ИДЕИ И ПРАКТИКА КОММУНАЛИЗМА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Штырбул А.А..,д.и.н,

профессор кафедры

политической истории, Омск

Глобальный этапный кризис современной человеческой цивилизации выражается, в том числе, и в кризисе государства и государственности. «В теории, - отмечает американский профессор-политолог К. Менхаус, - миром правят суверенные государства, обладающие всей полнотой власти на своих территориях. В реальности же миллионы людей живут в политическом вакууме, в котором власть государства минимальна или незначительна. Такое «безвластие» царит в городских и трущобах, заброшенных сельских общинах и, что самое трагичное, в расползающихся зонах распада государственной власти». Однако анархистам, мечтающим покончить с государством как можно быстрее, радоваться рано. По авторитетному мнению ученого, «несмотря на свою функциональную несостоятельность в отдельных регионах мира, государство, видимо, сохранится очень надолго. (…) Ирония ситуации состоит в том, что для отдельных граждан государство – это орган одновременно и необязательный, и незаменимый»1.

Одним из перспективных вариантов преодоления современного кризиса государства, а также кризиса отношений государства, общества и личности, по нашему мнению, является коммунализм, идеи и практика которого имеют уже довольно солидную историю.

Коммунализм – система управления, сводящая к минимуму власть центрального правительства и способствующая максимальному развитию местного самоуправления. Таким образом, коммунальная система – это форма политической организации общества, при которой, наряду с (минимальной, но сильной) центральной властью развиты формы местного управления и самоуправления2.

Проблема коммунализма, коммунальной системы и коммуналистического общества связана с такими важными самостоятельными проблемами и вопросами, как

-           общественная самоорганизация в мировой истории;

-           эффективные государственное управление и общественное самоуправление;

-           преодоление (а в начале – минимизация) отчуждения человека от власти и общества;

-           альтернативность в историческом процессе и общественном развитии;

-           федерализм.

Идеи коммунализма и его первые практические опыты появляются еще на заре классовой истории человечества.

Один из наиболее выдающихся представителей китайской школы даосов Чжуан-цзы (369-286 гг. до н.э.) считал современное ему государство силой, которая стесняет естественное развитие личности. Но, при этом, даосы не призывали к полной ликвидации государства. В своей концепции Чжуан-цзы допускал существование государства, - но такого, которое бы никто не ощущал и не замечал3. Можно было бы отнести это к одному из первых проявлений либерализма, если бы не сочетание такого государства с всеохватной сетью крестьянских общин Китая. Таким образом, речь шла о сочетании минимального государства с широким местным (в данном случае – сельским общинным) общественным самоуправлением.

Определенный шаг в сторону коммунализма был сделан в древней Греции классического периода (У-IУ вв. до н.э.). Не вдаваясь в данной статье в подробности спора между сторонниками государственной и негосударственной природы древнегреческого полиса, отметим, что в этом общественно-политическом организме имели место некоторые черты раннего коммунализма.

Следующим важным этапом в развитии коммунализма стали городские коммуны Западной Европы Х-ХIII вв. и связанное с их борьбой коммунальное движение (т.н. «коммунальные революции»). Важно отметить, что в этот период коммунализм стал спутником федерализма, и в результате Западная Европа дала примеры альтернативного «вертикальному» (иерархическому и государственному) обществу – общества «горизонтального» (федерации городских коммун и сельских общин, существовавшие от нескольких десятилетий до нескольких столетий).

Элементы коммунализма занимали заметное место в системе взглядов Дж. Уинстенли. Контроль за выполнением справедливых законов в обществе, состоящем из общин, по мнению Уинстенли, должен был быть сосредоточен в руках чиновников, избираемых народом. Избираться должны были люди, обладавшие спокойным и мирным характером, в том числе лица, зарекомендовавшие себя как мужественные борцы с прежним режимом. Во главе каждой из общин планировался избранный ее народом парламент, при чем его члены должны были быть не моложе 40 лет, а т.н. чиновники надзора – не моложе 60 лет. «Законы и честные начальники свободной республики» должны были сдерживать и обуздывать неразумное поведение некоторых «алчных, гордых и скотоподобных» людей. Элементы государства, таким образом, сохранялись в сочетании с общинными принципами и общинным устройством планируемого нового справедливого общества4.

Значительные элементы коммунализма находим и в системе У.Годвина, которого время от времени некоторые исследователи (в первую очередь проанархистские) неправомерно относят к приверженцам и даже классикам анархизма. «…Есть достаточные основания сомневаться в возможности и необходимости рассматривать социально-политическую теорию Уильяма Годвина как одно из явлений анархистской мысли», - считает, и на наш взгляд, вполне справедливо, А.В. Чудинов5. «Нельзя назвать анархистом того, кто защищает сохранение доминирующей роли политической власти в централизованной нации-государстве даже на период «перехода» », - полагает американский историк Дж.П.Кларк6. Анархистам, утверждающим, что У.Годвин – классик и даже «отец» анархизма, следовало бы внимательнее читать его работы. Так, в книге «О собственности» сказано: «Надо думать, что вначале потребуется некоторая доля власти и насилия, но эта необходимость происходит не из природы человека, а из учреждений, которые его уже успели развратить»7. Отрицая правительство для будущего, Годвин допускал его для настоящего. Симпатии Годвина при этом склонялись к демократической форме правления8.

Значительным этапным событием в истории идей и практики коммунализма стала Парижская Коммуна. Составляющими социально-экономических и политических представлений о сущности Парижской Коммуны во время ее возникновения и существования явились:

-           традиции коммунального движения в Западной Европе и, прежде всего, во Франции и Фландрии периода Средневековья;

-           отдельные идеи протокоммунализа периода Средневековья и начала Нового времени;

-           коммуналистско-федералистские идеи анархо-либерала Ж.-П. Прудона, а также левых прудонистов Ж.-Б.Мильера и Г.-А.Лефрансе;

-           марксистская концепция диктатуры пролетариата как государства особого типа (не вполне уже государства).

В основе политической программы Коммуны лежала идея коммунальной автономии и превращения Франции в федерацию самоуправляющихся коммун. Широкая популярность идей автономизма и коммунализма объяснялась еще и резко отрицательным отношением трудящихся масс, в т.ч. средних слоев, к полицейско-бюрократической централизации, доведенной до крайности в период Второй империи. Принятая 19 апреля 1871 г. декларация «К французскому народу» – основной программный документ Коммуны – подчеркивала принцип «полной автономии коммун на всем протяжении Франции…». Центральная администрация страны, указывалось там же, будет представлять собой «собрание делегатов всех объединенных коммун»9.

Некоторые буржуазные историки пытались поставить под сомнение социалистическую направленность Коммуны и представить ее результатом формальной путаницы понятий «коммунализм» и «коммунизм». Характерно, что буржуазная пресса периода Коммуны этих понятий не путала, считая «коммунализм» политической формой существования коммунистических тенденций10.

Революционные социалисты и анархисты, - каждые по-своему, - увидели в Коммуне подтверждение некоторых своих идей. Так начался более чем вековой спор о идейно-политическом наследстве  Парижской Коммуны. Но уже в первые годы возникло и среднее течение – коммунализм, сочетавшее свободу в теории и власть на практике. Некоторые из участников Коммуны, будучи в эмиграции (в частности, Лефрансе) разработали теорию федерального социалистического коммунализма, - как систему, среднюю между т.н. авторитарным социализмом и анархизмом11.

Идеи коммунализма приветствовал и развивал К.Маркс в работе «Гражданская война во Франции» и других. Парижская Коммуна являлась, по мнению К.Маркса «…политической формой, при которой могло совершиться экономическое освобождение труда». Исследуя практику и уроки Парижской Коммуны, он пришел к выводу, что коммунализм может явиться организационно-политической формой власти трудящихся в грядущих пролетарских революциях. Решающие шаги к коммунизму могут быть сделаны, отмечал он, «благодаря политической организации в форме Коммуны» 12.

Черты коммунализма несла в себе Советская власть первых месяцев своего существования (т.н. «первая Советская власть»). Для нее в этот период была характерна относительная ограниченность центральной власти (Совета народных комиссаров), значительная децентрализация страны и широкая автономия местных органов управления и самоуправления – Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов разных уровней, крестьянских комитетов, фабрично-заводских комитетов, общин, коммун. Коммунализм здесь сливался с федерализмом: появился ряд местных советских республик разной величины, возникших как на территориально-национальной, так и на территориально-региональной основе. В этом были и плюсы, и минусы. С одной стороны, шло развитие социального творчества масс на местах и обеспечивался учет местных условий. С другой стороны, появилась определенная неразбериха, несогласованность; зачастую имел место неучёт общероссийских интересов. Совершенствование коммунализма и федерализма в Советской России лишь начиналось. Однако, вспыхнувшая в мае 1918 г. широкомасштабная гражданская война потребовала жесткой централизации в управлении обществом, усилила государственный централизм (а с ним и бюрократизм) и свела до минимума элементы общественного самоуправления и коммунализма в советском обществе.

Идеи коммунализма, для кого-то достаточно неожиданно, но, по нашему мнению, вполне закономерно, встречаются у Ю.В.Андропова в его программной работе «Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР» (1983 г.). Ю.В.Андропов выдвинул концепцию сочетания сильного советского государства, изживающего бюрократизм, с широким общественным самоуправлением, которое считал необходимым всемерно развивать13. Правда, здесь Ю.В.Андропов был довольно осторожен. События в Польше начала 1980-х гг. и связанные с ними антисоветские (в т.ч. анархо-синдикалистские) спекуляции на проблеме дефицита общественного самоуправления при социализме, заставили проявлять такую осторожность. Развить в теории и на практике заявленные в работе коммуналистические идеи Ю.В.Андропов не успел.

Осуществление на практике похожих идей можно было наблюдать на рубеже 1980-х - 1990-х гг. в самопровозглашенной Приднестровской Молдавской республике в первые годы ее существования: сильная административная (во главе с президентом) власть трудящихся в сочетании с широким общественным (производственным и территориальным) самоуправлением (Советы народных депутатов; советы трудовых коллективов (СТК) во главе с Объединенным советом трудовых коллективов (ОСТК); рабочая самооборона; женские комитеты; Черноморское казачье войско и т.д.).

Элементы коммунализма можно выделить в практике «югославской модели» социализма (1950-е – 1980-е гг.); в теории и практике лидера Ливийской революции и Ливийского государства М.Каддафи14 (1970-е – 1990-е гг.); в теоретическом и практическом опыте коммунитарного движения в США и некоторых странах Западной Европы (последняя треть ХХ в.)15; в заметном, хотя и очень кратковременном, всплеске движения против бюрократизма, за развитие общественного самоуправления в СССР (1986 – 1989 гг.).

Коммунализм, как система отношений личности, общества и государства, в известном смысле универсален: он способен, в принципе, существовать и развиваться в условиях разных общественных систем, и принимать разное (хотя и не любое) классовое содержание. Кроме того, коммунализм оптимален в том смысле, что он, в той или иной мере, (в зависимости от конкретных условий), расширяет возможности участия масс в управлении обществом, влияния на государственную власть, массового ассоциированного социального творчества, минимизации отчуждения человека от общества. На наш взгляд, именно коммунализм социалистического типа, с учетом, конечно, национальной и цивилизационной специфики, является и будет являться в дальнейшем оптимальным вариантом политической системы социалистического общества, где бы оно не строилось, и одним из важнейших условий его развития и совершенствования.



1 Менхаус К. За фасадом «бумажных» государств // Курьер ЮНЕСКО. 2001. Февраль. С. 25.

2 Социологический энциклопедический словарь / ред. Акад. Г.В.Осипов. М., 1998. С. 130-131.

3 Мамут Л.С. Этатизм и анархизм как типы политического сознания (домарксисткий период). М., 1989. С. 51-52.

4 Уинстенли Дж. Закон свободы // Предшественники современного социализма в отрывках из их произведений. Ч.1. М.-Л., 1928. С. 96; Беер М. Всеобщая история социализма и социальной борьбы. М., 1928. С. 295-296.

5 Чудинов А.В. Был ли Годвин «отцом анархизма»? // Анархия и власть. М., 1992. С. 40.

6 Цит. по: Там же.

7 Годвин В. О собственности. М., 1958. С. 211.

8 Ященко А. Международный федерализм. М., 1908. С. 329.

9 Парижская коммуна 1871 г. (Время – события – люди). М., 1970. С. 30.

10 Федоровский И.Г. Буржуазная и реформистская историография Парижской Коммуны в современной идеологической борьбе // Критика современных буржуазных и реформистских фальсификаторов марксизма-ленинизма. М., 1980. С. 148.

11 Неттлау М. Очерки по истории анархических идей и статьи по разным социальным вопросам. Тусон, 1991. С. 93, 96.

12 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Второе издание. Т. 17. С. 346, 554.

13 Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи: Издание второе. М., 1984. С. 242-244.

14 Каддафи М. Зеленая книга. М., 2000. С. 5-6, 33-36.

15 Не соперничество, а сотрудничество! (Коммунисты и новое в социальных движениях). М., 1984. С.82-84, 116-117; Дрин О. В клюве Белого орла // Советская Россия. 1997. 14 августа. С. 3.