Образование: развивать человека

Автор: Олег СМОЛИН. Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию, председатель общероссийского движения «Образование — для всех».

Два с половиной года действует в стране закон «Об образовании в РФ», принятый с подачи правительства «единороссовским» большинством Госдумы, которому, кстати, здорово подсобила в этом деле и фракция ЛДПР. И закон этот уже успел принести немало бед.

ПРИНИМАЯ ЕГО, депутаты от «партии власти» одновременно отклонили предложенный коммунистами альтернативный проект закона «О народном образовании», в котором были отражены требования профсоюзных, родительских, студенческих, ветеранских организаций, ректоров, профессоров, — то есть всего образовательного сообщества, а также рядовых граждан. В официальном же законе, по нашим расчётам, на каждый шаг вперёд приходится по меньшей мере три шага назад. Стремясь как-то исправить эти его пороки, мы внесли в Госдуму 23 законопроекта, из которых только 3 приняты, 12 — отклонены, а 8 вообще не рассмотрены.

Убеждён, что пора вновь противопоставить правительственному новый курс образовательной политики. До конца января мы планируем завершить работу над таким законопроектом под новым названием «Об образовании для всех». Вот лишь некоторые его отличия от действующего закона и правительственных реформаций в этой сфере.

Финансирование. В 2016 году власти сократят бюджетные расходы на образование, которые не дотянут и до 4% от внутреннего валового продукта (ВВП). Это отодвигает Россию по данному показателю на предпоследнее место среди развитых стран. Мы же требуем в течение трёх лет поднять расходы на образование до 7% от ВВП. И не потому, что так хочется. Просто никому в мире ещё не удалось провести модернизацию страны при меньших затратах на образование. А лучше бы, чтобы на него тратилось, как, например, в 1950-х годах в СССР или как намечено в Бразилии к 2020-му, не менее 10%. Известно, что все «экономические чудеса» всегда базировались на росте финансирования образования. Другого пути нет.

Информационная среда. Современное российское телевидение в большинстве случаев напоминает, говоря словами В. Высоцкого, «ящик для идиота». Мы требуем на уровне страны и регионов воссоздать государственные образовательные каналы и поддерживать деньгами и налоговыми льготами те из них, которые будут создавать просветительские программы. Телевидение вновь должно стать, вспоминая того же Высоцкого, «окном в мир». Кстати, о просветительстве в действующем законе нет ни слова.

Статус педагогов. За последние годы их зарплата немного выросла, однако главным образом за счёт увеличения нагрузки. В среднем учитель проводит в неделю 28 уроков — это более полутора ставок. Такая же ситуация в вузах и колледжах. Педагоги грустно шутят: работаем на полторы ставки, потому что на одну есть нечего, а на две — некогда.

Мы требуем, чтобы за одну ставку (18 часов в неделю, или 720 часов в год) педагог:

— в детском саду, школе или системе дополнительного образования получал заработную плату не ниже средней по региону и стране;

— в колледже (техникуме) — не менее полутора средних зарплат по региону и стране;

— в вузе — не менее двух средних заработных плат по стране и региону.

По пенсионному обеспечению и другим социальным гарантиям педагогические работники должны быть приравнены к государственным служащим. Работа педагогов не менее важна, чем работа чиновников.

Статус студента. В этой части правительственный закон построен по известному принципу: вот тебе три рубля — и ни в чём себе не отказывай! Расчётная студенческая стипендия в вузе сейчас составляет около 13% от прожиточного минимума, тогда как в советское время была 80%, в техникуме — около 4% против прежних 50%. И та в реальных деньгах продолжает сокращаться.

Наши требования:

— социальная стипендия малообеспеченного студента должна быть не ниже прожиточного минимума работающего человека;

— академическая стипендия в вузе — не ниже 80% от прожиточного минимума;

— академическая стипендия в колледже (техникуме) — не менее 40% от прожиточного минимума.

В советское время студенты учились, а некоторые ещё и подрабатывали. Если ситуация не изменится, то студенты нынешние будут работать и лишь «подучиваться»!

Дошкольное образование. Официальный закон отменил льготы по оплате детских садов. Родительские расходы поднялись в среднем на 40—50%, а где-то — и в разы. Мы требуем вернуть льготы: за детский сад обычные семьи должны платить не выше 20% от реальных затрат, а многодетные — не более 10%. Иначе президентский указ о доступности детсадов будет выполнен наизнанку: из-за неподъёмных цен мамы останутся дома, а дети — без дошкольного образования.

Школа. Назову лишь две ключевые идеи, которые, на наш взгляд, нужно реализовать. Первая. Действующий закон не отвечает на главный вопрос: чему учить наших детей? Мы требуем вернуть в школьные стандарты содержание образования и прямо в законе указать набор обязательных учебных предметов. Без этого единое образовательное пространство страны рассыпается как карточный домик. Ведь, например, при переезде в другой регион или даже в другую часть города ребёнок попадает в другую школу, где всё оказывается не так.

Вторая идея касается экзаменов. ЕГЭ сейчас критикуют даже его «отцы-основатели». Рособрнадзор, правда, проводит некоторые положительные преобразования, но очень медленно. Вновь предлагаем дать выпускнику право выбора: сдавать экзамен традиционно либо в форме ЕГЭ.

Сельские школы. Правительственный закон не остановил их ликвидацию. К примеру, к 25 тысячам закрытых ещё до его принятия сельских школ за последние три года прибавилось ещё примерно 3 тысячи, на которые в российской глубинке повесили вечный замок.

Наши требования:

— финансирование сельской школы должно производиться независимо от числа детей;

— её ликвидация или реорганизация возможна лишь в исключительных случаях и только с согласия сельского схода;

— должно быть в полном объёме восстановлено право сельского учителя на бесплатное жильё с бесплатными отоплением и освещением.

Профессиональное образование. Новый закон совершил «благодеяние», объявив начальное профессиональное образование частью среднего. При этом под шумок ликвидированы льготы и гарантии, которые были у учащихся ПТУ.

Мы требуем восстановить для всех студентов среднего профобразования все социальные гарантии и льготы, которые существовали для учащихся ПТУ, включая льготное питание.

Высшее образование. Правительство утвердило невиданную Федеральную целевую программу развития образования, которую правильнее было бы назвать программой разгрома. Она предполагает в ближайшие пять лет закрыть 40% российских вузов и 80% их филиалов. Часть студентов неизбежно окажется на улице. И это в период кризиса!

Мы знаем: в стране ещё осталось небольшое количество вузов, которые лишь торгуют дипломами и которые, разумеется, нужно закрывать. Но система высшего образования должна быть сохранена. Если в СССР в 1930-е годы не открыли бы несколько сот вузов, мы бы проиграли Великую Отечественную войну.

Наши предложения:

— разрешить закрывать или реорганизовывать государственные вузы только с согласия Госдумы;

— вернуть в вузы полноценные выборы ректоров;

— разрешить вузам участвовать в Болонском процессе исключительно на добровольной основе.

Дополнительное образование. Наш подход прост: в рамках только школьной программы многостороннее развитие личности ребёнка невозможно. Поэтому дополнительное образование столь же важно, как и основное. А потому предлагаем:

— учреждениям дополнительного образования предоставить равный статус со школами, колледжами и вузами;

— педагогам дополнительного образования — равный статус со школьными учителями и вузовскими преподавателями.

Образование инвалидов и других лиц с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). В этой части действующий закон проработан довольно хорошо. В нём учтены некоторые наши поправки. Однако даже при этом, по данным минобрнауки, было закрыто более 300 коррекционных учреждений.

Наши ключевые требования:

— право родителей с учётом заключения специалистов выбирать детский сад или школу для ребёнка с ОВЗ — инклюзивную или коррекционную;

— возможность закрытия или реорганизации коррекционного детского сада или школы только с согласия родителей, которое выражено их общим собранием.

Если этого не сделать, инклюзивное образование в стране превратится в профанацию.

Электронное обучение. Во всём мире оно стремительно развивается. В любой из ведущих стран работают десятки электронных университетов. Минобрнауки под видом борьбы за качество тормозит развитие современных технологий. Поэтому наш законопроект снимает бюрократические тормоза и открывает дорогу электронным университетам в России. В противном случае мы проигрываем международную конкуренцию и помогаем Западу (прежде всего США) «откачивать» из нашей страны самую большую ценность — интеллектуальный и человеческий потенциал.

Мы знаем секрет успешной образовательной политики: соединение лучших отечественных традиций с новейшими технологиями. Именно этот «секрет» воплощён в нашем законопроекте.

Новая образовательная политика нужна нам как воздух. А обеспечить её может только новый закон.

Вспоминая восточный календарь, берусь утверждать, что действующая образовательная политика с её тестовой системой и философией мёртвого бюрократического образования способна запросто превратить человека в обезьяну, а вот философия живого образования и основанный на ней закон позволят каждому ребёнку и студенту даже в год Обезьяны развивать в себе человека!