет повышена до 900 рублей. Всё это говорит о том, что массовые акции протеста возымели действие.

Второе. Несмотря на то, что в некоторых регионах наметился конфликт между партиями и движениями (так, во Пскове назрел конфликт между анархистами и рядом ветеранских организаций, выступающих с национально-патриотических позиций), в целом по России представители разных партий выступали либо совместно, либо не входя в конфликт друг с другом. С требованиями отмены реформирования системы льгот выступили совершенно разные политические и общественные организации – от либералов-правозащитников и анархистов до представителей патриотического блока и радикальных коммунистических организаций.

И третье. Практически все митингующие выдвигали в качестве лозунгов отставку Президента, правительства и досрочные выборы Государственной Думы. Стало ясно, что уступки со стороны власти ничего не решат, пока не решена основная проблема – проблема власти, проводящей неадекватную социально- экономическую (и не только) политику.

Таковы первые наброски к хронологии протестных акций, которые катятся по России с начала января. Но главное еще впереди.

А.Подрезов

(Текст подготовлен по материалам, имевшемся в Интернете на 30 января 2005 г.)