Деятельность буржуазного российского государства по «внедрению нового сознания в массы».

 В.Е. Хазанов

Сколько бы ни говорили официальные пропагандисты о «деидеологизации», любое государство не может не иметь той или иной идеологии.

И попытки «привить» ее народу после переворотов осуществляются, прежде всего, через систему политико-психологических мифов, лозунгов (или, как сейчас модно говорить, «слоганов» и «брендов»).

Так, мы уже в начале 90-х годов узнали, что:

- наша страна – это «совок» и все мы «совки»;

- наши предприятия (институты, больницы) «лежат на боку»;

- «бесплатный сыр бывает только в мышеловке»;

- «лечиться даром – даром лечиться»;

- «учиться даром – даром учиться»;

- «каждый должен позаботиться о себе»;

- «каждый – за себя и только Бог – за всех»;

- и вообще: «государство - это ночной сторож».

Но так как эти, в сущности, плоские, примитивные сентенции трудно прививались в наше «совковое сознание», то были включены идеологические системы «переделки этих людей в этой стране».

Выделю, по крайней мере, три таких метода:

- религия как метод подчинения;

- реклама как метод оглупления;

- принижение женщины как метод обмана и разделения общества.

Итак, мы повсеместно наблюдаем «религиозный ренессанс» в нашей стране.

Разумеется, я отдаю себе отчет в том, что это – чрезвычайно сложная и болезненно воспринимаемая многими людьми проблема. Поэтому – небольшое предварительное замечание: автор ни в коей мере не стремиться оскорбить чувства искренне верующих людей любой конфессии, существующей в нашей стране. Рассматриваемые примеры и размышления обращены как к атеистам, свобода совести которых сейчас откровенно подавляется, как и к тем, кто в сложных условиях политического, экономического и духовного кризиса растерялся и надеется найти в религии утерянную жизненную опору.

Правда, следует заметить, что есть и отличие у «демократов» и «патриотов»: первые пропагандируют любую религиозность, а вторые – пытаются втянуть страну в борьбу вокруг того, какая конфессия – истинно «русская» (татарская, калмыцкая и др.), а какая – «злостно внедряемая», «чужеродная». Но это – нехитрый прием отвлечения внимания людей от истинных проблем, поиски удобного «внешнего» или «внутреннего» врага.

Резкое усиление влияния религиозного мировоззрения на жизнь в нашей стране, бывшей до недавнего времени столь же массово атеистической, несомненно. Особенно это касается православного (по западной терминологии, в данном случае, куда более точной – ортодоксального) христианства и иерархической структуры соответствующей церкви. Уточню, что на самом деле, первично в этом процессе именно эта самая церковь, а мировоззрение – вторично, но здесь нет ничего нового: так же было и до 1917 года, тоже самое представляло собой сталинско-брежневская КПСС.

Вот несколько фактов для иллюстрации этих утверждений, по возможности, без комментариев (повторю, что я вполне уважаю права человека верить, во что ему угодно и, соответственно, не скрываю своих твердых атеистических убеждений).

Российский Президент, руководитель светской власти светского по Конституции государства, демонстративно осеняет себя православным крестом, появляется на вполне общегосударственных мероприятиях совместно с патриархом РПЦ и договорился ужо до того, что вообще «государство российское возникло благодаря православной вере».

Соответственно, все более уверенно и даже развязно начинают вести себя православные священники, позволяющие себе называть своих прихожан унизительными терминами «окормляемые» и «пасомые» и, соответственно, обращаться с верующими как с неразумным стадом.

Смешно и грустно смотреть на то, как бравые ребята – воздушные десантники – обзавелись в своем полку военным священником, часовней, все стали православными. Правда, это не спасает их от гибели при нападении других бравых ребят, уверенных, что на небе находится совсем другой Бог, а убить «неверного» - удачный способ приблизиться к этому своему Богу.

И уже не удивляешься, когда настоятель храма Святого Георгия на Поклонной горе, посвященного, казалось бы, памяти всех наших людей, погибших в Великой Отечественной войне, некто «отец» Георгий заявляет в присутствии всех основных теле- и радиокомпаний: «это безбожная идеология должна быть искоренена» (имеется в виду, конечно, коммунистическая идеология). Такого себе не позволял даже Сталин (он не требовал искоренить саму религию, сам был, как- никак священником по образованию, хотя и без диплома). Зато Гитлер именно так и говорил о коммунистической идеологии (кроме слова «безбожная»). Что ж, поздравляем «святого отца» с замечательным единомышленником.

А чего стоит массово «мироточащие» (в просторечии – «плачущие») иконы? Отовсюду идут такие сообщения. Напомню, что малообразованные комсомольцы 20-х гг. легко демонстрировали этот дешевый фокус: у них «плакали» любые деревянные предметы. А в более давние времена суровый Петр 1, как известно сам взявшийся руководить не только «светской», но и «духовной» властью, узнав, что во многих местах страны «заплакали» иконы, пообещав всяческие суровые кары священникам. И что же? Что называется, как рукой сняло, перестали «мироточить».

Очень зловеще выглядит тот факт, что практически все наши российские бандиты обязательно ходят в церковь, выделяют огромные средства на храмы. А если уж кто-то из них – не православный, как уж наверняка – приверженец какой-то другой религии. Бог, очевидно, не возражает против такого «кощунства».

«Комсомольская правда», сама сделавшая немало для торжества религии, вынуждена была описать дикий случай травли в Краснодарском крае преподавательницы психологии Т.Ф. Куликовой, создавшей для школьников курс «Человековедения». Местный священник объявил ее «посланницей сатаны, творящей зло», потребовал от нее, что бы она на своих уроках она говорила только о религии, да еще и пояснил: «Вы внушаете веру в человека, а нам (!! – Кому? – В.Х.) нужно, чтобы они верили в Бога». И это естественно: конкуренции эта многовековая идейно-политическая структура не терпит, руководства РПЦ уже прямо заявляет: «Мы готовы войти в школы: у нас уже есть программы, учебники, педагоги». Во многих школах уже введен предмет «Основы православия». Так, для младших школьников одной из задач преподавания «православной культуры» прямо ставится: «…эффективно управлять внутренними ресурсами человека». В вузах вместо «религиоведения» введена «теология». «Отец» Владимир, член соответствующей комиссии, утверждает, что это «не противоречит Конституции» (на самом деле – как минимум, двум статьям: о светском государстве и о свободе «совести»). Читать «предмет» будут кафедры истории (!!).

И правильно сказано в открытом письме Атеистического общества Москвы Президенту, премьер министру и уполномоченному по правам человека РФ: «… Ее (религии) адепты захватили почти монопольное право вести мировоззренческую пропаганду в СМИ и навязывают свои религиозные взгляды бесцеремонным, грубым и безапелляционным образом. При этом несогласные с ними люди подвергаются систематическим оскорблениям, либо их мнение просто игнорируются».

Церковные иерархи, увлеченные процессом «возвращения собственности», очевидно, не боясь согрешить, не стесняются самой откровенной лжи. «Сам» Алексей II, выступая на съезде православной молодежи в храме Христа Спасителя, недавно заявил, что «за время советской власти были стерты с лица Земли целые сотни тысяч храмов и монастырей». Естественно, внимавшие речам «духовного пастыри» молодые люди не знали, что, по данным предреволюционной статистики, на территории Российской империи (включая Польшу и Финляндию) было всего около 40 тысяч церквей и монастырей.

Весьма характерен тот факт, что церковники с особой ненавистью относятся не к Сталину (при котором, в основном, храмы-то сносились), а к В.И. Ленину, хотя, казалось бы, он сделал благое дело: вернул РПЦ самостоятельность, патриарха и др. Но это – понятно, при нем ведь их отделили от государства и от школы, и они потеряли власть и влияние на «пасомых».

Нынешнее государство их устраивает. Оно позволяет российских граждан произвольно зачислять в «православие». Так, в одном из городов (Мегионе) патриарх сообщил, что в нем «подавляюще большинство православные» (??). Как определил? Или просто посмотрел фамилии жителей, включая и только родившихся младенцев? Но тогда это не просто наглая ложь, но и откровенный национализм.

Почувствовав свою силу и учитывая, очевидно, уже отмеченную выше подчеркнутую религиозность нашего Президента, «отцы церкви» начинают откровенно распоясываться. Под руководством второго лица в РПЦ - митрополита Кирилла была подготовлена и принята Архиерейским собором так называемая доктрина, содержащая не только требования возвращения церкви многих зданий, ценностей и земли, но и явные угрозы в адрес светской власти. Прямо утверждается, что светская власть вторична по отношению к религиозной и не имеет права оценивать церковь, так как последняя «основана непосредственно самим богом». А если попытается, то, цитирую: «государственная власть тем самым перед лицом Вечной правды выносит суд о себе самой и в конце концов предрекает свою судьбу». Далее идут угрозы, призывающие верующих к неповиновению, к нарушениям православными законов, если они противоречат их вере, а церковь будет определять наличие в решениях светской власти «греховных и душевредных деяний» и, соответственно, давать указания верующим относительно неповиновения властям.

Интересно, если бы какое-либо еще движение или конфессия попробовали бы выступить с подобным документом, что бы в нашем «очень демократическом» государстве с ними сделали бы власти?

Но РПЦ - позволяется. Это и есть самый настоящий тоталитаризм.

А что делают церковники, полностью захватив власть в стране, хорошо видно на примере Афганистана. Одно лишь уничтожение древних статуй - символов другой религии и памятников культуры - говорит обо всем.

Любая церковь, вооруженная своей идеологией (религией) и внутренней иерархией, всегда тоталитарна, всегда стремится заставить людей иметь именно ее мировоззрение, всеми доступными ей средствами пытается его навязать. Именно потому она так стремится работать в детских дошкольных учреждениях, в школах, армии, именно поэтому она стремится навязать каждому адепту постоянное ощущение своей вины, греховности не только поступков, но и помыслов.

Критическое мышление у верующих в отношении «своей» религии, чаще всего, совершенно отсутствует. Ведь они всерьез верят, что жизнь каждого из шести миллиардов (!) нынешних жителей Земли определяется некоей «сверхсущностью». Правда, часть из них связывает с богом лишь свои способности, достижения, а про беды, неудачи, войны, смерть близких стыдливо умалчивают, т.к. это не укладывается в постулат о безграничной любви бога к людям. Зато наиболее агрессивные и психически нездоровые верующие все беды считают божьим наказанием за «грехи». Именно эти люди и определяют лицо религиозного «ренессанса». Какая уж тут «духовность» - сплошная злоба и желание подавить несогласных!

И вот уже наши будто бы на 90 % атеистичные люди массами валят в церкви, мечети, синагоги и др. подобные заведения, и, что еще более страшно, ведут туда своих детей. В этих условиях религиозные деятели становятся все более откровенными. Так, митрополит Кирилл в выступлении по радио прямо заявил: «Религия — это не учение и не морализаторство, а сообщение о факте» (т.е. уже они не затрудняют себя доказательствами и не прикрываются броней морали, а просто — почти приказывают верить им на слово).

И.А. Ефремов очень точно определяет поведение верующего человека как «… рабское преклонение перед грозной силой Бога, определяющего всю судьбу человека, карающего, преследующего и проклинающего, преклонение, составляющее основу древнееврейской религии и ее дериватов – христианства и ислама».

Но как бы кое-кому не показалось «кощунственным», есть еще один, не менее действенный, чем религиозная пропаганда, метод воздействия на наших людей: это реклама. Особенно, естественно, - телевизионная (тут есть воздействие почти на все органы чувств).

Если верить нашей телевизионной рекламе, то главные фирмы в мире - «Проктер энд Гэмбл», «Нестле», «Магги» и производители всевозможных напитков. А самые необходимые товары - это производимые ими средства косметики и гигиены, конфеты, кофе, жевательная резинка и др.

Создается впечатление, что мы, «эти дикие русские», до прихода западных компаний-миссионеров, мылись и стирали белье золой и глиной или вообще не мылись и не стирали; никогда не производили и не ели шоколада; не слышали о том, что грудному младенцу лучше, когда он сухой и т. д., и т.п.

Конечно, главный объект воздействия рекламы как метода «изменения сознания» - молодежь. При этом навязываются не «западные стандарты поведения», как скажут наши записные «национал-патриоты», а те образцы, которые предлагаются жителям национальных окраин американских городов и бывших колоний в Африке и Азии. «Живи футболом, дыши футболом, пей «Сока-Со1а» - не правда ли, просто блестящая иллюстрация такого подхода к формированию самосознания российских подростков?

Можно с уверенностью говорить, что подобная реклама всегда выполняет, как минимум, две функции:

1. Прямую, т.е. навязывание потребления того или иного, причем часто заведомо вредного для здоровья и не решающего свою объявленную задачу продукта. (Например, утоление жажды - для напитка).

2. Косвенную, но еще более опасную - навязывание определенных стереотипов поведения: кривляния, бессмысленной суетливости, отталкивающей неряшливости (пьют, захлебываясь, обливаясь, или вообще льют жидкость в рот; кстати, то же можно сказать и о рекламе еды — чавкают, лезут руками в тарелки, снимают куски с вилки соседа и т.п.).

Представители мужского пола при этом отвратительно глупы и дебильны, да и, как правило, на редкость уродливы внешне (особенно в меняющихся время от времени рекламных роликах «сникерсов», «фанты» и «спрайта»). О текстах говорить вообще не приходится: «не тормози - сникерсни», «сникерсни в своем формате», «не дай себе засохнуть» и т.д. И не стоит, потом удивляться, что подростки ведут себя в реальной жизни именно по этому стандарту, а радость выражают диким визгом и американизированными воплями «вау!» и «йес-с!» с выбрасыванием рук вверх.

В рекламе действительно свой особый язык. Тут - и бессмысленно звучащие по-русски прямые переводы «слоганов» западных компаний: «Давать самое лучшее», «настроение «Честерфилд» и т.п.; и безграмотные перлы доморощенного происхождения: «Новое поколение тарифных планов», «твой любимый тариф». С трудом представляешь себе ли «поколения», а уж любовь к тарифу - явное извращение.

Но есть и не столь примитивные приемы. Так, чтобы придать тому или иному товару вид чего-то очень серьезного, разработанного на высоком научно-технологическом уровне, сообщается, что этот продукт, например, с «триклозаном», «витакальцином» или попроще - с «минералами». В общем, чем загадочней звучит, тем скорее купят (как сейчас выражаются циники-журналисты - «пипл схавает»). И, как ни печально, «хавает».

Подтверждением правоты этого заключения является небольшой опрос, который я провел в 2001-2002 гг. среди людей самых разных профессий и возрастов.

Вопрос был лишь один: «назовите наиболее часто повторяющуюся формулировку, ключевые слова в нашей телерекламе». И лишь четверо из нескольких сотен человек назвали эту формулировку: «Надежная защита и мягкий уход». Надо сказать - удивительно точное попадание в психику, подсознание массы наших людей, чувствующих себя «незащищенными» и «неухоженными». Так хочется защиты и заботы, что эта фраза вообще не замечается, а сразу воспринимается подсознанием. Над ее подготовкой явно работали очень неглупые психологи. И не нужен никакой пресловутый «25-й кадр».

Естественно, что у многих «потребителей» такой рекламы сама собой формируется положительная установка на соответствующий товар. Но, хотя и реже, возможна и прямо противоположная реакция: под давлением не только назойливой рекламы, но и других резких изменений жизненного уклада, слома привычных понятий, у некоторых людей возникает психическое явление дезадаптации или когнитивного диссонанса: человек просто перестает воспринимать окружающее, а это - признак разновидности шизофрении — так называемого аутизма.

Но есть и третий путь воздействия на сознание «россиян».

Начало постсоветскому возрождению «домостроя» было положено еще при Михаиле Горбачеве, который первый заговорил о возвращении женщин к «домашнему очагу» и «идеалу материнства». На практике это привело к почти полному вытеснению женщин из деловой и общественной жизни.

Подобная ситуация могла обрадовать только тех женщин, которые давно махнули рукой на работу или вообще не начинали всерьез заниматься профессиональной карьерой.

После 90-х годов идеал оформился окончательно: богатый муж - вот панацея от всех невзгод! Между тем, насаждая при помощи масс-медиа образ мужа - «источника всех благ», мужчины не в последнюю очередь руководствовались таким немаловажным соображением: не допустить женщин к перераспределению финансов, власти и собственности!

Операция по отлучению женщин от наиболее доходных сфер экономики была проведена быстро и безболезненно. Этому способствовал еще один идеологический стереотип, сложившийся в нашем обществе задолго до перестройки. Это - отрицательный образ деловой женщины.

И некоторые результаты подобной деятельности уже видны.

Лет 5 назад на занятии по психологии один из моих студентов лет 18-ти неожиданно заявил: «Я вообще не понимаю, зачем девчонки учатся, получают образование? Они же будут сидеть дома!» (Кстати, всегда в таких случаях употребляется глагол «сидеть», т.е. практически — бездельничать, не работать - В.Х.). Когда же я попытался обратить его внимание на то, что не только мужчины, но и женщины имеют от природы разносторонние способности и должны реализовываться в жизни, то услышал раздраженное возражение: «Женщина должна дома сидеть, а то я приду с работы, а в доме развал, ужин не готов». И совершенно искренне обрадовался, когда я намекнул, что он - единомышленник «видного политика», произнесшего сентенцию насчет того, что место женщины «кухня, дети, церковь» (юноша даже не подозревал, что этот политик - А.Гитлер!)

Но может быть, это «молодо-зелено»? Тогда другой пример. Несколько лет назад я проводил занятие в Учебном центре крупнейшей российской монополии - ОАО «Газпром» по проблемам управления конфликтами в организации для работников, недавно назначенных в аппарат компании. В перерыве между занятиями ко мне подошел внушительного вида «господин» приблизительно сорока лет и, скорее всего, занявший достаточно высокую должность, с вопросом-утверждением: «А Вам не кажется, что все проблемы у нас из-за того, что в нашей стране - матриархат?». Ошарашено переспрашиваю: «Может быть, Вы хотели сказать — патриархат?». Однако тот стоит на своем. Тогда напоминаю ему, кто у нас в стране по полу президент, подавляющее большинство членов правительства и ответственных работников президентской администрации, депутатов и т.д. «А Слиска?» -радостно возражает он. Напоминаю ему, что «слисок» в Госдуме -7% (см. выше); далее мы с ним не нашли не одной дамы в правлении уже самого «Газпрома» и т.д.

Напомним, как еще в конце 80-х годов будущие теоретики и практики «рыночных реформ» лили слезы по поводу судьбы советских женщин, вынужденных заниматься тяжелой работой (главным образом, обыгрывался образ укладчицы асфальта на дороге), а под этим прикрытием вовсю издевались над «кухаркой», которая (будто бы - по В.И.Ленину) «должна управлять государством». То, что у Ленина высказана прямо противоположная мысль, хорошо показано, например, В.Т.Логиновым («Альтернативы», 1996, № 3), но мы хотели обратить внимание читателей на то, что Ленин писал не только о кухарке, но и о чернорабочем. Однако последний, как мужчина, нынешним идеологам, очевидно, совершенно не интересен. Им важно унизить женщину, не пустить ее не только в управление государством, но и вообще на работу. Забавно, но эти наши горе -политики недавно обрели неожиданного союзника: некий шейх из Арабских Эмиратов в своей проповеди по радио заявил: «Самая главная измена женщины - это не тогда, когда она идет к другому мужчине, а когда она идет на работу!»

Но это не только практика «рыночных реформ» в отношении к женщине. Есть и «научные» обоснования того, что женщина - это исключительно домохозяйка и сексуальный объект.

В настоящее время широко продаются книги руководителя некоего молодежного (!) клуба практической психологии «Синтон» П.П.Козлова, претендующего на роль всеобщего «учителя жизни». Вот некоторые образцы из одного его труда.

«Десятилетиями наше государство старалось внушить женщине, что ее предназначение - высокопроизводительный труд на заводах и колхозных полях, в НИИ и КБ. Это ужасно. И дело даже не в том, что ее заставляют трудиться где угодно, только не дома. Предназначение женщины вообще не в труде. Для мужчины работа может стать смыслом жизни, возможностью наиболее полно себя реализовать, миссия женщины - быть матерью, женой, хозяйкой дома. Это тоже огромный труд, но согласитесь, другого характера».

Беда заключается в том, что мы освободили женщину не от того от чего нужно. Женщину надо было избавить — в нравственном отношении - от тех пут, которые на нее накладывало слишком большое подчинение мужу в купеческом, крестьянском быту. Но от семьи, от воспитания детей ее нельзя освобождать. Семья, безусловно, должна быть материально более обеспеченной - это сразу же позволит матерям больше времени проводить дома, с детьми. Совершенно не нужно женщине совсем уходить со службы, но должны быть такие формы работы, которые занимают два-три часа в день. Чтобы она могла отдавать себя семье».

И какие же такие «работы» предлагал академик? Почтальона, уборщицы? Больше придумать тяжело. И спросил ли он всех женщин, хотят ли они только «отдавать себя семье?». Может они и еще на что-нибудь способны? А кстати, мужчины - они что - к семье вообще не имеют отношения? А женщины - к культуре, науке, производству, политике, образованию?

Уже более десятка лет выработан и активно действует специальный механизм внедрения подобных взглядов в сознание и подсознание наших людей обоего пола. Это то, о чем уже говорилось выше — почти идеология (или «псевдоидеология») - реклама, прежде всего, телевизионная. Сочетание видеоряда с подобранным текстом и музыкой является очень мощным средством давления на психику. Еще в 1997 года в «Альтернативах» мы писали: «Как выглядит в рекламе наша прекрасная половина человечества? Куда проще, чем мужчина: абсолютно глупа и не знает элементарных вещей. Существо она - пассивное, несамостоятельное, сидит дома.

Так что, на самом деле, рекламируется? Только ли товар?

Становится ясно, что «ключевой образ» нашей рекламы — зависимая от мужчины женщина-домохозяйка, содержанка, с которой нечего считаться.

Если же рекламируется серьезный товар, например, телевизор «Рубин», то и тут не упускается возможность указать женщине «на ее место»: аппарат рекомендуют трое мужчин, профессии которых (текст на экране): инженер, журналист, ученый и одна женщина, естественно, домохозяйка.

Есть ли результат этой массированной атаки на психику российских женщин? Надо признать, что кое-чего наши домостроевцы добились. Даже некоторые юные представительницы прекрасного пола приняли эти стереотипы.

Но следует признать, что именно наша «демократическая» и «патриотическая» интеллигенция активно поддерживает идею подчинения женщине под флагом «возврата к семейным ценностям». Известный журналист И. Гамаюнов в марте этого года в «литературной газете, описывая своих крестьянских предков (в таких семьях, естественно, было много детей – нужны были работники для тяжелого, изматывающего труда) мимоходом бросает такую мысль: «может ли нынешняя женщина, вынужденная еще где-то работать, вырастить хотя бы троих – для демографического воспроизводства?».

Чувствуете: «вынужденная» ! , т.е. ее «заставляют», она хочет только «сидеть дома»! Литератор притворяется, что не знает социологических опросов женщин в разных странах, показывающих что таких «принципиальных домохозяек» - лишь от 10% до трети (кстати, и 10-15 % мужчин хотят быть «домохозяевыми»).

Да, наше общество порождает и пестует рабскую психологию. А что нужно рабу? Не торопись отвечать: «свобода». Тот, кто хочет свободы – уже не раб (хотя бы частично). Рабу же нужен еще более угнетенный и забитый раб, которого бы мог унижать так же, как унижают его (помнитẻ Фирса из «Вишневого сада»).

И вот наш раб-мужчина (слесарь-профессор, лекарь-пекарь, писатель-читатель и др.) желает, что бы таким безгласным рабом была женщина. Такая вот массовая паранойя (или, хотя бы, психопатия).

В заключение надо сказать, что только активное противодействие, постоянное разоблачение политико-психологических методов воздействия на наше сознание поможет нам всем, без различия пола и возраста «выдавить из себя раба».